Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

«Провинциальные братья»: первые шаги кубанской прессы

16.05.2013. Количество просмотров: 572

150 лет кубанской журналистике

«МК» на Кубани» открывает серию публикаций в рамках празднования Года кубанской журналистики. Напомним, что 150 лет назад — 30 марта 1863 года — вышел в свет первый номер «Кубанских войсковых ведомостей», ознаменовав рождение журналистики в регионе.

Об основных вехах в истории кубанской прессы рассказывает завкафедрой факультета журналистики Кубанского государственного университета — профессор Юрий Викторович Лучинский.

«Губернские ведомости». Для российской провинциальной прессы — страница особая. Слегка позабытая, но при этом более чем значимая. Ведь долгие годы только так называемый «официоз» и освещал «нужды» того или иного края.

Цензура и «Ведомости»

«Губернские ведомости» стали появляться в российской провинции в конце 1830-х годов. Вначале как эксперимент в шести губерниях. Затем — повсеместно.

И везде — по одной модели. Жестко регламентированной, но весьма эффективной.

Газета делилась на две части, а точнее — на два отдела.

«Официальный», где печатались распоряжения администрации, и «неофициальный», предназначенный в основном «для материалов по местной истории, географии, этнографии и статистике».

Согласно «Уставу о цензуре и печати» надзирать за неофициальной частью должен был вице-губернатор или специально назначенный губернатором чиновник.

Но чиновник не простой, а (обратите особое внимание), «получивший образование в высших учебных заведениях или иным способом приобретший основательные в науке сведения, достаточно ознакомленный с историческим развитием и современным движением отечественной или иностранной словесности».

Над «приобретшим основательные в науке сведения» стоял (в нашем случае) Кавказский цензурный комитет. А из Санкт-Петербурга наблюдало еще и Главное управление по делам печати.

Если хоть одну из этих инстанций что-то в публикациях местной газеты не устраивало, то могли и предупреждение вынести, и редактора неофициальной части должности лишить.

Поэтому ухо редакторское надо было держать востро, от программы издания не отступать, а от лишнего или крамольного воздерживаться.

Да что там воздерживаться — поди открой еще эти «Ведомости».

Идея атамана Филипсона

Генерал-лейтенант Георгий Иванович Филипсон, последний наказной атаман Черноморского казачьего войска и герой множества военных кампаний, жил трудами не только ратными.

Он прекрасно понимал, что Кавказской войне рано или поздно придет конец, а жизнь мирную в новом краю устраивать надо. Много думал о развитии судоходства на Кубани, и даже колесный пароход в 25 лошадиных сил из Англии выписал.

Газета для описания примет новой жизни — вещь просто необходимая.

Так появилась идея выпуска первой местной газеты. Нужные бумаги отправились в столицу, в департамент военных повелений. Департамент в итоге упразднили, но газету открыли.

13 апреля 1858 года император Александр II утвердил Высочайший указ за № 33015: «Об учреждении при исполнительной экспедиции Черноморского казачьего войска особого газетного стола для издания «Черноморских Войсковых Ведомостей».

Военный Совет постановил «учредить при исполнительной экспедиции Черноморского казачьего войска в ведении асессора оной, особый газетный стол для издания «Черноморских Войсковых Ведомостей».

Правила, установленные по изданию губернских ведомостей в Российской империи применить и к «Черноморским Войсковым ведомостям».

Почему «Черноморским войсковым»? Да потому, что до создания Кубанской области оставалось еще два года.

Что для газеты надобно

Для издания новой газеты было предписано:

«В состав газетного стола определить одного редактора, управляющего столом и четырех писарей:

двух старших и двух младших низшего оклада, назначив содержание:

редактору:

а) жалования по сто семьдесят одному рублю сорока пяти коп;

б) столовых по сто пятидесяти руб. и квартирных по сто руб., а всего по четыреста двадцати одному руб. сорока пяти коп. серебром в год, а писарям одно жалование: старшим по пятидесяти руб. двадцати коп. и младшим по двадцати восьми руб. шестидесяти коп. серебром в год».

Время было военное, и найти редактора — не так уж и просто.

Но и это в царском указе предусмотрено:

«Дозволить местному начальству Черноморского казачьего войска в случае затруднения в замещении должности редактора лицом войскового происхождения, определить в эту должность иногородних, присвоив в сем случае редактору класс должности IX по мундиру IX, разряд для пенсии VIII и предоставив ему все права и преимущества по службе».

Скоро сказка сказывается...

Можно и указ издать, и правила прописать.

Но от задуманного до решенного сменилось не одно начальство. Начиналось при Георгии Ивановиче Филипсоне, продолжилось при Николае Ивановиче Евдокимове и Николае Агаповиче Иванове, а завершилось при Феликсе Николаевиче Сумарокове-Эльстоне.

При Николае Агаповиче Иванове, наказном атамане не Черноморского казачьего войска, а Кубанской области, удалось подыскать кандидатуру на должность редактора неофициальной части «Кубанских войсковых ведомостей».

Им оказался Георгий Яковлевич Есаулов, родившийся в семье хорунжего из дворян Кубанского казачьего войска по одним данным в 1837-м, по другим — в 1833 году.

За счет Кубанского казачьего войска Георгий Яковлевич получил образование в Ставропольской классической гимназии — первой мужской гимназии на Северном Кавказе, лично открытой Николаем I и считавшейся одной из лучших в России.

При гимназии были открыты специальные классы, готовившие юношей после выпуска для поступления в университет. Один из них, по всей видимости, и закончил Есаулов, так как смог продолжить обучение в Московском университете, полный курс которого «со званием действительного студента» окончил в 1862 году.

К способному выпускнику присмотрелись в канцелярии наказного атамана. Поступило соответствующее предложение, и 18 августа 1862 года Георгий Яковлевич Есаулов «в службу вступил в Кубанское войско редактором войсковых ведомостей» и «произведен в урядники со старшинством».

Великий князь и неспешная сенсация

Между назначением редактора и выпуском первого номера прошел почти год.

И ускорило выход газеты событие значимое — посещение Екатеринодара Наместником Кавказским и командующим войсками Кавказского военного округа, Великим князем Михаилом Николаевичем.

Основная тема первого номера «Кубанских войсковых ведомостей»:

«Приезд 21 февраля в город Екатеринодар Его Императорского Высочества Михаила Николаевича. Осмотр войсковых учреждений. Обед от Екатеринодарского дворянства. Пожертвования Его Высочества по пятьсот рублей в пользу бедных и Екатеринодарского уездного училища. Отъезд 22 февраля утром вниз по Кубани в Крымское укрепление».

Вины редактора в том, что «сенсационная новость», сообщенная в первом номере, запоздала более чем на месяц, не было. Все дело — в несвоевременном получении шрифтов войсковой типографией.

Но разве можно было начинать официальную газету с иной новости?

Итак, в субботу 30 марта (по старому стилю) 1863 года кубанский читатель впервые увидел стартовый номер местной газеты.

Впрочем, в первые годы своего существования «Кубанские войсковые ведомости» оперативностью не отличались — выходили раз в неделю по субботам, заполняясь в основном перепечатками из «Русского инвалида», «Современного слова», «Северной пчелы», «Кавказа» или «Киевского телеграфа».

«Мы, кубанцы, народ отдельный»

Второй номер «Ведомостей» начался с программной статьи редактора.

Георгий Яковлевич ставил задачи:

«Все мы, проникнутые любовью к родному краю своему, должны стремиться к одной общей задаче, — это к возможно полному собранию достоверных материалов для изучения быта и местных потребностей; мы должны дорожить каждым словом, каждым случаем, которые хотя несколько бросают свет на разнообразное состояние современного общества, должны прилежно поддерживать всякое доброе начало, появляющееся на нашей почве».

Размышлял об особом пути кубанской прессы:

«Мы, кубанцы, народ совершенно отдельный, должны иметь собственный свой говорящий орган, а не пересаживать все делающееся у нас на чужую почву, должны его «как что-то родное» самостоятельно разводить и поддерживать, тогда только и принесет он свой плод. Нет нужды, что в предпринимаемом нами труде найдутся ошибки; они неизбежны везде, особенно еще при первых начинаниях; зато впоследствии общий труд наш принесет незабвенные услуги русской истории, русскому просвещению и вообще русской народности».

С появлением «Войсковых ведомостей» Кубанский край вступает в новый период, над которым будущий историк этого края с охотою остановится, с любовью разберет его подробнее; с этого времени представляется нам, кубанцам, самый удобный случай обратиться к своему внутреннему строю, позаботится о внутреннем порядке и развитии. Чрез познание самих себя, что опять невозможно без беспристрастного и терпеливого изучения самих себя, — мы и можем только идти прямым путем самосовершенствования и смело располагать силами».

И обращался с посланием к журналистскому сообществу России:

«Но, прежде чем выступить в свет, мы обращаемся к столичным журналам и газетам с просьбою принять нас с участием, а вас, — провинциальные братья, — губернские ведомости, просим принять в число деятелей на пользу современного просвещения».

На ниве просвещения

С редакторскими обязанностями Георгий Яковлевич Есаулов справлялся неплохо, и 31 августа 1863 года был произведен в хорунжие.

Однако 18 мая 1864 года он подал просьбу об увольнении с поста редактора и перешел на должность учителя географии в Мариинское женское училище Кубанского казачьего войска.

Три года он преподавал в училище географию, русский язык и словесность, время от времени помещая статьи по вопросам образования в своей бывшей газете.

1 марта 1867 года «вследствие распоряжения училищного совета, основанного на предложении начальника Кубанской области», он был «допущен к временному исправлению должности Инспектора Мариинского женского училища».

«Кубанские войсковые ведомости» внимательно следили за карьерными успехами первого редактора, вовремя сообщая о служебных перемещениях, очередных чинах и наградах.

Преподавательская же судьба то забрасывала Есаулова в Закавказье, где «для пользы службы» он исполнял «должность Штатского смотрителя Ахалцыхского Уездного училища», то возвращала на Кубань в Лабинскую (Майкопскую) горскую школу на должность вначале смотрителя, затем — заведующего.

Он даже был избран почетным мировым судьею Лабинского округа, что говорило о несомненном авторитете Георгия Яковлевича, но пришло время задуматься о пенсии.

Пенсионные хлопоты

Архивный текст звучит куда лучше журналистского.

Из рапорта от 27 мая 1888 года:

«Смотритель Майкопской горской школы Коллежский Асессор Георгий Есаулов, принадлежащий к сословию Кубанского казачьего войска, как видно из формулярного о службе его списка, к 9 апреля текущего года прослужил в должностях:

1) редактора войсковых ведомостей — 1 год и 9 месяцев;

2) учителя Мариинского Кубанского женского училища — 6 лет 1 месяц и 19 дней;

3) штатного смотрителя Ахалцыхского уездного училища — 4 года 10 месяцев и 15 дней;

4) в настоящей должности — 12 лет 9 месяцев и 12 дней, а за исключением отсюда одного года и девяти месяцев, прослуженных Есауловым в должности редактора войсковых ведомостей, — 23 года 9 месяцев и 12 дней.

Если же принять во внимание, что служба Есаулова в должности штатного смотрителя Ахалцыхского уездного училища 4 года 10 месяцев и 15 дней, на основании ст.II, п.9 Высочайше утвержденного 13 июня 1886 года Мнения Государственного Совета об особых преимуществах гражданской службы в некоторых местностях Империи, должна быть принята в срок за выслугу пенсии за 6 лет 1 месяц и 3 дня, то всей службы Есаулова по учебному ведомству Министерства Народного Просвещения составится 8 апреля текущего года ровно 25 лет, — срок, дающий ему право, как уроженцу Кубанского казачьего войска, на получение пенсии, в размере полного оклада, присвоенного занимаемой им должности Высочайше утвержденным 20 октября 1859 года Уставом и штатом о горских школах, т.е. по 550 руб. в год».

Умер Георгий Яковлевич Есаулов почти сразу по «исхлопотании себе пенсии» — 3 декабря 1888 года, навсегда войдя в историю кубанской журналистики в качестве первого редактора первой газеты.

P.S. Внести свою лепту в освещение истории кубанской журналистики можете и вы, дорогие читатели. Присылайте материалы на электронный адрес: kov1863@mail.ru с пометкой «Год кубанской журналистики».

Материал с сайта http://kuban.mk.ru

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Казачьи СМИ // История печати

Рейтинг@Mail.ru