Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Казачья летопись

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
13 апреля
1918 г. Скончался от ран Лавр Георгиевич Корнилов

В эти апрельские дни между отрядами Красной Армии и Добровольческой армией под командованием генерала Лавра Корнилова шли бои за Екатеринодар.

Добровольческая армия вторглась в пределы Кубанской области в начале марта (по новому стилю) 1918 года после отступления с Дона и, продвигаясь на юг, к началу апреля совершила обходной манёвр вокруг Екатеринодара, заняв станицы Кореновскую, Некрасовскую, Рязанскую, аул Шенджий и, наконец, Георгиеафипскую.

Дальнейший план операции белых заключался в следующем: разбить красногвардейские отряды южнее Екатеринодара, внезапным ударом захватить станицу Елизаветинскую, где имелась паромная переправа; переправиться через Кубань и атаковать город. Таким образом, Екатеринодар оказался в опасности.

Переправа через реку Кубань Добровольческой армии, общей численностью не менее 9 тысяч человек, заняла трое суток.

Когда переправа была уже завершена, корниловцы успешно отбили попытку наступления на Елизаветинскую красногвардейского отряда, а затем предприняли атаку, в ходе которой была занята ферма екатеринодарского сельскохозяйственного общества в четырех верстах от города, в здании правления которой разместился штаб генерала Корнилова.

Ферма эта располагалась на высоком отвесном берегу Кубани. С неё отчетливо были видны контуры домов в предместьях Екатеринодара, городское кладбище и Черноморский вокзал (ныне это железнодорожная станция Краснодар - II), впереди которых располагались «длинные неправильные ряды большевистских окопов». Но, даже когда батареи стали перекрестным огнем осыпать ферму и рощу, Корнилов не захотел перевести штаб, не желая удаляться от войск (другого жилья вблизи не было) и, рассчитывая на близкую победу.

Однако этот расчет не оправдался. Бои за Екатеринодар приняли упорнейший характер, на защиту города встало гражданское население, включая женщин и детей. «Были моменты настолько тяжелые, - вспоминал один из защитников столицы Кубани, - что рабочие не выдерживали, на несколько саженей отступали, а противник на несколько минут занимал первые улицы Екатеринодара со стороны кожевенных заводов, но потом рабочие бросались в контратаку и обратно занимали сваю позицию прежнюю».

«Из-за каждого шага бьются, то наши займут их окопы, то они наши, - читаем в воспоминаниях одного из добровольцев. - Они бьются за каждый шаг, отвечая на атаку контратаками...»

Ряды защитников Екатеринодара насчитывали 20 тысяч бойцов. Обе стороны несли большие потери, после четырех дней боя число раненых добровольцев перевалило за полторы тысячи человек.

13 апреля в половине восьмого утра от смертельного ранения, полученного во время артобстрела штаба, скончался генерал Лавр Георгиевич Корнилов. Его гибель предрешила исход боя - в тот же вечер по приказу принявшего командование Антона Деникина Добровольческая армия начала отступление от Екатеринодара.

Факт гибели Корнилова командование особой огласке старалось не предавать, чтобы не спровоцировать панику в спешно отступающих частях.

После панихиды в Елизаветинской гроб с телом Лавра Корнилова был доставлен в немецкую колонию Гначбау, в 50 верстах севернее Екатеринодара, где спустя два дня на рассвете состоялось тайное погребение генерала Корнилова.

«Когда наступавшие отряды Красной Армии заняли колонию, в тот же день, в пятом часу вечера, могила была раскопана, и труп доставлен в Екатеринодар для опознания. Уже по пути следования телеги с телом Корнилова, сопровождаемой красноармейцами, к центру города собралась возбужденная толпа. У гостиницы на Соборной площади, где размещался военный отдел облисполкома, во время опознания разыгрались дикие сцены. Разъяренные люди учинили глумление над трупом, истязали его; по требованию толпы покойника хотели выставить на балкон гостиницы, а затем попытались подвесить к дереву, но веревка, словно не выдержав кощунства, оборвалась...

После тело Лавра Корнилова положили на дроги и повезли за город, при этом, по воспоминаниям очевидцев, сопровождавшие повозку «настолько были обозлены, что труп рубили саблями». На городской скотобойне его облили керосином и сожгли. Сожжение продолжалось трое суток, дабы уничтожить дотла»…

Так Екатеринодар стал свидетелем безжалостного, бесчеловечного самосуда, но - впервые - самосуда над покойником! Толпа мстила мертвому за гибель родных и близких; их души содрогнулись бы от этой мести.

Минул год, и столица Кубани вновь была во власти белых.

13 апреля в ознаменование годовщины со дня гибели генерала Корнилова в Екатеринодаре состоялись поминальные мероприятия. Основная церемония проходила за городом, на ферме у обрыва над Кубанью, где во время боев размещался корниловский штаб. Сюда к часу дня собрались толпы народа: люди шли из города пешком, ехали на извозчиках, на английских грузовиках, специально предоставленных в этот день «для бесплатного пользования публики». Прибыли войска, командование Добровольческой армии во главе с Деникиным, руководители краевого правительства. Были возложены венки, пел войсковой хор. А в небе над фермой кружил аэроплан, и пилот бросал цветы...

На следующий день в здании Первого кубанского реального училища была открыта выставка, посвященная памяти Лавра Георгиевича Корнилова. А в кубанских газетах объявлено о сборе материалов для будущего «военно-исторического музея генерала».

В апреле 1992 года неподалеку от места гибели Лавра Корнилова был установлен памятный знак, а в сентябре того же года - памятник. Он напоминает современникам о событиях, оставивших в истории Кубани кровавую борозду, о человеке, у которого нет могилы, а пепел давно развеян...

Источник: Архив программы Виталия Гапоненко «Взгляд в историю» http://kuban.retroportal.ru/

День назад  [13 апреля] День вперед
Рейтинг@Mail.ru