Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Православные библиотеки на Кубани в XIX – нач. XX вв. По документам архивов Ставрополя и Краснодара

17.04.2013. Количество просмотров: 502

А.И. Слуцкий, 
Л.С. Финогина, книговеды


Живое слово и книга – основные средства религиозного просвещения. Православная библиотека, православная книга наряду с живым словом позволяла церкви осуществлять духовно-нравственную и образовательную деятельность, вести широкую миссионерскую работу в таком сложном, многоконфессиональном, полиэтническом регионе, как Северный Кавказ.

История православных библиотек – неотъемлемая часть гражданской истории Кубани. Без понимания огромной роли этих библиотек в истории образования, просвещения, культуры, науки невозможно понять и историю края в целом.

Кубанский священник был рядом с казаком в военном походе. Был организатором духовного и светского образования. Был непременным членом местных научных сообществ – Кубанского областного статистического комитета, Общества любителей изучения Кубанской области, Ставропольского епархиального Церковно-Археологического общества. Он принимал непосредственное участие в борьбе с преступностью, в заботах о народном здравии и нравственности.

На этом многотрудном пути обойтись без книги, без библиотеки он не мог. Именно поэтому на протяжении всей истории православная церковь заботилась об открытии и попечении библиотек.

К 1917 г. на Кубани сформировалась и функционировала широкая и сложная сеть православных библиотек разных видов: церковные, церковно-приходские, благочиннические, миссионерские, монастырские, учебные (церковно-приходских школ, Екатеринодарского епархиального женского училища и Екатеринодарского приходского училища), религиозно-просветительских братств, личные. Каждый вид библиотеки имел свои особенности, выполнял определённые социальные функции (образовательную, просветительную, мемориальную и др.).

контроль доступа

Православная книга, книга по истории православной церкви, по богословию обязательно присутствовала в любой общественной, публичной, школьной, казачьей полковой библиотеке. Священнослужителей привлекали к комплектованию общественных библиотек. Командир Псекупского полка И.Д. Попко писал священнику полковых церквей о. Петру Смирнову: «А как в настоящее время полку предложат выписать новые книги на имеющуюся на них сумму, то прошу Вас принять на себя труд составить и прислать мне каталог книг по части Богословия и вообще религиозного и нравственного содержания, какие бы Вы пожелали полезными выписать по Вашему усмотрению» [1].

***

Черноморцы (как и их предки, запорожцы) «отличались особенною религиозностью и приверженностью к православной религии <…>, духовные потребности казака всецело сводились к делам веры и церкви, как к одному из коренных условий народного быта, сложившегося исторически» [2].

Строительство и открытие храмов, начало церковной службы не могло обходиться без книги. К 1799 г. (по списку 2 января того же года) уже были отстроены 16 церквей, продолжало идти активное строительство ещё девяти. Книг хронически не хватало даже для проведения служб. Жалобы на это звучат во многих сохранившихся документах. Безусловно, какие-то необходимые для церковной службы книги привезли назначенные в войско священнослужители, какие-то церковные книги хранились в скарбе войсковой старшины и казаков. Документы свидетельствуют: эти книги с радостью дарились, передавались в открывающиеся храмы и церкви. Выписывались книги из Феодосийской епархии. Так, в период заселения Черномории начали формироваться небольшие церковные собрания книг (их едва ли можно назвать библиотеками). Главная задача – обеспечить духовенство необходимой литературой в профессиональной деятельности.

Начиная с 1798 по 1804 г., на Кубань частями привозили церковные книги из библиотеки Киево-Межигорского монастыря. Межигорские книги передавались в Екатерино-Лебяжскую Свято-Николаевскую пустынь, в войсковое училище. Небольшое количество служебных книг, церковной утвари из монастыря по решению Св. Синода от 6 октября 1803 г. должны были быть разосланы по всем церквам Черномории. Наряду со служебной функцией они становились реликвиями, памятью запорожской старины, связующей нитью Запорожья и Черномории.

Официальное начало создания церковных библиотек было положено несколько позже: указом Св. Синода от 15 февраля 1832 г., предписавшим иметь библиотеки при всех церквах. Естественно, как мы уже отметили, и до выхода этого указа в храмах был определённый набор книг, необходимых для ведения богослужения, отправления христианских треб для населения. Обязательными в церковных библиотеках были Библия, Евангелие, Апостол, Псалтырь, Триодь постная, Триодь цветная, Октоих, Канонник, Служебник, Часослов, Требник и др. [3].

В самом начале церковного строительства библиотеки получали духовную литературу из Феодосийской и Екатеринославской епархий. Впоследствии богослужебные книги выписывали из Москвы, Санкт-Петербурга, из Киево-Печерской Лавры. Большую помощь в приобретении недорогих изданий оказывали книжный склад Андреевско-Владимирского братства в Ставрополе, книжные склады при Александро-Невском соборе в Екатеринодаре и Михаило-Архангельском в Ейске.

И хотя строгий отбор изданий, ограниченный круг поставщиков предполагал создание однотипных библиотек, обеспеченность книгами церковных библиотек (и в количественном, и в содержательном отношении) была неравномерной. В епархии были библиотеки, располагавшие большими, регулярно пополнявшимися фондами. В 1908 г. в ст-це Дядьковской при Петро-Павловской церкви было 232 книги [4]. Библиотека Александро-Невского храма ст-цы Медведовской в 1911 г. состояла из 369 книг [5]. Сравнивая отчеты благочинных за несколько лет, можно проследить, как пополнялись библиотеки. Так, библиотека Успенской церкви ст-цы Медведовской в 1908 г. насчитывала всего 118 экз., а в 1911 г. здесь уже было 627 экз. [6].

В кубанских церковных библиотеках хранились редкие и богатые издания, памятники православной книжной культуры. В Воскресенском войсковом соборе, в Екатеринодарском Александро-Невском соборе хранились редчайшие издания из библиотеки Киево-Межигорского монастыря. Причт станицы Незамаевской в марте 1905 г. прислал в Ставропольское епархиальное Церковно-Археологическое общество подробное описание напрестольного Евангелия 1657 г.: «Евангелие – в полулист большого формата, обтянуто фиолетовым плисом; на верхней доске – 5 серебряных с позолотою без пробы блях, чеканной работы, с изображением: на средней – Распятия Господня с предстоящими – Богоматерию и Иоанном Богословом; на угольных – четырёх евангелистов; вверху и внизу вычеканено по одному херувиму; по сторонам – по две звезды. На нижней доске: по углам и посредине – пять серебряных же с позолотою ножек и четыре звезды. Прислано из Нижегородской ризницы в 1799 году» [7].

Но, случалось, благочинные наблюдали в церковных библиотеках своего округа отсутствие или недостаточное количество книг догматического, исторического и нравственного содержания, духовных периодических изданий. Они не раз обращались в правление Кубанского казачьего войска – с просьбой разрешить приобретать литературу на церковные суммы. Эти ходатайства возымели действие, и в 1865 г. причтам было разрешено из этих денег выделять до 50 руб. на приобретение необходимых богослужебных и религиозно-нравственных книг [8].

Чаще всего церковный причт должен был сам заботиться о пополнении библиотеки, но не у всех имелось достаточно финансовых средств для приобретения нужной литературы. Недостаточное комплектование библиотек при церквах благочинные объясняли бедностью церквей, хотя в некоторых случаях отмечалась и пассивность священников. Как докладывал в 1908 г. благочинный тринадцатого округа о. Н. Веселов, «духовенство, к прискорбию, в данном случае обнаруживает преступную инертность. Отцы-настоятели лучше истратят 100 руб. лишних на парчовое облачение, чем накупят на эту сумму полезных журналов и газет для духовной пищи своих овец…» [9].

Церковные библиотеки, церковные книжные собрания, возникшие задолго до появления светских, были, зачастую, единственными очагами книжной культуры в городах и станицах Кубани. В то время церковные библиотеки были доступны всему населению Кубани – становились проводниками нравственных начал и истин православной веры в народную среду.

В структуре сети православных библиотек большое место занимали библиотеки учебных заведений. 20 октября 1818 г. в Екатеринодаре при активном содействии выдающего кубанского просветителя протоиерея К.В. Россинского было открыто духовное училище. Уже в первые годы его существования первостепенное значение придавалось созданию и расширению библиотеки, без которой была бы немыслима подготовка священнослужителей, способных стать истинными руководителями нравственной и религиозной жизни населения.

Чтение учащихся находилось под пристальным наблюдением преподавателей, которые в этом деле руководствовались «Правилами о порядке в занятиях и образе жизни учеников Екатеринодарского духовного училища» [10]. Согласно им, чтение должно было быть главным занятием учеников после учёбы. Запрещалось, без предварительного одобрения наставников, читать книги, полученные не из училищной библиотеки. Библиотечные книги следовало содержать «в целости, чистоте и сохранности». Повреждённую или потерянную книгу надо было заменить новой. Для лучшего усвоения прочитанного учащиеся записывали краткое содержание книги в специально заведённые для этого тетради, которые просматривались преподавателем при каждой новой выдаче. И как было подсчитано наставниками, каждый учащийся прочитывал в среднем от 8 до 13 книг в год [11].

Со временем в училище сформировался довольно разнообразный по составу книжный фонд. Помимо учебных пособий здесь была литература по истории русской церкви, географии, природоведению, биологии, отечественной и всемирной истории, беллетристика и т.д.

Библиотека регулярно пополнялась. Так, только с марта по май 1872 г. из книжного магазина И.И. Глазунова было получено 66 книг. Среди них: А.В. Грубе «Географические очерки», М.Б. Чистяков «Путешествия и географические рассказы», С.В. Максимов «Год на Севере», А. Лавров «Рассказы из жизни русской церкви», В.М. Любоцкий «Русь и русские в 1812 г.», Б. Нибур «Рассказы о греческих героях», А. Брем «Обезьяны» и «Летучие мыши», Д.Д. Семёнов «Отечествоведение», И.Г. Песталоцци «Предметные уроки» и др. [12].

К концу 1895/96 учебного года книжный фонд библиотеки составлял 6367 экз., выписывалось более 30 периодических изданий. Помимо духовных («Богословский вестник», «Вера и Разум», «Воскресное чтение», «Духовная беседа», «Православное обозрение», «Православный собеседник» и т.д.), в распоряжении преподавателей и учащихся были научно-популярные, исторические, педагогические журналы: «Вестник воспитания», «Всемирный путешественник», «Журнал учителей», «Известия Императорского Русского географического общества», «Исторический вестник», «Педагогический сборник», «По морю и суше», «Природа и люди», «Русская старина», «Русская школа», «Русский архив», «Русский вестник» и т.д. [13].

Духовенство епархии, преподавательский персонал, кубанская интеллигенция оказывали всестороннюю личную помощь библиотеке училища. Кроме покупки необходимых изданий, библиотека активно пополнялась частными книжными дарами. В ноябре 1872 г. смотритель училища А. Месяцев купил на свои деньги «Латинскую грамматику» Я. Кремера, «Изъяснения Богослужения с церковным уставом» А. Свиркина [14]. В июле 1875 г. священник Екатерининской церкви С. Подольский подарил брошюры «Святыни Киева», «Троице-Сергиева Лавра» и «Соловецкий монастырь» [15]. В июне 1899 г. и в октябре 1900 г. правление училища на страницах «Ставропольских епархиальных ведомостей» выразило благодарность благочинным С. Мищенко, Н. Парадиеву, Е. Кудрявцеву, Е. Соколову, А. Молчанову, В. Семенову, П. Бутаковскому – за их моральную и материальную поддержку в деле улучшения библиотеки [16].

18 сентября 1896 г в Екатеринодаре торжественно открыто второе епархиальное женское училище (первое находилось в г. Ставрополе). С первых же дней его работы руководство приняло меры к формированию полноценной библиотеки, способной не только предоставить воспитанницам необходимые учебники, но и обеспечить их внеклассное чтение. Училищная библиотека, которой заведовала А.Т. Светлова, подразделялась на фундаментальную, ученическую, учебную и музыкальную.

И тут, кроме плановой покупки книг и подписки на периодические издания, в фонд училищной библиотеки поступали пожертвования. В отчётах училища не раз отмечаются книжные дары священника г. Екатеринодара С. Подольского [17]. Священник Николаевской церкви ст-цы Северской И. Максимов подарил две книги А. Фелье «Жизнь знаменитых греков» и «Жизнь знаменитых римлян» [18]. Ректор Ставропольской духовной семинарии П. Смирнов преподнёс ученической библиотеке свою книгу «Слова, речи, публичные религиозно-нравственные чтения и духовные стихотворения» [19]. Преподаватель училища И.Т. Ротарь передал в фундаментальную библиотеку книгу «Епифаний Славенецкий, литературный деятель XVII века» [20].

Каждая из библиотек (фундаментальная, ученическая, учебная и музыкальная) ежегодно пополнялась новой литературой. К концу 1907/08 учебного года фундаментальная библиотека состояла из 1637 экз., ученическая для внеклассного чтения – 1957 экз. В силу того, что библиотека была при учебном учреждении, наиболее укомплектованной по количеству изданий являлась учебная библиотека – в ней числилось 7448 экз. [21]. В разные годы в библиотеку выписывалось от 21 до 34 газет и журналов (например, «Вестник всемирной истории», «Исторический вестник», «Народное здравие», «Нива», «Нувеллист», «Русский вестник», «Юный читатель», французский журнал «Le Petit Francais Mustre»).

В 1884 г., согласно «Правилам о церковно-приходских школах», в полное ведение духовенства переданы церковно-приходские школы. На первом этапе комплектование библиотек церковно-приходских школ было ориентировано на приобретение определённого набора учебников и учебных пособий, который бы обеспечивал обучение по утверждённым программам. Уже в 1885 г. в каждой церковно-приходской школе Кубанской области были присланные из Св. Синода следующие книги: Библия на славянском языке; Евангелие и Новый Завет на славянском и русском наречиях; Учебная Псалтирь; Учебный Часослов; Букварь; Начальное учение человеком, хотящим Божественного писания учитися; Разрезная азбука; Краткие молитвы на листах; «Книга для чтения» и «Новая азбука» Л.Н. Толстого [22].

И в деле организации и комплектования библиотек церковно-приходских школ широко была распространена благотворительность. Пожертвования поступали как деньгами, так и книгами. В 1887 г. на приобретение учебников в наиболее нуждающиеся школы поступило 77 руб. 35 коп. Эти деньги были собраны по предложению члена епархиального училищного совета генерал-лейтенанта И.Д. Попко [23].

Стараниями духовенства к 1889/90 учебному году все церковно-приходские школы были обеспечены необходимыми учебниками и учебными пособиями. С 1889 г. начали организовываться библиотеки для внеклассного чтения учащихся. Инициатива духовенства по созданию таких библиотек находила полную поддержку и одобрение со стороны епархиального начальства. Для обзаведения школ библиотеками для внеклассного чтения духовенству было разрешено ежегодно отчислять из церковных сумм единовременно по 150 руб. и по 30 руб. ежегодно.

В 1896 г. благоустроенные библиотеки имелись при школах: Динской (более 400 книг), Кореновской (более 300 книг), Новотитаровской (252 книги), Пластуновской (245 книг), Архангельской (268 книг), Славянской (177 книг), Фонтановской, Бекечевской (330 книг), Старонижестеблиевской, Роговской (90 книг), Дядьковской, Тимашевской, Старовеличковской (до 60 книг) [24].

Из периодических изданий библиотеки обязательно получали журналы «Народное образование» и «Церковно-приходская школа». Остальные издания они выписывали, исходя из финансовых возможностей. Так, библиотека Новотитаровской церковно-приходской школы в 1896 г. смогла выписать: «Вестник Русского сельского хозяйства», «Игрушечка», «Кормчий», «Народное образование», «Родник», «Русский пчеловодческий листок», «Церковно-приходская школа» [25].

Забота епархиального Училищного совета об обеспечении школ библиотеками для внеклассного чтения дала свои результаты: в 1898 г. открыто 150 библиотек. К 1899 г. в епархии было 406 школ, при которых имелись библиотеки для внеклассного чтения [26].

Благодаря активному участию местного духовенства, их финансовой помощи, школьные библиотеки были обеспечены необходимой учебной литературой, книгами для внеклассного чтения. Священнослужители понимали: «школа не вполне выполнит своё назначение, если она только научит ученика». И делали всё возможное, «чтобы книга была бы спутником и надежным руководителем всей его жизни» [27].

В 60-е годы общественная и культурная жизнь Кубанской области стала более активной и разнообразной. Быстро начала развиваться сеть начальных школ, выросла грамотность населения, в полках Кубанского казачьего войска начали открываться библиотеки, кубанцы получили первую свою газету «Кубанские войсковые (областные) ведомости», чуть позже в области начали открываться религиозно-просветительские братства. Духовенство сотрудничало с большим количеством общественных, просветительских обществ, ставивших своей целью повышение грамотности населения средствами внешкольного образования, организацию досуга, отвлечение населения от пьянства и других пагубных привычек.

В такой работе неоценимую помощь пастырю оказывали хорошо составленные церковно-приходские библиотеки, расширение сети которых началось с середины 60-х гг. XIX в. Распоряжения Св. Синода от 21 апреля и 20 октября 1866 г. призывали к повсеместному учреждению таких библиотек. Помимо изданий религиозно-нравственного, исторического содержания, в их фондах широко были представлены книги по биологии, географии, медицине, сельскому хозяйству, художественная литература и т.д. Вместо всякого рода «пустых» книжек, которые распространяли «безбожные агитаторы и революционеры», священники стремились дать населению для чтения не только духовную литературу, но и книги по разным отраслям знания.

Так, в 1911 г. фонд церковно-приходской библиотеки Покровской церкви ст-цы Сергиевской составлял 476 книг, а из периодических изданий, помимо духовных («Воскресный день», «Отдых христианина», «Русский паломник», «Трезвые всходы»), выписывались журналы по сельскому хозяйству («Деревня», «Земледелец», «Плодоводство»). Только за отчётный 1911 год библиотеку посетило 720 человек [28].

С 1887 г. на Кубани началось массовое открытие благочиннических библиотек. Ставропольская епархия [29] была поделена на церковно-административные округа – благочиния, в каждый из которых входило от девяти до двадцати приходов. В каждом из таких округов открывались благочиннические библиотеки.

Их создание должно было дать возможность священнослужителям всех приходов округа в любое время получать книги и периодические издания, необходимые им для проведения миссионерской работы, для ведения внебогослужебных собеседований и чтений, книги, относящиеся к области не только духовной, но и педагогической. По своим более чем скромным средствам не все священнослужители имели возможность приобретать такую литературу для себя, в свои личные библиотеки. Да и церковные книжные собрания были ещё не во всех приходах, или же имели скромные фонды, как по количеству представленной литературы, так и по её качеству. Поэтому наличие благочиннических библиотек рассматривалось епархиальным начальством не только как одно из обязательных условий для проведения миссионерской, просветительской работы среди населения, но и как источник постоянного самообразования духовенства.

Представляя в Св. Синод годовой отчет, епископ Ставропольский и Екатеринодарский Агафодор указывал, что на территории епархии в 1893 г. было 18 благочиннических библиотек, и все они содержались на средства духовенства [30].

Конечно, по сравнению с церковными библиотеками, благочиннические были более крупные, в них старались приобрести все лучшие духовные издания. Формировались они на средства, полученные от духовенства и церквей всего благочиннического округа. Первоначальный взнос на приобретение литературы составлял от 50 до 150 руб. Затем ежегодно на пополнение книжного фонда выделялось только из церковных сумм округа 35 руб. В итоге получалась сумма, позволявшая сравнительно полно комплектовать фонды этих библиотек. Чаще всего обязанность по заведованию благочинническими библиотеками возлагалась на окружных миссионеров, которым в некоторых округах за это выплачивалось вознаграждение.

Во второй половине ХIХ в. на территории Кубанской области начали создаваться религиозно-просветительные братства. 13 марта 1894 г. состоялось первое заседание Совета Александро-Невского братства. Со дня открытия при нём действовала на бесплатной основе библиотека-читальня, основной первоначальный вклад в фонд которой сделал В.В. Скидан [31]. Он же был и одним из её учредителей, как писал сам, «вложившим в неё немало своих книг и заведующим ею в первые годы» [32].

Библиотека братства, хотя и не могла по своим финансовым возможностям равняться с другими публичными библиотеками города, всё же старалась количественно и качественно улучшать свой фонд, ежегодно приобретая новые издания, выписывая газеты и журналы. Пополнялась она и за счёт литературы, собираемой посредством специально установленных на улице Красной ящиков, куда желающие опускали прочитанные книги и газеты. К весне 1895 г. её фонд составлял более 3 тыс. томов [33].

Находясь в центре города, библиотека всегда привлекала к себе читателей. Число их увеличивалось с каждым годом. В 1897 г. постоянных подписчиков было 960 человек. Из них: чиновников – 60, торговцев – 201, ремесленников – 552, земледельцев – 48, нижних чинов – 20, учащихся – 79 человек. Посетителей, читающих периодические издания в зале читальни, – 7352 человека [34].

В 1901 г. библиотека-читальня располагалась на Карасунской улице в доме купца Ерохина, арендуемом за 300 руб. в год. Из трёх комнат этого дома две были заняты читальней и библиотекой, а одна была квартирой библиотекаря, должность которого занимала М.Н. Валковская [35]. Открыта она была ежедневно с 9 до 20 ч., а в воскресные и праздничные дни – с 11 до 20 ч. Литература выдавалась бесплатно, лишь в некоторых случаях взимался незначительный залог для обеспечения сохранности фонда.

В целом библиотека братства была ориентирована на формирование универсального книжного фонда, на доступность самому широкому кругу читателей. Помимо богослужебной, богословской литературы и духовных журналов здесь были и светские издания: сочинения русских писателей, книги по истории, для детского чтения, учебники. В 1901 г. её фонд составлял 4160 томов, из журналов выписывались: «Нива», «Вокруг света», «Природа и люди», «Русский паломник», «Спутник здоровья», «Разведчик», «Русская мысль», «Вестник иностранной литературы», «Мир Божий», «Кавказский вестник», «Детское чтение», «Детский отдых», «Родина», «Юный читатель», «Всходы» и несколько ежедневных газет.

С каждым годом библиотека-читальня становилась всё более популярной среди читающей публики. Несомненным было то, что расходы на неё вполне оправдывались приносимыми ею благими результатами в деле народного просвещения.

Рассказывая об истории православных библиотек на Кубани, необходимо хотя бы несколько слов сказать о личных библиотеках духовенства. Первая такая библиотека (о которой нашлись свидетельства) – библиотека выдающегося черноморского (кубанского) просветителя, протоиерея Кирилла Васильевича Россинского. Он не только сам собирал библиотеку – он одаривал книгами черноморцев, пытаясь приобщить их к книжной культуре.

Традиционно у будущих священнослужителей личные библиотеки начинали складываться уже в стенах учебных заведений. Как вспоминал Ф.А. Щербина, его отец, Андрей Щербина, ещё обучаясь в семинарии, начал собирать личную библиотеку. И после его смерти в доме осталось много книг: «учебники по греческому языку, или Евангелия на этом языке, или старинные риторики, пиитики и логики, или духовно-нравственные книги и проповеди», Четьи Минеи, «Творения» Димитрия Ростовского [36].

Приобретать нужные книги в Черномории в те времена было сложно. Ученикам (собственно, как и чиновникам и офицерам) порой приходилось выписывать их из Петербурга или Москвы. Можно вспомнить письмо ученика семинарии, племянника Василия Федоровича Золотаренко (бывшего смотрителя Екатеринодарского духовного училища, который к концу жизни из Екатеринодара переехал в Петербург) с просьбами о книгах. «В нашей семинарии постепенно вводятся нового устава законы, по которым определено читать хрестоматию русскую полную Галахова при изучении теории словесности, и начальство требует, чтобы у каждого была, а купить негде в Ставрополе, поэтому покорнейше Вас прошу, если будет Ваша милость, то купите Вы мне эту хрестоматию Галахова 11-е издание 1866 г. в магазине Глазунова, или в каком-нибудь другом, 1-й и второй том. И если будете присылать, то, пожалуйста, сейчас же, по получении сего письма, чтобы 15 числа января я мог уже иметь её, и чтобы чистая была. Начальство, знаете, не свой брат, шутить не любит. Пожалуйста, не оставьте моей просьбы, купите и пришлите, я буду ожидать непременно <…>, а если не получу, то не знаю, что тогда буду и делать. С тем прощайте! Остаюсь Ваш племянник Феодосий Попов» [37]. Феодосий Попов просил книги не только по русской словесности, но и по истории церкви, гражданской истории, логике, философии [38].

Ученики получали книги и награду за хорошую успеваемость, примерное поведение. В личной библиотеке И.Д. Попко сохранились книги, которые ему дарили в Астраханской семинарии и Московской академии. Чаще всего это были книги религиозного содержания, но случались и светские. Например, труд В. Тейльса «Особливые известия, служащие к истории Карла ХП», изданные в 1789 году и «пожалованные с греческой надписью от инспектора Карпова». В 1833 году «пожаловали» молодому Попко латинский томик писем Цицерона [39].

Недавно в отделе редкой книги краевой библиотеки им. А.С. Пушкина был найден автограф просветителя Черномории протоиерея Кирилла Васильевича Россинского. На форзаце книги «Богословия нравственные или христианские наставления», напечатанной в Синодальной типографии Москвы в 1804 г., можно прочитать дарственную надпись: «Матвею Михайловичу Господину Попову въ знакъ памяти, усердiя и благодарности. 1825 года Мая 29 дня. Протоиерей Кирилл Россинский». Кто такой Матвей Михайлович Попов – ещё предстоит выяснить. Может быть, эта книга – награда отличившемуся выпускнику гимназии? 29 мая – как раз время выпуска.

Часто, особенно в сельских приходах, священник был и духовным пастырем, и учителем, и «радетелем» народного здравия. А потому, помимо богословской, религиозно-нравственной литературы, в личных библиотеках духовенства со временем всё чаще встречались книги и периодические издания светского содержания. Так, в рапорте от 7 марта 1898 г. благочинный четырнадцатого округа В. Терновский писал: «Каждый из священников старается приобрести себе, помимо книг и журналов духовного содержания, книги, журналы светской литературы и выписать какую-нибудь газету, из которой он мог бы познакомиться со злобами дня, с теми недугами, которыми болеет общество, найти ответ на предлагаемые вопросы. Поэтому у каждого священника непременно есть своя маленькая библиотечка, среди которой он проводит свободное от своих обязанностей время» [40].

Просветительская деятельность священнослужителей осуществлялась и передачей книг из личных библиотек в общественное пользование. Они дарили их библиотекам (публичным, церковным, народным), учебным заведениям (школам, училищам, семинариям). Только в 1875 г. епископ Кавказский и Екатеринодарский Герман пожертвовал православным библиотекам более 200 личных книг [41]. Примеров тому великое множество.

Православные библиотеки способствовали религиозно- нравственному воспитанию, духовному просвещению, образованию и самообразованию детей и взрослых. Духовенству они давали возможность повышать образовательный уровень, оказывали помощь в их пастырском служении.

Литература и источники

Государственный архив Краснодарского края (ГАКК). Ф. 351. Оп. 1. Д. 43. Л. 113.
Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. – Екатеринодар, 1910. Т. 1. С. 579 [Репринт, 1992].
ГАКК. Ф. 252. Оп. 2. Д. 385. Л. 40–41 об.
Государственный архив Ставропольского края (ГАСК). Ф. 135. Оп. 66. Д. 1336. Л. 5об.-6.
Там же. Ф. 439. Оп. 1. Д. 75. Л. 14.
Там же. Ф. 135. Оп. 66. Д. 1336. Л. 5об.-6.; Ф. 439. Оп. 1. Д. 75. Л. 12.
Ставропольские епархиальные ведомости. 1906. № 6. С. 373–374.
ГАКК. Ф. 252. Оп. 2. Д. 1816. Л. 22.
ГАСК. Ф. 135. Оп. 66. Д. 624. Л. 79.
ГАКК. Ф. 492. Оп. 1. Д. 46.
Там же. Д. 143. Л. 21об.
Там же. Д. 22. Л. 37–38, 61об.
Там же. Д. 143. Л. 20–22 .
Там же. Д. 22. Л. 136 об.
Там же. Д. 45. Л. 48–48об.
Ставропольские епархиальные ведомости. 1899. № 13. С. 608; 1900. № 22. С. 1268.
Там же. 1900. № 2. Приложение. С. 39; 1901. № 22. Приложение. С. 46; 1902. № 11. Приложение. С. 48.
Там же. 1901. № 22. Приложение. С. 47.
Там же. 1903. № 5. Приложение. С. 39.
Там же. 1902. № 11. Приложение. С. 51.
Там же. 1909. № 23. Приложение. С. 37–38.
Там же. 1887. № 16. С. 597.
Там же. С. 598.
Отчет о состоянии церковно-приходских школ Ставропольской епархии за 1895/96 учебный год. – Ставрополь, 1897. С. 49.
Там же. С. 50.
Отчет Ставропольского епархиального училищного совета о состоянии церковных школ епархии за 1898 гражданский год. – Ставрополь, 1899. С. 36.
Там же. С. 76.
ГАСК. Ф. 439. Оп. 1. Д. 75. Л. 5.
Кубань с 1843 г. была под управлением Ставропольской кафедры и входила в состав сначала Кавказской, а с 1885 г. – Ставропольской епархии.
ГАСК. Ф. 135. Оп. 52. Д. 87–77. Л. 153.
Екатеринодар – Краснодар: Два века города в датах, событиях, воспоминаниях. Краснодар, 1993. С. 195.
Бардадым В. Открытки на память. – Краснодар, 2005. С. 129.
Екатеринодар – Краснодар… С. 195.
ГАСК. Ф. 135. Оп. 55. Д. 570. Л. 237.
Там же. Оп. 62. Д. 1425. Л. 171об.
ГАКК. Ф. 764. Оп. 1. Д. 95. Л. 89.
Там же. Ф. 770. Оп. 1. Д. 2. Л. 63–64.
Там же. Л. 43, 54об., 63–64.
ГАСК. Ф. 377. Оп. 1. Д. 35. Л. 35–36
Там же. Ф. 135. Оп. 55. Д. 570. Л.193 об.
Кавказские епархиальные ведомости. 1875. № 2. С. 75; № 8. С. 257; № 20. С. 648–649.



Сборник материалов IX международной научно-практической конференции «Федор Андреевич Щербина, казачество и народы Северного Кавказа: история и современность» (г. Краснодар, 27 февраля 2009 г.). – Краснодар: ИМСИТ,2009.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Традиционная казачья культура // Библиотечное дело

Рейтинг@Mail.ru