Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Некоторые аспекты традиционной модели социализации мальчиков в семьях верхнекубанских казаков в общем контексте подготовки их к воинской жизни

24.11.2010. Количество просмотров: 282



А.Г. Черевань
кандидат педагогических наук,
 старший научный сотрудник отдела этнографии и искусствоведения
Карачаево-Черкесского ордена «Знак Почета» института гуманитарных исследований при Правительстве КЧР

 

Система ценностных ориентаций в воспитании подрастающего поколения казаков, а также «механизмы их реализации… определялись главным образом  уровнем и характером внутриобщественных отношений, основное место в которых занимало положение семьи как составной части этносоциального организма».1.

Казачья семья в основе своей вплоть до 1917 года была патриархальной, ее главой был старший в семье мужчина. Подчинение ему было беспрекословным, в том числе взрослых сыновей и дочерей, имевших свою семью. Быт казачьей семьи слагался под влиянием военной обстановки, хозяйственной деятельности и семейно-общественного уклада.2

«В семьях казаков воспитание несло в себе духовно-нравственные аспекты, – отмечает М.Ф.Куракеева. – …Воспитанием мальчиков в основном занимались отец и дед, они учили их не терять контроля над собой при любых обстоятельствах, находить выход из любого положения, выживать в трудных условиях, «не жалеть живота за други своя».

С детства родители прививали детям навыки почитания родства, полагая, что «чем глубже и обширнее корни, тем могучей крона». Детям не прощалось вранье, окрики на старших, зависть, за это их строго наказывали. Старшие учили младших держать данное слово, соблюдать достоинство, всегда иметь свое мнение.

Народная казачья педагогика полагала, что в основе воспитания должны лежать доброта и благожелательность. Интересно в этой связи замечание
Е.П. Савельева об отношении казаков к факту рождения нового человека, бытовавшее, по сведениям информаторов, и в станицах Верхней Кубани «Рожденного младенца холостые станичники нянчили все, и когда у него показывался первый зубок, все наперерыв приходили смотреть его, и восторгам этих закаленных в боях воинов не было конца. …страшные и беспощадные в боях с врагами… и простые и чуткие, как дети, в обыденной жизни. При крещении младенца все молились и пировали, пировали и молились о даровании рожденному казаку здоровья и казацкой удали и крепости».3.

Это существенное отличие от традиционной, догматической христианской модели внутрисемейных отношений подтверждается наблюде6ниями
Н.И. Костомарова, исследовавшего жизнь и нравы великорусского народа: «Между родителями и детьми господствовал дух рабства, прикрытый ложною святостью патриархальных отношений. Почтение к родителям считалось, по нравственным понятиям, ручательством здоровой, долгой и счастливой жизни. …Несмотря на такие нравственные сентенции, покорность детей была более рабская, чем детская, и власть родителей над ними переходила в слепой деспотизм без нравственной силы. Чем благочестивее был родитель, чем более проникнут был учением православия, тем суровее обращался с детьми, ибо церковные понятия предписывали ему быть как можно строже: «Наказуй отец сына из млада, – говорит одно старинное поучение, – учи его ранами бояться Бога и творить все доброе, и да укоренится в нем страх Божий, а если смолоду не научишь – большого как можно научить». Слова почитались недостаточными, как бы они убедительны ни были, нужно учить детей «розгами, да не приимеши про них ныне от человек сорома и будущих мук», и общее нравственное правило отцов в отношении к детям выражалось в такой формуле, какую передает нам благочестивый автор «Домостроя»: «Сына ли имаши, не дошед в нити в юности, но сокруши ему ребра; аще бо жезлом биеши его, не умрет, но здрав будет, дщерь ли имаши – положи на ней грозу свою». Этот суровый моралист запрещает даже смеяться и играть с ребенком».4.

Казаки, будучи по духу людьми вольными и свободолюбивыми, не могли принять столь суровую модель воспитания детей. Как и у горцев, ставка в деле воспитания делалась не на чувство страха и наказания, а на убеждение, создание привлекательного примера. Для того чтобы мальчик не вырос робким и замкнутым, нельзя было его запугивать и слишком часто наказывать; в то же время было не принято слишком опекать ребенка. Несмотря на то, что мальчика в семьях верхнекубанских казаков воспитывали гораздо строже, чем девочку, и родители, и крестный, и атаман, и старики следили за тем, чтоб мальчонку «не заиздылы», чтобы позволяли играть. Но при этом сами игры были такими, что в них маленький казак обучался либо работе, либо воинскому искусству.

Данную черту национального характера – уважение и почтение старших - отмечают многие исследователи быта, обычаев и традиций казачества: «Особенно резко выделяется почтение и уважение к старшим; оскорбление, нанесенное сединам, не может оставаться безнаказанным…».5. Этого требовала и присяга: «Перво-наперво защищать Родину … честь свою соблюдать, отца-мать слушать и почитать». Исследователи подчеркивают и правила поведения казачьей молодежи в присутствии старших, которые во многом близки традиционным взглядам горцев современной Карачаево-Черкесии относительно данного вопроса: «Почтение к старшим и в особенности испытанным в боях воинам была обязанностью для молодого поколения. Молодежь не имела права садиться в присутствии стариков», – отмечает Е.П. Савельев.

Кроме того, общественное мнение в воспитании молодежи имело столь большое значение, что «старший по возрасту мог сделать замечание молодому казаку, и отец после этого обязательно наказывал его».6.

К этому следует добавить, что указанная древняя казачья традиция, подкрепляемая соседством с горским населением, по сей день жива в станицах Карачаево-Черкесии. И сегодня попавший туда путешественник при встрече с совершенно незнакомыми ему детьми обязательно услышит от них приветствие.

В свою очередь и старшие относились к младшим с уважением.

Несмотря на то, что казаки никогда не баловали своих детей, бережное отношение к ним было важнейшим элементом как общей системы воспитания, так и военно-физической подготовки. Основополагающие принципы: любовь к родине, верность не только долгу перед Отечеством, но и перед собратьями по оружию, самый дух казачьей общины – подрастающее поколение впитывало в себя не только посредством пословиц и поговорок, военно-патриотических песен и православной церкви, но и через поведение старших, их отношение к детям.

Таким образом, традиционная модель социализации детей в казачьем обществе действует прежде всего на уровне «семья – общество». Рамками общества за норму признаются дружба, взаимовыручка, взаимозависимость, труд и почитание старших. Родственная солидарность достаточно эффективна и по сей день, и правила отношений между сиблингами или другими членами общества предписывают объединяться в случае внешней угрозы. Казачья демократия как основа казачьего общества держалась на высокой сознательности, дисциплине, ответственности перед обществом, государством, своими товарищами7, что нашло свое отражение в военно-физическом воспитании подрастающего поколения верхнекубанских казаков.

Как и у горцев, в соответствии с традициями патриархально-феодального быта воспитание мальчиков с самого раннего возраста было направлено на подготовку их к будущей полной лишений военной жизни: «Казак рождался воином; с появлением на свет младенца начиналась его военная школа: новорожденному все родные и односумы отца приносили в дар на зубок ружье, патрон пороха и пулю, лук и стрелу; дареные вещи развешивались на стене, где лежала родильница с младенцем».8 Уже в начале второго года жизни мальчика начинали социализировать с его будущей ролью защитника. В соответствии с традицией подстриженного впервые наголо годовалого казачонка мужчины несли в церковь, «служить молебен Ивану-воину» «Пидле церквы их ждав неоседланный конь. Хлопьёнка сажали звирху коня на почальник (платок. – А.Ч.). Коня обводылы вокруг церквы. Тада батько брав хлопьенка на руки, а хрёстный батько чипляв на их шашку.

Бабы уси булы у хати. Як подходэ вримя, воны выходылы стривать их до ворот. Батько виртав хлопьця матери тай нэпременно проздравляв матэ з казаким, говорыл: «Казака прынымайтэ, да за им доглядайтэ! Шоб був не квелый (хилый, слабый. – А.Ч.), до работы скорый, шоб Богу молывся да шашке вучився! Шоб малых не забижав тай старших уважав».9.Иногда отец говорил так: «Казак родился, Отчизне пригодится, а тебе пусть будет хороший сын».
 
Часто «первыми словами малютки были чу и пу (понукать лошадь и стрелять)», – свидетельствует Е.П. Савельев.

Интересны наблюдения В.А. Потто о процессе воспитания малолетнего казака: «Пистолет и ружье заменяют ему детские игрушки: как же не сделаться ему со временем истинным, лихим кавказским наездником».10.

Таким образом, военная направленность в воспитании мальчиков в семьях верхнекубанских казаков являлась важнейшим и обязательным элементом общей системы воспитания.


Примечания:


1. Бурков С.Б. К определению некоторых современных критериев системы ценностных ориентаций традиционного воспитания на СК// История и культура народов СК: Сборник научн. трудов. Вып. I. – Пятигорск, 2005. – С.14.
2. Куракеева М.Ф. Казаки /Народы Карачаево–Черкесии: история и культура. – Черкесск, 1998. –С.174-177.
3. Савельев Е.П. Древняя история казачества. – М.: Вече, 2002. – С.365.
4. Костомаров Н.И. Домашняя жизнь и нравы великорусского народа. – М.: Экономика, 1993. – С.145.
5. Куракеева М.Ф. Указ. соч. – С.116.
6. Вивчарь Г.М. Казачество и адыги. – Майкоп, 1997. – С.61.
7. Юсупова И.Н. Этноментальные основы творчества А.Губина – Пятигорск: изд. «Технологический университет», 2002. – С.16.
8. Савельев Е.П. Указ. соч. –  С.366.
9. Попова Д.И. // Беседа. –  2007. – 11.07.; Носова Т.И. // Беседа. – 2007. – 30.07.; Губина П.В. // Беседа. –2007. –3.08.
10. Драгун. Несколько дней на Кубани (Из путевых заметок, веденных на Кавказе в 1853-1856 годах) // Военный сборник. – 1861. –№3. Т.XVIII. – С.158.


Источник: Вопросы казачьей истории и культуры. Выпуск 4. Майкоп, Изд-во АГУ, 2008

 

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Традиционная казачья культура // Дети. Молодежь

Рейтинг@Mail.ru