Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Библиотечный каталог как источник по истории книжного дела региона, или кубанская тематика в личной библиотеке Б. Д. Гринченко

01.06.2013. Количество просмотров: 76

Слуцкий Аркадий Иосифович – кандидат педагогических наук,
профессор КГУКИ, член НТШ, г. Краснодар, Россия. aiskiev@yandex.ru



О книжных связях Украины и Кубани писали [1] и будут писать еще не раз. В исследовательской практике всегда находятся новые обстоятельства, новые источники, новые контексты, которые требуют продолжения исследования, позволяют либо увидеть по-новому его результаты, либо просто уточнить (углубить) понимание каких-либо исторических реалий.

Книжные связи Украины и Кубани органичны, начали они формироваться вместе с переселением черноморцев на кубанские земли и продолжаются до сих пор. Естественно, история меняет формы и цели контактов. Государственная политика, дружеские связи, личные, издательские, книготорговые интересы, взаимовлияние литературных школ – все это факторы формирующие направленность книжных связей. В контексте сегодняшних заметок, нам важно подчеркнуть, что эти формы и цели предполагали создание (точнее, возникновение) соответствующих источниковых комплексов, которые, с одной стороны, фиксировали обстоятельства в историческом времени, с другой, создавали базу для будущих историографических штудий.

Понятно, что одни виды источников более универсальны, они позволяют проследить широкий диапазон историко-книжных явлений, другие специфичны – фиксируют отдельные факты реальности. Понятно и то, что изучая книжные связи Украины и Кубани можно (и обязательно нужно) обращаться к самым различным видам источников (массового делопроизводственного и личного происхождения, к законодательным актам, периодической печати).

Отдельный интерес как источник представляют библиографические пособия. Исследователи (в частности, О. С. Острой) настаивают на функциональном подходе: всякий вид (жанр) библиографии «в своем законченном виде возникает лишь тогда, когда историко-культурный процесс дает для этого достаточный материал». Поэтому «справочно-библиографическая литература как производное историко-культурного процесса отражает его закономерности, и в этом смысле ее источниковая функция несомненна» [2]. Сравнительно подробную источниковедческую характеристику библиографических пособий дал Н. В. Здобнов в своих докладах «О взаимоотношении библиографического источниковедения и истории библиографии» и «Библиография как историческая дисциплина» [3].

В настоящих заметках, мы позволим себе остановиться на анализе одного из видов библиографических источников (универсального, с нашей точки зрения, по своей значимости) – на каталогах библиотек. Они позволяют реконструировать не только историю формирования книжных фондов и книжной культуры региона, но и историю книгособирательства, историю культурных и книжных контактов региона (его представителей) с другими культурами. О возможностях их использования в подобных исследованиях (например, в изучении русско-французских, русско-чешских культурных и книжных связей) писали не раз – П. Н. Берков, В. С. Люблинский, А. С. Мыльников. А. С. Мыльников подчеркивал, что книга должна изучаться не только сама по себе, но обязательно и как часть или элемент того или иного собрания [4].

Разновидностей сохранившихся каталогов огромное множество. Печатные и рукописные, каталоги общественных, личных, ведомственных библиотек, каталоги – описи имущества, каталоги составленные владельцами или же библиографами, каталоги аутентичные времени существования библиотек и ретроспективные библиографические попытки составить представление о библиотеках-мифах. Каталог может создаваться с сугубо практической целью, а может быть результатом сложной научной реконструкции. Создатели каталогов при работе бывают ориентированы на решение разных задач и целей. А это, соответственно, накладывает отпечаток на возможности их источниковедческого использования.

Каталоги фондов общественных библиотек – это богатый материал к характеристике социальных особенностей региона, тех научных, интеллектуальных, политических, культурных процессов, которые жизнь этого региона характеризуют. В каталоге личной библиотеки может преобладать индивидуальное. В каталоге ведомственной – отраслевое. Они как бы отражают отдельные аспекты общего. Поэтому, важно анализировать группы каталогов. Чем больше каталогов личных и общественных региональных библиотек мы сможем проанализировать, тем понятней нам будут общие процессы, характеризующие книжный фонд региона в целом, особенности исторического развития региона.

К сожалению, каталогов кубанских библиотек сохранилось очень немного. Причем, рукописных сохранилось даже больше, чем печатных. Они отложились в архивных собраниях. В документах их называли поразному: каталоги, описи, реестры, счета. Понятно, что в большинстве своем эти каталоги не были ориентированы на информирование широкой публики о том, какие книги есть в той или иной библиотеке, многие из них не точны (и не полны) в библиографических описаниях. Но все эти документы дают представление о книжных фондах региона, о миграции книг в регион, о книжных (издательских, книготорговых) контактах с другими регионами [5].

Из рукописных, в первую очередь, следует назвать каталог личной библиотеки И. Д. Попко [6]. Можно указать на большое количество сохранившихся рукописных каталогов полковых казачьих библиотек [7], училищных библиотек [8], на каталог Новороссийской общественной (офицерской) библиотеки [9]. Функции этих рукописных каталогов были совершенно разные. Они могли отражать факт передачи фонда (части фонда) из одной библиотеки в другую. Например, каталог библиотеки войскового училища. Либо (в момент организации) это были книготорговые счета на целые присланные из Петербурга библиотеки (так было с полковыми библиотеками Кубанского казачьего войска). Либо каталоги – проспекты, отправленные в Военное министерство, потому что для открытия военной библиотеки требовалось утверждение начальства.

Из печатных каталогов нужно, очевидно, назвать каталоги Городской библиотеки им. А. С. Пушкина [10], библиотеки областного статистического комитета (впоследствии, библиотеки историко-этнографического музея ) [11], Общества любителей изучения Кубанской области [12], библиотечного отдела Картинной галереи Ф. А. Коваленко [13].

Важно, что практически во всех каталогах (дореволюционных) кубанских книжных собраний обязательно отражена (зарегистрирована) украинская историческая, этнографическая и художественно-литературная книга. Начиная от каталога (реестра) Черноморского войскового училища (1806 г.), где мы встречаем описание львовских изданий Михаила Слезки, до предреволюционных каталогов Екатеринодарской городской библиотеки им. А. С. Пушкина. В этих каталогах рядом с классиками украинской литературы И. Котляревским, Т. Шевченко, И. Франко, П. Кулишом значится и Григорий Доброскок, кубанский украинский драматург и, кстати, директор той самой библиотеки им. А. С. Пушкина.

Формат статьи не предполагает анализа большого круга разновидовых каталогов. Мы остановимся на анализе только одного указателя – на каталоге личной библиотеки Бориса Дмитриевича Гринченко. Издан он был в Украине в 1988 году [14]. Поэт, одаренный прозаик, драматург, пьесы которого исполняли лучшие украинские труппы, переводчик, литературный критик, литературовед, педагог, лингвист-лексикограф, фольклорист и этнограф, публицист, редактор-издатель, библиограф, популяризатор украинской истории и детской украинской литературы – таково было поле интересов и деятельности Б. Гринченко [15]. Биография Б. Д. Гринченко широко известна. Кубанскому читателю о нем рассказывал В. К. Чумаченко [16]. Столь подробное перечисление его интересов и занятий нам было важно в силу того, что они, эти интересы, должны были сказаться на характере его книгособирательства, на составе его библиотеки. Безусловный интерес в контексте наших заметок представляет недавно опубликованная монография Н. М. Зубковой «Архив и библиотека известного деятеля украинского просветительства Б. Д. Гринченко» [17].

За всю жизнь у Бориса Гринченко собралась огромная библиотека, в которой отражались его универсальные интересы и которую он завещал сохранить единым комплексом. Рукописный каталог библиотеки был составлен женой писателя, тоже украинской писательницей Марией Николаевной Загирней (М. М. Гринченко) уже после смерти самого Б. Гринченко. В нем было зарегистрировано более 6000 книг, брошюр, оттисков отдельных статей, альбомов, периодических изданий. В 1919 году библиотека поступила в фонды Всенародной библиотеки Украины при Украинской Академии наук (сегодня Национальная библиотека Украины им. В. И. Вернадского). Силою обстоятельств коллекция как целое разрушилась, что-то оказалось потерянным, что-то погибло, отдельные фрагменты библиотеки влились в специальные фонды. Разрушение самой коллекции сделало актуальным издание сохранившегося каталога библиотеки Б. Д. Гринченко. И когда в 1988 года ЦНБ Украины приступила к осуществлению своего давнишнего проекта – публикации каталогов фондов библиотеки, то первым изданием этого серии стало факсимильное издание рукописного каталога библиотеки Б. Гринченко.

Изданный каталог – источник полифункциональный. Он не только сохраняет для истории факт существования библиотеки (ведь как единое целое библиотека уже не существует), не только позволяет анализировать книжные, научные, литературные интересы самого Б. Д. Гринченко, но, кроме того, является документом, свидетельствующим о процессах историко-культурного становления Украины конца XIX – начала XX веков, рассказывает об истории украинского книгоиздательства, украинского библиофильства. Каталог может быть использован как один из источников для составления репертуара украинской книги, свидетельствовать о богатых международных и межрегиональных книжных и культурных связях Украины. По составу библиотека универсальна, она включает художественные произведения писателей Украины (около 340 авторов), России и многих зарубежных стран. В ее фондах было сосредоточено большое количество брошюр, журналов, оттисков статей, посвященных национальной и мировой культуре, истории, политике, педагогике, философии, языкознанию, литературоведению, этнографии, фольклору, самым разным отраслям знаний [18].

По замечанию издателей, библиографическая культура рукописного каталога была очень высокой, позволяла и сегодня спокойно работать с каталогом, разыскивать необходимые книги. Это позволило издателям напечатать каталог факсимильным способом, приложив к нему именной и предметно-тематический вспомогательные указатели, список периодических и продолжающихся изданий.

Характеризуя каталог, следует сразу отметить, что в библиотеке Б. Гринченко большое количество конволютов и картонов. Составитель описывала их под единым номером, давая сравнительно подробное описание каждой брошюре или отдельному оттиску. Указывался формат изданий. Практически всегда указывалось издание, в котором статья первоначально печаталась. Номера, тома журналов или продолжающихся изданий (если они хранились целиком) не расписывались, аналитическая
роспись давалась только для конволютов и картонов. (Например, в составе конволютов отражены статья М. Дикарева (2620), второй раздел библиографического указателя Е. Фелицина и В. Шамрая (№ 352).

Фиксировались в каталоге и дарственные надписи на книгах и отдельных оттисках. Надпись никогда не цитировалась полностью, просто после описания указывалось «З написом Б. Грінченкові од автора». Иногда подписной экземпляр книги попадал Б. Гринченко из другой библиотеки. Так екатеринодарское издание «Программы для этнографического исследования народной жизни в связи с голодом и холерою» (1894) М. А. Дикарев подарил с дарственной надписью К. П. Михальчуку (1840–1914),
известному украинскому языковеду [19]. И уже экземпляр Михальчука оказался в библиотеке Б. Гринченко.

В какой степени каталог может помочь исследованию кубано-украинских книжных связей? Какие вообще историко-книжные темы могут и должны прослеживаться в анализе книжных контактов Гринченко и Кубани?

Во-первых, естественно, нужно выявить в фондах его библиотеки издания кубанской тематики, кубанских авторов. Посмотреть какая тематика, какие имена среди этих книг преобладают?

Во-вторых, попытаться понять, какие и как книги кубанской тематики Гринченко использовал в работе?

В-третьих. Гринченко активно занимался издательской деятельностью и, естественно, был заинтересован в книгораспространении своих изданий на Кубани, в регионе, в котором сравнительно большая часть населения владеет украинским языком. Насколько это отражают источники
и, в частности, каталоги?

 

* * *

Книг, периодических изданий, отдельных оттисков, представляющих Кубань, в библиотеке Б. Гринченко немного – всего 25 номеров (42 названия). Мы встречаем монографии, брошюры, отдельные публикации М. Дикарева, А. Бигдая, Ф. А. Щербины, Л. М. Мельникова, А. Пивня, Я. Жарко, Г. Доброскока, Е. Фелицына, отдельные номера «Кубанских областных ведомостей», «Известий Общества любителей изучения Кубанской области».

Анализ состава личных библиотек свидетельствует, что отдельные издания в нее могут попасть и случайно, но в целом состав библиотеки отражает привязанности и взгляды собирателя. Кубанские материалы по своим тематическим и жанровым характеристикам совпадают с кругом интересов Б. Гринченко. В первую очередь, в них представлена этнография, фольклор, литература, библиография, лексикография. Встречаются в библиотеке Гринченко публикации дублетные. Так, уже названное екатеринодарское издание «Программы для этнографического исследования народной жизни в связи с голодом и холерою» (отдельный оттиск из 3-го тома «Кубанского сборника») зарегистрировано в каталоге дважды (под №№ 41 и 2620).

При работе Б. Гринченко над «упорядкуванням» словаря украинского языка он неоднократно обращается к кубанским и черноморским источникам. Его непосредственным корреспондентом на Кубани был С. И. Эрастов. Активно использовались в работе публикации Я. Г. Кухаренко в «Основе» (1861–1862 гг.), в частности «Чабанський словарь» [20]. Естественно, у Гринченко есть комплект «Основы» (№№ 250–252), но есть и пискуновское (с бесконечным количеством цензурных помарок) издание произведений Я. Г. Кухаренко (1029) [21]. Есть в библиотеке и издание «Черноморцев» («по Кухаренку скомпанував М. С[тарицький]»).

Больше всего в библиотеке из авторов, связанных с Кубанью, представлен М. Дикарев: 7 его публикаций и 2 публикации Л. М. Мельникова о нем. Кубанская словесность представлена именами Я. Кухаренко, Г. Доброскока, А. Пивня, Я. Жарко, М. Вороного. Безусловно, сегодня невозможно говорить о мотивах приобретения тех или иных отдельных книг.

Скорее всего, Я. Жарко, М. Вороной для Гринченко интересны не тем, что определенное время работали и жили на Кубани, а своим литературным творчеством. В библиотеке хранились полтавское и петербургское издания Жарко. Следует отметить и такую деталь: хронологически последнее киевское издание Жарко (1912 г.) попало в библиотеку уже после смерти ее владельца. Что же касается А. Пивня (два номера, семь названий), то тут может быть несколько причин интереса к этому писателю. Во-первых, М. Дикарев посылал Б. Гринченко материалы А. Пивня, и с помощью  Гринченко они публиковались в «Этнографических сборниках». Во- вторых, занимаясь изданием «книг для народа» Гринченко внимательно следил за деятельностью И. Д. Сытина, тем более что книжки Пивня у Сытина выходили на украинском языке. В третьих, в 1906 году киевская «Просвіта» (в руководстве которой Гринченко участвовал) обратилась с просьбой к кубанским украинцам «присылать книги для библиотеки товарищества и предметы для музея, в котором намечены отделы этнографический, историко-археологический, естественно-исторический, художественный и педагогический. Кроме того, товарищество просит составлять и присылать ему популярно-научные книжки на украинском наречии» [22].

Библиографические пособия, или тем более, отдельные библиографические описания относятся к той группе исторических свидетельств, которые «обязательно» требуют в своей интерпретации использования «контекстов» лежащих вне документа. Понятно, что любое объяснение фрагментарно и гипотетично. И все-таки, нам представлялось важным обозначить отдельные возможные контексты интереса Б. Гринченко к Кубани. Естественно, сказанное совершенно не исключает иных прочтений (при более глубокой проработке вопроса или знакомстве с отдельными экземплярами книг из библиотеки Гринченко «de visu», т. д.).

Одним из основных направлений деятельности Б. Д. Гринченко была библиография. Среди пособий, им подготовленных, центральное место занимает указатель «Литература украинского фольклора. 1777–1900. Опыт библиографического указателя». (Чернигов, 1901, 317 с.) [23]. Около 80 записей этого указателя посвящены кубанской этнографии и фольклору. Можно снова заняться перечислением встречающихся знакомых имен: А. Бигдай, И. Дмитренко, К. Короленко, Я. Кухаренко, Л. Розенберг, И. Попко, Василий и Федор Щербина. Можно назвать такие издания как «Кубанские войсковые (областные) ведомости», «Кубанский сборник», «Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа», публикации из которых Гринченко фиксировал в своем указателе. Можно отметить, что в указателе фиксировались и рецензий на публикации «кубанской тематики». Но для нас важнее подчеркнуть другое: большая часть кубанских материалов, зафиксированных в указателе, хранилась на полках личной библиотеки Гринченко. Не исключаю, что было бы интересно сделать сравнительные таблицы публикаций кубанской тематики в фондах его библиотеки и записей, включенных в библиографический указатель. Это могло бы быть интересно и кубанским этнографам. Ведь Гринченко, описывая этнографические материалы, обращался не только к северокавказским изданиям. Он привлекал украинские и зарубежные материалы. При этом выявляя фольклорные тексты внутри исторических трудов, делая аналитическую роспись периодическим и продолжающимся изданиям, он вынужден был работать с ними «de visu». Характеризуя монографию И. Д. Попко «Черноморские казаки», он указывает в пособии, что на 200-то странице приводится текст песни «Йиде казак за Кубань», аналитически расписывая «Основу», упоминает украинские песни из «Чорноморського побыта» Я. Г. Кухаренко. То есть, книги внимательно читались и использовались в работе.

Есть еще один сюжет, который характеризует книжные связи Украины и Кубани. Речь идет о книгоиздательской деятельности Гринченко. На материале переписки М. А. Дикарева к Б. Д. Гринченко этот сюжет анализировал В.К. Чумаченко. Исследователь указал, что в своих письмах Б. Д. Гринченко проявлял пристальное внимание к теме «распространения книг собственного издания» на Кубани. В ответных письмах Дикарев комментировал ситуацию: «Тут нет книгораспространителя, который бы
торговал народными книжками. Здешние корзинщики берут такие книжки в Армавире <…> от Р. Ф. Уманцевой. Хорошо торгует также подобными книжками Лукьян Мартинович Мельников из Ейска. <…> Уманцева поставляет книжки на весь Северный Кавказ. Господину Мельникову уже сообщено о Ващих изданиях, но и Вам самому следовало бы обратиться к нему и Уманцевой …» [24]. Сам Дикарев поставил себе за правило выписывать по 10 экземпляров каждого нового издания Гринченко. Книжный магазин Екатеринодарского благотворительного общества готов был принимать издания Гринченко на комиссию. Каталоги различных  северокавказских библиотек (в том числе кубанских) свидетельствуют о наличии в них отдельных этнографических, публицистических, лексикографических публикаций Б. Д. Гринченко. В каталогах Екатеринодарской городской библиотеки в разделе «Украинский язык» зарегистрированы «Словарь украинского языка» и под одним автором «Гринченки» совместная работа Бориса Дмитриевича и Марии Николаевны «Рiдне слово. Читанка» [25]. В разделе «Этнография» – 3-й том «Этнографических материалов собранных в Черниговской и соседних с ней губерниях» (1899) [26]. Судя по основному рабочему каталогу краевой универсальной научной библиотеки им. А. С. Пушкина эти книги хранятся в библиотеке и сейчас. Регистрировались издания Гринченко в каталогах Донской публичной библиотеки [27].В небольшом количестве издания Б. Д. Гринченко встречаются в каталогах екатеринодарского книжного магазина «Школа» [28]. Истории издания произведений Б. Д. Гринченко на Кубани, их распространения в регионе в своих статьях касались В. К. Чумаченко [29] и В. Д. Грушевский [30]. В архивном фонде № 454 (Канцелярии Начальника Кубанской области и Наказного атамана Кубанского казачьего войска) ГАКК хранится большое количество дел о закрытии филиальных отделений Кубанского просветительного общества, их библиотек, об изъятии из этих библиотек книг, в том числе изданий «Просвiты», в редактировании которых принимал участие Б. Д. Гринченко. Понятное дело изымался не только Гринченко, изымались издания «Донской речи», «Посредника», произведения Льва Толстого, Ивана Франко, других авторов неугодного цензуре направления [31].

Перечисленными фактами возможности источниковедческого использования каталога, безусловно, не исчерпываются. В первую очередь, все зависит от целей исследования. Традиционно, например, такие каталоги включают (как обязательный элемент) в корпус источников при подготовке репертуара провинциальной (в нашем случае, кубанской) книги. Мы не исключаем возможности такого использования и каталога библиотеки Б. Д. Гринченко. При отсутствии сегодня подготовленной редакции электронного или печатного репертуара кубанской книги, при бедности фондов кубанских библиотек украинскими книгами каталог сегодня может помочь выявить кубанские издания, напечатанные на украинском языке.

Все это, казалось бы, отдельные факты, но за ними прослеживается глубина и плотность кубано-украинских книжных контактов, заинтересованность кубанских и украинских авторов в книжном общении, степень отражения этих контактах в различных видах источников, в том числе в каталогах личных библиотек.

Источники и литература

1. Чумаченко В. К. Кубанский кобзарь // Кубань (альманах). 1988. № 4. С. 83–90; Он же. Украïнська книжка на Кубанi // Вiсник Товариства украïнської культури Кубанi. 2003. № 4, С. 7; Слуцкий А. И. Источники изучения кубано-украинских книжных связей ХХ – начала ХХ в. // Берковские чтения. Книжная культура в контексте международных контактов. 2011. Материалы межд. Науч. конф. Минск. 25–26 мая 2011 г. Минск – Москва, 2011. С. 326–331; Слуцкий А. И., Грушевский Д. В. Еще раз к вопросу об украинско-кубанских книжных связях // Кубань – Украина: вопросы историко-культурного взаимодействия.
Вып. 7. Краснодар–Киев, 2012. С. 161–169 и др.
2. Острой О. С. Библиографические и справочные пособия – исторический источник? // Историко-библиографические исследования. СПб., 1992. Вып. 2. С.106.
3. Здобнов Н. В. Библиография как историческая дисциплина // Здобнов Н. В. Избранное. М., 1980. С. 178–195.
4. Мыльников А. С. О книговедческом методе в источниковедении (к постановке вопроса) // Книга: Исследования и материалы. М., 1972. Вып. XXV. С. 21.
5. Аистова Н. Печатные дореволюционные каталоги Ростовской н/Д. городской публичной библиотеки: первые результаты изучения // Книжное дело на Северном Кавказе: методы, источники, опыт исследования. Сб. статей. Краснодар, 2009. Вып. 5. С. 215–223.
6. Государственный архив Ставропольского края (ГАСК). Ф. 377. Оп. 1. Д. 35. 42 л.
7. Государственный архив Краснодарского края (ГАКК). Ф. 249. Оп. 1. Д. 2330а.
Ч. 1–2. 1027 л.
8. ГАКК. Ф.427. Оп.1. Д.1а, л.7 – 9 об.
9. ГАКК. Ф 260. Оп. 1. Д. 180. 600 л.
10. Ектеринодарская городская библиотека. Каталог книг. Критика, история литературы, языкознание, искусство. 1915 г. Екатеринодар: электро-печатня «Энергия», 1915; Екатеринодарская городская библиотека. Каталог книг. История, география, биографии.
Екатеринодар, 1916.
11. Каталог библиотеки Кубанского этнографического и естественно-исторического музея. Екатеринодар: тип. Кубанского областного правления, 1909. – 196 с.
12. Каталог книг библиотеки ОЛИКО (Общества любителей изучения Кубанской области) // Известия Общества любителей изучения Кубанской области. Екатеринодар, 1912. Вып. 5. С. 206–215.
13. Каталог библиотеки литературного отдела при Екатеринодарской картинной галерее им. Ф.А. Коваленко. Екатеринодар: Типография «Основа», 1906. 62 с.
14. Каталог фондів. [Т.] 1. Бібліотечні колекції, вип. 1. Б. Д. Грінченко / Підг.: І. Г. Шовкопляс, М. А. Воробей, Г. Г. Дідківська. К., 1988. 848 с. Нам уже приходилось писать об этом каталоге: Слуцкий А.И. Кубанские сюжеты в личной библиотеке Б. Д. Гринченко // I кубанские литературно-исторические чтения. Краснодар, 1999. С. 68–74.
15. Качкан В. А. Українське народознавство в іменах. Київ, 1994. C. 178–187.
16. Чумаченко В. К. М. А. Дикарев и книгоиздательская деятельность украинского этнографа Б. Д. Гринченко // Дикаревские чтения – 4: Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Кубани за 1997 год. Материалы научно-практ. конф. Белореченск, 1998. С. 3–6.
17. Зубкова Н. М. Архiв i бiблiотека видатного дiяча украïнського просвiтництва Б. Д. Грiнченка. Киïв, 2008. 178 с.
18. Там же. С. 5–6.
19. Енциклопедія українознавства. Львів, 1994. Т. 4. С. 1562–1563.
20.Словарь української мови. Киев, 1909. Т. 4. С.Х1Х.
21. Омельченко Г. Видання творів Я. Кухаренка // Я. Г. Кухаренко. Твори. Прага,
1928. С. 128–130.
22. Школа и жизнь (Екатеринодар). 1907. № 4. С. 28.
23. Гуменюк М. П. Библиографическая деятельность Б. Д. Гринченко // Сов. библиография. 1965. № 3. С. 40.
24. Цит. по: Чумаченко В. К. М. А. Дикарев и книгоиздательская деятельность украинского этнографа Б. Д. Гринченко // Дикаревские чтения – 4: Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Кубани за 1997 год. Материалы научно-практ. конф. Белореченск, 1998. С. 4–5.
25. Ектеринодарская городская библиотека. Каталог книг. Критика, история литературы, языкознание, искусство. 1915 г. Екатеринодар, 1915 .
26. Екатеринодарская городская библиотека. Каталог книг. История, география, биографии. Екатеринодар, 1916.
27. Аистова Н. К. Печатные дореволюционные каталоги Ростовской н/Д. городской публичной библиотеки: первые результаты изучения // Книжное дело на Северном Кавказе: методы, источники, опыт исследования. Сб. статей. Краснодар, 2009. Вып. 5. С. 215–223.
28. Иллюстрированный каталог книг и учебных пособий товарищества книжного магазина «Школа». 1908 год. Екатериноадар, 1907. 238 с.
29. Иллюстрированный каталог книг и учебных пособий товарищества книжного магазина «Школа». 1908 год. Екатеринодар, 1907. 238 с.
30. Грушевский В. Д. Из истории распространения украинской книги на Кубани // Книжное дело на Северном Кавказе: методы, источники, опыт исследований. Сб. статей. – Краснодар, 2011. Вып. 7. С. 224–226.
31. ГАКК. Ф. 454. Оп. 1. Д.д. 3497, 3513, 3523 и др.



Кубань-Украина: вопросы историко-культурного взаимодействия. Выпуск VII. Посвящается 150-летию со дня рождения Б. Д. Гринченко / Сост. А. М. Авраменко, В. К. Чумаченко. – Краснодар – Киев: ЭДВИ, 2013. 394 с., 43 ил.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Традиционная казачья культура // Библиотечное дело

Рейтинг@Mail.ru