Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Дети и традиционная культура кубанского казачества

12.01.2012. Количество просмотров: 691

Н.Ф. Дианова,
кандидат культурологии,
доцент кафедры социально-гуманитарных
дисциплин и регионоведения
Академии ИМСИТ


Изучение традиционной культуры Кубани и мира детства, её духовного аспекта имеет под собой разноплановую основу. С помощью культуры и через культуру можно найти способы улучшения взаимопонимания между взрослыми и детьми; увидеть в культуре современных детей будущее культуры России; на основе культурного опыта сохранить культурные традиции предков.

Традиционная детская субкультура – культурный источник, который должен плодотворно влиять на духовность современных детей Кубани. Эта культура способна противостоять низкого качества продуктам масс-медиа-индустрии, являться защитой от социальной и духовной опасности.

В системе ценностей целесообразно выделить два аспекта: ценности, базирующиеся на традиционной культуре; ценности, имеющие своё основание в современном стиле поведения, моде, поведении, зачастую заимствованные из других культур. В идеальном варианте первые должны выступать в качестве условия, организующего и актуализирующего, для второй группы.

Ценности эти воспринимаются индивидом как на сознательном, так и на бессознательном уровне – в ходе получения личного жизненного опыта и в результате наследственности. В итоге у индивида складывается система представлений, в соответствии с которой он принимает или отвергает предлагаемые ему идеи.

Современное влияние западноевропейской, американской культуры, так называемый процесс «вестернизации» культуры, в значительной степени воздействует на сознание детей и молодежи, способствует размыванию и обесцениванию этнокультурных ценностей, утрате национальных традиций. Культура в своей основе не наследуется генетически, биологически, а передаётся от поколения к поколению. Формирование личности – следовательно, и ценностных ориентаций осуществляется на протяжении всей жизни человека, протекает с различной степенью интенсивности – в зависимости от его возраста, но наиболее активно происходит в период юности. Помимо собственного жизненного опыта в формировании ценностных ориентиров играет роль социокультурная среда. В условиях Северного Кавказа и Кубани она складывается на основе пересечения этнических культур разных народов, как единство разнообразия и многообразия общего, система ценностей, представлений о благе и достоинствах народов, проживающих на Кубани и Северном Кавказе.

Кубанские казаки отдавали предпочтение именно духовным устремлениям, а не материальным. Индивидуализм, приобретательство, разобщённость никогда не были категориями духовной культуры русского народа. Истинные духовные ценности – добро, любовь, коллективизм, сочувствие, взаимопомощь, благородство, ответственность – прививаются с детства в семье как естественной среде. В семье происходит передача и трансформация способов повседневной деятельности, норм, стандартов поведения, ценностей. Представители старших поколений активно влияют на процесс воспитания и социализацию личности, во многом определяя её направление, темп и т.д.

В то же время семья подвержена воздействию социальной макросреды, одновременно являясь одним из социальных институтов общества, тесно связанных и зависящих как от характера развития социальной системы в целом, так и отдельных её институтов [1].

Приобретение, накопление новых знаний, передача их от поколения к поколению осуществляются благодаря социальной памяти, языку, символам, культурным универсалиям. Агенты трансляции опыта на индивидуальном уровне – представители старших и средних поколений. Эти ценности наиболее понятны, раскрываются в сказках. Носители сказок на Кубани чаще всего – бабушки, реже дедушки, к которым в любом возрасте тяготеют дети. В сказке на первом месте выступает эмоционально-нравственный критерий – радость победы добра. На втором месте – эмоциональная оценка волшебного, таинственного, всего того, «чего не бывает в жизни» [2].

Детей привлекают умные, добрые, положительные герои; герои-волшебники, обладающие чудодейственной силой. Поучение в сказке не воспринимается детьми как голое назидание, они жаждут его и отмечают как большое достоинство. Возможность идентификации со сказочными героями, желание пережить волшебные приключения, эмоционально реагировать на события сказки и действия персонажей высоко ценятся детьми.

Дети замечают и скрытые «смыслы» сказок; где под видом сказочных героев, зверей высмеиваются недостатки людей – трусость, жадность, вероломство, хитрость, предательство. Сказочный мир ребёнка обеспечивает не только реализацию неудовлетворенных желаний, решающую роль играют мотив достижения равенства или мотив компенсации.

Центральные составляющие и для кубанских сказок – категории «добра», противостоящие «злу». Эта борьба происходит через все сюжеты: в сказках о животных, бытовых сюжетах и других. Подавляющее большинство сказок и легенд представлено бытовыми сказками; тематика и сюжет их определяются рамками: родители – дети – внуки; муж – жена; бедный казак – богатый казак; казак и атаман; казак и война; казак и нечистая сила.

Через краткое содержание сказки «Как внук деда спас» [3] раскрывается мир отношений между героями, их влияния на слушателей. Формируется не только уважительное отношение к старшим, но и показывается важность заботы молодого поколения о старых беспомощных родителях.

В легенде-сказке «О муже-уже» [4] сюжет, на первый взгляд, прост. Летом девушки купались в реке Лабе; позже одна из них стала женой ужа («проклятого человека»), стала жить вместе с ним в воде. У них родились дети. Однажды жена с детьми отпросилась повидать родных. Уж её отпустил. А мать девушки, выведав возвратный секрет, убивает мужа-ужа. Жена ужа была в отчаянии. Дети её превратились мальчик в соловушку, дочь в ласточку. А сама жена в беспарую кукушку. Эта сказка формирует представление о том, что грубое вмешательство в дела другого человека, пусть и близкого, не приводит к благу, но способно навредить.

Сказки выполняют множество функций. Но основная проблема не столько в пробуждении и укреплении интереса к ней, который никто не оспаривает, – проблема в пропаганде сказок кубанских; их чтения.

Традиционные детские игры выполняют множество функций: выступают средством коммуникации (игровой, соревновательно-игровой, добровольного сплочения и т.д.), выполняют функции социального контроля, воспитательную, социализирующую, познавательную, интегрирующую...

Игра в жизни детей – не отдельный элемент, а переплетена, сливается с жизнью ребёнка. На различных этапах этой жизни она выполняет отличные друг от друга функции. Игру раннего детства можно охарактеризовать как настоящую мифологию, где «реальное и вымышленное так сплетаются одно с другим, что невозможно определить, где кончается одно и начинается другое» [5]. Для детей характерно не погружение в действительность, а скорее эмоциональное восприятие мира, созерцание; их чувства и воображение только развиваются. Универсальность игры в том, что она всякую серьёзную и деловую активность превращает в сказку.

Игра обладает рядом важных свойств: она свободна, повторяема, закрепляется в памяти ребенка, имеет временные и пространственные рамки, наличие порядка, правил. Игра таинственна и эстетична, в ней есть движение вперёд и назад, красота и вдохновение. Игра имеет сюжет, драматургию, роли, динамику развития.

Классификация игр разнообразна. Большинство исследователей, используя типологический метод, подразделяют игры в зависимости от выполняемых функций: подражательные, познавательные, подвижные (моторные), социальные (сюжетно-ролевые), логические (головоломки), дидактические, конструктивные и деструктивные.

В ролевых играх казачат, в подвижных действуют строгие правила, и дети им подчиняются. Игра выступает и участвует в развитии социальной активности, в воспитании духа солидарности; в ней проявляются не только фантазия и творчество, но подражание взрослой жизни. В этих играх дети встречаются с отношениями: властвования и подчинения; сотрудничества; борьбы; одновременно происходит знакомство с такими отношениями, их освоение.

Так, в игре, распространённой повсеместно на Кубани – «Дочки-матери», ребёнок, исполняющий роль матери, следует правилам материнского поведения; ребёнок, играющий роль дочки (сына), обязан «слушаться» свою «мать», выполнять её поручения, просьбы…

«Лётчики», «пассажиры» самолёта не могут выходить за его пределы (в небо), пока самолет не «приземлится»… В таких играх происходит не просто подражание взрослой жизни, сколько усвоение ребёнком нормативного поведения, принятого в данном обществе. Традиционные ролевые, социальные игры – «Школа», «Больница», «Дочки-матери», «Парикмахерская» и др. – способствуют освоению ребёнком социального опыта, становятся главным источником этого опыта.

Обзор детских игр Кубанской и Терской областей позволяет увидеть: подвижные игры были как с игрушками (предметами – мяч, палка, жгут, нож, шары…), «Камушки-казанки», «Царь», «Палка», «Цурки» и др., так и игры без игрушек – «Жмурки», «Жни просо» («Просо»), «Шум», «Молчан», «Пчёлы»… Эти игры не только выполняют очевидную функцию развития моторики, но способствуют усвоению социальной действительности.

Так, игра «Жни просо» направлена на усвоение и понимание детьми того, что труд земледельца нелёгок и сложен, приходится гнуть спину, работая в поле («по-одному прогоняют стоящих, нагибались под их руки») [6].

В игре может развернуться и творческая сила фантазии. Так, в игре «Числа» («Фантазии») выбираются ведущие, которые загадывают любое число; другие участники должны его отгадать. У отгадавшего спрашивают: «Что купить?». Покупка может быть разнообразной. Оба ведущих обсуждают, что они будут предлагать на «продажу». Товар должен отличаться, и ведущие должны проявить максимум своих творческих способностей, придумывая и описывая, «рекламируя» свой товар. В такой игре присутствуют и активный творческий процесс, и элементы конкуренции.

Игры-шутки, игры-забавы способствуют весёлому и радостному отдыху, развивают культуру общения, чувство юмора, служат условием формирования между детьми коммуникабельности, оказывают более действенное воспитание, чем словесные формы.

Современная отгороженность детей от традиционных игр возникла не случайно. Изменения в исторической эпохе, развитие науки и техники способствовали не только изменениям в культурной сфере жизни общества. Усиленная компьютеризация России с начала 90-х гг. ХХ в. активизировала сегодня проблему воспитания молодого поколения – физически и нравственно здорового. Технократический мир взрослого человека предложил детям заданную программу: в мире компьютерных игр ребёнок не может получить навыки простого человеческого общения, вместо чувств предложена информация.

Компьютерный мир подавляет качества, определяющие человеческую сущность: способность к состраданию, сопереживанию, потребность творить и созидать, умение самостоятельно мыслить и принимать решения, воспитывать силу воли. Ребёнок превращается в один из элементов компьютерной машины, не может, действовать самостоятельно. Он пребывает в виртуальном мире.

Детская психика обладает уникальной способностью запечатлевать чувства, эмоции, переносить воображаемое в реальность и наоборот. Такие жизненные ценности, как преданность, верность, ответственность становятся эфемерными – как виртуальный мир, виртуальная забота, виртуальные чувства. Компьютерные игры, взятые из сети Интернет, приобретённые на пиратских рынках или в лицензионных магазинах, в большинстве своём направлены на разобщённость юного поколения, на психологическую обособленность. Всё это приводит к разрушению личности, её внутреннего начала; разрыву связей между поколениями.

В процессе игры, живой и непосредственной, деловой и творческой ребёнок проявляет свои способности, приобретает навыки для разумных, самостоятельных, инициативных действий. Игра – пример универсальной деятельности детей: содержит многие качества различных видов деятельности взрослых. Основная задача взрослых – помочь детям в выборе игр, проводить регламентацию компьютерных развлечений детей.

Культурная традиция выбирать водящего, используя считалки, сохранилась и сегодня. Но, анализируя содержательную сторону считалок, можно увидеть значительные изменения. Например, известная считалка «На золотом крыльце сидели царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной… – кто ты будешь такой?» предусматривает не только выбор водящего, но и запоминание текста. Исследования показывают: эту считалку дети почти не знают. Называют другую: «На золотом крыльце сидели Мики-Маус, Том и Джери, Дядя Скрудж и три утёнка, выходи – ты будешь Понка».

В ст. Петропавловской зафиксирована похожая считалка: «На золотом крыльце сидели, Санта-Барбару смотрели. Если Джина не умрёт, то Сиси её прибьёт». Структурно считалка осталась прежней, но наполнена иным содержанием, отражает реалии времени: то, чем интересуются современные дети, какие передачи и фильмы смотрят. К сожалению, национальные, российские, кубанские герои в этих текстах не встречаются.

В застольном этикете кубанских казаков формировались уважение, почитание родителей. Глава семейства первым подходил к столу, читал молитву, и все, перекрестившись, садились за стол [7]. Хлеб за столом также резал глава семейства, предварительно перекрестив его ножом, затем раздавал всем за столом. К хлебу отношение было благоговейным, ценилась каждая крошка, и эти принципы формировали у детей. Розданный хлеб нужно было съесть до конца. Детям говорили: «Вот не доешь хлеб, а он будет за тобой гоняться ночью» [8]; здесь наблюдается элемент запрета и наказания – в случае неисполнения традиционных правил поведения.

«Право первой ложки» повсеместно на Кубани принадлежало главе семейства, и это считалось само собой разумеющимся. «Если только сели за стол. Первый черпанул атец, патом берите все». «Гаварили так, первую лошку атец берет. Патом втарую, третью, а после третьей тада все» [9]. К еде приступали члены трапезы после того, как глава семейства брал ложку, и при этом, соблюдался порядок старшинства. Если поведение за столом было неправильным, могло последовать наказание от родителя – в виде удара по лбу ложкой. Наиболее строгое наказание – изгнание из-за стола.

Нарушения этикета за столом, помимо игнорирования старшинства, – разговоры, смех, нерегламентированный выход из-за стола, спешка, неаккуратность, избирательность в еде. За эти нарушения также следовали определённые наказания.

Сегодня, к сожалению, многие социокультурные связи нарушены, нравственное сознание искажено, отсутствует потребность в познании, межпоколенном общении.

Характеризуя традиционную детскую субкультуру Кубани на рубеже ХХ–ХХI вв., отметим: она значительно отличается от культуры других периодов России, претерпевает значительные изменения. В сфере сохранения её потенциала есть множество проблем, требующих внимания со стороны властных структур. Изменить ситуацию можно при тесном сотрудничестве культуры, политики, науки, широкой деятельности СМИ в сфере популяризации традиционной культуры, традиционной детской субкультуры – с учётом интересов всех народов, проживающих на Кубани, всех возрастных групп.


Литература


1. Кащенко А.А. Молодёжная культура и субкультуры молодёжи: проблемы социализации [текст] // Социализация и адаптация молодёжи в условиях полиэтничного региона. – Краснодар, 2003. С. 57.
2. Выготский Л.С. Психология искусства [текст]. – М., 1994, С. 87.
3. Кубанские сказки и легенды. – Краснодар [текст], 2001. С. 9.
4. Там же. С. 11
5. Зеньковский В.В. Психология детства [текст]. – М., 1996, С. 64
6. Детские игры и забавы в станицах Кубанской и Терской областей [текст] // Традиционная культура и дети. – Краснодар, 1994. С. 142–214. Там же. С. 184.
7. Воронин, В.В. Повседневный застольный этикет кубанских казаков [текст] // Сбережение народа: традиционная народная культура. – Краснодар, 2007. С. 163.
8. Там же. С. 164
9. Там же. С. 165

 

Сборник материалов IX международной научно-практической конференции «Федор Андреевич Щербина, казачество и народы Северного Кавказа: история и современность» (г. Краснодар, 27 февраля 2009 г.). – Краснодар: ИМСИТ,2009. 

 

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Традиционная казачья культура // Дети. Молодежь

Рейтинг@Mail.ru