Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Казачья гражданственность как ментальный конструкт

19.02.2013. Количество просмотров: 244

Резникова Марина Игоревна – кандидат педагогических наук,  доцент, 
декан факультета искусств и художественного образования
ФГБО «Таганрогский государственный педагогический институт имени А.П. Чехова» (г. Таганрог)

 

Современный россиянин, несмотря на определенную утрату многих иллюзий прошлого, продолжает оставаться гражданином и все активнее участвует в общественно-политических процессах. И сегодня особенно активно молодое поколение 90-х годов, у которого есть важнейшее качество – гражданская активность, зачастую отсутствующая у поколения 70-80 гг. А в последние десятилетия гражданская активность молодежи в различных сферах социальной деятельности все более возрастает, в том числе и в казачьем движении.

Гражданственность как феномен и императив всегда была отлична от гражданственности как личностно-смыслового качества. О гражданственности в ее различных выражениях как о черте характера русских, его ментальной составляющей писали многие выдающиеся деятели культуры, философы, педагоги – Н. Бердяев, Е. Бондаревская, А. Игнатов, Д. Лихачев, А. Лосев, О. Солодова и др. «Менталитет – это глубинный духовный склад, присущий этносу как большой группе людей, сформировавшийся в определённых природно-климатических, историко-культурных условиях. Менталитет этноса определяет свойственные его представителям способы видеть и воспринимать окружающий мир и на когнитивном, и на аффективном, и на прагматическом уровнях. Менталитет, в связи с этим, проявляется и в свойственных представителям этноса способах действовать в окружающем мире. Одним из условий бессознательного усвоения человеком менталитета этноса является то, что в нём присутствуют имплицитные концепции личности и её воспитание» [3, 143-144].

Как считают многие исследователи, на формирование менталитета народов, проживающих на территории южной России, существенное влияние оказали условия проживания, хозяйственная деятельность, тип самоуправления, взаимоотношения с соседними народами. Такая черта ментальности как коллективизм могла сформироваться только в условиях необходимости защищать свои обширные земли от врагов. Именно эта общинная жизнь казаков воплотила в себе принципы социальной целостности, истинной демократии, соборности – тех черт русской духовности, которые проявились и сохранились в менталитете казаков и которые закрепляла русская православная церковь, выполняющая охранительно-консерва-тивную роль по отношению к ментальности.

Степь, как географический фактор, сыграла важную роль в формировании менталитета казачества. С одной стороны – это территория, требующая защиты от набегов врагов, порождающая чувство гражданственности и патриотизма, с другой стороны, бескрайняя степь – это символ свободы, воли, олицетворяющий свободолюбие и свободомыслие. Конечно же, эти личностные качества сформировались в казачестве во многом благодаря тому, что казаки не знали крепостной зависимости, были свободны от налогов и в значительной степени от государственной власти. Местное самоуправление и выборная система позволили казаку быть независимым в суждениях и действиях, сохраняли в казачестве индивидуальность личности, ощущение социальной значимости каждого члена казачьего сообщества.

Реки, как связующие звенья между отдалёнными поселениями, «приучали чувствовать себя членом общества, общаться с чужими людьми, наблюдать их нравы и интересы, меняться товаром, опытом, знать обхождение» [4, 45]. Эти качества воплотились в жизни казаков, в стиле общения, терпимом отношении к «чужакам», приходящим в казачью общину со своими жизненными установками и традициями, что в свою очередь формировало и закрепляло толерантность.

В то же время, как отмечал В.Д. Сухоруков, нравственность казаков представляла собой «смесь добродетелей и пороков, свойственных людям, которые жили войной и грабежами. Свирепые в набегах на земли неприятельские, казаки в общежитии своем были привязаны друг к другу как братья... Религию почитали свято. Трусов не терпели и вообще поставляли первейшими добродетелями целомудрие и храбрость» [2, 17].

Менталитет характеризует сущностные черты поколений, которые передаются по наследству, обрастают новыми деталями, а значит, становятся функциональными и подвижными. Как считает П. Сорокин, «каждое последующее поколение становится неизбежно наследником предыдущего…, внося в это наследство результаты своей жизни и труда, на предыдущих слоях они оставляют новый слой. Таким образом, социально-психологическая среда утолщается, растёт, оседает и видоизменяется с каждым поколением» [8, 75]. На примере возрожденного казачества мы можем убедиться в истинности этого утверждения. Молодые казаки, внося в свою жизнь неизбежные приметы современности, бережно хранят вековые традиции, передаваемые им старшим поколением, а жизненные установки, модели поведения казаков говорят о наличии определённых, доминирующих черт казачьего характера. Эти личностные качества позволяют максимально точно воспринимать яркую своеобразную культуру казачества, объединяющую в себе традиции, обычаи, духовный склад и духовные основы народной жизни в достаточно длительном историческом отрезке времени. Они являются «ядром» характера, которое «воспроизводится из поколения в поколение благодаря этноисторической преемственности, трансмиссии не только обычаев и ритуалов, но и памяти о былом» [7, 113].

Важным нравственно-психологическим качеством казачества является религиозность и связанные с ней такие свойства национальной психологии, как справедливость, поиск абсолютного добра, осуждение зла и совесть, ведущие к добру. Следуя установкам православной морали, приобщение к этим нравственным ценностям приводит к проявлениям истинного патриотизма – самоотверженности, жертвенности, которые являются наиболее показательными составляющими казачьей гражданственности.

В. Соловьев говорил, что характер русского народа укрепляется в православии, когда ставит «…выше всего правду Божию, он теократичен в глубине души своей…» [6, ч. I, 73]. Высший идеал россиянина – это «святая Русь», которой казаки в своих песнях посвящают трогательные строки, наполненные глубоким патриотизмом: «Свою Родину святую /Мы хранили от войны … Мы за Родину святую / Все готовы умереть».

Однако конструкты менталитета и, соответственно, гражданственности подвижны и зачастую противоположны. Как отрицательные, так и положительные черты характера народа порождаются спецификой жизненных условий, обусловлены историческими событиями на протяжении многих веков и, несомненно, накладывают отпечаток на формирующийся казачий характер.

Русская православная церковь, выполняющая в обществе охранительно-консервативную роль, закрепляла характеристические признаки русской духовности, не допуская проникновения в сознание общества иных духовных ценностей. И в этом плане соборное мышление есть религиозное направление коллективистского начала – неотъемлемый признак казачьего менталитета. Приверженность казака к коллективу детерминировалась многими факторами: географическими особенностями, необходимостью бороться с нашествиями, первой демократической государственностью, церковной соборностью. Соответственно и в менталитете закладывались представления, побуждения, комплексы, берущие свои начала в глубинах времени, сложившиеся в течение длительного периода существования казачьей общины и сохранившие свою действенность и актуальность сегодня. 

Рассматривая ментальность казачества в аспекте гражданственности, можно выделить те качества, которые имеют непосредственное к ней отношение и как бы «закодированы» в ней. Это свобода и героизм, «…в котором свобода и дисциплина становились в последнем живым единством, а из этого рождалось ещё более высокое: священная традиция России – вступать в час опасности и беды в ряды добровольцев» [1, 52], способность идти на жертву во имя Отечества: «Жертва в честь и во славу Матери-Родины сладка и духовна. Жертва эта и есть то самое, что единственное только и осмысливает жизнь» [5, 423]. В. Соловьёв, посвятивший немало работ проблеме изучения характера русского народа, отмечал «бесстрашную веру и деятельную практическую любовь к Родине» [6, ч. I, 72].

Процесс формирования личностных гражданских качеств молодого казака сегодня начинается в семье, а далее – в казачьих кадетских корпусах, казачьих школах-интернатах, казачьих классах, где эта «деятельная практическая любовь», бережное отношении к своей богатой истории и культуре передаются из поколения в поколение и, что очень важно, в полной мере проявляются в образовательно-воспитательном процессе, традиции которого могут быть показательны для всей системы российского образования в целом.

Примечания:

1. Андронова Т. Воспитание у учащихся черт национального характера в процессе изучения русской литературы [Текст]: Дисс. … канд. пед. наук / Т. Андронова. – Ростов н/Д.: РГПУ, 1998. – 240 с.
2. Астапенко М.П. Донские казаки 1550-1920 гг. [Текст]: Уч. пособие / М.П. Астапенко. – Ростов н/Д., 1992. – С. 7-18, 38-40.
3. Бондаревская Е., Кульневич С. Педагогика: Личность в гуманистических теориях и системах воспитания [Текст]: Учеб. пособие для студ. сред. и высш. учеб. заведений, слушателей ИПК и ФПК / Е. Бондаревская, С. Кульневич. – Ростов н/Д.: Творч. центр «Учитель», 1999. – 560 с.
4. Кондаков И. Введение в историю русской культуры [Текст]: Учеб. пособие / И. Кондаков. – М.: Аспект Пресс, 1997. – 687 с.
5. Русская идея / Сост. авт. вступ. статьи М.А. Маслин [Текст]. – М.: Республика, 1992. – 496 с.
6. Русская идея: Исторический смысл и современное значение [Текст]. – Ч. 1 и Ч. 2 // Тезисы докладов Всероссийской научной конференции, 15-16 мая 1995.
7. Сикевич З. Национальное самосознание русских: социолог. Очерк [Текст]: Учеб. пособие / З. Сикевич / Ин-т «Открытое общество» – М.: Механик, 1996. – 208 с. (Программа «Обновление гуманистического образования в России»).
8. Сорокин П. Общедоступный учебник по социологии [Текст]: Статьи разных лет / П. Сорокин. – М., 1994.
9. Хагуров А., Щетнев В. Казачий менталитет: Прошлое и настоящее [Текст] А. Хагуров, В. Щетнев // Возрождение казачества: Тезисы докладов, сообщений, выступлений на V международной (всероссийской) научной конференции. – Ростов н/Д.: Изд-во НМЦ «Логос», 1995.



Из истории и культуры линейного казачества Северного Кавказа: материалы Восьмой Кубанско-Терской научно-практической конференции / под ред. Н.Н. Великой, С.Н. Лукаша. – Армавир: ИП Шурыгин В.Е., 2012. – 216 с.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Система казачьего образования // Современная казачья педагогика

Рейтинг@Mail.ru