Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Этнокультурный облик Кубани (XVIII – XXI вв.)

20.11.2013. Количество просмотров: 371

Бондарь Н. И. (г. Краснодар), кандидат исторических наук, профессор,
заведующий НИЦ ТК ГБНТУ Кубанский казачий хор

 

Территория, этнос, культура жестко детерминированы. Причем территории в этой триаде принадлежит во многом определяющая роль, т. к. она является обязательным условием возникновения этнической общности, средой, в т. ч. источником, ее жизнедеятельности, а также, в связи с этим, важной компонентой ее культуры. На этапе естественной истории народов и культур, догосударственный период, ситуация выглядела достаточно просто: одна (этническая) территория – один народ (этнос). С наступлением потестарно-политического и собственно политического этапов, особенно в связи с появлением таких форм государственности, как империи, картина усложнилась. Наряду с таким явлением и понятием, как этническая территория, место формирования и преимущественного обитания этноса, утверждается такое явление, как государственная территория, часть земного пространства, находящегося под суверенитетом, юрисдикцией данного государства. Государственная территория включает не одну, а несколько, порой десятки и сотни этнических территорий, как в случае с Китаем, Индией, Россией, например. Она, как правило, обладает тенденцией к расширению до определенных пределов. Этот процесс ведет к расширению этнической территории государствообразующих этносов или этноса, колонизации новых земель в ходе управляемых миграций, к наложению одних этнических территорий на другие. Помимо этого, государственная территория в целях создания системы управления в обязательном порядке подвергается внутреннему структурированию путем выделения, образования административно-территориальных единиц разного уровня (уезды, волости, округа, области. губернии). Причем границы этнических территорий, которые чаще всего не обладают ни четкостью, ни стабильностью, и границы внутригосударственных территориальных образований, которые, как показывает исторический опыт, тоже непостоянны, в подавляющем большинстве случаев не совпадают. Расширение государственной территории, внутреннее административное обустройство, при всей очевидной необходимости этого, создают условия для межэтнической напряженности и даже конфликтов. Основная причина кроется в том, что основным назначением этнической территории является жизнеобеспечение и воспроизводство конкретной этнокультурной общности, а административного образования – формирование территориальной общности.

Для этнокультурной общности этническая территория – это «Родная Земля», а конкретнее – это «а) «боль» за свою землю, б) «естественное богатство», в) сама земля, г) родной человек, д) природа, увенчанная е) родным словом» [1].

Для территориальной общности, формирующейся спонтанно, это же пространство означает совсем другое. Это всего лишь совместное проживание на этой части пространства. Самое главное – «совместное» использование этой территории, ее природных ресурсов [2].

С другой стороны, эти же причины, расширение государственной, а следовательно и этнической территории, образование новых внутренних административно-территориальных единиц приводит к появлению зон этноконтактов, ассимиляций, смешения. В совокупности с неизбежными при этом миграциями это может приводить к появлению новых этнокультурных общностей, так называемых малых этнических групп. Время образования, местоположение в этно-территориальной системе страны таких административно-территориальных субъектов в первую очередь и определяют своеобразие и специфику их этнокультурного облика.

К числу таких образований относится и Кубань.

Топоним Кубань, как имя административно-территориального образования, является народным по происхождению и бытовым по применению (в языке, фольклоре). В начале, с XIX в., кубанские казаки, а позже славянское и неславянское население так обозначало официальные административно-территориальные единицы в структуре Российской империи (Кубанскую область) и Российской Федерации (Краснодарский край).

Безусловно, Краснодарский край является преемником Кубанской области, которая явилась исторической, территориальной и этнокультурной основой первого. Несмотря на преемственность, эти образования различаются по целому ряду параметров.

Кубанская область, также как и Терская, была образована по указу Александра II 8 февраля 1860 г. [3] из полковых территорий правого крыла Кавказской линии и земель Черноморского казачьего войска. В начале 1860-х гг. территория увеличилась за счет включения в ее состав «закубанских земель», предгорной полосы Западного Кавказа. К 1917 г. площадь Кубанской области составляла 83 140 кв. верст, а население 3 млн. 123 тыс. чел. [4]. Она граничила с Донской областью, Ставропольской губернией, Терской областью, Черноморской и Кутаисской губерниями.

Далее, с 1918 г. и вплоть до конца 1930-х годов следует череда административно-политических преобразований, менявших как конфигурацию области, так и ее этнокультурный облик. Только за один 1918 г. произошло четыре крупных трансформации. В начале на базе Кубанской области создается Кубанская советская социалистическая республика. Но уже в мае этого же года путем слияния Кубанской области и Черноморской губернии образуется Кубано-Черноморская советская социалистическая республика. Спустя два месяца происходит укрупнение, и из Кубано-Черноморской, Ставропольской, Терской создается Северо-Кавказская советская социалистическая республика. В конце 1918 г. «белые» восстанавливают статус и границы Кубанской области. Но уже в 1920 г. «красные» вновь преобразуют ее в Кубано-Черноморскую область.

В 1920-е гг. область включается вначале в Юго-Восточный, а затем Северо-Кавказский край (с центром в г. Ростов-на-Дону). После его разукрупнения Кубано-Черноморская область вошла в состав Азово-Черноморского края. В сентябре 1937 г. он был разделен на Ростовскую область и Краснодарский край [5].

С 1922 г. и до начала 1990-х гг. в составе предшествующих Краснодарскому краю административно-территориальных структур, а затем в структуре Краснодарского края существовала Адыгейская автономная область (Черкесская (Адыгейская), Адыгейская (Черкесская)) [6].

До выделения из состава края Адыгеи (1991 г.) площадь его равнялась 81 4000, 2 кв. км. А численность населения составляла 2 млн. 993 тыс. чел. [7]. (Хотя сомнительная по корректности перепись населения 1939 г. уже показывает общую численность народонаселения Кубани в 3 172 885 чел. [8].

Краснодарский край в момент своего образования граничил с Ростовской областью, Орджонекидзевским (Ставропольским) краем, Карачаевской АО и Абхазской АССР.

После выделения из края Адыгеи его площадь сократилась до 76 тыс. кв. км. Численность же населения по данным Росстата на 2013 г. выросла до 5 330 181 чел.

С историко-территориальными преобразованиями и демографическими процессами сопряжены и этнокультурные изменения. Для выявления динамики и определения вектора их развития, на наш взгляд, достаточно в данном случае взять три «точки».

1. Досоветский период этнической истории Кубани, в котором в контексте проблемы наиболее значимым является 1860 г. – время официально образования Кубанской области и юридически-правовое определение ее места в территориальной структуре Российского государства.

2. Советский период этнической истории Кубани, в котором наиболее важными временными вехами являются, на наш взгляд, 1920 г. (создание Кубано-Черноморской области) и 1937 г. (образование Краснодарского края).

3. Постсоветский период этнической истории Кубани: 1990-е – 2000-е годы.

Кубанская область, учрежденная в 1860 г., создавалась за четыре года до окончания Кавказской войны. Война явилась в этот и последующий периоды одним из важнейших факторов, повлиявших на этнокультурный облик, его состав и конфигурации, Северного Кавказа, в т. ч. территорий, из которых создавалась Кубанская область. Однако формирование этнического состава населения будущей Кубанской области начинается намного раньше и связано как с переселением на Кубань черноморских казаков (земли Черноморского казачьего войска), так и с продолжавшимся обустройством Старой линии (укреплений) и поселением по р. Кубань станиц, образовавших Кубанский казачий полк. По времени – это 90-е гг. XVIII в. Обе эти территории в этническом отношении являлись «ничейными», если не считать ногайцев, имевших, с учетом специфики их хозяйственно-культурного типа, обширные кочевые территории от приазовских степей до Астрахани. Они, территории, и стали местом формирования в начале этнографических групп, русской – Старая линия, украинской – Черномория, а впоследствии субэтноса – кубанских казаков [9].

Вплоть до образования Кубанской области ядро ее будущей территории в этнокультурном отношении не отличалось особым разнообразием. Например, на конец XVIII в. по данным V ревизии и «местным исчислениям» на земле Войска Черноморского, в т. ч. «в горах Кавказа», обитали: украинцы (32, 6 тыс. чел.), ногайцы (4, 4 тыс. чел.), карачаевцы (3, 6 тыс. чел.), адыгейцы (адыгэ – Н. Б.) – 500 тыс. чел. [10]. В станицах Старой линии доминирующим являлся русский этнический компонент.

По данным этого же источника, не лишенного, кстати, погрешностей, ситуация мало изменилась к 1858 г., моменту образования Кубанской области. Так, «по данным Х ревизии (1858 г.) и местным исчислениям» в Кубанской области (которой официально еще не существовало – Н. Б.), проживало: русских – 142, 4 тыс. чел., украинцев – 334, 0, ногайцев – 16, 0, черкесов – 571, 0, кабардинцев – 15, 0, карачаевцев – 24, 0 тыс. чел.

На Черноморской береговой линии, чья территория войдет в состав Кубано-Черноморской области только в 1920 г, были представлены русские (8. 9 тыс. чел.), грузины (0, 3 тыс. чел.), черкесы (571, 0 тыс. чел.), кабардинцы (15. 0 тыс. чел.), карачаевцы (24, 0 тыс. чел.) [11].

Более точную картину дает «Военно-историческая карта Кубанской области за время с 1800 по 1860 гг.». Она далека от совершенства, тем не менее, дает представление об этнокультурном пространстве Кубани на этот период. На ней, помимо сугубо территориальных образований (города, станицы, крепости и укрепления, батареи и посты, области и т. д.), указаны зоны обитания и этнокультурных, этно-конфессиональных образований: «Границы казачьих и горских земель, Черномория, Старая Линия, Новая Линия и Ногайцы, Черкесы или Адыге (14 первичных адыгских этносов / «племен» - Н. Б.), Абазинцы или Абаза (11 первичных этносов - Н. Б.), карачаевцы».

В первые десятилетия существования Кубанской области, без учета Черноморской береговой линии (округа, губернии), этнокультурный облик территории выглядел следующим образом. На 1871 г. в Кубанской области проживало 517 219 чел. русских, 83 607 – «горцев» (нередко в состав «горцев» включалось не только северокавказское (адыги) и ираноязычное население (осетины, таты), но и тюркоязычное (карачаевцы и пр.), 3 163 – армян, 1 913 – немцев и 798 – греков [12].

Более «дробные» данные содержатся в «Кавказских календарях» за последующие годы. Так, на 1880 г. в Кубанской области проживали русские (733 007 чел.), «кабардинцы и другие черкесские народы (адыге)» (61 860 чел.), «северные татары» (24 910 чел.), абхазы, абазины (9 369 чел.), армяне (5 932 чел.), немцы (4 682 чел.), поляки (2 522 чел.). В Черноморском округе: русские (10 692 чел.), греки (1 941 чел.), чехи (868 чел.), «кабардинцы и другие черкесы» (842 чел.), молдаване, французы, итальянцы (т. е., романоязычные народы – Н. Б.) (604 чел.), армяне (311 чел.), турки (209 чел.), поляки (111 чел.), евреи (82 чел.), немцы (75 чел.) [13].

1885 г. Позади Кавказская война, закончившаяся в 1864 г. Пройден пик исхода северокавказских этносов в Турцию и возвращения из Турции в пределы Российской империи части эмигрантов, т. е. завершился проект «замены населения», «обмена населением» (мусульмане – христиане) между Россией и Турцией. Этнодемографическая статистика по Кубанской области выглядит на этот момент следующим образом. На этой территории представлены «великороссияне» / русские (416 815 чел.), «малороссы» / украинцы (483 235 чел.), поляки (1 025 чел.), чехи (97 чел.), немцы (10 142 чел.), греки (2 266 чел.), молдаване (37 чел.), осетины (1 272 чел.), армяне (6 132 чел.), евреи (2 488 чел.). Абхазо-адыгские первичные этносы, «племена», автохтонные народы были представлены абазинцами (10 376 чел.), абадзехами (13 961 чел.), бжедухами (16 771 чел.), бесленеевцами (6 551 чел.), егерукаевцами (2 294 чел.), кабардинцами (14 540 чел.), мамхеговцами (1 260 чел.), махошевцами (1 573 чел.), натухайцами (412 чел.), темиргоевцами (5 127 чел.), хатукаевцами (7 887 чел.), шапсугами (3 381 чел.), другими «горцами» (76 чел.). А также в области обитали турки (13 чел.), казанские татары (243 чел.), ногайцы (5 467 чел.), карачаевцы (16 538 чел.), калмыки (21 чел.), эстонцы (150 чел.) [14].

К концу XIX – началу ХХ вв. сформировалась этнокультурная карта Кубанской области и Черноморской губернии, состоявшая из более чем двадцати этносов и этнических групп разного уровня. В языковом отношении они распределялись между следующими языковыми семьями: индоевропейской (русские, украинцы, белорусы, поляки, (чехи), немцы, евреи, армяне, молдаване, (болгары), греки и курды (Черноморская губ.); северокавказской (черкесы, кабардинцы, абхазы); алтайской (ногайцы, карачаевцы, татары). В Черноморской губернии были представлены также картвельская (грузины) и уральская (эстонцы) языковые семьи [15].

В конфессиональном отношении большинство этнических групп являлись последователями христианства (русские, украинцы, белорусы, поляки, чехи, болгары, немцы, армяне, молдаване, греки, грузины, эстонцы и часть абхазов) и ислама (черкесы, кабардинцы, ногайцы, карачаевцы, татары, часть курдов). Часть курдов были последователями национальной религии – йезидизма.

Для советского периода, особенно его первых десятилетий, характерны частые и существенные административно-территориальные преобразования, завершившиеся в 1937 г. образованием Краснодарского края. Гражданская война обусловила эмиграцию, а советское колхозное строительство, сопровождавшееся расказачиванием, раскулачиванием, высылкой, внутренней репрессивной эмиграцией, способствовало перемещению и замещению значительных масс населения [16]. Практика депортации огромных масс людей, в т. ч. этнических групп, продолжилась в последующем, в предвоенное и военное время [17].

На изменеие этнокультурного облика Кубанской области / Краснодарского края повлияли голод 1932 – 1933 гг. [18], а также политика «коренизации», создание республик, областей, районов, сельских советов по национальному признаку [19]. В 1920-е – 1930-е гг. подобные национально-территориальные образования являлись центрами притяжения для лиц и групп соответствующей этнической принадлежности.

Первая после образования Краснодарского края перепись населения 1939 г. зафиксировала следующую национальную структуру его народонаселения, в т. ч. и Адыгеи, входившей в состав края на правах автономной области:

1) русские – 2 748, 8 тыс чел. (в т. ч. в Адыгее – 203, 7 тыс. чел.)

2) украинцы – 149, 7 тыс. чел. (7, 7 тыс. чел.)

3) грузины – 4, 3 тыс. чел. (0, 2 тыс. чел.)

4) армяне – 60, 4 тыс. чел. (2, 1 тыс. чел.)

5) азербайджанцы – 0, 2 тыс. чел. ( - )

6) татары – 6. 4 тыс. чел. (1, 7 тыс. чел.)

7) немцы – 34, 2 тыс. чел. (0, 8. тыс. чел.)

8) евреи - 7, 6 тыс. чел. (0, 3 тыс. чел.)

9) кабардинцы – 0, 2 тыс. чел. (0, 1 тыс. чел.)

10)  чеченцы – 0, 1 тыс. чел. ( - )

11)  ингуши – 0, 1 тыс. чел. ( - )

12) осетины – 0. 6 тыс. чел. ( - )

13) лаки – 0, 1 тыс. чел. ( - )

14) кумыки – 0, 1 тыс. чел. ( - )

15) лезгины – 0, 4 тыс. чел. ( - )

16) молдаване – 8, 4 тыс. чел. ( - )

17) адыги – 60, 4 тыс. чел. (55, 8 тыс. чел.)

18) карачаевцы – 0, 1 тыс. чел. ( - )

19) греки – 42, 5 тыс. чел. (1, 7 тыс. чел.) [20]

Всесоюзная (послевоенная) перепись 1959 г. отразила несколько иную ситуацию по Краснодарскому краю и Адыгее:

       1) русские — 3 363, 7 тыс. чел. (в т. ч. в Адыгее — 200, 5 тыс. чел.)

       2) украинцы — 145, 6 тыс. чел. (8, 0 тыс. чел.)

       3) армяне — 78, 2 тыс. чел. (3, 0 тыс. чел.)

       4) татары — 1, 9 тыс. чел. (1, 9 тыс. чел.)

       5) немцы — 3, 8 тыс. чел. ( - )

       6) адыги — 76, 3 тыс. чел. (65, 9 тыс. чел.)

       7) греки — 12, 4 тыс. чел. ( - )

       8) белорусы — 21, 5 тыс. чел. ( - ) [21]

По другой выборке из этого же источника, переписи 1959 г., численность и этнический состав народонаселения Краснодарского края выглядит несколько иначе. Вышеприведенный список дополняется грузинами, молдаванами, евреями, поляками «и прочими» [22].

К сожалению, переписи населения советского периода, в т. ч. и под влиянием политического фактора, национальной стратегии — формирование социалистической нации, почти не учитывают, игнорируют специфику этнической структуры населения как страны в целом, так и отдельных ее территорий. В результате могут исчезать, «теряться» целые этнические группы: чехи, цыгане, например. Не учитывались внутренние подразделения этносов, так называемые малые этнические группы: армяне амшенские, армяне хемшилы и т. п. Безусловно, это искажало и обедняло этнокультурный облик территории. Так, например, выглядел и Краснодарский край и Адыгея по данным Всесоюзной переписи населения 1989 г.:

         1) русские — 4 300, 5 тыс. чел. (в т. ч. в Адыгее — 293, 6 тыс. чел.)

         2) украинцы — 195, 9 тыс. чел. (13, 8 тыс. чел.)

         3) армяне — 182, 2 тыс. чел. (10, 5 тыс. чел.)

         4) татары — 34, 4 тыс. чел. ( - )

         5) немцы — 31, 8 тыс. чел. ( - )

         6) адыги — 116, 2 тыс. чел. (95, 4 тыс. чел.)

         7) греки — 29, 9 тыс. чел. ( - )

         8) белорусы — 37, 4 ( - ) [23]

Более точная и расширенная версия ситуации содержится в опубликованных материалах Краснодарского краевого управления статистики. Во-первых, в них не обобщенно, а раздельно, что совершенно правильно, указаны крымские татары (17 217 чел., в т. ч. в Адыгее — 85 чел.) и другие (казанские, астраханские татары) (17 213 чел., в т. ч. в Адыгее — 1 852 чел.). Во-вторых, расширена номенклатура учтенных этносов и этнических групп:

        9) грузины — 12 748 чел. (в т. ч. в Адыгее — 397 чел.)

        10) азербайджанцы — 11 363 чел. (818 чел.)

        11) цыгане — 9 320 чел. (1 034 чел.)

        12) молдаване — 7 881 чел. (262 чел.)

        13) мордва — 7 364 чел. (254 чел.)

        14) евреи — 5 435 чел. (36 чел.)

        15) удмурты — 4 847 чел. (226 чел.)

        16) черкесы — 3 800 чел. (140 чел.)

        17) болгары — 3 696 чел. (56 чел.)

        А также «другие национальности» - 58 215 чел. (в т. ч. в Адыгее — 3 111 чел.) [24].

Даже этот далеко не полный перечень — в крае была зафиксирована представленность около ста этносов и этнических групп — показывает, насколько изменилась и усложнилась этнокультурная ситуация в регионе. Произошло это и за счет миграций.

За десятилетний период, с 1979 по 1988 гг., в крае значительно возросла численность турок — в 6, 7 раза, киргизов — в 7, 4, курдов — в 3, 7, крымских татар — в 2, 8, азербайджанцев — в 2. 7 [25]. Отметим, что не указан рост численности армян. А почти все этносы, наращивавшие свое присутствие в крае по своей конфессиональной принадлежности — мусульмане.

Наиболее существенные изменения в этнокультурном облике края наблюдается в постсоветский период. Это касается прежде всего количественных показателей: увеличение численности в одних этнических группах и снижение в других, резкое увеличение числа самих этнических групп. И то, и другое связано с двумя стратегиями: миграционной (приток представителей группы извне) и стратегии естественного воспроизводства, высокой рождаемости в новых условиях. Этнические группы, сформировавшиеся в пределах края в советский период, успешно их совмещали.

Всероссийская перепись населения 2002 г. зафиксировала в Краснодарском крае, без выделившейся из его состава в 1991 г. Адыгеи, порядка 124 этносов, в виде как единичных представителей, так и компактных групп [26]. Наиболее крупные из них, чья численность превышает тысячу человек, в алфавитном порядке: абхазы (1 988 чел.), аварцы (1 460), адыгейцы (15 821), азербайджанцы (11 944), армяне (274 566), ассирийцы (3 764), башкиры (2 061), белорусы (26 260), болгары (3 138), греки (26 540), грузины (20 500), евреи (2 945), езиды (4 441), казахи (1 331), коми-пермяки (1 095), корейцы (3 289), курды (5 022), лезгины (3 752), марийцы (2 733), молдаване (6 537), мордва (4 861), немцы (18 469), осетины (4 133), поляки (2 958), русские (4 436 272), казаки (17 542), табасаранцы (1 331), таджики (1 179), татары (25 589), татары крымские (2 609), турки и турки-месхетинцы (13 612), удмурты (3 425), узбеки (2 210), украинцы (131 774), хемшилы (1 019), цыгане (10 873), черкесы (4 446), чеченцы (2 864), чуваши (4 141), шапсуги (3 213), эстонцы (1 138), «лица других национальностей» (1 301), «лица, не указавшие национальность» (13 190) [27].

Во многом такую же этнокультурную ситуацию воспроизводит и перепись населения 2010 г. Однако в ней есть и свои особенности, тенденции, которые не могут не обращать на себя внимание. Во-первых, в крае увеличилось количество северокавказских этнических групп, численность которых приближается или превышает тысячу человек. Эта группа «укоренившихся» и укореняющихся в Краснодарском крае этносов пополняется прежде всего за счет нахско-дагестанских и тюркских народов Северного Кавказа: лезгины (2002 г. - 3 752 чел., 2010 г. - 4 106 чел.), чеченцы (соответственно: 2 864 и 2 313), аварцы (1 460 и 1 848), табасаранцы (1 331 и 1 651), карачаевцы (784 и 1100), даргинцы (860 и 1 054), лакцы (915 и 821), ингуши (723 и 815) [28].

Странно выглядят «качели» численности адыгейцев в крае, чье присутствие в правоохранительной системе, административных структурах разного уровня, сфере ЖКХ стало заметнее. Если в 2002 г. их насчитывалось в Краснодарском крае 15 821 чел., по переписи 2010 г. - 13 834 чел., то в «Этническом паспорте Краснодарского края» на 01. 01. 2012 г. - 24 343 чел. [29].

Обращает на себя внимание и тот факт, что численность целого ряда этнических групп христианской принадлежности сокращается, а количество и численность этнических групп мусульманской — увеличивается.

Этнический паспорт Кубани, который упоминался выше, документ безусловно важный, но в таком виде он не проясняет, а упрощает этнокультурную ситуацию в крае. Помимо того, что в нем не учитывается структурная неоднородность этносов, наличие внутренних подразделений, так называемых, малых этнических групп [30], в паспорте допускаются рискованные обощения, т. е. указываются не конкретные этносы (аварцы, лезгины, например), а их административно-территориальная принадлежность («народы Дагестана»). Помимо этого, непонятен принцип отбора этносов и включения их в документ. Например, в паспорте представлены чеченцы (2 950 чел.), что совершенно правильно, но в нем отсутствуют корейцы (3 952 чел.), ассирийцы (3 440 чел.), узбеки (3 469 чел.) и другие «тысячники», активные субъекты межнациональных отношений и этнокультурных процессов в крае.

На самом деле, в Краснодарском крае не единичными представителями, а более менее организованными группами, в т. ч. группами компактного проживания, представлены этносы и этнические группы шести языковых семей: индоевропейской (порядка 17 этносов и этнических групп), алтайской (порядка 12 единиц), северокавказской (12), уральской (5), картвельской (1), афразийской / семито-хамитской (1).

Не до конца определено системное положение корейского языка, относится ли он к алтайским языкам или является изолированным, т. е. не входит ни в одну из языковых семей.

Следует обратить внимание на еще один важный момент. Есть этносы, которые внесены в этнический паспорт края и которые, по идее, и представляют его этнокультурный облик. И есть этносы и этнические группы, которые в паспорте не значатся, но имеют свои национально-культурные или национально-общественные объединения. Наличие таких объединений, на наш взгляд, является важным индикатором наличия этнического самосознания, этнокультурной идентичности, и, вместе с тем, наличие или отсутствие объединений может проливать свет на стратегию этноса, этнической группы.

По разным данным в крае зарегистрировано от 100 [31] до 115 [32] таких объединений разного уровня. Из них по одному объединению китайскому, арабскому, болгарскому, чувашскому, молдаванскому, таджикскому, башкирскому, чешскому, эстонскому, азербайджанскому, осетинскому, лезгинскому, курдскому, адыго-шапсугскому.

Зарегистрировано по 2-3 объединения у русских, украинцев, немцев (По другим источникам зарегистрировано 6 немецких общественных объединений), корейцев, грузин, цыган, поляков, абхазов, турок-месхетинцев, белорусов. По 4-5 национально-культурных объединений имели адыги, ассирийцы, славяне, татары, кубанские казаки. А также в крае зарегистрировано 8 греческих объединений, 9 еврейских, 45 армянских. Таким образом, для этнокультурного облика Кубани характерна высокая степень мозаичности. Эта система не только воспроизводится за счет давно и недавно укоренившихся в крае групп, но и усложняется внешними и внутрироссийскими миграциями. По-прежнему в этих процессах велика роль центрально(средне)азиатских республик, Закавказья. В последнее время повышенную миграционную активность проявляют жители северокавказских национальных республик, в т. ч. Дагестана.


Примечания

1. Степанов Ю. С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. М., 1997. С. 510.

2. См., например: Территориальная общность / Народонаселение. Энциклопедический словарь. Ред. кол.: А. Я. Кваша, Г. Г. Меликьян, А. А. Ткаченко и др. М., 1994. С. 525.

3. ПСЗ Российской империи. 1860. Т. 35. С. 35 421.

4. Энциклопедический словарь по истории Кубани с древнейших времен до октября 1917 года / науч.ред., рук.авт.кол-ва Трехбратов Б. А. Краснодар, 1997. С. 230.

5. Основные административно-территориальные преобразования на Кубани (1793 — 1985 гг.) // Сост.: А. С. Азаренкова, И. Ю. Бондарь, Н. С. Вертышева. Краснодар, 1986. С. 8 — 114.

6. С 1991 г. Советская социалистическая республика Адыгея, с 1994 г. - Республика Адыгея

7. Краснодарскому краю 65 лет. Страницы истории в документах Архивного фонда Кубани / Отв. сост.: А. А. Алексеева, А. М. Беляев, И. Ю. Бондарь. Краснодар, 2002. С. 7, 13.

8. Краснодарский край в 1937 — 1941 гг. Документы и материалы / Сост.: А. М. Беляев, И. Ю. Бондарь, В. Е. Токарев. Краснодар, 1997. С. 610.

9. Об этом сложном процессе подробнее см.: Бондарь Н. И. Кубанское казачесвто в контексте проблемы: этнос — пространство — время / Н. И. Бондарь. Календарные праздники и обряды кубанского казачества. Краснодар, 2012. С. 3-18.

10. Кабузан В. Население Северного Кавказа в XIX — ХХ веках. Этностатистические исследования. СПб., 1996. Таблица 14. С. 144.

11. Там же. Таблица 55. С. 189.

12. Сборник сведений о Кавказе. Т. 1. Тифлис, 1971. С. 290-291.

13. Кавказский календарь на 1881 год. Тифлис, 1880. С. 22 (и Приложение к С. 22).

14. Кавказский календарь на 1886 год. Тифлис, 1885. С. 192.

15. Кабузан В. Указ. раб. Таблица 66, С. 203-206; Таблица 67, С. 207.

16. Население России в ХХ веке. Исторические очерки. Т. 1. 1900 — 1939 гг. / Отв. ред. Академик РАН Ю. А. Поляков. Отв.ред. I тома — д.и.н. В. Б. Жиромская. М., 2000. С. 134, 277, 331 и др.

17. Население России в ХХ веке. Исторические очерки. Т.2. 1940 — 1959 гг. М., 2001. С. 166 и др.

18. Историческая память населения юга России о голоде 1932 — 1933 гг. / Науч.ред., сост. Н. И. Бондарь, О. В. Матвеев. Краснодар, 2009.

19. Ракачев В. Н., Ракачева Я. В. Краснодарский край: этносоциальные и этнодемографические процессы (вторая половина 1980-х — начало 2000-х гг.) / Отв.ред. проф. В. И. Черный. Краснодар, 2003. С. 36-38.

20. Кабузан В. Указ. раб. Таблица 68. С. 209.

21. Там же. Таблица 69. С. 210.

22. Ракачев В. Н., Ракачева Я. В. Народонаселение Кубани в ХХ веке. Историко-демографическое исследование. Т. 2. 1930 — 1950-е гг. Краснодар, 2007. Таблица 44. С. 227.

23. Кабузан В. Указ. раб. Таблица. 71. С. 212.

24. Национальный состав населения Краснодарского края по данным Всесоюзной переписи населения на 12 января 1989 года. Краснодар, 1990. Таблица 5, С. 38; Таблица 7, С. 56 — 57.

25. Там же. С. 6.

26. Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года по Краснодарскому краю в 13 т. Т. 4. Краснодар, 2005. С. 7-12.

27. Там же.

28. http: ru. Wikipedia.org/wiki/ Население Краснодарского края.

29. Сайт администрации Краснодарского края: www.krasnodar.ru/content1591/show/47972/

30. По этой проблеме, в частности, применительно к Кубани см.: Бондарь Н. И. Малые этнические и этнографические группы: к проблеме понятия и типологии // Малые этнические и этнографические группы. Историческая этнография / Отв.ред. В. А. Козьмин. Вып. 3. СПб., 2008. С. 96 — 109.

31. Ракачев В. Н., Ракачева Я. В. Краснодарский край... С. 229-237.

32. Кубань многонациональная. Этнографический словарь-справочник. Ред.колл: М. К. Ахеджак, Ю. А. Бурлачко, П. А. Лыков и др. Краснодар, 2007. С. 222-234.
                                                        

Материал опубликован в том виде, как был предоставлен организатором конференции - Научно-исследовательским центром традиционной культуры ГБНТУ «Кубанский казачий хор».
Оставить свои комментарии или задать вопросы авторам докладов Вы можете с 29.11.2013 г. по 29.12.2013 г. по электронной почте slavika1@rambler.ru


«Этнокультурное пространство Юга России (XVIII – XXI вв.».  Всероссийская научно-практическая интернет-конференция на официальном сайте Кубанского казачьего войска http://slavakubani.ru/.
Краснодар, ноябрь-декабрь 2013 г.

 

 

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Традиционная казачья культура // Этнография // Кубань

Рейтинг@Mail.ru