В Екатеринодар прибыл Александр III (в сопровождении императрицы Марии Федоровны, двух сыновей - Николая и Георгия и многочисленной свиты). Наказной атаман Кубанского казачьего войска генерал-лейтенант Г.А. Леонов представил царским особам руководство города.

Царская семья посетила Александро - Невский войсковой собор, где был отслужен молебен. Затем гости отправились к дому войскового атамана и были встречены почетным караулом из старых казаков - Георгиевских кавалеров.

В.С. Кривенко так описывает пребывание в Екатеринодаре царской семьи 21,22 и 23 сентября: «Их Величества поместились на Красной улице в небольшом частном домике, обыкновенно занимаемом начальником области...

Кубанские казаки принесли Царской семье много разных вещей. Ея Величеству поднесена была серебряная группа, исполненная в мастерской Хлебникова, по рисунку художника Каразина, скульптором Сафоновым. При выборе сюжета художник остановился на изображении тревоги на линии: сторожевой казак заметил неприятеля, по тревоге станичники изготовляются к бою, жены помогают седлать лошадей и подают оружие. Серебряная трехпудовая группа помещена на массивной, из черного мрамора, скале... По поводу вручения войсковой булавы Наследнику Цесаревичу круг назначен на 22 сентября.

С самого раннего утра весь город был на ногах. По главной Красной улице, от областного управления вплоть до собора, поставлены были шпалерами войска и воспитанники местных учебных заведений. В 9 часов утра колокольный звон возвестил о выносе регалий. Войска взяли на караул, музыка заиграла гимн. Шумевшая и толкавшаяся по тротуарам сплошная масса народа мгновенно примолкла, обнажила головы и с благоговением наблюдала за движением процессии.

Шествие открыли урядники с двенадцатью старинными куренными значками; за ними станичные депутаты несли восемнадцать медных куренных перначей и четырнадцать куренных булав. Потом двигался целый лес старых полковых знамен; длинный ряд из 78 заслуженных урядников осенен был остатками этих хоругвей, развевавшихся когда-то над боевыми полками. Вслед за полковыми знаменами отставные офицеры несли пять серебряных перначей и две медные вызолоченные булавы.

Длинная процессия медленно и чинно подвигается к собору: торжественный колокольный звон сливается с звуками музыки, яркое солнце обливает своими лучами редкое по красоте и оригинальности шествие. Вот показываются девять войсковых знамен, пожалованных с 1792 года войску, впереди них несут войсковые серебряные трубы. За знаменами группа офицеров-ветеранов окружила бережно и благоговейно охраняемые войсковые документы: грамоты Екатерины II, императоров Павла I, Александра I и Александра II. Тут же идет кубанский наказный атаман, генерал-лейтенант Леонов; в руках у него - серебряная с позолотой войсковая запорожская булава, переданная после уничтожения Сечи, вместе с другими булавами и перначами, вновь образованному из запорожских «войску верных казаков» (впоследствии Черноморскому). Впереди атамана два штаб-офицера несли другую булаву - железную с золотою насечкою. Вслед за атаманом теснились все кубанские генералы и офицеры, не находившиеся в этот день в строю. Процессию конвоировал пеший отряд казаков с войсковым хором музыки главе. На встречу войсковых регалий, при радостном благовесте, из собора выступил церковный хор. За крестом, хоругвями, певчими и белым духовенством следовали три архимандрита и екатеринодарский епископ Владимир.

Много легло на бранном поле казаков-запорожцев, черноморцев, кубанцев - за крест святой, за веру православную. Вся долголетняя история Сечи, нашего единственного рыцарского ордена, наполнена непрестанною борьбою с мусульманами и католиками. На Кавказе продолжалась все та же старая кровавая борьба с полумесяцем. Казаки отстаивали православие, православие же сберегало их русскую национальность. Внутренний смысл обоюдного единения придает особенно трогательный характер этому встречному движению двух процессий...

Станичные атаманы и депутаты образовали большой круг около церковного намета, устроенного на середине соборной площади. В этот круг и разместились все регалии, генералы и офицеры Кубанского войска.

Вскоре приехали их Величества и Наследник Цесаревич с августейшим братом. Перед императором склонились знамена, и площадь огласилась кликами приветствия. После молебна наказный атаман передал войсковую булаву князю Дондукову-Корсакову, атаману кавказских казачьих войск, а он в свою очередь поднес ее Государю Императору. Его величество поцеловал Цесаревича и вручил булаву ему, как атаману всех казачьих войск... Государь обратился к войсковому кругу с следующими словами: «Я счастлив, кубанцы, что вместе с Императрицей и Наследником приехал к вам. Мне это было желательно давно и наконец удалось. Я уверен, что вы будете служить и Отечеству, и своим царям, как служили прежде, а молодежь кубанская так же храбро и честно, как и старики!»

Их Величества уехали, а громкое казацкое «ура» продолжало еще перекликаться по площади в ответ на царское ласковое слово...»

Источник: Летопись Кубанского казачьего войска: 1696-2006/под общ. ред. проф. В.Н.Ратушняка. – Краснодар: ОИПЦ «Перспективы образования», 2006.