Аравин Олег Филиппович

 

Музыкальное образование

Во все времена уровень развития общества определялся уровнем его культуры. Поэтому вопросы эстетического воспитания всегда привлекали историков, педагогов, искусствоведов. Исходя из этой проблемы, весьма актуальной становится история музыкального и художественного образования досоветской Кубани. Актуальность темы определяется необходимостью историко-педагогического изучения указанной отрасли образования в общем русле профессионального, осмысление его в связи с экономическим и культурным состоянием региона. Кроме того, кубанское музыкальное и художественное образование является составляющим звеном истории просвещения Кубани, и в качестве самостоятельной темы не рассматривалась.

Обучение музыке было поставлено во многих учебных заведения Кубани. Так с сентября 1871 г. в Мариинском женском училище начались занятия по классу фортепиано. Обучались игре на фортепиано за отдельную плату также учащиеся Епархиального женского училища. В некоторых учебных заведениях постановка обучения музыке была поставлена так хорошо, что учащиеся выступали с публичными концертами.

Заметным явлением в становлении музыкального образования Кубани явилось открытие в г. Екатеринодаре первых регентско-учительских курсов. Инициатором их проведения явился поручик С. Каменев. Курсы проходили с 17 по 27 июля 1896 г. при содействии Александро-Невского религиозно-просветительского братства, дирекции народных училищ и городской управы. Программа занятий была следующей: ноты, структура гаммы, организация хоров, методика преподавания пения, светское пение в школе, основы игры на скрипке, фортепиано, фисгармония. На курсы приехало 119 слушателей. В том же году были проведены в Екатеринодаре регентские курсы под руководством А.Н.Карасёва, которые успешно окончили 111 учителей и регентов со всей Кубани. В дальнейшем подобные курсы проводились периодически.

Важным событием в музыкальной жизни Екатеринодара явилось открытие кружка любителей музыки, который просуществовал по октябрь 1895 г. С 1894 г. в творческую деятельность кружка активно включился видный деятель кубанской музыкальной культуры Аким Дмитриевич Бигдай, с 1896 г. возглавивший его. Кроме А.Д. Бигдая, у истоков музыкального образования стоял другой деятель кубанской культуры П.А. Махровский, по инициативе которого в 1897 г. в Екатеринодаре были открыты курсы по теории музыки и сольфеджио [1], пользовавшиеся огромной популярностью.

Благодаря усилиям этих двух выдающихся личностей, в октябре 1899 г. при кружке открылись музыкальные классы с оплатой три рубля в месяц, представлявшие собой настоящую музыкальную школу с обширной программой обучения . Директором учебного заведения стал П.А. Махровский [2]. В музыкальные классы было зачислено 44 человека [3]. Нужно отметить, что в те времена общественные организации подобного рода не имели материальной поддержки со стороны правительства, существовали, в основном, благодаря энтузиазму и скромным денежным взносам их добровольных участников.

К тому времени стало очевидным, что «золотой век» музыкального любительского исполнительства подходил к концу, и назревала необходимость учреждения на Кубани отделения Императорского Русского музыкального общества (ИРМО). Важно отметить, что ИРМО, открытое в Петербурге по инициативе выдающегося пианиста, композитора и педагога А.Г. Рубинштейна, ставило своей главной целью «развитие музыкального образования и вкуса к музыке в России». Оно имело право устраивать концерты, проводить конкурсы и, что самое важное, открывать музыкальные учебные заведения страны, оказывать им административную, финансовую, учебную помощь, контролировать их деятельность. Только при условии открытия в Екатеринодаре отделения ИРМО можно было рассчитывать на основание при содействии Общества профессионального музыкального учебного заведения.

В декабре 1899 г. А.Д. Бигдай написал первое послание на имя главной дирекции императорского Русского музыкального общества с просьбой открыть свое отделение в Екатеринодаре. В данном письме автор доказывал необходимость профессиональной подготовки местных музыкальных кадров, мотивируя это тем, что «свои музыкальные силы недостаточны, а для приглашения опытных нет средств».

В октябре 1900 г. отделение Императорского Русского музыкального общества в Екатеринодаре было открыто, а с 1 января 1901 г. начался прием в классы пения, фортепиано, скрипки и регентского дела с оплатой 10 руб. в месяц.

Главная задача музыкальных классов состояла в подготовке учителей музыки и пения для народных школ края. Заведующим был назначен П.А. Махровский [4], который открыл класс регентского дела.

Поначалу классы работали успешно, желающих учиться музыке было много, однако, через несколько месяцев отделение ИРМО прекратило свою работу. С.И. Бабыч, как председатель Екатеринодарского отделения ИРМО, сообщила в Главную дирекцию Общества о закрытии данного отделения с 1 сентября 1901 г. «по случаю неимения денежных средств» [5]. Музыкальные классы, таким образом, также перестали функционировать, с трудом просуществовав до конца своего единственного учебного года.

В 1905 г. была осуществлена вторая попытка открытия Екатеринодарского отделения ИРМО и музыкальных классов. Инициаторами выступили С.И. Бабыч, городской голова Г.С. Чистяков и другие известные лица. 8 октября они подписали соответствующее прошение, 22 декабря получившее положительную резолюцию. Некоторые авторы, в частности, музыковед А.Слепов указывают на то, что инициатором открытия отделения ИРМО был А.М.Рутин [6]. В то же время такие покровители музыкального образования, как Бейм, Шарданов и Аведов вложили «в это дело» 1500 рублей и потому считали вновь открытые музыкальные классы своим частным предприятием [7].

1 ноября 1906 г., когда 55 учениц и 31 ученик сели за учебные столы [8], принято считать днем начала отсчета летописи музыкального училища.

Музыкальные классы возглавил скрипач С.Н. Шнейдер, а после его отъезда – пианист А.М. Рутин, до того в течение 20 лет преподававший в Ростовском музыкальном училище.

Директора музыкальных классов сменялись достаточно часто: А.М. Рутин (1906-1907 уч. год), А.Г. Жуковский (1907-1908 уч. год), В.П. Гутор (1908-1911 уч.год). Виолончелист и теоретик В.П. Гутор окончил Петербургскую консерваторию, до переезда в Екатеринодар руководил музыкальной школой в г. Кишиневе. В Екатеринодаре музыкант работал увлеченно, всецело отдаваясь любимому делу. По академическим показателям класс В.П. Гутора был одним из ведущих в училище. Особенно значительных успехов достиг его ученик В. Подгорный (сын Екатеринодарского мастера смычковых инструментов Т.Ф. Подгорного – «русского Страдивари»), впоследствии ставший известным виолончелистом страны.

На директора возлагалось не только общее администрирование, но и руководство хором и симфоническим оркестром музыкальных классов. Регулярно проводились публичные концерты преподавателей и учащихся, тем самым совершенствовался учебный процесс и исполнительское мастерство учащихся. Деятельность В.П.Гутора была очень плодотворна как в педагогическом, так и в административном аспектах. Вместе с коллегами он очень много сделал для дальнейшего развития учебного заведения. В частности, по его инициативе 4 июля 1908 г. Екатеринодарское отделение ИРМО приняло решение ходатайствовать перед Главной дирекцией о разрешении преобразовать музыкальные классы в училище с введением общеобразовательных дисциплин. Торжественное открытие училища состоялось 8 сентября 1909 г. [9].

Музыкальное учебное заведение Екатеринодара получило статус среднего профессионального. Главная дирекция ИРМО указала, что вновь открываемое училище не может рассчитывать на какую-либо денежную субсидию, поэтому в образовательном учреждении была утверждена довольно крупная по размеру оплата: от 100 до 150 руб. в год в зависимости от количества преподаваемых дисциплин. Чтобы дать возможность учиться музыке хотя бы некоторым детям из неимущих семей, дирекция Екатеринодарского ИРМО заключая договоры с преподавателями, обязывала их заниматься бесплатно с одним учеником из десяти [10].

Музыке учились в одинаковых условиях дети всех сословий и национальностей. Местные патриоты называли училище «маленькой консерваторией». И это было вполне справедливо, так как в учебном заведении функционировали художественные и научные классы. В первых преподавались специальные предметы, которые делились на главные (игра на одном из оркестровых инструментов, игра на фортепиано, пение, специальная теория музыки) и вспомогательные (сольфеджио, элементарная теория музыки, гармония, энциклопедия истории музыки, хоровое пение, совместная игра). В научных классах проходило обучение общеобразовательным предметам, закону Божьему, русскому языку, математике, истории, географии, правоведению, чистописанию, иностранному языку.

Учебный год начинался с 1 сентября и заканчивался 1 мая, после чего проводились выпускные и переводные экзамены. Полный курс музыкального образования продолжался от 4 до 6 лет (по желанию). Окончившим его, выдавались аттестаты двух степеней. Удостоенным аттестата первой степени предоставлялось право быть учителями музыки, руководить хорами или оркестрами. Аттестат второй степени давал возможность работать учителями пения в приходских и начальных народных училищах.

Согласно отчету за 1909-1910 гг., штатный состав преподавателей включал директора, инспектора училища, 10 преподавателей по музыкальным дисциплинам и 7 – по научным. Общее количество учащихся составляло 177 человек, обучавшихся игре на фортепиано, струнных и духовых инструментах. Особо выделялся класс специальной теории, готовивший преподавателей музыкально-теоретических предметов. Он был введен В.П. Гутором, который и являлся его научным руководителем.

В 1910 г. Екатеринодарское отделение ИРМО открыло при музыкальном училище регентско-учительские курсы, на которых работали известные музыканты Г. Концевич, П. Махровский, Я. Тараненко, А.Я.Губарев, П.Е. Лянной. Причем Г.М. Концевич, помимо регентской и педагогической работы, подготовил и издал семь выпусков народных песен, бытовавших среди казаков. Для учителей пения народных школ Г.М. Концевич выпустил пособие «Школьное пение на два и на три однородных голоса», получившее признание общественности.

Талантливые, но малообеспеченные музыканты учились на стипендию городской думы, Кубанского казачьего войска, Главной дирекции ИРМО, однако под стипендией в данном случае следует понимать только лишь возможность бесплатного обучения. Так, к примеру, в 1908-1909 учебном году на безвозмездной основе обучалось 40 человек. Чтобы помочь нуждающимся ученикам, В.П. Гутор создал Общество нуждающихся учащихся музыкального училища, которое устраивало концерты и танцевальные вечера для сбора средств на нужды учебного заведения [11].

Музыкальное училище получало небольшую субсидию от государства в размере 2000 руб. в год, что мало помогало новому растущему учебному заведению. Училище, прибегая к вексельным операциям, из года в год увеличивало свои долги. Чтобы улучшить финансовое положение, директорами Екатеринодарского отделения ИРМО стали избирать «кредитоспособных» лиц, которых интересовали, прежде всего, коммерческие интересы, прибыль на вложенный капитал, что, в свою очередь, вызывало трения между преподавательским составом и дирекцией ИРМО. Обстановка накалилась до такой степени, что из училища вынуждены были уйти несколько опытных педагогов - Н.И. Давыдова, А.Г. Дубенский, Н.И. Рудин. Весной 1911 г., даже не дождавшись выпускных экзаменов, покинул училище и директор В.П. Гутор.

После него должность главы училища на четыре года (1911-1916) занял пианист А.Н. Дроздов, который ввел в учебный план элементы консерваторского образования. В частности, были усовершенствованы программы по музыкально-теоретическим предметам - введен курс истории зарубежной и отечественной музыки, и курс теории выразительной игры (теории пианизма) – предмета нового, в то время мало разработанного.

В училище под руководством А.Н. Дроздова работал целый ряд талантливых преподавателей: А.И, Сокольницкая-Вассер, Н.И. Вилик, А.М. Нимеровский, Н.Я. Миттельман, вокалисты Ю.Е. Соломко (уроженка Екатеринодара), В. Монтиконе-Майне (воспитанник Миланской консерватории, основатель оперного класса в училище). Энергичные, одаренные музыканты (в большинстве своем выпускники Петербургской и Московской консерваторий) внесли в атмосферу провинциального учебного заведения живую струю столичного музыкального образования. Так, А.И. Сокольницкая-Вассер была приглашена на работу в 1908 г. четвертым преподавателем фортепиано. Окончив Петербургскую консерваторию, она отдала музыке и педагогике всю свою долгую жизнь, оставив самую светлую память на кубанской земле, в сердцах своих многочисленных учеников.

Яркая страница истории Екатеринодарского музыкального училища связана с именем композитора Михаила Фабиановича Гнесина (ученика Н.А. Римского-Корсакова) - преподавателя с 1911 по 1913 гг. Он прибыл на Кубань из Петербурга вместе с Дроздовым в 1911 г. и возглавил в училище класс специальной теории музыки, хоровой и оркестровый классы. Для наиболее подготовленных учащихся М.Ф. Гнесин читал курс специальной теории музыки (включая анализ музыкальных форм, композицию). Увлеченно работали также преподаватели научных классов П.И. Четыркин, Д.А Жиленко, А.И. Франгопуло, Е. В. Маркевич, Е. П. Дроздова.

Инспектором научных классов был директор Екатеринодарского коммерческого училища С.В. Новосельцев [12]. Программа по общеобразовательным предметам соответствовала курсу министерских прогимназий, но с началом Первой мировой войны, преподавание данного комплекса дисциплин было прекращено ввиду сокращения ассигнований.

Военное время, тяжелое финансовое положение способствовали тому, что состав преподавателей постоянно менялся, в 1915-1916 учебном году, например, их число не превышало 20 человек, в училище числилось 365 учащихся по классам фортепиано (наиболее многочисленный), скрипки, виолончели, контрабаса, духовых инструментов и пения. В 1916-1917 учебном году обязанности директора училища исполнял скрипач Н.И. Вилик, при котором открылся «класс нотной грамоты» – своеобразная начальная музыкальная школа. По инициативе П.А. Махровского данный класс был преобразован в воскресные курсы хорового пения для учителей народных и городских школ, а также руководителей церковных и светских хоров. Тогда же при училище открылись регентские курсы, которыми руководил Н.Н. Соколов [13].

Немало талантливых музыкантов воспитало Екатеринодарское музыкальное училище. Среди них Цецилия Ганзен, обучавшаяся в нем в 1906-1908 гг., но затем поступившая в Петербургскую консерваторию. С 1921 г. Ц. Ганзен триумфально гастролировала по западноевропейским странах и США, получив мировую известность. Затем вела профессиональный класс скрипки в Высшей музыкальной школе немецкого города Гейдельберга.

На мраморной доске Московской консерватории золотыми буквами написаны имена В. Подгорного (1894-1919), к сожалению, умершего совсем молодым, и Н. Штанге, обладательницы великолепного меццо-сопрано, солистки Большого театра, по оценке музыковедов, обладавшей самым крупным дарованием из числа учащихся за все время существования училища. Ранняя смерть (1927) прервала ее блестящий творческий путь.

Следует особо отметить такое явление кубанского музыкального образования, как кобзарские школы. Под термином «кобзарство» обычно понимается исполнительская игра на бандуре – довольно сложном струнно-щипковом инструменте с двумя наборами струн, который заменил более ранний инструмент – кобзу. Кубанское кобзарство имело глубокие традиции еще с допереселенческой эпохи, до создания школы бандуристов казаки учились игре на бандуре у заезжих гастролеров из Украины: И. Запороженко, И. Кравченко-Крюковского, М. Кравченко, Г. Кожутка и др.

Важным событием в художественной жизни Екатеринодара стало открытие летом 1913 г. первой и единственной тогда капеллы бандуристов под руководством Мыколы Богуславского, «бандурного батьки», как его называли ученики.

Для обучения казаков игре на этом инструменте М. Богуславским был приглашен в Екатеринодар из Харькова Василий Елиц. Тогда же в городе открылась 1-я кобзарская школа, среди учеников которой были Антон Черный и А. Обабко. В 1916 г. А. Обабко основал 2-ю Екактеринодарскую кобзарскую школу, выпускниками которой стали С. и Ф. Дибровы, В. Ляшенко, Д. Дорнопых, П. Бугай, Г. Дуля и М. Телига, автор знаменитого «Запорожского марша».

Капелла бандуристов была вновь создана в 1917 г. при местной «Просвите» по инициативе К. Кравченко. В годы Гражданской войны начались гонения на кобзарство как со стороны красных, так и белых, но, несмотря на это, 1 октября 1919 г. в консерватории Кубанского филармонического общества был открыт класс бандуры.

После Февральской революции 1917 г. был организован профессиональный союз хоровых деятелей в Екатеринодаре, при котором открылась музыкальная школа для трудового народа, под началом упомянутого выше П.А. Махровского. В октябре 1917 г. было открыто музыкальное училище в г. Сочи.

Во время Гражданской войны в Екатеринодаре, Новороссийске и других городах Кубани функционировали многие образовательные учреждения, готовившие мастеров искусств. Как правило, это были частные кружки-студии, однако открывались и довольно крупные учебные заведения. С 3 июля 1918 г. при начальном училище станицы Славянской начали действовать вечерние музыкальные классы и регентские курсы для учителей народных школ; в июне 1918 г. была инициирована работа по созданию в г. Майкопе народной консерватории [14], хотя реализовать данный план не удалось. Не была открыта и музыкальная учительская семинария в Екатеринодаре по проекту П.А. Махровского [15].

В 1918 г. в период нахождения у власти большевиков преподаватели и учащиеся Екатеринодарского музыкального училища развернули энергичную деятельность по реорганизации данного образовательного учреждения в «пролетарскую» консерваторию. Их поддержал Екатеринодарский отдел Всероссийского союза оркестрантов. Местный Наркомпрос удовлетворил ходатайство и даже разработал смету на реорганизацию училища в Кубано-Черноморскую консерваторию. Для данной цели также была создана специальная комиссия во главе с директором училища М.В. Сербуловым, избран художественный совет, куда вошли преподаватели будущей консерватории, а также представители Наркомпроса, Союза оркестрантов и хоровых деятелей. Однако открытие консерватории в назначенное время не состоялось ввиду прихода на Кубань Добровольческой армии.

По решению Кубанского правительства, в противовес музыкальному училищу, «дискредитировавшему» себя сотрудничеством с советской властью, началась организация консерватории под эгидой филармонического общества, открытие которой состоялось 1 ноября 1918 г. В условиях отсутствия собственного здания консерваторию временно разместили в помещении 5-й женской гимназии [16]. Директором назначили композитора и дирижера Кубанского симфонического оркестра М.Ф. Сириньяно. По воспоминаниям М.Д. Кирлиана, руководство консерватории с первых дней начало скрытую, но ожесточенную борьбу против музыкального училища, направленную на его ликвидацию, применяя при этом любые средства, в том числе и откровенный антисемитизм [17]. Однако передовые музыкальные силы объединились вокруг дирекции музыкального общества, выступив в защиту училища, собрали необходимые средства и получили согласие властей на реорганизацию училища в консерваторию со ссылкой на высокие профессиональные качества и заслуги в деле развития культуры Кубани.

В результате 27 ноября 1919 г. Екатеринодарское училище было преобразовано в государственную консерваторию под эгидой Русского музыкального общества [18]. Возглавил ее виолончелист Я. А. Розенштейн, а затем С.С. Богатырев, воспитанник Петербургской консерватории, прекрасный теоретик. Таким образом, в Екатеринодаре возникли две консерватории.

Екатеринодарская консерватория Российского музыкального общества мало чем отличалась от музыкального училища. Состав учащихся остался без изменений, но к первой и второй ступеням, существовавшим ранее, добавилась третья ступень (ВУЗ). Предполагалось открыть при консерватории специальные курсы для тех, кто не смог получить «музыкальное образование в полном объеме консерваторской программы» [19]. Однако курсы открыть не удалось, так как сторонников у данного проекта, кроме П.А. Махровского, нашлось не много. Обе консерватории взяли за образец программу Петроградской консерватории и гарантировали своим выпускникам получение высшего музыкального образования [20].

В августе 1920 г. произошло объединение двух учебных заведений в Кубанскую государственную консерваторию. В то же время прекратило существование Екатеринодарское отделение ИРМО [21]. Консерватория реализовывала, помимо высшего музыкального образования, программы музыкальной школы и училища, имела пять отделений и финансировалась Наркомпросом республики. Обучение было бесплатным, поступили в консерваторию 1500 человек (прием разрешался с 7-ми лет), большинство учащихся имело «пролетарское происхождение».

В 1921 г. в связи с тяжелым экономическим положением Наркомпрос снял с государственного бюджета многие художественные учебные заведения, в том числе и Кубанскую консерваторию, в которой была введена плата за обучение. Количество учащихся в связи с этим сократилось до 300 человек. 1921-1922 учебный год консерватория начала с опозданием и не смогла довести до конца, так как была реорганизована в Кубанский музыкальный техникум [22].

Художественное образование

История художественного образования на Кубани так же, как и музыкального, связана прежде всего с яркими личностями, в числе которых следует назвать Е.И. Посполитаки, в 1895 г. основавшего частные бесплатные курсы рисования и черчения для мастеровых в Екатеринодаре [23]. К сожалению, эти курсы за неимением средств и учеников вскоре прекратили свое существование, однако уже в 1898 г. Е.И. Посполитаки в собственном доме разместил школу рисования, где поначалу занимались всего 5-6 человек. Только 10 мая 1900 г. попечитель Кавказского учебного округа официально утвердил новое учебное заведение как школу рисования и рукоделия, в которую принимались лица всех возрастов без различия пола, сословия, национальности, вероисповедания. Основной контингент составляли учащиеся от 10 до 20 лет.

С каждым годом число учеников росло. Так, в 1901 г. в образовательном учреждении обучалось 47 человек, причем затраты на содержание школы составляли 500 руб. в год [24]. По состоянию на 1903 г. числилось уже более 80 учеников [25], при этом пятая часть слушателей проходила обучение за счет основателя школы. Регулярно устраивались отчетные выставки, позволявшие судить о художественном росте начинающих художников. Талантливым ученикам Е.И. Посполитаки помогал получить среднее или высшее художественное образование. В частности, в своем письме от 30 мая 1902 г. художнику А.М. Васнецову Евгений Иванович ходатайствовал о приеме В. Ступникова и Г. Аветисьяна в Московское училище живописи ваяния и зодчества.

В целях повышения популярности своей школы рисования Е.И. Посполитаки опубликовал в нескольких номерах областной газеты обширную статью о ее деятельности. «Искусство рисования, – писал художник, – является таким же сильным орудием в деле прогресса, как наука и литература…будем надеяться, что открытая мною в Екатеринодаре школа рисования, не заглохнет и, потраченные силы и энергия, вызовут у Вас сочувствие и поддержку» [26]. К сожалению, начинание Евгения Ивановича получило слабую поддержку властей - с 1903 г. город начал выделять на развитие школы ежегодно только по 1000 руб. Кроме городских субсидий, бюджет школы составляли средства от оплаты за обучение, а также от проведения выставок и выполнения художественных заказов, хотя денег катастрофически не хватало. Пресса по этому поводу писала, что основателю школы постоянно приходится совершать «попытки пробить лбом стену», указывалось, что при полном невнимании общественности, отсутствия помощи казны, его школа «попала на каменистую почву» [27]. Чтобы правильно и широко организовать учебный процесс, Евгений Иванович из года в год добивался у Академии художеств субсидии, но данные просьбы оставались без удовлетворения. Отказы аргументировались нестандартным типом школы и отсутствием программы.

Программа школы в итоге была выработана, оказавшись достаточно обширной. Для ее реализации в порядке коллегиальной помощи Е.И. Посполитаки в школе безвозмездно читали лекции по пластической анатомии врач и художник-любитель С.Д. Орлов, по истории искусств – Дьячков, по физике - Н.М. Калашников; по естественной истории - В.Ф.Миловидов.

Осенью 1905 г. Е.И. Посполитаки покинул Кубань и поселился сначала в Женеве, затем в Париже. Но и на чужбине Евгений Иванович проявлял заботу о своем детище – школе рисования. 31 октября 1907 г. он написал еще одно прошение в Академию художеств об утверждении школы в Екатеринодаре «по образцу уже существующих в Одессе, Пензе, Казани и др.». Ответ был довольно неутешителен: Совет Академии художеств «не признал возможным удовлетворить ходатайство».

Школа Посполитаки продолжала номинально функционировать, но фактически влачила жалкое существование под руководством В.М. Ступникова. Пресса указывала на то, что среди учеников преобладают ремесленники разных профессий – столяры, маляры, вывесочники и ученики городских училищ. Автор статьи категорично заявлял, что «руководитель школы Ступников не соответствует своей должности» [28]. Художник Г. Аветисян в своих мемуарных записях отмечал, что «Ступников был художник неважный и малокультурный, а к преподаванию особых наклонностей, по видимому, не имел»[29]. Вполне естественно, что скоро (1910 г.) школа прекратила свое существование.

Тем самым закончился первый «посполитакинский» этап в истории кубанского художественного образования. Кубанское общество еще не было готово к таким социокультурным изменениям, как появление школы рисования.

Заслуживает внимания личность художника Р.И. Колесникова. Уроженец станицы Расшеватской, он в 1896 г. уехал в Москву и несколько лет постигал ремесло художника в училище живописи, ваяния, зодчества. В 1907 г. за картину «На рубеже новой жизни» он получил звание художника с правом ношения серебряного академического значка.

По приезде на Кубань художник сразу же включился в городскую культурную жизнь. В 1908 г. Р.И. Колесников подал в управу ходатайство о том, чтобы город ассигновал средства для открытия в Екатеринодаре художественного училища, базового учебного заведения подобного профиля для всего Северного Кавказа с минимальной платой за обучение. К своему письму Роман Иванович приложил программу и план проектируемого училища однако, не дождавшись ответа, открыл художественные классы в том же доме, где проживал и сам [30]. Но желающих учиться в них оказалось очень мало и Р.И. Колесникову пришлось реализовать свои художественно-педагогические способности в Екатеринодарском коммерческом училище, а затем – в Епархиальном женском.

Анализируя второй этап кубанского художественного образования, необходимо в первую очередь упомянуть Ф.А. Коваленко, который подарил городу свою коллекцию картин, составившую впоследствии основу галереи, носившую имя дарителя. Торжественное открытие Екатеринодарской картинной галереи с литературным и археологическим отделом состоялось 11 апреля 1904 г.

В июне 1909 г. при ней начал действовать художественный кружок [31], который уже в первый год своего существования насчитывал до ста членов. На базе кружка предполагалось открыть школу живописи и рисования в Екатеринодаре. С деятельностью художественного кружка связана организация специальных курсов для учителей станичных и городских школ по программе для классов рисования, черчения и лепки, разработанной секцией искусств Санкт-Петербургского общества народных университетов.

Еще до официального открытия кружка в 1906 г. такие курсы закончили 56 человек. Занятия проводились дважды - летом и зимой, причем на зимних курсах желающих оказалось так много, что по их просьбе был дополнительно организован вечерний практикум по рисованию в Александровском реальном училище [32]. Слушатели посещали лекции и практические занятия по психологии детского возраста, истории, методике преподавания рисования, чистописания, лепки, черчения, а также получали рекомендации по планированию уроков. Посетившие все лекции получали соответствующее свидетельство [33]. С 1910 г. при кружке действовало справочное бюро, созданное для оказания поддержки лицам, желающим продолжить художественное образование.

31 марта 1911 г. правление художественного кружка отправило ответ в Екатеринодарскую городскую управу из Академии художеств, в котором содержалась просьба о содействии открытию художественной школы, и выделении на текущий год денежных средств в размере 1000 руб. Для начала предполагалось открыть только первый класс начального рисования для утренних, вечерних и воскресных групп.

Школа живописи и рисования в Екатеринодаре была открыта 1 ноября 1911 г. и, согласно Уставу, имела цель в распространении художественного образования среди населения, подготовке преподавателей рисования в начальных школах и средних учебных заведениях. Кроме того, наиболее одаренные ученики обучались в дальнейшем в Высшем художественном училище при Академии художеств.

В школу принимались лица обоего пола не моложе 12 лет. Поступавшие подвергались специальным приемным экзаменам. Для лиц, не имевших какой-либо подготовки по рисованию, функционировало специальное подготовительное отделение.

На должность заведующего школой (директора) советом художественного кружка был приглашен художник Ф.С. Краснов. Помимо директора делами школы ведало правление художественного кружка, состоявшее из председателя (данную должность в рассматриваемый период бессменно занимал Ф.А. Коваленко), товарища председателя, секретаря, казначея и двух-трех членов совета.

Курс обучения в школе строился следующим образом. Первый класс имел четыре отделения – элементарного рисования, простого орнамента, сложного орнамента, масок. Во втором классе (головном) изучались особенности изображения головы человека с натуры и гипсовых моделей. В третьем классе (фигурной) осуществлялось изучение фигуры человека с гипсовых античных фигур. Позже открылся четвертый класс натуры. После прохождения курса рисования учащиеся по своему усмотрению записывались на отделения живописи или лепки.

На живописном отделении находилось два класса - акварели и масляной живописи. На отделении лепки имелась одна группа, изучавшая элементарные приемы специального мастерства. Кроме того, существовало отделение специальных научных предметов: перспективы, анатомии, истории искусств [34].

Наряду с учениками, проходящими полный курс, с разрешения директора школу могли посещать вольнослушатели, изучавшие учебные дисциплины по выбору.

Традиционно раз в неделю по субботам с 19 до 23 часов устраивались вечера рисования с костюмов красками, карандашом, углем и т.д.

Школой ежегодно проводились отчетные выставки работ учащихся. Лучшие из них экспонировались на периодических выставках в Екатеринодарской картинной галерее им. Ф.А. Коваленко.

В год открытия школы (1911) в ней числилось 57 учащихся, на следующий год – 70, на третий – 75, на четвертый – 83 человека. Из приведенных данных видно, что увеличение числа учеников из года в год за первый отчетный период было незначительным по причине большой стесненности учебной площади и недостатка кадров.

Учебное заведение финансировалось за счет оплаты за обучение, составлявшей 25 руб. в год и субсидий от города. С 1913 г. школа стала получать материальную продержку от Академии художеств.

Окончившие полный курс получали выпускные свидетельства. Выпускники, имевшие соответствующий образовательный ценз, могли подвергаться испытаниям на право преподавания рисования, черчения, чистописания в средних учебных заведениях. Экзамены проводились один раз в год по правилам, составленным Министерством народного просвещения по соглашению с Академией художеств. Для проведения экзамена создавалась особая комиссия под председательством директора школы, в которую входили по одному представителю от Министерств народного просвещения, торговли и промышленности, а также военного. Рисунки и чертежи лиц, выдержавших экзамен, вместе с решением экзаменационной комиссии отправлялись в Академию художеств, которая выдавала свидетельства на право преподавания. Лица, окончившие два первых класса, могли сдавать экзамен на право преподавания только в низших учебных заведениях, их работы в Академию художеств не отсылались, а оценивались на месте.

Преподавателями и учащимися школы живописи и рисования широко проводилась просветительская работа среди населения Екатеринодара в форме художественных вечеров, популярных бесед об искусстве.

В 1916-1917 учебном году в художественной школе числилось 65 учащихся. Выпускники школы были весьма востребованы в качестве учителей рисования, особенно с развитием сети высших начальных училищ, однако полностью удовлетворить спрос школа не могла по причине мобилизации многих выпускников в действующую армию. В следующем учебном году в школе числилось уже 108 учащихся.

Большевистское правительство в Екатеринодаре приняло решение о преобразовании художественной школы в среднее учебное заведение.

С приходом к власти Кубанского правительства художественная школа смогла быстро восстановиться. Для поддержки учащихся 27 ноября 1919 г в Екатеринодарском художественном училище, как стали называть образовательное учреждение, было учреждено две стипендии им. Ф.А. Коваленко.

Учащиеся привлекались для изготовления больших художественных плакатов Добровольческой армии. С новой силой началось движение за преобразование школы в среднее учебное заведение.

Преподавательский состав обладал очень высоким потенциалом и включал выпускников высших художественных учебных заведений России, а также художников, получивших образование в художественных центрах Европы: Париже, Берлине, Мюнхене. Так, первый заведующий, художник-педагог П.С. Краснов, руководя учебным заведением, был фактически единственным преподавателем, прослужившим в школе от ее основания до установления на Кубани советской власти в 1920 г.

Популярной личностью являлся художник-педагог А.П. Мочалов, который, по воспоминаниям одной из его учениц, Марии Ездоковой, был живой энциклопедией истории искусств и живописной техники.

В последние месяцы нахождения у власти Кубанского правительства художественное училище стало называться «художественно-промышленным», так как при нем было создано отделение прикладного искусства, цель открытия которого заключалась в подготовке мастеров, подмастерьев, учеников рисовальщиков и художников по прикладному искусству. Программа обучения состояла из теоретического и практического курсов по таким дисциплинам, как стилизация и изучение стилей, композиция, технология производства, история орнамента, начертательная геометрия, рисование. В практический курс входило изучение выбранной специальности в особых мастерских. С началом работы фабрики ситценабивки в Екатеринодаре художественное училище открыло ткацко-набивочное отделение [35].

В 1920 г. на базе школы живописи и рисования возникли Высшие художественные мастерские, а в 1922 – художественный техникум [36].

Помимо Екатеринодара, заметную роль в становлении художественного образования играл Новороссийск. В сентябре 1907 г. в городе открылось художественно-гончарное училище с трехлетним курсом преподавания. По его окончании выдавался диплом мастера. Педагогический коллектив состоял из двух человек – учителя М.Б. Амирханова и художника Н.П. Сорохтина.
 
С конца 1918 года на Кубани сконцентрировалось значительное количество российской творческой интеллигенции. Приток столичных художественных сил, превращение региона в крупный политический центр обусловили насыщенность художественной жизни Кубани. Как результат, в феврале 1919 г. в Новороссийске открылась художественная школа - первое учебное заведение такого рода в Черноморской губернии. Инициаторами ее создания стали петербургский художник Н.В. Харитонов и местный учитель рисования, выпускник Строгановского училища Н. Коротков [37].

Таким образом, зачатки музыкального образования давались во многих средних и профессиональных учебных заведениях, педагогические работники которых нередко прививали ученикам исполнительские навыки. Результатом их работы были организованные оркестры и хоры, которые апробировались публичными выступлениями. Подготовке и усовершенствованию кубанских музыкально-педагогических кадров способствовали организация и проведение регентских курсов.

Музыкальное образование региона было сконцентрировано в основном в таких учебных заведениях, как Екатеринодарское музыкальное училище.

Специфика кубанского музыкального образования заключалась также в открытии двух кобзарских школ, целью которых являлось не только обучение игре на бандуре, но и пропаганда украинской музыкальной культуры. Решению данной задачи способствовало также открытие 1 октября 1919 г. класса бандуры в Екатеринодарской консерватории Кубанского филармонического общества.

Историю художественного образования в Кубанской области в исследуемый период условно можно разделить на два периода: первый – с 1898 по 1910 гг. и второй – с 1911 по 1920 гг. Зачинателем художественного образования на Кубани следует считать Е.И. Посполитаки, который в 1898 г. открыл первую на Кубани частную школу живописи, прекратившую свое существование в 1910 г.

Значительный вклад в развитие художественного вкуса местного населения внес Ф.А. Коваленко, в 1904 г. основавший картинную галерею, в которой регулярно проводились выставки русских художников. С его именем связано открытие в 1911 г. Екатеринодаре школы живописи и рисования, время бытования которой соответствует хронологическим рамкам второго обозначенного выше периода развития художественного образования в регионе.

Кубанское художественное и музыкальное образование в процессе своей эволюции достигло расцвета в 1917-1920 гг. Апогеем данного процесса стало открытие в Екатеринодаре двух консерваторий. Кроме того, были созданы условия для открытия Высших художественных курсов.

Примечания

1.Кубанские областные ведомости. – 1897. – 24 окт.
2.Кубанские областные ведомости. – 1899. – 1 окт.
3.Слепов А.А. Музыка и музыканты Екатеринодара: Статьи и очерки /А.А.Слепов, С.И.Еременко. – Краснодар, 2005.– С. 106.
4.Кубанские областные ведомости. – 1901. – 13 янв.
5.Энциклопедический словарь по истории Кубани с древнейших времён до октября 1917 года / Сост. и науч. ред. Б.А. Трёхбратов. – Краснодар, 1997.– С. 263-264.
6.Государственный архив Краснодарского края (ГАКК). Ф. Р-1513. Оп. 5. Д. 8. Л. 7.
7.Бардадым В. П. Кубанские арабески / В. П.Бардадым. – Краснодар, 2002. – С. 254.
8.Анникиенко А. Дом, где живет музыка / А.Анникиенко // Вольная Кубань (Краснодар). – 2001. – 1 нояб.
9.Кубанский курьер (Екатеринодар). – 1909. – 10 сент.
10.ГАКК. Ф. Р-1513. Оп. 5. Д. 8. Л. 12.
11.ГАКК. Ф. 454. Оп. 2. Д. 6210. Л. 610.
12.Кубанский календарь на 1913 год. – Екатеринодар, 1913. – С. 208.
13.Кубанский курьер (Екатеринодар). – 1915. – 23 сент.
14.Жадан В.А. Музыкальная культура Кубани: Исторический аспект / В.А. Жадан. – Краснодар, 1997. – С. 291. На правах рукописи.
15.ГАКК. Ф. Р-5. Оп. 1. Д. 92. Л. 13.
16.Вольная Кубань (Екатеринодар). – 1918. – 7 нояб.
17.ГАКК. Ф. Р-1513. Оп. 5. Д. 28. Л. 27.
18.Свободная речь (Екатеринодар). – 1919. – 27 янв.
19.ГАКК. Ф. Р-5. Оп. 1. Д. 193. Л. 3об.
20.Еремеева Е.В. Кубанская высшая школа в условиях гражданского противостояния / Е.В.Еремеева // Магистериум. – № 1. – Краснодар, 2003. – С. 93.
21.Жадан В.А. Деятельность Екатеринодарского отделения ИРМО (1900-1920 гг.) / В.А.Жадан // Краснодару 200 лет. Тезисы краевой научно-практической конференции. – Краснодар, 1993. – С. 37.
22.Екатеринодар - Краснодар 1793-1993. Два века в датах, событиях, воспоминаниях…Материалы к летописи. – Краснодар,1993. – С. 455-456.
23.Кубанские областные ведомости. – 1895. – 28 сент.
24.Отчет о состоянии учебных заведений Кавказского учебного округа за 1901 год. – Тифлис, 1902. -Приложение 2. – С. 7.
25.Кубанские областные ведомости. – 1903. – 26 февр.
26.Кубанские областные ведомости. – 1903. – 24 янв.
27.Диомид П. Один в поле не воин / П.Диомид // Кубанские областные ведомости. – 1904. – 18 сент.
28.Сфинкс. Несколько слов о школе рисования Е.И. Посполитаки // Новая заря. – 1908. - 12 нояб.
29.Архив Краснодарского художественного музея им. Ф.А. Коваленко (АКХМ). Рукопись Г.А. Аветисьяна. Л. 31.
30.Новая заря. – 1908. – 7 сент.
31.Кубанский курьер (Екатеринодар). – 1909. – 9 июня.
32.ГАКК. Ф. 557. Оп. 2. Д. 4. Л. 1-2.
33.АКХМ. Ф. 4. Л. 11.
34.ГАКК. Ф. 557. Оп. 1. Д. 2. Л. 4; Кубанская школа. – 1915. – № 6. – С. 47.
35.ГАКК. Ф. 557. Оп. 1. Д. 9. Л. 23, 23об.
36.Энциклопедический словарь по истории Кубани… – С. 510.
37.Лях В.И. Просвещение и культура в истории кубанской станицы / В.И.Лях. – Краснодар,1997 – С. 317; Бардадым В. Кисть и резец / В.Бардадым. – Краснодар,2003. – С. 179.
 
Материал с сайта http://klio.3dn.ru

Фото: http://kultura.kubangov.ru

Здание гостиницы «Метрополь». С 1921 г. по 1930 г. здесь располагались консерватория, музыкальный техникум.