Анжелика Черевань,
помощник атамана Баталпашинского отдела
Кубанского казачьего войска



Первые полковые школы и училища, в которых казачата обучались грамоте и письму, а также получали религиозное и нравственное воспитание, появились на Старой Линии в 1832 году.

После применения к Кавказскому Линейному войску положения 1845 года, кавказские казаки были распределены по месту жительства на бригады. На обеих Линиях, Старой и Новой, появились бригадные школы. Грамота и письмо в них стояли на первом месте, а грамотные казачата доучивались письму в канцелярии. Каждый полк или бригада вели школьное дело обособленно.

Заметные перемены в народном образовании на Кубани произошли на рубеже 60-70-х годов XIX в. Отмена крепостного права в России и окончание долголетней Кавказской войны дали мощный толчок и интенсивность развитию школьного дела. Правительство утвердило «Положение о начальных народных училищах», главной задачей которых было распространение среди казачьего населения религиозных и нравственных постулатов, а также знакомство с некоторыми полезными сведениями.

Наказной атаман Кубанского казачьего войска граф Сумароков-Эльстон привлекал к открытию станичных школ духовенство, станичных атаманов, командиров бригад и полков. За 4 года в Кубанской области было открыто более 100 станичных школ.

Атаман считал, что только «при совместном распространении в войсковом населении элементарного образования, грамотности, под которой разумеется не только ее механический смысл, но и поучительные беседы, чтения с учащимися всех возрастов, можно поднять на возвышение казаков в нравственном и хозяйственном их положении».

Образование в Кубанском казачьем войске имело свои особенности, поскольку школы и училища являлись связующей нитью, соединяющей казака с домом и службой. В школах для мальчиков наряду с остальными предметами преподавались верховая езда, строй, плавание, гимнастика и военные упражнения, соответствующие каждому школьному возрасту.

Различные игры сопровождались бегом, метанием предметов. Это лапта, городки, перекатывание мяча по земле загнутой на конце палкой, кегли, теннис, игра в снежки. Значительное место в казачьих школах отводилось стрельбе: «Стрелять учили с 12-летнего возраста, и ежегодно каждый школьник выпускал не менее 50 патронов».

Следующим этапом подготовки было фехтование. Как обязательное упражнение оно вырабатывало навыки владения оружием и развивало физически.

Знакомство с местностью давало возможность пользоваться ее особенностями в будущем, при исполнении сторожевой и разведывательной службы. Знание свойств рек (быстрота течения, глубина, крутизна берегов¸ свойства дна) облегчало переправу вброд и вплавь.

Кроме военной подготовки в кубанских школах значительное внимание уделялось духовному развитию школьников, воспитанию их патриотических чувств.

О первых школах Баталпашинского уезда упоминается в документах первой половины XIX в. К этому времени центром распространения грамотности среди населения был церковный приход, где обучение проводил местный священник, но уже появлялись и другие формы обучения.

Начиная с 40-х гг. XIX в. всё более широкое распространение получали полковые училища. В 1845 году в станице Баталпашинской была учреждена полковая школа 17-го конного полка, в которой обучалось «30 русских мальчиков и 10 азиатских, размещалась она в войсковом деревянном доме, содержалась на войсковой счет. В школе было учащихся: из обер-офицеров – 4, из казаков – 42; изучались Закон Божий, грамматика, арифметика, чистописание». 1 января 1859 года в станице Сторожевой также было открыто полковое училище этого же конного полка, в котором обучалось 50 мальчиков. Помещение училища принадлежало станичному обществу, было выстроено из камня, пишет исследователь традиций верхнекубанского казачества Марина Куракеева.

Ученики 19-го конного полка «30 – содержались за счет родителей, а 10 сирот и неимущих обмундированы на войсковой счет. Ученикам преподавали: читать и писать по-русски, Закон Божий, Священную историю, грамматику и арифметику. На учебные пособия из войсковых сумм отпускалось по 25 рублей серебром. Училище по учебной и хозяйственной части было подведомственно полковому правлению. Все ученики поведения хорошего и успехов хороших».

В 1864 году в станице Преградной в одном из станичных домов открылась школа, содержавшаяся за счет родителей и подведомственная атаманскому правлению: «учитель – 1, число учеников – 19, поступило в 1864 году – 1, число жителей – 751 чел.». В Сторожевой в такой же школе обучалось 48 учащихся, поступивших в разное время и распределенных на четыре группы. «Учительские обязанности несет священник Руднев, в занятиях ему помогает помощник, получая по 60 рублей в год».

В 1865 году в станице Баталпашинской было уже три начальных училища; по сути, они были аналогичны преобладающему типу учебных заведений, дававших воспитанникам минимум элементарных знаний.

В те годы, продолжает М.Куракеева, начальное образование делилось на одно- и двухклассное. Одноклассное включало в себя главным образом двух- и трехлетнее образование. Двухклассное начальное училище давало более широкие знания, первый класс в них включал три года обучения, второй – два года. В общей сложности двухклассное образование длилось 5 лет.

Интересный факт: с возрастание количества школ в них был введен запрет на самовольные отлучки учеников и пропуски уроков. Если в пропуске занятий были виновны родители, учителя сообщали об этом в станичное правление, которое срочно принимало меры по доставке учеников в школу, а родители несли наказание в виде штрафов в размере 20 копеек за каждый пропущенный день «в пользу общественных сумм».

Организация учебного процесса во всех учебных заведениях Баталпашинского уезда была направлена на воспитание казаков в духе верности боевым традициям, дисциплинированности, исполнительности, соблюдение церковных канонов нравственности.

По данным Памятной книжки Кубанской области, по состоянию на 1875 год в Баталпашинском уезде было 37 станичных училищ, где обучалось: «м.п. – 1407, ж.п. 92 души; сельских – 2, в них м.п. – 90, ж.п. – 2».

Для получения высшего и среднего образования станичное правление выделяло суммы на содержание стипендиатов в общих и специальных учебных заведениях и отчасти на выдачу пособий тем учебным заведениям, в которых обучались казачьи дети. Такое положение, безусловно, способствовало росту сети учебных заведений и числа желающих обучаться в них.

В конце XIX в. Баталпашинское станичное общество содержало два училища – женское и мужское  уездное четырехклассное с ремесленным отделением, где обучалось 215 мальчиков и 87 девочек.

С 1880 года было учреждено так называемое школьное попечительство, куда входили священники и состоятельные люди. Попечителем Баталпашинской женской начальной школы была жена полковника (впоследствии генерала) Екатерина Дмитриевна Даркина, законоучителем – протоиерей Василий Щеглов. В то же время в станице Баталпашинской функционировали одноклассная церковно-приходская школа, подведомственная Баталпашинскому отделению Ставропольского Епархиального Совета, а также две частные школы грамотности.

На основании имеющихся материалов за 1909 год можно заключить, что в Баталпашинском отделе на тот период было уже 15308 учащихся; в юнкерских училищах обучалось 8 казаков, в военных школах – 10 чел., в военной академии – 1 чел., в кадетских корпусах – 14 чел., в ремесленных школах – 10 чел. Всех грамотных – 28814 чел., процент казаков к общему числу грамотных – 73,2%. В учебных заведениях начального образования и церковно-приходских школах обучалось 7476 чел.

Накануне Октябрьской революции грамотность среди казаков Баталпашинского отдела была очень высокой: процент казачьего населения к общему числу грамотных составлял 88,7%.

Революция 1917 года многое изменила в жизни казачества, в т.ч. в системе казачьего образования, - оно, как и во всей России, стало всеобщим. Во всех учебных заведениях была введена единая программа обучения, система обучения стала носить административно-командный характер, изменились критерии духовности и нравственности…

Новейшая история баталпашинского казачества характеризуется, прежде всего, возрождением форм и традиций, существовавших в прошлом. Поиск оптимального варианта образовательной модели, сочетающей исторические ценности и традиции и имеющей мощный воспитательный потенциал, привел к возрождению в Баталпашинском казачьем отделе системы казачьего образования.

В настоящее время для системы казачьего образования БКО характерен двухступенчатый уровень: детский сад – школа.

Формирование менталитета юных казачат, их патриотических чувств, высоких духовно-нравственных и физических качеств начинается в детском саду.

В этом плане наиболее показательна деятельность детского сада «Березка» станицы Кардоникской Зеленчукского районного казачьего общества. С 1992 года педагоги этого дошкольного образовательного учреждения по собственной инициативе возрождают и внедряют казачьи традиции, передавая детям культурное наследие их предков.

Особое внимание здесь уделяют развитию интеллектуальных и творческих способностей у детей, чему способствуют кружки и студии «Исследователь», «Ритм», «Золушка», а введение казачьего компонента позволяет формировать у малышей духовно-нравственное и патриотическое мировоззрение. В студии «Колокольчик» ребята в настоящих казачьих костюмах поют казачьи песни, исполняют традиционные казачьи танцы, играют на казачьих музыкальных инструментах.

Следующая ступень – школьное образование. Начало школьного казачьего образования в БКО было положено 1 сентября 2008 года, когда в станицах Кардоникской  и Исправной Зеленчукского районного казачьего общества были открыты 4 класса казачьей направленности – два вторых и два пятых, а также 7 класс исправненской СОШ, где казачьи культура, быт и традиции изучаются факультативно. Общая численность обучающихся в классах казачьей направленности в 2008-2009 учебном году составила 60 человек.

Обучение ведется на основе специально разработанной программы, предусматривающей изучение исторических, культурных и военно-патриотических традиций и ценностей Баталпашинского казачества в контексте ценностей Кубанского казачьего войска. Программа составлена из расчета 32 часа на учебный год (1 час в неделю, 4 часа в месяц)и содержит в себе:

- историю и традиции казачества (история Государства Российского, история Кубанского казачьего войска, история заселения верховьев Кубани казаками, изучение форм самоуправления и традиций);
- духовно-нравственное воспитание (изучение истории христианской религии, этики, быта, традиций верхнекубанского казачества, духовного и культурного наследия, фольклора);
-  военно-прикладная подготовка (кубанские казаки в истории русской армии, военно-спортивные игры и состязания);
-  общая физическая подготовка (казачьи народные игры и соревнования, казачьи спортивные и подвижные игры, упражнения на гимнастических снарядах, легкая атлетика, спортивные единоборства).

Как показывает опыт, активное внедрение в учебно-воспитательный процесс регионального казачьего компонента значительно повысил уровень духовно-нравственной составляющей воспитания учащихся, что выражается в их участии в общевойсковых и отдельских мероприятиях, а также в локальных мероприятиях, проводимых на уровне образовательных учреждений.

Помимо педагогов, в учебно-воспитательном процессе активное участие принимают прикрепленные к каждому классу  наставники из числа уважаемых казаков, пользующихся авторитетом среди станичников: атаман Зеленчукского районного казачьего общества Владимир Нарыжный, сотник Кардоникского станичного казачьего общества Алексей Фролов, учитель СОШ станицы Исправной Иван Сытников. Привлекаются также старейшие жители станиц – участники Великой Отечественной войны, победители соцсоревнований, всей своей жизнью доказавшие главное для каждого казака предназначение – служение Отечеству.

В конце 2008-2009 учебного года на уровне атамана БКО был инициирован вопрос о расширении сети образовательных учреждений казачьей направленности, и в ближайшее время ожидается официальное решение руководства Зеленчукского муниципального района об открытии на базе ООШ №3 станицы Кардоникской школы казачьей направленности с общей численностью обучающихся 117 человек.

Несмотря на небольшой – всего лишь один год – срок своего функционирования, эффективность внедренной в школах системы казачьего образования дает положительные результаты. В частности, среди казачьего населения Баталпашинского казачьего отдела наблюдаются позитивные изменения в отношении продолжения дальнейшего обучения детей в специализированных казачьих учебных заведениях – кадетских корпусах, лицеях и вузах.

Так, анализ поданных на поступление в учебные заведения казачьей направленности заявлений показал, что в этом году в сравнении с прошлым вырос более чем в два раза; почти в 1,5 раз увеличилось количество студентов из числа казачьей молодежи, поступивших на факультет физической культуры, спорта и туризма Кубанского госуниверситета; 7 казачат-баталпашинцев в этом году пополнили ряды кадетов Шахтинского кадетского казачьего корпуса им.Я.П.Бакланова и Приморско-Ахтарского кадетского казачьего корпуса; один стал учащимся  Краснодарского филиала Лабинского аграрного техникума по специальности «Тренер-наездник лошадей» (см. табл.).

 

Информация 
о численности казачьей молодежи Баталпашинского казачьего отдела,
поступившей в 2009 г. в учебные заведения казачьей направленности


Кубанский госуниверситет (ФФКСТ) – 4 человека
Шахтинский им.Я.П.Бакланова кадетский казачий корпус -5
Приморско-Ахтарский кадетский казачий корпус – 2
ГОУ «Лабинский аграрный техникум» (филиал в г. Краснодаре) - 1
Южно-Российский лицей казачества -20

Как видно, в целом развитию системы казачьего образования в Баталпашинском казачьем отделе присуще поступательное движение. Однако, несмотря на это, следует сказать и о неодинаковой степени интенсивности распространения казачьего образования в районных казачьих обществах. На сегодняшний день положительная динамика наблюдается лишь в Зеленчукском районном казачьем обществе, где в основном и сосредоточена  сеть образовательных учреждений казачьей направленности.

Такое неравномерное  внедрение казачьего компонента в образовательные учреждения, к примеру, Усть-Джегутинского и Прикубанского районных казачьих обществ связано в первую очередь с меньшим процентом проживающего в них казачьего населения и – соответственно – относительно небольшим количеством учащихся-казаков от общего числа обучающихся.

Еще один немаловажный фактор заключается в том, что во многих случаях положительное решение вопроса о внедрении  казачьего компонента в современный учебный процесс зависит от субъективного отношения руководителей муниципальных районов с компактным проживанием казачьего населения и в целом руководства республики. В свою очередь это, безусловно, негативно отражается на лоббировании на соответствующем уровне программ по патриотическому воспитанию казачьей молодежи и – как следствие – на выделяемом объеме финансирования, недостаточном для реализации этих целей.