Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

«Украинский вопрос» на страницах Екатеринодарской газеты «Кубань» в 1905–1907 гг.

10.05.2013. Количество просмотров: 646

Хохлач Юлия Леонидовна,
соискатель Кубанского государственного университета,
г. Краснодар h-j-l79@yandex.ru

Ежедневная газета «Кубань» братьев Филипповых «прожила» хоть и короткую (1905–1907 гг.), но очень интересную и насыщенную жизнь. Буквально с первых номеров, а выход в свет нового периодического издания практически совпал с появлением Манифеста 17 октября, «Кубань» активно включилась в ход общих политических и идеологических дискуссий, захвативших российское общество» [5, с. 39].

Подробно касаясь в своих материалах политической жизни России, «Кубань» ставила на обсуждение и национальные проблемы, существовавшие в империи. 1906 год для газеты стал с точки зрения количества материалов на национальную тематику наиболее плодотворным. Особенно чутко «Кубань» относилась к «украинскому вопросу». Публикациями по этой тематике всячески демонстрировалась вовлеченность в социально-политическую жизнь Екатеринодара. А для кубанских украинцев газета стала настоящей трибуной для выражения своих политических и национальных идей. Их публикации можно смело отнести к разряду политической публицистики, появление которой свидетельствовало о начале «качественно нового этапа в развитии кубанской прессы» [5, с. 37].

Что касается развития непосредственно украинского движения в Российской империи, то «освободительное движение в короткий промежуток 1905–1907 гг. дало украинцам свободу от специальной цензуры, прессу, расширение рамок литературной работы, попытки организованной общественной деятельности в сфере народного просвещения» [1].

Главным проповедником и пропагандистом «украинской» темы в «Кубани» был Степан Иванович Эрастов (1856–1933). Уроженец Екатеринодара, журналист и общественный и политический деятель, он стал одним из первых кубанцев, кто поставил на рельсы работу по пробуждению национального самосознания казаков. В 1906–1907 годах на страницах «Кубани» вышла одна статья – «О политических течениях» и одна заметка – «Украинская пресса» Эрастова под известным исследователям псевдонимом (С.) Закубанский (Зак-ий).

Статья Эрастова «О политических течениях» стала первой и во многом программной публикацией, открывавшей на страницах газеты «Кубань» «украинскую» тему. В ней впервые прозвучали такие слова как «автономное начало», «национальные права», и даже «шовинизм господствующих наций» и другие. В ней также впервые открыто высказывалась мысль об особости Кубанской области, прежде всего, в силу этнического происхождения большинства её населения. Этот факт давал Эрастову основание для противопоставления области центру: «Кубанская область населена по преимуществу одним украинским племенем. Естественная иммиграция ее исходит из губерний Полтавской, Харьковской и других. Поэтому все: и историческое прошлое казачества, вышедшего из знаменитого Запорожья, и этнографическая родственность и общность экономических интересов обоих районов, как землевладельческих – неминуемо должны, по нашему мнению, привести наш край к большой близости и тяготению к Украине, чем в Великороссии» [3].

Указывая на естественную общность жителей Украины и Кубанской области, Закубанский (Эрастов) далее констатировал: «Какие бы меры к «обрусению» не принимала бюрократия, как бы глубоко не развратил милитаризм народный дух, последний не умирает и национальное самосознание неизбежно должно воспрянуть со всей силой рано или поздно». И продолжал: «поэтому мы считаем необходимым познакомить наших читателей с программами политических партий, организовавшихся и действующих в нашей метрополии — Украине» [3].

От Закубанского читатели узнают о существовании пяти украинских политических партий, среди которых, по мнению автора, самой крупной и влиятельной является партия конституционно-демократическая. Автор вкратце даёт платформу украинских кадетов. В ней наряду с пунктом о федеративном устройстве России по этническо-территориальному принципу значится пункт об автономии Украины.

В том же месяце, в январе 1906 года, на страницах «Кубани» появилась новая заметка Эрастова, посвящённая украинской прессе. Рассказу о появившихся недавно украинских изданиях, предшествует довольно смелое предисловие. В ней с прежней силой зазвучали слова об обрусительной политике русского правительства: «Из станиц к нам часто обращаются с запросами, – коснулось ли освободительного движение "украинского языка в школе и печати" и что в этой области стало возможным. Что до школы, то "улита едет – когда-то будет", учителя наши до сей поры были главными правительственными агентами по проведению обрусительной политики и народолюбство в разных сферах могут только воспринять после соответствующих циркуляров. Но в области печати кое-что явилось. Украинская интеллигенция пытается воспользоваться теми намеками на свободу, которую с большими усилиями и громадными жертвами вырываются у Петербургской бюрократии, и реагирует стремлениями к издательству многочисленных газет и журналов» [4].

Назвав список украинских изданий, Закубанский закончил заметку следующими словами: «Конечно, желательно, чтобы наша окраина Кубанская область не осталась чуждой своей "метрополии – Украине" и чтобы органы на украинском языке нашли широкое распространение среди казачьего и иногороднего населения на Кубани» [4]. Как известно, сам автор этому активно способствовал. В том же 1906 году лидер кубанских украинцев основал в Екатеринодаре Кубанское просветительское общество «Просвіта».

Для полноты информации добавим, что пропагандой украинской литературы, организацией гастролей украинских театральных трупп Эрастов начал заниматься сразу после возвращения в родной город. В начале XX века после ужесточения национальной политики, ему пришлось перейти к нелегальным методам. В частности, в 1902 году в Екатеринодаре Эрастов организовал местное отделение Революционной украинской партии (РУП) – Черноморскую Громаду.

Только летом в 1902 г. на Кубань переехало десять исключённых из Полтавской семинарии учеников, в том числе С. Петлюра, П. Ткаченко, П. Понятенко, П. Капельгородский и другие. На приглашение Эрастова и его единомышленников отозвались известные литераторы, которые связали свою жизнь с казачьим краем: Я. Жарко, Г. Доброскок, В. Самойленко, В. Потапенко, Анна Супруненко, О. Лисовский и другие. Как писал Эрастов, «организация вышла сильная, с большими деятелями, и работа закипела» [8, с. 53–57]. В этой связи газета «Кубань» стала, пожалуй, единственным общественно-политическим изданием в области, в которой участники украинского движения могли открыто обсуждать те или иные действия русских властей в отношении малороссов. После заметок Эрастова в 1906 году в газете появились публикации его единомышленников – Г. Доброскока и В. Потапенко.

Гавриил Васильевич Доброскок (1876/78 – 1939), уроженец Харьковской губернии, драматург, писатель и общественный деятель, в начале 1900-х переехал в Екатеринодар. С 1904 по 1917 год он заведовал городской библиотекой им. А. С. Пушкина. Кстати, именно с 1904 года, как показывают списки украинских авторов, наиболее востребованных абонентами библиотеки, интерес кубанцев к малороссийским писателям и поэтам стал заметно расти. Самыми популярными были: И. Карпенко-Карый, М. Кропивницкий, М. Старицкий, И. Котляревский, Т. Шевченко, Б. Гринченко, Г. Доброскок, П. Кулиш и другие [6, с. 332]. «Кроме книг Пушкинская библиотека выписывала и украинскую периодику: газеты «Киевская газета», «Киевская мысль», «Киевские отклики», «Утро»; и журналы: «Киевская старина», «Записки Наукового Товариства им. Шевченка», «Літературно-науковий вiстник», «Украинская жизнь» [6, с. 333].

В феврале в преддверии очередной годовщины рождения Тараса Григорьевича Шевченко, газета поместила весьма эмоциональную заметку Г. Доброскока, посвящённую памяти великого украинского поэта. В ней автор, в частности, подчеркивал, что устами поэта в своё время заговорил сам украинский народ и заявил миру о том, как богат и звучен его язык, как содержательна его история, как своеобразна и интересна вся его духовная история. Как бы обращаясь к самому Шевченко, Доброскок писал: «И с каждым годом твои поминки происходят все величественнее и торжественнее и недалек тот день, когда в наше темное село, к нашим незрячим младшим братьям, за которые ты так много страдал, упадет луч света, прорвется туда наука и выступят они на великий путь духовного и культурного возрождения. Тогда каждый год, 26 февраля будут исправлять твои поминки не одни лишь интеллигенты, а целых 30 миллионов украинского населения. 30 миллионов украинцев 26 февраля в один голос скажут: «Осанна тебе великiй из великих! Осанна тебе, славный Тарасе! О, недалек тот день! Он уже недалек» [2].

Следует сказать, что несколькими месяцами ранее, в декабре 1905 года прямо в редакции «Кубани» Доброскок был арестован на 10 дней за написание и публикацию святочного рассказа «Предсказание Марка Проклятого». Под давлением общественности он был освобождён. На забаву читателям он тут же сочинил фельетонную трилогию, которую газета полностью опубликовала в нескольких номерах.

Развивая на своих страницах «украинскую» тему, «Кубань» публикует большую статью о положении в России малороссийского языка. Под псевдонимом Черномор скрывался уже известный на тот момент украинский драматург и журналист Вячеслав Афанасьевич Потапенко (1863–1937). До 1904 года он работал в новороссийской газете «Черноморское побережье». А уже в сентябре 1906 года Потапенко стал издателем и редактором ежедневной общественно-политической и литературной газеты «Новая Заря».

Вспоминая прежние неудачные попытки отстоять право 28 миллионного народа писать и читать на родном языке, автор подчеркивал: «В настоящее время, когда политический горизонт начал как будто проясняться, мы вправе сказать в защиту украинского языка несколько слов» [7]. Далее он возвращается к предыстории старого спора о происхождении украинского языка: «До того министерству хотелось искоренить ненавистный им украинский язык, до того юг не давал им покоя, что оно, зная, хотя бы по жалкой истории Иловайского о существовании украинского народа – силилось не признавать его собственного языка и навязывать ему язык россиян. Другой же лагерь бюрократов, не желая слышать упреков "в полном невежестве" – признавало за "Малороссами" не самобытный язык, а лишь наречие, происшедшее от искажения российского языка, части польского, с примесью татарских слов» [7].

Не признавая ни одну из озвученных теорий, автор настаивал, что украинский язык – самобытный: «Если есть народ – то и есть собственный язык, будь это латыши, чехи, россияне, украинцы – все равно» [7]. Следующим аргументом в пользу украинского языка стало существование украинской литературы. В статье подчеркивалось, что появление в 1898 году трёх книг изящной литературы под заглавием «Вiкъ», не прошло незамеченным для польских, чешских, английских и даже российских критиков. Одним словом, не замечать факт существования самобытного языка уже было невозможно: «В настоящее время в Галиции, во Львове на украинском языке читаются лекции, чего домагается Украина — если не для университета, то обязательно для народных школ, что необходимо для развития духовных сил Украины. В настоящее время как на Украине, ровно как и в России, издаются украинские журналы, газеты, в Вене печатается Евангелие, в Германии на немецком языке журнал, программа которого состоит — писать только про Украину. В Швеции читаются лекции об украинском языке» [7].

Как драматург, Потапенко не мог не сказать об украинском театре – молодом, но по его словам, считающимся наряду со шведским – первым народным театром в мире. Закончил статью он такими словами: «Украинский язык, предъявивший сейчас требования об автономии и школах на родном языке, вправе ответить на слова министров: "украинского языка не было, нет и не может быть" – на украинском же языке, сейчас понятном для господ министров, а именно: "Панове министры були i зараз е, а чи будут вони i пiсля державноi Думи – се не вiдомо!"» [7].

В марте газета «заговорила» по-украински. Новая рубрика «Из украинских газет» появилась в газете-дублере «Кубани» – «Привольном крае». Но это издание было временно запрещено для распространения в пределах области. Создание «украинской» рубрики стало логическим продолжением замысла Эрастова о том, чтобы кубанцы должны как можно больше знать о событиях, происходящих на их исторической родине. В новой рубрике помещалась подборка перепечаток из разных газет на украинском языке («Про переселения», «Хозяйський страйк», «В Чернiгiвщинi неспокійно»).

Наряду с публикацией авторских материалов по «украинскому» вопросу «Кубань» внимательно следила за деятельностью Кубанского просветительного общества «Просвіта». Первое собрание просвитян состоялось 25 августа 1906 года, на котором присутствовало около 150 человек. Комментируя это событие, газета отметила, что на собрании звучали призывы к кубанцам включаться в начавшееся культурное возрождение на Украине и о необходимости украинизации кубанских школ.

По мнению ряда исследователей, широкое оповещение о публичных лекциях, праздниках, вечерах в сочувствовавшей обществу газете «Кубань» имело определённый пропагандистский успех. В различных населённых пунктах Кубанской области одно за другим вскоре открылось ещё 15 формально независимых филиалов «Просвиты». В последующем, вплоть до закрытия «Кубани» в апреле 1907 года, по имеющимся у нас сведениям, кроме коротких заметок о «Просвите» и таких же коротких стихотворений неизвестных авторов, призывающих украинцев вспомнить о своих корнях, в газете не выходило сколько-нибудь серьёзных статей по украинской тематике. Возможно, это было связано с арестом идейного вдохновителя и лидера кубанских украинцев – Степана Эрастова. После закрытия в 1907 году «Просвиты» он полгода провёл в тюрьме, а затем переехал в Новороссийск.

В это же время в России начался новый виток гонений на украинское движение. По словам В. И. Вернадского, «период этот совпал с усилением националистических тенденций в русском обществе, на которые оперся в своей внутренней политике Столыпин» [1]. «В 1907 г., например, из 18 периодических украинских изданий осталось 9, в течение следующих лет их количество продолжало уменьшаться. В мае 1908 г. правительство отклонило внесенный в Думу законопроект о разрешении преподавать на родном языке "в начальных школах местностей с малороссийским населением". Циркуляром министра внутренних дел от 20 января 1910 г. закрыты организации "Просвiта" в Киеве, Одессе, Чернигове, Полтаве, Нежине» [1].

Впрочем, сам «национальный» вопрос со страниц «Кубани» не исчез. Газета активно включилась в пропаганду идеи федеративного устройства России с правом национального самоопределения (вплоть до автономии) всех проживающих на её территории народностей.

Источники и литература

1. Вернадский В. И. Украинский вопрос и русское общество. http://www.ukrstor.com/ukrstor/vernadskij-ukrainskijwopros.htm
2. Доброскок Г. Памяти Т. Г. Шевченко // Кубань. - Екатеринодар, 1906. - № 46.
3. Закубанский С. О политических течениях // Кубань. - Екатеринодар, 1906. - № 4.
4. Закубанский С. Украинская пресса // Кубань. - Екатеринодар, 1906. - № 7.
5. Лучинский Ю. В. «Кубань» братьев Филипповых: становление независимой екатеринодарской прессы // Культурная жизнь Юга России. - 2004. - № 2.
6. Финогина Л. С. Отчеты екатеринодарских публичных библиотек как источник по истории кубанского читателя // Книжное дело на Северном Кавказе: история и современность. Сборник статей. - Вып. 2. - Краснодар, 2004.
7. Черномор. Украинский язык // Кубань. - Екатеринодар, 1906. - № 67.
8. Чумаченко В. Українці Кубані: «Тернистими шляхами» через сторіччя (1792–1920 рр.) // Схід. - Донецьк. 2001. - Серпень (Спецвипуск). - С. 53–57.


Источник: Кубань-Украина: вопросы историко-культурного взаимодействия. Выпуск 4. / Сост. А. М. Авраменко. – Краснодар – Киев: «ЭДВИ», 2010. – 340 с., ил.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Казачьи СМИ // История печати

Рейтинг@Mail.ru