г. «Кубанские новости»: Сегодня начинается цикл интервью с новой командой губернатора Кубани Вениамина Кондратьева. Мы хотим вывести наших героев из чиновничьих кабинетов, чтобы они предстали перед читателями просто людьми – с их радостями, мечтами, сомнениями..." /> Николай Долуда: последний герой | Кубанское Казачье войско

Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Николай Долуда: последний герой

24.11.2015. Количество просмотров: 684

г. «Кубанские новости»: Сегодня начинается цикл интервью с новой командой губернатора Кубани Вениамина Кондратьева. Мы хотим вывести наших героев из чиновничьих кабинетов, чтобы они предстали перед читателями просто людьми – с их радостями, мечтами, сомнениями...

Нам очень приятно, что первым «снимает маску» вице-губернатор Николай Долуда, он же – атаман Кубанского казачьего войска. Он из «стареньких», поэтому довольно часто фигурирует в СМИ, в том числе и на страницах нашей газеты. Но таких откровенных интервью Николай Александрович, пожалуй, не давал ни разу. Мы его за это искренне благодарим!

Николай Долуда – единственный вице-губернатор, кто остался у власти из команды экс-главы края Александра Ткачева. В интервью «Кубанским Николай Долуда – единственный вице-губернатор, кто остался у власти из команды экс-главы края Александра Ткачева. В интервью «Кубанским новостям» он рассказал, как «остаться в живых» при любых жизненных обстоятельствах.

«Не стыдно за свою работу»

– Николай Александрович, в чем ваш феномен?

– Если честно, то я до сих пор не знаю, почему Вениамин Иванович принял такое решение. Мне просто сказали: «С вами продляют контракт». И все, без объяснения причины. Я же не могу подходить к губернатору и уточнять: «Почему другие ушли, а я остался».

– Но сами-то как считаете?

– Наверное, я просто шел правильной дорогой. И тому немало подтверждений. Впервые в истории наш регион стал первым по развитию физической культуры и спорта. Мы признаны лучшим реестровым казачьим войском России (всего в стране их 11, – прим. ред.). В этом году кубанские казаки получили право открывать юбилейный парад Победы в Москве. Это было решение самого президента Владимира Путина. Последний раз казаки шагали по брусчатке Красной Площади в июне 1945-го. Много труда было вложено в тот блок, который я курировал, кроме того, мне приходилось выполнять функции управляющего делами администрации Краснодарского края. И сегодня мне не стыдно за свою работу.

– Неожиданно, но теперь в вашем блоке и загсы. Какие есть проблемы в этой сфере?

– Признаюсь, я еще не слишком глубоко вник в новое направление своей деятельности. Но из проблем, которые лежат на поверхности, – это недостаточное количество отделов в муниципальных образованиях края. Ведь загсы не только регистрируют браки, но и выдают огромное количество справок. Оттого там зачастую очереди. Еще меня поразила статистика по бракоразводным процессам. Только в этом году, к моему великому сожалению, в крае распались 28,5 тысячи семей. Раньше я думал, что у нас разводов намного меньше. Ведь мы – исторически казачий регион, а казачьи семьи всегда были крепкие. И это должно стать примером для остальных семей, проживающих в крае. Надо думать, как можно повлиять на ситуацию.

– Казачий атаман курирует загсы… Не означает ли это, что теперь на Кубани будут жениться по казачьим традициям?

– Не вижу в этом ничего плохого. Тем более, многие семьи уже давно с удовольствием используют обычаи своих предков во время свадебных церемоний. Думаю, в тех станицах, где чтят казачьи традиции, это будет особенно востребовано.

Усы заставил сбрить Ткачев

– Казак. Как много в этом слове: и бравый чуб, и борода с усами, и серьга… Не приходила ли вам мысль сменить имидж, чтобы сильнее смахивать на батьку-атамана?

– В молодости я носил усы. А года четыре назад, будучи в отпуске, решил отпустить вновь. На голове отрастить что-либо уже не удастся (смеется), а вот усы у меня достаточно пышные получаются. Приехал на работу в администрацию, а тогдашний губернатор мне и говорит: «Пока ты, кроме атамана, еще и вице-губернатор, никаких усов!» Ну, я и сбрил, не стал спорить. А вообще, ведь главное не то, как ты выглядишь, а что у тебя в душе и на сердце.

– А я слышала, как вы на сборах отчитываете казаков за их внешний вид…

– Это другое. Есть такое понятие — честь мундира. И казачья заповедь гласит: по тебе судят обо всем казачестве и твоем народе. А если идет казак по улице, а у него штаны с лампасами и белые кроссовки. Или сверху кителя фуфайка надета. Какое впечатление он производит на окружающих? Нельзя выглядеть так, чтобы нас называли ряжеными!

– Кстати, в последнее время все реже и реже это звучит в адрес казаков…

– Да, это так. Но опрятной формой и красивыми словами авторитет не завоюешь. Лишь делами. И я очень рад, что сегодня мы не только опираемся на героическое прошлое своих предков, но и пишем современную историю кубанского казачества. Для меня стала абсолютно понятна душа казаков, когда я попал в Крым вместе с ними. Когда они добровольно, не дожидаясь приказа, оставили свои семьи, работу и выдвинулись к Керченской переправе, чтобы защитить жителей полуострова. За двое суток набралась тысяча казаков-добровольцев. Со стороны Херсона, Одессы, Харькова на нас шли сотни бандеровцев – в полупьяном угаре, вооруженные до зубов. Казаки вырыли окопы в три километра длиною и встали на передовой с оружием в руках. С нами находились всего 25 сотрудников «Беркута», больше некому было прикрыть. Холод, мороз, снег с дождем, сумасшедший ветрище с озера Сиваш. Люди простояли в окопах три недели. Слава Богу, бандеровцы так и не рискнули вступить в бой, а окопались в километре от нас. Кроме того, наши казаки круглосуточно охраняли здание Верховного совета, где находился региональный избирком, здание республиканского правительства, а также занимались охраной общественного порядка в Севастополе и досматривали поезда, прибывающие с Украины. Было несколько попыток захвата избиркома, чтобы уничтожить бюллетени к референдуму. Я потрясен мужеством своих земляков! Это лишний раз говорит о том, что для казака Родина и Отечество – не пустые слова. Какие же мы после этого «ряженые»! А ведь еще тысяча казаков на следующий день выдвинулась к Керченской переправе. И три тысячи находились дома в готовности совершить марш по моей команде.

А вспомнить Крымск в июле 2012-го.

Я прибыл туда в семь утра, а в полдевятого там уже было 500 казаков, которых я не вызывал. А всего на помощь подтопленцам прибыли 5,5 тысячи. Они спасали людей, помогали правоохранителям описывать имущество, защищали дома от мародеров. Не просто же так президент страны, дважды прилетая в Крымск во время потопа, нас благодарил. А патриарх Кирилл 25 отличившимся казакам вручил высшие награды – ордена Русской православной церкви.

Кстати, меня часто критиковали, когда я начал проводить для казаков военно-полевые сборы. Многие были уверены, что казачеству надо идти другим путем – больше петь, танцевать, развивать фольклорную составляющую. Но я считаю иначе. Потому что казак – это, прежде всего, воин. И я хочу, чтобы он таковым оставался. Песнями и танцами народ не защитишь. Безусловно, при этом важнейшим остается изучение истории и соблюдение традиций кубанского казачества.

– «Танцами народ не защитишь», — хорошо сказали. Вы вообще славитесь своими оригинальными выражениями. Самые популярные «нечего здесь устраивать лежбище морских котиков» и «идите помидоры выращивать». Многих уже отправили заниматься растениеводством?

– Пришлось расстаться с 80 атаманами различных уровней. Терпеть не могу пьяниц, болтунов, тех, кто прикрывается казачеством в личных интересах. Кубанскому казачьему войску принадлежит порядка 10 тысяч гектаров земли. Она выделена первичным обществам. Казаки ее возделывают, получают прибыль, которая должна тратиться на самое необходимое: приобретение формы, поддержку наставников, которые занимаются с детьми в школах, на проведение спортивных соревнований, посещение музеев. К сожалению, некоторые атаманы часть денежных средств присваивали. Недавно мы расстались с очередным из них. В ведении общества были три озера, где разводили рыбу. Каждую осень казаки спрашивают атамана: «Где рыба?» Он отвечает: «Нету, мор». И так семь лет. Пока казаки мне не пожаловались. Я, конечно, и им адресовал пару ласковых: что же вы за казаки, если вам семь лет лапшу на уши вешают? В общем, такие, как этот атаман, и отправляются «выращивать помидоры».

"За Аршавина и Павлюченко не отвечаем»

– Николай Александрович, футбольные фанаты меня не простят, если я не задам вопрос о судьбе «Кубани». Что будет с клубом?

– Все будет хорошо. Клуб будет жить, а команда – играть. Руководство края делает для этого все возможное. На сегодняшний день есть определенные трудности с финансированием, но они временные.

– Есть информация, что в следующем году бюджета клуба едва хватит на зарплату двух футболистов – Аршавина и Павлюченко. А зачем нам такие дорогие футболисты, притом что команда все время проигрывает?

– В течение месяца вопрос стабильного и постоянного финансирования клуба будет решен. Это находится на личном контроле губернатора. Что касается дорогостоящих игроков, то администрацию края часто критикуют по этому вопросу. Но ведь не мы их позвали. Их приглашал главный тренер команды, на тот момент Дмитрий Хохлов. Мы его неоднократно спрашивали, а нужны ли «Кубани» эти футболисты? На что получали утвердительный ответ: да они нам необходимы, они те, кто поведет за собой всю команду. Оказалось не совсем так. Но существующий контракт не позволяет через месяц-два его расторгнуть. Он заключается как минимум на год, и решения по составу команды будет принимать главный тренер. Но никак не администрация края.

– Еще спортивные болельщики просили у вас узнать по секрету: остается ли надежда у Краснодара принять у себя чемпионат мира по футболу-2018? Ведь, как известно, многие из российских городов к нему абсолютно не готовы, а у нас есть все, в том числе шикарный стадион?

– Министерство спорта страны знает, что в следующем году в Краснодаре будет введен в эксплуатацию новый стадион – безумно красивый, соответствующий всем требованиям ФИФА, который строит бизнесмен Сергей Галицкий. Однако получить шанс принять на нем чемпионат мира можно лишь в том случае, если какой-то из городов, действительно, не успеет достроить свой стадион. Тогда будут вынуждены искать ему замену. И мы сразу же предложим свои услуги!

– Лично вы какие виды спорта предпочитаете?

– Люблю все игровые виды спорта, там, где не один человек отвечает за результат, а команда, – футбол, волейбол, баскетбол, гандбол. Недавно неожиданно для себя полюбил горные лыжи. Склон горы – это единственное место, где я полностью расслабляюсь, забывая обо всем на свете. Поэтому теперь жду не лета, а наступления зимы. И как только выпадает снег в Красной Поляне, начинаю звонить узнавать, когда можно кататься.

Как в «Офицерах»

– Я заметила, что у вас на телефоне разряжается батарейка. Такое происходит и с людьми. Насколько сейчас заряжена ваша батарея? На что больше всего расходуется энергия?

– Моя батарейка всегда заряжена на 100 процентов. По-другому невозможно. А силы отнимают разборки казаков: то они с атаманом не согласны, то атаман с ними… Казачью демократию никто не отменял. Достать нагайку, покричать, посвистеть – это можно. Но должна быть не махновщина, а прежде всего диалог.

– А в семье у вас казачья демократия? Или слово атамана – закон?

– Супруга – моя боевая подруга. Помните фильм «Офицеры»: курсант училища направляется для прохождения службы в далекий среднеазиатский гарнизон, за ним следует жена Люба. У нас все происходило точь-в-точь, даже супругу зовут Любой. Я оканчивал военное училище с золотой медалью, после чего по распределению должен был ехать служить в немецкий Магдебург. В то время мы были уже женаты, супруга была в положении, снимали комнату у одной милой женщины. И вдруг из тюрьмы возвращается ее сын – каждый вечер у него попойка, в гостях дружки-зэки. Однажды, когда я был на службе, они стали ломиться в комнату к жене. Я попросил командира меня отпустить, чтобы перевезти ее на другую квартиру, но получил отказ. И я ушел в самоволку. Из-за этого я не получил золотую медаль, а вместо Германии был отправлен в Алма-Ату, точнее, в гарнизон в 300 километрах от нее. Люба решила ехать со мной, хотя я ее отговаривал. Помню, как выходим из поезда, а вокруг голая степь и тушканчики, как пенечки, вдоль дороги стоят. И лишь изредка встречаются маленькие домики с крошечными окошками. Спрашиваем у местных: что это? А нам отвечают: здесь живут заключенные, которые работают на каменоломнях. Вот и приехали…

Командир части назвал меня придурком, узнав, что я привез с собой жену. И долго думал, куда же нас селить. Отвез в единственную гостиницу – трехкомнатную квартиру, где, кроме нас, уже проживали 11 офицеров-холостяков. В эту же ночь я познакомился со своими соседями: семейством клопов и молодой парой, которую подселили к нам в комнату в пять утра. А потом мы совершили самозахват кухни и переехали в шикарный угол за умывальником. Так что водные процедуры по утрам я принимал самый первый и мог чистить зубы, не вставая с кровати. За 28 лет моей военной службы мы переезжали 13 раз…

– Что ж, нескучная семейная жизнь…

– Мы и познакомились увлекательно. Будучи курсантом военного училища, я приехал домой в увольнение. У меня был обычай: я забегал, кричал: «Подъем!», а потом мы всей семьей собирались на кухне и пили чай. И вот я залетаю в комнату сестры, кричу: «Подъем!», сбрасываю с нее одеяло. Но под ним не сестра, а… ее подруга. Так я познакомился со своей будущей женой. После такого, сами понимаете, я, как настоящий офицер, был обязан на ней жениться (смеется).

– Кто ваши дети?

– У меня сын и дочь, уже взрослые, бизнесмены. Дочь занимается организацией мероприятий и концертов, в том числе развитием театрально-концертных касс. Сын реализует сельхозпродукцию, причем довольно успешно. Клянусь, оба работают без моей помощи. Уверен, что если бы я когда-нибудь затеял какой-то бизнес, то ничего хорошего из него бы не вышло. Поскольку я ничего в этом не понимаю, более того, испытываю отвращение к подобного рода деятельности.

– А если бы вы не остались в команде Кондратьева, чем бы стали заниматься?

– Ну, дома бы я не сидел – однозначно. Мне периодически поступают предложения. Наверное, если бы ушел в отставку, какое-то из них рассмотрел бы. Еще раз подчеркну, что это был бы точно не бизнес. Скорее, управленческая сфера.

– Однажды вы сказали, что самое страшное в жизни – это предательство. Вам приходилось это пережить?

– Недавно довелось ощутить удар в спину. Дело было в Ейске – это мой любимый город, я являюсь его почетным жителем и всегда ему помогал. Полтора миллиарда рублей направлено на его развитие из краевого бюджета за последние пять лет. Я всегда старался убедить губернатора, что Ейску эти деньги необходимы. На них удалось построить чудесную набережную, несколько спортивных объектов, реставрировать музыкальную школу. И когда на встрече с активом города из зала встал один чудак и стал меня обвинять, я был поражен. Но даже не его словам, а реакции зала – 155 руководителей района сидели и молча слушали, и никто из них не встал и не возразил. Хотя каждый из них знает меня лично, и не один год. Где их честь и достоинство, спрашивал я себя. Не выдержал и сам взял слово. «Я не узнаю вас, земляки! Как вы можете сидеть и слушать это вранье, которое несут специально подготовленные люди?» – обратился я к залу. После чего выступил всего один предприниматель, который сказал, мол, ребята, кого вы слушаете. Кстати, когда-то именно ему я отказал в одном вопросе и этот человек был на меня обижен.

– Николай Александрович, любите ли вы мечтать? Если да, то о чем? Став чиновником, вы не утратили это качество? И, с вашего позволения, давайте помечтаем вместе, какими вы видите те сферы, которые курируете на Кубани, скажем, лет через пять?

– По натуре я – романтик. А все романтики любят мечтать. Я мечтаю… (наш гость задумался, – прим. ред.), чтобы в наш край вернулся казачий уклад жизни, но в его современной интерпретации. Мы перестали уважать старших, здороваться друг с другом, не знаем, как зовут наших соседей. Разве это нормально? Раньше подрастающего мальчишку воспитывала вся станица. Равнодушных не было, каждый мог сделать ему замечание и это не вызывало агрессии со стороны родителей. Мечтаю, чтобы достойно выступали наши обе футбольные команды. Чтобы как можно больше молодых людей занимались спортом.

– А о чем мечтает Николай Долуда – просто человек?

– Хочу оставить после себя как можно больше хороших дел. Чтобы потом, встречаясь с людьми, они не хотели плюнуть мне в спину. Ведь власть – это отнюдь не привилегия. Это испытание. И мое испытание продолжается.

Яна Викулова vikulova@kubnews.ru
Фото: Иван Семенец

Досье «КН»

Долуда Николай Александрович

Вице-губернатор Краснодарского края. Курирует казачество, физическую культуру и спорт, военные комиссариаты, загсы.

Боевой офицер, полковник, 28 лет посвятил службе в Вооруженных силах РФ, из них 10 лет провел на полигонах.

Карьеру в органах власти начал в 1998 году с должности заместителя главы города – руководителя аппарата администрации города Ейска.

Затем был приглашен в администрацию Краснодарского края, где занимал пост заместителя руководителя аппарата, возглавлял социально-производственный департамент. С 2003-го по 2006 год – управляющий делами администрации Краснодарского края. С 2006 года является заместителем главы администрации края.

Награжден орденами Дружбы, «За выдающийся вклад в развитие кубанского казачества», медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени; медалями «За выдающийся вклад в развитие Кубани» I степени, «Герой труда Кубани», «За защиту Крыма» и «За возвращение Крыма», «Патриот России».

В 2009 году присвоен высший чин казачьего генерала. Погоны вручал лично президент страны, тогда это был Дмитрий Медведев.

Блиц-интервью

Каждому герою «Команды» мы предлагаем ответить на пять «КН-овских» вопросов:

– Самый лучший подарок, который вы получали на день рождения?

– Сына. Когда супругу забирали в роддом 9 июня, я ей сказал: «Как хочешь, но роди мне сына на день рождения». А он у меня 10 июня. И она поставленную задачу выполнила. Как настоящая жена боевого офицера и будущего атамана (смеется).

– Кем мечтали стать в детстве?

– Летчиком. Я вырос рядом с аэродромом, бредил авиацией, перечитал кучу литературы, знал все типы самолетов. Но не поступил в летное училище по состоянию здоровья: в тот день у меня оказалось повышенное давление.

– Чему вы больше радуетесь: утру или вечеру?

– Утру. Это самое большое счастье, когда наступает новый день.

– Если ваши близкие начинают укорять, что вы мало времени с ними проводите, какими словами объясняете, почему так получается?

– Говорю, что это моя работа. И они все понимают.

– Ваше любимое блюдо?

– Жареная картошка, яичница, соленый огурец и немного колбаски. Это пища из детства, так кормила меня мама. Безумно люблю борщ. Отлично в нем разбираюсь: могу отличить кубанский от украинского. У нас в семье готовит супруга. У нее все вкусно, кроме супа. Я иногда шучу: «Люба, твой суп даже заключенные не ели бы». Она не обижается и варит борщ, который у нее просто объеденье.


Газета «Кубанские новости» от 21 ноября 2015 года
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Атаман ККВ // Статус и полномочия

Рейтинг@Mail.ru