Е.Г. Дворцова, учитель истории СОШ № 42, г. Краснодар


В начале Первой мировой войны общество взаимопомощи учителей Кубанской области и Черноморской губернии развернуло широкую благотворительную деятельность. 

С целью сбора пожертвований на нужды детей, пострадавших от войны, и улучшения воспитательной работы в учебных заведениях по инициативе 7-го Екатеринодарского мужского училища в ноябре 1914 г. правление общества разработало программу благотворительного фонда «Дети для детей».

Училище имело опыт организованного сбора пожертвований для голодавших средней полосы России в 1911–1912 гг. В протоколе педагогического совета, присланном в правление общества в ноябре 1914 г., говорится:

«Переживаемое время является исключительным в жизни школы. Высшая и средняя школа дают добровольцев, низшая принимает участие в пожертвованиях, которые имеют материальное и моральное значение, дают возможность прививать детям чувство общности с теми, кто защищает наше благополучие. Дабы правильно настраивать в этом направлении детей, необходимо ввести в жизнь школы периодические правильные сборы пожертвований на нужды детей, страдающих от войны»( К учащим всех типов школ // КШ. – 1917. – № 9–10. – С. 63–64.).

По решению собрания екатеринодарских учителей 16 января 1915 г., с разрешения начальника Кубанской области от 5 февраля 1915 г., под контролем директора народных училищ при правлении Кубанского общества взаимопомощи учителей была создана комиссия по организации фонда «Дети для детей». Комиссия проводила сбор пожертвований для детей убитых и раненых воинов, мирного населения разорённых территорий – без различия национальности и вероисповедания, обращалась к населению через печать, выносила и приводила в исполнение постановления, отчитывалась перед правлением и собраниями общества.

Её председатель К.Н. Чаленко и члены Е.В. Архангельская, П.И. Буханевич, М.Ф. Ефремова, Л.Ф. Звороно, Л.М. Златковская, Е.К. Карцева, К.И. Миргородский привлекли к работе большое количество добровольных сотрудников. Были составлены обращения к обществу и к детям – с разъяснением целей комиссии и назначении фонда.

В «Обращении к детям» комиссия изложила техническую сторону еженедельных добровольных пожертвований, собираемых уполномоченными учениками для отправки через редакции местных газет в фонд «Дети для детей». В училища дирекции народных училищ, средние и профессиональные учебные заведения Кубанской области, редакции местных и центральных газет и журналов, губернские города европейской России, организации и учреждения, выдававшие помощь детям-жертвам войны, 10 февраля 1915 г. разослали «Обращение к обществу» и «Обращение к детям» ( Там же. – С. 22–26.).

Работа фонда обсуждалась на педагогических советах. Комиссия вела переписку с руководителями школ, с детьми.

Первые пожертвования поступили из Екатеринодара в феврале 1915 г.

В мае 1915 г. участниками сбора пожертвований были 1 екатеринодарское и 3 областных средних учебных заведения, 4 низших аульных, 2 церковноприходских, 153 начальных городских, станичных, хуторских и сельских училища. Всего 163 учебных заведения в 102 населенных пунктах, 4 частных лица (Там же. – С. 26.). За семь месяцев 1915 г. к работе фонда присоединились 69 училищ области. В январе 1916 г. в фонде принимали участие 232 училища. Число участников составляло примерно 23 200 чел.

В 1915 г. отделения фонда существовали при Ейском, Лабинском обществах взаимопомощи и др. Главным показателем успешной деятельности фонда комиссия считала не размер денежных поступлений, а число учеников и учителей, принявших участие в работе. По этому показателю деятельность комиссии имела стабильно прогрессивный результат (Отчет фонда «Дети для детей» // КШ. – 1916. – Приложение. – С. 18.).

Участники фонда были особенно активны в первые месяцы его существования. С 14 февраля по 20 мая 1915 г. поступило пожертвований 1102 руб. 52 коп., в среднем по 368 руб. в месяц. В последующие месяцы собрано в среднем по 132 руб. За 1915 г. приход фонда составил 2029 руб. 18 коп., расход 1297 руб. 71 коп., остаток на 1 января 1916 г. – 731 руб. 47 коп. В 1916 г. приход составил 1879 руб. 25 коп., расход 1263 руб. 60 коп., остаток на 1 января 1917 г. – 615 руб. 65 коп.

Денежные поступления в фонд в 3 раза превышали его расходы. Средства хранились в Государственной сберегательной кассе и в комиссии, рассылавшей деньги в учреждения, занимавшиеся детским вопросом. Присланные детьми одежда, белье, ткани, продукты, книги сразу раздавали и рассылали (Там же. – С. 18.).

Система работы фонда выстраивалась по мере приобретения комиссией практического опыта. В сотрудничавших с фондом обществах взаимопомощи постоянно имелся в наличии значительный остаток средств. Председатель Ейского общества на делегатском собрании в Екатеринодаре 21 октября 1915 г. отметил: учащиеся Ейска по предложению учителей делали добровольные пожертвования в пользу фонда, оставшиеся с февраля по октябрь 1915 г. на местах. Председатель комиссии К.Н. Чаленко разъяснил, что в отсутствие «просьб о помощи» средства накапливаются для удовлетворения наиболее острых нужд. Несвоевременное использование средств фонда снижало активность его участников, и собрание рекомендовало комиссии ускорить раздачу пособий нуждавшимся детям (Протокол делегатского собрания членов учительских обществ взаимопомощи // КШ. – 1915. – № 9. – С. 219–221.).

Денежные суммы, поступавшие в фонд, комиссия не считала существенным признаком успеха работы. На первое место ставились: популяризация фонда в учебных заведениях, развитие у детей навыков самодеятельности в вопросах помощи и взаимопомощи, число населённых пунктов и училищ, охваченных работой, участие жертвователей в распределении пособий.

Чем обширнее, чем разнообразнее была работа учащихся по сбору пожертвований, тем лучше фонд выполнял свои задачи. Фонд активизировал детскую самодеятельность на местах, способствовал обучению учащихся различным формам самоорганизации. Сотрудники рекомендовали руководителям школ, учителям и воспитателям настраивать классы для работы в пользу фонда, направлять детей в их стремлении помочь пострадавшим от войны товарищам.

Ученики получили возможность сами обсуждать степень нужды своих одноклассников, проводить обследование положения сирот, возбуждать перед фондовой комиссией ходатайства о помощи.

В интересах развития навыков общественной работы у детей создавались школьные кооперативы, потребительские общества, любительские кружки, комитеты, устраивались праздники и спектакли, изготовляя игрушки, отправлялись посылки с вещами и продуктами.

Комиссия регулярно сообщала о благотворительной работе школьников через местные газеты. Поступали предложения: организовать детский фондовый орган печати. Работу фонда предполагалось не прекращать и после окончания войны. При отсутствии необходимости в фонде – изменить систему работы, ориентируя ученические общества помощи и взаимопомощи на то, чтобы передавать пожертвования на местах беднейшим ученикам-односельчанам (Чаленко К.Н. Указ. соч. – С. 27–29.).

Добровольное начало, инициатива снизу особенно ценились комиссией. Дети и учителя – добровольные сотрудники – были инициаторами благотворительных акций.

Формализм мог погубить идейные основы фонда. Делегатское собрание членов обществ взаимопомощи 21 октября 1915 г. в Екатеринодаре отклонило предложения К.Н. Чалено – ввести для фондовых работ один обязательный школьный урок, использовать еженедельно один учебный день для фондовой работы, перечислять ежегодно однодневный заработок учителей в пользу фонда. В январе 1916 г. правление общества взаимопомощи обратилось с ходатайством к директору народных училищ области разрешить учителям уделять 2 учебных часа на работы детей по взаимопомощи, на знакомство с идеями фонда «Дети для детей» в училищах, где найдутся желающие работать в этой области педагоги и учащиеся. В течение трёх последующих месяцев разрешения дирекции не последовало (Из жизни и деятельности общества взаимного вспомоществования // КШ. – 1916. – № 3. – С. 170.).

В 1915 г. по собственной инициативе комиссия разделила материальные средства между детскими учреждениями России. Часть средств отправила пострадавшим за границу. Пожертвования направлялись в местные детские организации и за пределы Кубанской области.

В 1915 г. деньги перечислили Эллинскому комитету, Дамской комиссии при Армянском комитете, войсковому и городскому приютам, летним яслям в станице Кужорской, Новороссийскому детскому убежищу, Иркутскому приюту, Прикарпатскому комитету и Московской комиссии помощи детям, Варшавской еврейской общине и детским кухням, отделу союза русских городов и отделу земской организации – для детей литовцев, поляков и русских в Варшаве, Сохачевскому уездному комитету, Львовскому приюту галичан, приюту детей сербов в Нише. Адресная помощь оказывалась ежемесячно отдельным семьям на детей в десяти населённых пунктах области (Чаленко К.Н. Указ. соч. – С. 26.).

Отчёт о работе комиссии за 1915 г., представленный на собрании общества 26 марта 1915 г., напечатали в журнале «Кубанская школа». Всем участникам фонда, школам Кубанской области и Черноморской губернии учреждениям и частным лицам разослали 3 тыс. экземпляров брошюры о работе фондовой комиссии – с просьбой организовать подобные комиссии при каждом обществе взаимопомощи. Ознакомление с отчётом учеников и учителей школ области способствовало увеличению числа жертвователей в пользу фонда (Отчет фонда «Дети для детей» // КШ. – 1916. – Приложение. – С. 18.).

В 1915 г. правление общества взаимопомощи получило письмо из Петрограда от секретаря Всероссийского общества грамотности, обещавшего свое содействие фонду. В письме говорилось: «Фонд, который вы устроили, есть лучшее, что надо делать теперь для детей» (Чаленко К.Н. Указ. соч. – С. 29.).

В 1915 г. деятельность фонда получила положительные отзывы: от педагогических советов Архангельского 2-классного иногороднего училища при станице Малороссийской, Уманского 1-классного Алексеевского училища, 1-го Успенского училища, собраний учителей начальных школ станиц Старощербиновской, Старонижестеблиевской, Славянской женской гимназии.

Собрание учителей станиц Староминской, Конеловской и Новоминской 26 апреля 1915 г. приветствовало практическое осуществление идеи учреждения фонда «Дети для детей». Участники собрания выразили готовность серьёзно работать над проведением идей фонда в жизнь, широко популяризировать работу фонда на местах для привлечения коллег (Совещание учащих станиц Староминской, Конеловской и Новоминской 26 апреля 1915 года // КШ. – 1915. – № 5. – С. 319.). Собрание учителей-членов Ильского филиального отделения Кубанского учительского общества 30 января 1916 г., ознакомленное с докладом о деятельности фонда, предложило сделать фонд постоянным (Протокол заседания общего собрания // КШ. – 1916. – № 2 – С. 115.).

Придавая организации фонда «Дети для детей» глубокое воспитательное значение, правление поручило фондовой комиссии ознакомить с задачами её деятельности выпускников педагогических классов высшего начального училища, женских гимназий, мужских и женских учительских семинарий. Для популяризации идей детского фонда в апреле 1915 г. выпускники были приглашены на собрания, где познакомились с целями и задачами общества взаимопомощи, его деятельностью, фондом «Дети для детей» (Из деятельности правления общества взаимного вспомоществования // КШ. – 1915. – № 4. – С. 258.). Осведомлённость молодых учителей, поступивших на работу в 1915–1916 уч. г., о работе общества взаимопомощи и фонда «Дети для детей», способствовала расширению этих организаций.

Фонд и комиссия «Дети для детей» создавали народные учителя в 1915 г., чтобы объединить учащихся, развить в них «сознание общественности и деятельной любви» для систематической помощи нуждавшимся. Через фонд прошло 4 тыс. руб. В нём приняли участие не все учебные заведения Кубанской области и Черноморской губернии.

Большинство участников – дети из беднейших слоев населения.

В октябре 1917 г. комиссия обратилась к учителям школ всех типов с призывом объединяться вокруг фонда через журнал «Кубанская школа». Комиссия приглашала желающих принять участие в работе.

«Война окончится, а нужда останется, и фонд должен остаться, чтобы оказывать помощь нуждающимся детям». Этими словами заканчивается обращение комиссии к учителям в октябре 1917 г. (К учащим всех типов школ // КШ. – 1917. – № 9–10. – С. 63–64.).



Сборник материалов IX международной научно-практической конференции «Федор Андреевич Щербина, казачество и народы Северного Кавказа: история и современность» (г. Краснодар, 27 февраля 2009 г.). – Краснодар: ИМСИТ,2009.