Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Монография Д. И. Багалея «Опыт истории Харьковского университета (по неизданным материалам)» как источник изучения книжного дела Кубани (Черномории)

19.06.2013. Количество просмотров: 216

Слуцкий Аркадий Иосифович – кандидат педагогических наук,
профессор КГУКИ, г. Краснодар. aiskiev@yandex.ru

Грушевский Дмитрий Владимирович – аспирант Краснодарского
государственного университета культуры и искусств, г. Краснодар


Императорским указом от 24 января 1803 года был создан Харьковский учебный округ. Вслед за созданием округа 17 января 1805 года был открыт Харьковский Императорский университет [2, c. 101–222]. В структуре учебного округа был организован училищный комитет, составленный из профессоров и преподавателей университета и призванный руководить деятельностью образовательных учреждений округа (в том числе, Черномории). Эти кодифицированные вертикальные связи, во-первых, отложились в архивах источниками различных видов, во-вторых, нашли отражение в историографии Харьковского университета.

В настоящих заметках мы коснемся только одного сюжета, попытаемся определить степень влияния Харьковского Императорского университета на процессы формирования книжного дела Черномории в первой трети XIX века. Мало того, мы ограничим круг источников только одним – двухтомным трудом Д. И. Багалея «Опыт истории Харьковского университета (по неизданным материалам)». Труд был опубликован в Харькове в 1894 году (первый том) и в 1904 году (том второй). В 2004–2005 годах он был переиздан.

Дмитрий Иванович Багалей – академик УАН, профессор Харьковского университета, ведущий украинский историк Слободской Украины, ученик В. Б. Антоновича, автор таких трудов как «История г. Харькова за 250 лет его существования» (1905); «Історія Слобідської України» (1918), «Нарис української історіографії» (1923–1925), «Нарис історії України на соціально-економічному ґрунті» (1928) и т.д. Его докторскую диссертацию «Очерки из истории колонизации и быта степной окраины Московского государства» как источник использовал Фёдор Андреевич Щербина при работе на «Историей Кубанского казачьего войска» [12, c. I [4 паг.]]. Библиографический список его прижизненных публикаций насчитывает более 500 названий [1, с. 474–526]. По своим взглядам историк был последователем «украинской документальной школы» [1, с. 60] (автор вступительной статьи к «Избранным трудам» называет Д. И. Багалея «суровым документалистом»), воспринял от В. Б. Антоновича «региональный подход в изучении украинского исторического процесса» [7, с. 13], интересовался исторической географией, источниковедением.

Характер изложения материала в «Опыте…» и структура произведения (собственно, как и в любом источнике) определяют возможности источниковедческого использования. Так вот, «Опыт истории Харьковского университета (по неизданным материалам)» – труд в жанровом отношении своеобразный и «двойственный». Создавая историю университета, историк пользовался неопубликованными архивными материала (Харьковского университетского архива и Архива Министерства народного просвещения). Искушение (знакомое каждому историку, особенно в начальный период изучения какой-либо темы) не пересказывать, а полностью воспроизводить документ пронизывает весь его труд. Редактор и комментатор «Опыта…» замечает: «Книга перегружена подготовительными материалами, прежде всего, длинными выписками из документов и цитатами, которые растягиваются иногда на несколько страниц» [8, с. 26]. Об этом пишет и сам Д. И. Багалей. «Документальный характер моего труда, – настаивает он, – является важной гарантией его достоверности. Содержание это будет отличаться вполне фактическим характером <…>; моя обязанность будет заключаться в группировке и освещении их <фактов>» [2, с. 66]. Правда тут же задается вопросом о жанре: «может ли быть иначе, когда мне одному нужно создавать в одно и тоже время и фактическое содержание «Опыта…», и делать оценку явлений, и разрешать темные или спорные вопросы, т. е. иными словами, давать впервые и историческое повествование и критическое исследование» [3, с. 9]. «Мне делали упреки, – продолжает он, – что я злоупотребляю этими [архивными] выписками. Это, действительно, справедливо с точки зрения широкого круга читателей, – но мне было очень тяжело избежать этого: я знал, что эти найденные мной новые материалы, если их не напечатать (не включить в текст), полностью погибнут для науки, потому что вряд ли кто-нибудь после меня взялся бы за их публикацию». Справедливость этих слов становится особенно понятной сегодня, когда архив Харьковского университета в бoльшей части утрачен [8, с. 27]. Именно большое количество развернутых цитат сегодня представляется достоинством труда Д. И. Багалея. Его цитирование позволяет исследователям познакомиться с ценным археографическим материалом, прикоснуться к первоисточникам.

В труде Д. И. Багалея есть несколько предметных областей, информация о которых представляет интерес для изучения истории книжного дела Черномории: 1) создание при университете цензурного комитета [См. также: 6, с. 15–27]; 2) университетское книгоиздание; 3) библиотечная деятельность университета; 3) библиография трудов университетской типографии. Такое ранжирование достаточно условно. Названные сюжеты между собой связаны самым непосредственным образом. Историко-книжная информация в «Опытах…», с одной стороны, фактографически дополняет наши знания о книжном деле Черномории, с другой, создает условия для более глубокого понимания процессов формирования книжного дела, вписывает их (процессы) в широкий культурно-исторический контекст диалога русской и украинской культуры.

Всякий источниковедческий анализ (а в данном контексте мы рассматриваем труд Д. И. Багалея как источник) предполагает обязательное привлечение к работе документов из разных архивных фондов. Кроме документов Харьковского университетского архива (для нас текстов, включенных в «Опыт…» Д. И. Багалея), кроме фондов архива Министерства народного просвещения (сейчас фонды 732, 733, 744 РГИА), целый ряд первоисточников сохранился, например, в архивном фонде 427 Государственного архива Краснодарского края (Коллекция документов по истории просвещения в Черноморском и Кубанском казачьем войске. 1806–1919 гг.). Скорее всего, аналогичные документы можно встретить в архивах субъектов Российской Федерации, областных архивах Украины тех административных территорий, которые входили в Харьковский учебный округ. То есть, анализ «Опыта…» Багалея не только фактографически дополняет наши знания, но и выстраивает возможный алгоритм поиска этой самой фактографической информации (в том случае, если она (информация) не зафиксирована в анализируемом тексте). Содержательно структуры первого и второго тома практически аналогичны, разница определяется только хронологией: первый том рассматривает начало существования университета (1805–1815), второй – 1815–1835 гг. Можно попытаться, обозначить в каких главах труда Багалея та или иная книговедческая тема представлена наиболее глубоко.

Структура книговедческой информации в труде Д. И. Багалея «Опыт истории Харьковского университета (по неизданным материалам)» (См. приложение к статье)


Направленность и характер образовательных реформ Александра I стимулировали быстрый количественный рост школ – гимназий, уездных и приходских училищ. Создание сложной иерархической многоуровневой инфраструктуры (сети) образовательных учреждений предполагало создание централизованной системы обеспечения учебного процесса учебниками и учебными пособиями. В силу этого Д. И. Багалей, рассказывая об истории университета, должен был уделить внимание и тому, как он (университет) функционально влиял на процесс организации и характер комплектования гимназических и училищных библиотек округа.

Непосредственной характеристики библиотеки Екатеринодарского уездного училища Д. И. Багалея не дает. Это и естественно, в Харьковском округе – 13 гимназий, 64 уездных училища, 71 приходское училище, 15 малых народных училищ, в Черномории – 1 уездное училище, 4 приходских училища (Во втором томе «Опыта…» Д. И. Багалей широко приводит статистику образовательных учреждений Харьковского учебного округа по отдельным административным территориям, отслеживает ее динамику. Приводится и статистика по количеству школ и учащихся в Черномории. В данном конкретном случае приводится статистика 1815 года [3, с. 853].). Историк не в силах уделить внимание характеристике каждой библиотеки. Тем не менее, в тексте «Опыта…» мы находим большое количество информации о принципах и правовых нормах организации учебных библиотек округа, о характере и содержании их централизованного комплектования. Вся эта информация в равной степени касается и округа в целом, и учебных заведений Черномории, без ее знания мы не сможем реконструировать историю школьных библиотек края.

Судя по публикациям, открывающиеся в массовом порядке училища, начинали свою педагогическую деятельность, практически не имея учебных пособий. Такое положение было характерно для всего учебного округа, а не только для Черномории, которая в первой четверти XIX века начала формировать свою социальную инфраструктуру. Не существовало в крае и внутреннего книжного ресурса для обеспечения учебной литературой. Публичных библиотек, которые могли бы помочь учебным заведениям и ученикам, на казачьих землях не было [9, с. 139–152]. Серьезных частных книжных собраний не было тоже, от того и книжных пожертвований в пользу библиотек учебных заведений (как это было в некоторых центральных губерниях России) не предвиделось [10, с. 107–119]. Не было своей периодической печати. Типография, открытая в 1821 году, книг не печатала. Книжной торговли не существовало. Начали появляться книжные собрания при церквях, но и тут, судя по сохранившимся документам, служебных книг хронически не хватало.

Харьковский университет был функционально призван обеспечить гимназии, уездные и приходские училища книгами. В 1805 году в структуре управления учебным округом, как мы уже писали, был создан Училищный комитет, в функции которого входило рассмотрение и рекомендация учебным заведениям книг для приобретения, обеспечение учебниками и учебными пособиями. Уже в 1805 году из Главного правления училищ (структура Министерства народного просвещения) университет для рассылки в учебные заведения округа выписал в два приема учебные книги на 5018 рублей. Кроме того, был заключен договор с харьковским отделением Московского книжного магазина Глазунова (Глазуновы – владельцы книготорговой и издательской фирмы в Москве и Петербурге. Фирма просуществовала до конца 1917 года. Имела филиалы в ряде провинциальных городов) о поставке и рассылке учебников и учебных пособий в гимназии и уездные училища.

Сначала рассылка шла на адреса самого училища или смотрителя. Потом училищным комитетом был поднят вопрос об организации в школах библиотек (как структурных подразделений). В связи с этим Совет университета поручил профессору Тимковскому составить предварительно «примерный» список [книг] для гимназических библиотек, библиотек уездных училищ, для запасных книжных магазинов при гимназиях» [2, с. 970]. Каждый факультет этот список откорректировал по своему профилю и внес в него добавления.

Впрочем, «удовлетворительных» учебников постоянно не доставало, приобрести их в достаточном (для училищ) количестве не представлялось возможным. Директора или смотрители засыпали университет (училищный комитет) письмами с просьбами прислать необходимые для обучения книги. В фондах Государственного архива Краснодарского края сохранилось большое количество писем, просьб, ходатайств смотрителя училищ Черномории протоиерея Кирилла Россинского с просьбами к университету прислать необходимые для учебного процесса книги.

Как только начала работать университетская типография, испытывая постоянную неудовлетворенную потребность в учебниках, университет сам приступил к печатанию необходимых пособий. В отдельных случаях университет заказывал авторам пособия и учебники, оплачивал их печатание и рассылку. Иногда с инициативой выступали профессора университета. Университет (в случае надобности учебников) «с благодарностью принимал их к печати», но печатал уже на средства автора, или на средства привлеченных меценатов.

Достаточно регулярно в университетской типографии печатали свои учебники преподаватели и смотрители уездных училищ и гимназий, тираж которых, как правило, тоже рассылался по учебному округу. Учитель Харьковского училища П. Любовский напечатал «Краткое руководство к опытному душесловию» (Х., 1815), «Опыт логики» (Х., 1818); директор училища Войска Донского А. Попов – «Историю о Донском войске» (т. 1 и 2. Х., 1814 и 1816 гг.), директор Екатеринославской гимназии Мизко – «Речь о влиянии Закона Божия на нравственное образование человека» (Х., 1816); И. Любачинский – «Логику» (Х., 1817); законоучитель Екатеринодарского уездного училища прот[оиерей] Россинский – несколько речей; уч[итель] Есикорский «Опыт исторической очевидности промысла Божия у всех народов и во всех веках(Х., 1822); И. Кулжинский – «Краткую грамматику русского языка» (Х., 1832). Понятное дело, что Багалей не всегда подробен в тексте по отношению к Черноморским реалиям. Указав на издание в Харьковском университете «Речей…» К. В. Россинского, он не упомянул в конкретном фрагменте текста о том, что в университетской типографии были отпечатаны его [Россинского] два учебных пособия «Краткие правила российского правописания». В 1815 году правила напечатаны «иждивением Черноморского войска полкового есаула Игн. Сав. Заславского», в 1818 – «иждивением Черноморского Войска подполковника и кавалера Степана Мироновича Дубоноса».

Уже в те времена в Училищном уставе преподавателям рекомендовалось заниматься изучением родного края, краеведческой работой, привлекать к этой работе учеников. В 1813 году университет разослал, подготовленное учителем Г. Успенским, «Наставления учителям для составления исторических, топографических и статистических записок, согласно 50 § училищного устава».

Примечательно (замечает Д. И. Багалей), что не сохранилось директорских просьб о присылке книг для внеклассного чтения, о комплектовании библиотек научной или художественной литературой. Просили и выписывали только учебники. Комплектование книгами шло раздельно: для гимназий, для уездных училищ, для приходских училищ. Иногда инициативу по комплектованию брал на себя училищный совет университета, иногда предписания поступали из Министерства народного просвещения, иногда книги к приобретению рекомендовались министерским начальством. Можно привести примеры. «Новейшие известия о Кавказе» Броневского, (рекомендована была Магницким попеч[ителю] З. Я. Корнееву, который предписал ее приобрести и гимназиям и училищам), «Богопознание и Богопочтение», «Опыт учебного предначертания для преподавания российскому юношеству греческого языка», «О подражании Христу» Фомы Кемпийского (в рекомендации подчеркивалось, что не только для гимназий, но обязательно и для уездных училищ), «Чтение евангелистов и деяний апостольских», «Ксенофонт и Фукидит», журнал «Христианское чтение» (по предписанию попечителя для всех гимназий и училищ), «Эвклидовы начала», «Курс всеобщей географии» Зябловского [С. 890], «История минералогии», «Полное собрание ученых путешествий по России», «Мысли при чтении посланий свя[ого] апостола Павла» А. Прокоповича, «История государства Российского» Карамзина (по распоряжению попечителя), «Атлас» Пядышева (по настойчивой рекомендации департамента). «Пастырские наставления, каким образом молиться».

«Любопытный инцидент, – пишет историк, – произошел с изданием Копецкого «Христианская ручная книжка». Она была рекомендована к приобретению в библиотеки министром, кн[язем] А. Н. Голицыным и не выписана в <училища> Харьковского округа только по недостатку средств, а преемник по министерству Голицына Шишков сделал секретное распоряжение об изъятии ее из всех библиотек <…>, ибо по рассмотрении духовным ведомством в ней оказались неприличные и грубые выражения, мысли, не согласные с чистым евангельским учением, и произвольные тексты, вообще она могла поселить только соблазн у православного христианина» [3, с. 890–892].

В 1824 году Имп[ераторское] Вольное экономическое общество просило министра народного просвещения предложить приобрести полную коллекцию его издания (71 том) за 150 рублей в библиотеки университетов, гимназий и уездных училищ, причем почетные смотрители этих последних за выписку этой коллекции получали звание членов-корреспондентов Общества. В Харьковском учебном округе было выписано некоторое количество этого издания. В 1821 году получила большое распространение благодаря рекомендации Мин[истерства] нар[одного] просв[ещения] (для раздачи в виде наград ученикам) книга под заглавием «Легчайший способ молиться» [3, с. 891].

Впрочем, по рекомендации министерства книгами не только комплектовались, были рекомендации и по изъятию книг. В 1821 г. была изъята прежде бывшая обязательной для всех училищных библиотек книга «О должностях человека и гражданина» и замена «Чтениями из евангелистов и деяний апостольских», к которой решено было так же прибавить «Исторические чтения из книг Священного писания и Ветхого Завета».

Кроме учебной литературы, Харьковский университет регулярно присылал администрации училищ издания регламентирующих документов и методическую литературу. Губернаторам, архиереям и директорам учебных заведений рассылались, присылаемые из Главного правления училищ, экземпляры уставов разных учебных заведений. В обязательном порядке рассылались журналы («периодические сочинения»), издаваемые Министерством.

Есть ли целесообразность так подробно перечислять названия, присланных в Екатеринодарское уездное училище книг? Есть ли необходимость по материалам труда Д. И. Багалея составлять список рассылаемых по отдельным губерниям и училищам книг? Наверно «да», если учесть, что каталога библиотеки Екатеринодарского уездного училища не сохранилось, что отдельные документы архивного фонда 427 (ГАКК) не дают целостного представления о книжных фондах первой крупной библиотеки на Кубани, что поступление книг из училищного совета (Харьковского университета) было едва ли не основным каналом комплектования библиотеки. Мы глубоко убеждены, что попытка реконструировать каталог, воссоздать содержательную структуру (модель) фонда училищной библиотеки, позволит понять, с одной стороны, основные тенденции формирования книжной культуры края, с другой, характер «педагогических» исканий черноморских педагогов.

Проблема реконструкции каталога – это проблема библиографическая. В этом контексте следует отметить, что текст «Опыта…», кроме всего прочего, содержит интересную информацию к некоторым сюжетам кубанской библиографии. К кубанским библиографическим реалиям Д. И. Багалей обращается в трех случаях: 1) рассказывая о цензурном комитете Харьковского университета, Д. И. Багалей дает список допущенных к изданию литературных трудов, в том числе черноморских авторов [2, c. 385–387]; 2) характеризуя деятельность типографии, по материалам университетского архива и историко-статистических записок К. К. Фойгта [11], историк перечисляет работы, напечатанные в университетской типографии [2, c. 410–415; 3, c. 353–360]; 3) наконец, давая характеристику периодических и продолжающихся изданий, в редактировании и печатании которых Харьковский университет принимал участие, Д. И. Багалей не только рассказывает их истории, но и делает зачастую подробный реферативный обзор. Например, обзор «Украинского журнала» или обзор семи выпусков «Сочинений и переводов студентов Имп. Харьковского университета…» во втором томе Очерков [3, c. 746–759].

Мы проакцентировали эти позиции потому, что во всех названных случаях либо упоминается Черномория, либо рассказывается о публикациях черноморских авторов. С нашей точки зрения, эта информация может быть использована, во-первых, в реконструкции библиографии трудов Кирилла Васильевича Россинского, во-вторых, в уточнении ряд позиций кубанской краеведческой библиографии. Информация, приводимая Багалеем, не исключает ошибок в описании. Это закономерно, потому что историк не ставил себе целью создания библиографического указателя, не просматривал конкретных изданий «de visu», информацию об этих изданиях он получал из материалов университетского архива. Главное то, что информация, опубликованная Багалеем, намечает алгоритм и возможности дальнейшего поиска.

До сих пор нет сколько-нибудь приличного библиографического указателя трудов Кирилла Васильевича Россинского. Существующие два современным библиографическим требованиям не отвечают. Среди них, прежде всего, следует назвать биобиблиографический очерк Б. М. Городецкого [4, c. 337–340 (Есть также отдельный оттиск: Городецкий Б.М. Литературные и общественные деятели Северного Кавказа. - Екатеринодар, 1912.)]. Но Городецкий и не претендует на полноту списка, уточняет, что «печатные произведения Кирилла Россинского ныне составляют библиографическую редкость и в Екатеринодаре <самому Городецкому> удалось достать только <три его> сочинения» [4, с. 339]. Городецкий описывает найденные им сочинения, реферирует их. Второй список трудов просветителя опубликован в монографии М. Ю. Горожаниной [5, с. 304–305], в нем зарегистрировано 10 номеров работ Россинского. Список (с библиографической точки зрения) неточен: некоторые работы названы по несколько раз, в журнальных публикациях не указаны иногда годы, иногда номера журналов, страницы и так далее. Сборник, в котором К. В. Россинский публиковался больше всего, «Сочинения и переводы студентов Имп. Харьковского университета, читанные…» в библиографическом списке не упоминается вовсе. Отдельные журнальные оттиски статей описаны как самостоятельные издания.

В тоже время анализ известных нам публикаций К. В. Россинского свидетельствует, что большая часть трудов К. В. Россинского напечатана либо отдельными изданиями в типографии Харьковского университета, либо в продолжающемся ежегодном сборнике «Сочинения и переводы студентов Имп. Харьковского университета, читанные…». Всего сборников напечатано семь, в трех из них были опубликованы речи К. В. Россинского. Кроме участия в сборниках Россинский в типографии напечатал три отдельных книжечки (брошюры): «Речи и стихи» (Реконструированное полное название: Речь, говоренная в день
торжественного празднования Войском Черноморским при получении Высочайшей грамоты и знамен и освящении оных в городе Екатеринодаре в Войсковой соборной Воскресенской церкви Войсковым Протоиереем Кириллом Россинским 1804 года генваря 3 дня. [C. 1–6]. Приложение: Стихи в день торжественного празднования войском Черноморским при получении Высочайшей грамоты и знамен в городе Екатеринодаре, читанные в публичном собрании благородного сословия 1804 года генваря 3 дня. Сочинены Войсковым протоиереем Кириллом Россинским. [С. 7–14]. Речь, говоренная Войсковым Протоиереем Кириллом Россинским при освящении батареи за рекою Кубанью на Черкесской стороне пониже Екатеринодара в десяти верстах устроенной под командою Графа Льва Рошошуара [15–16]. - Харьков, в университетской типографии, 1810. – 16 с. (Это издание представляет собой сборник трех текстов К. В. Россинского. Кроме титульного листа, есть один шмуцтитул «Стихи в день…», который очень часто воспринимается за титул и ложится в основу описания. В различных указателях издание отражено под разными названиями или как несколько разных изданий).) (условное название по цензурному списку произведений дозволенных к печати) и два указанных издания «Кратких правил российского правописания». Все харьковские издания Россинского описаны в «Опыте…» Багалея, представляют информацию для уточнения библиографии трудов кубанского просветителя. В отдельных случаях мы встречаем абсолютно новую и неизвестную прежде информацию: о тиражах издания. Так «Речь, говоренная в день торжественного празднования Войском Черноморским при получении грамоты и знамен прот[оиереем] Росинским, 16 стр.» отпечатана большим для Черномории тиражом – 1053 экз[емпляров] [2, с. 412], «Краткие правила российского правописания» – тиражом 600 экз. Встречается информация о черноморцах– пренумерантах (подписчиках) на издания харьковского университета, которая позволяет представить себе круг читателей Черномории, дать представление о наличии в Черномории частных книжных собраний.

В настоящих заметках мы не могли, да и не ставили своей целью, подробно охарактеризовать возможности использования труда Д. И. Багалея в работе над историей культуры и образования Черномории. Мы не коснулись статистики образования, богато представленной во втором томе, воспроизведения записок о ревизии учебных заведений Черномории, свидетельств об образовательных хлопотах Кирилла Васильевича Россинского, публикации воспоминаний выпускника Харьковского университета и учителя Екатеринодарского училища Ивана Сбитнева и так далее. Нам важно было обратить внимание исследователей истории кубанской культуры и образования на необходимость источниковедческого использования в своей работе, во-первых, непосредственно труда Д. И. Багалея, во-вторых, и других работ по истории Харьковского университета, с которым в разные годы кубанской истории сотрудничали и были связаны Яков Герасимович Кухаренко, Прокофий Петрович Короленко, Василий Семенович Мова (Лиманский) и многие другие.

Источники и литература

1. Багалій Д. Автобіографія // Багалій Д. Вибрані праці. Т. 1. Автобіографія. Ювілейні матеріали. Бібліографія. - Харків, 1999.
2. Багалій Д. Вибрані праці. Т. 3. Опыт истории Харьковского университета (по неизданным материалам). Ч. 1. (1802–1815 гг.). - Харків: Видавництво НУА, 2004.
3. Багалій Д. Вибрані праці. Т. 4. Опыт истории Харьковского университета (по неизданным материалам). Ч. 2. (1815–1835 гг.) - Харків, 2005.
4. Городецкий Б.М. Кирилл Васильевич Россинский (1775–1825) // Кубанский сборник. Т. XVIII. Екатеринодар, 1913.
5. Горожанина М.Ю. Просветитель Черномории Кирилл Россинский. - Краснодар, 2005.
6. Гринченко Н.А. История цензурных учреждений в России в первой половине ХIХ века // Цензура в России: история и современность. Сб. науч. статей. - Вып. 1. - СПб., 2001.
7. Кравченко В.В. Д.I.Багалій в світлі і тіні своєї «Автобіографії» // Багалій Д. Вибрані праці. Т. 1. Автобіографія. Ювілейні матеріали.Бібліографія. - Харків, 1999.
8. Кравченко В.В. Харківський університет, В. Н. Каразін і Д. I. Багалій (короткий історіографічний нарис) // Багалій Д. Вибрані праці. Т. 3. Опыт истории Харьковского университета (по неизданным материалам). Ч. 1. (1802–1815 гг.). - Харків: Видавництво НУА, 2004.
9. Общественные библиотеки на Юге // Основа. - 1861. - Июль.
10. Слуцкий А.И. Некоторые аспекты периодизации истории дореволюционного провинциального книжного дела (на материалах Кубанской области) // Книжное дело в России в XIX – начале ХХ века: Сб. науч. статей. - Вып. 13. - СПб, 2006.
11. Фойгт К.К. Историко-статистические записки о Харьковском университете от основания университета до 1859 года. - Харьков, 1859.
12. Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. - Т. 1. [Репр. 1992]. - Екатеринодар, 1910.


Источник: Кубань-Украина: вопросы историко-культурного взаимодействия. Выпуск 4. / Сост. А. М. Авраменко. – Краснодар – Киев: «ЭДВИ», 2010. – 340 с., ил.

Составители сборника выражают благодарность за финансовую поддержку:
- директору ФГУП «Краснодарское ПрОП» Игорю Юрьевичу Кожевникову,
- учредителю ККОО «Содружество Кубань-Украина» заслуженному тренеру России Владимиру Николаевичу Красноштанову,
- профессору Краснодарского государственного университета культуры и искусств, Заслуженному работнику культуры Кубани и Украины Виктору Кирилловичу Чумаченко.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Казачьи СМИ // Книга. Книговедение

Рейтинг@Mail.ru