Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Александр Петрович Чернявский

03.04.2013. Количество просмотров: 78

Чернявский Александр Александрович – почетный авиастроитель,
заместитель генерального директора ОАО
«Саратовский электроприборостроительный завод
имени Серго Орджоникидзе»


Кубань дала Родине 578 Героев Социалистического Труда. Их было всего 578 на пятимиллионную Кубань. Первый кубанец был удостоен этого звания в 1947 году. И больше их не будет уже никогда. Страны, которую строили эти люди, за которую проливали кровь, уже нет. Но есть и будет Россия с её славной неповторимой историей, её непобедимым народом. И есть русская земля, пребывающая вовеки. Род приходит, и род проходит на этой земле. И в этой непрестанной смене поколений не должна прерваться связь времён. Русский народ всегда был жив своей исторической памятью, хранил предания о деяниях своих великих предков. Неумолимый рок событий влечёт нас во временном потоке к новым целям, иные ценности овладевают умами. Но люди минувшей эпохи – это корневая система России, это свет её небес. И будет солнце над нашей землёй, пока жива серебряная нить памяти, связующая нас с ними. Сохранить память, вспомнить о них – всё равно, что дать нашей любимой Родине, её народу напиться живой воды.

Александр Петрович Чернявский родился 12 мая 1910 года в станице Каневской Кубанской области в потомственной казачьей семье. «Родился в семье крестьянина-середняка», – писал отец в автобиографии. Написать, что он – потомок древнего казачьего рода, уходящего корнями в века, отец, конечно же, не мог. После кровавой Гражданской, голода, расказачивания, репрессий 30-х годов живые стали молчаливее мёртвых.

В 1792 году его далёкий предок – казак Уманского куреня Максим Тихонов Чернявский – пришёл из Слободзейской Сечи на Кубань в составе команды атамана З.А. Чепеги. Заложили они со товарищи войсковой град Екатеринодар, где построил и Максим себе хату. И жил бы он с молодой женой Марусей долго и счастливо, если бы не война.

В 1806 году в составе 9-го Черноморского пешего казачьего полка ушёл Максим на русско-турецкую войну – постоять за Веру, Царя и Отечество. Воевал в составе Дунайской гребной флотилии, покрывшей себя неувядаемой славой. Только замирились с турками – новая война, пострашнее минувшей. С первых дней войны с Наполеоном 9-й пеший полк участвовал в сражениях в составе Дунайской армии. Понеся тяжёлые потери в боях, 14 мая 1813 года 9-й Черноморский пеший казачий полк возвращается в Екатеринодар. Более двухсот казаков полка пали на полях сражений. В схватке с польской кавалерией сложил голову и казак Максим Чернявский. Он оставил трёх сыновей- казаков – Лаврентия (1792), Романа (1795) и Савву (1796).

Когда-то хуторок наших предков стоял у старинного шляха, в виду крепостных ворот Каневского куреня. В станичном юрте земля эта издревле прозывалась Краинкой. Со временем большая семья разрасталась. Ещё, видимо, дед отца – Пётр Иванович Чернявский – поставил хату на шляхе, ведущем в станицу Деревянковскую. В этой хате, типичном казачьем курене, стоявшем в начале улицы Камышеватской, и родился Александр.

Александр был пятым ребёнком в семье, и было у него три брата и четыре сестры. Его отец – Пётр Петрович Чернявский – был не из богатеев, но хозяйство имел справное. Все дети сызмальства приучались к труду: пахали и сеяли, жали и молотили, косили сено и метали копны, управлялись со скотиной. В страдную пору приходилось и работников нанимать. В 30-м это ему припомнят – отберут и добро, и хату.

Родители в Бога веровали и всех детей, как испокон веков велось на Руси, крестили в православном храме. В доме на Ростовской – украинской хате, будто сошедшей с полотен Куинджи, где дед доживал свой век, – было множество книг Священного писания. В красном углу большой комнаты висели образа с неугасимой лампадкой. Возможно, книги эти – мама видела их в доме деда в начале 1944-го – были из разрушенного осенью 1938 года храма Сошествия Святого Духа на Апостолов (Духосошественского), прихожанами которого были члены семьи Чернявских.

Мирное течение жизни оборвалось в 1918 году, когда в станицу начали возвращаться разагитированные большевиками фронтовики. Они не желали жить по старинке. И пошёл раскол кровавый по всей земле, по каждому казачьему и крестьянскому двору, каждой семье.

Старший брат отца, Николай, был выпускником Ейского реального училища, поручиком, участником 2-го Кубанского похода. В августе 1918 года он – командир 2-й роты 1-го Офицерского генерала Маркова полка. После поражения белого движения он не успевает уйти из станицы. Выходы из неё блокируются красными пикетами. Николай скрывается в подвале родительского дома. Заболевает воспалением легких. Дед, рискуя жизнью – своей и сына, находящегося уже при смерти, – вывозит его из станицы на подводе, пряча под кирпичами.

Николай поправился, участвовал в сопротивлении – движении «бело-зелёных» в кубанских плавнях. С наступлением мирной жизни легализовался в станице Бриньковской. Работал директором местной школы. 27 апреля 1937 года Николая арестовали по обвинению в участии «в контрреволюционной повстанческой организации, готовившей восстание против Советской власти». 3-го октября 1937 года по приговору тройки УНКВД Николая Петровича Чернявского расстреляли в городе Краснодаре. Где его могила – неизвестно. В 1958 году он был реабилитирован.

Секретная директива красного «царя» была беспощадна: «Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти».

Меры были приняты. Кубань утопили в крови. Расстрелы и виселицы, грабёж и голод. Не спасал и звериный инстинкт самосохранения. Помнить и говорить – означало смерть. Оставшиеся в живых онемели от ужаса.

Ещё в 60-е самым большим откровением отца о тех временах была фраза: «Вырастешь – всё поймёшь!» Но я помню его глаза: они заклинали понять. Все мы теперь ищем своих дедов и прадедов, трясём друг друга, роемся в архивах и ничего не можем найти: кровавая пелена встаёт пред очами, и ничего за ней не разглядеть. Все ищут, да никто не обрящет…

Чудом семья избегает репрессий. И активисты не донесли, и продотряды не извели. Что ещё мог противопоставить дед «режиму военного коммунизма», изводившему казачество под корень? Каким-то чудом дед спас семерых детей от голодной смерти в 1921–1922 гг. Будто знал он какие-то секреты выживания в лихую годину. Но смерть пришла и в его хату – умерла его жена.

На этой сохранившейся фотографии – семья Чернявских. По левую руку от деда сидит женщина с лицом, исполненным печали, обрамлённым чёрным платком. Я всматриваюсь в её лицо и вижу лик Богородицы. Это моя бабушка. Ей уже ведом крестный путь собравшихся перед камерой – ей одной ведом. Дед глядит соколом, гордо откинув голову, грудь казачья – колесом. Рядом сыновья – казаки-молодцы, девки- красавицы – восемь душ! Всё переживём! А бабушка – во вселенской печали: предчувствует погибельные времена. Не о себе её печаль, хотя именно она первой из семьи покинет этот озверевший вдруг и жаждущий крови мир. Страшно подумать, но её имени – матери восьмерых детей – не знает никто из ныне живущих потомков. Как могло такое случиться? А она глядит на меня из прошлого – смиренно печальное её лицо. Всё уже решено свыше – быть по сему. На всё – воля Божья…

Фотография сделана в полдень 25 февраля 1920 года. В этот день Дроздовский полк белых спешно оставлял станицу Каневскую. Вся семья Чернявских ещё в сборе.

Несомненно, отец заботился об образовании детей. Саша, по всей видимости, получил начальное образование. В 1925 году он отправляется в Ольгинскую школу крестьянской молодёжи. Школу отец оканчивает в 1928 году – в 18 лет. В этом году стартует Первая Пятилетка, создаются сельские райкомы партии и райкомы комсомола. Отец в комсомол не торопится. В 1928 году он поступает в Краснодарскую школу бухгалтеров и оканчивает её в марте 1929 года. А затем – и это его решение судьбоносно – он начинает работать агротехником на Кубанской сельскохозяйственной опытной станции.

В 1929 году, когда на станцию пришёл отец, там начинала формироваться ведущая в России научная аграрная школа, давшая стране целую плеяду блестящих учёных. В тот период времени на станции занимались селекцией озимой пшеницы, озимого ячменя, фасоли, нута, сои, кормовых трав, кукурузы. Было у кого и чему учиться! Там отец и постиг азы сельскохозяйственных наук – растениеводства, семеноводства, полеводства. Там, с обретением практического опыта, сложился его кругозор агрария. Четыре с половиной года работы агротехником – солидные университеты! С 1 октября 1930 года работу по селекции пшеницы на станции возглавил выпускник Кубанского СХИ П.П. Лукьяненко. В этот период, по его рассказам, он и играл в футбол за Краснодарское «Динамо».

Среди Героев 1957 года есть человек, сыгравший в судьбе отца очень, на мой взгляд, важную роль, – это первый секретарь Кущёвского райкома КПСС Сергей Терентьевич Куцев.

Я вглядываюсь в их лица на портретах. У академиков острый, холодный взгляд. У Пустовойта – взгляд учёного, для которого наука и есть его жизнь. У Лукьяненко – взгляд чиновника: с прищуром, взор уверенного в себе и довольного жизнью человека. У Куцева – взгляд ушедшего в невесёлые думы человека. Во дни славы лицо его озабоченно и печально, его думы – о людях.

В этой славной компании есть ещё один человек, которого я разыскивал, досаждая своими вопросами каневчанам по телефону. Я пытался найти председателя одного из колхозов Каневского района, у которого мы гостили с отцом и мамой в начале 60-х. В конце концов мне назвали его фамилию. «Вадим Федотович Резников – председатель колхоза имени Сталина» – так на плакате 1958 года. Вадим Федотович Резников прожил яркую и плодотворную жизнь. За выдающиеся свои деяния он удостоен множества правительственных наград. Он стал одним из пяти кубанских дважды Героев Социалистического Труда. Я искренне порадовался его счастливой и замечательной судьбе.

С октября 1933 года по октябрь 1935 года отец на действительной службе в Красной армии. Служит писарем при штабе в городе Краснодаре в Отдельном батальоне связи 9-го стрелкового корпуса. После демобилизации, с октября 1935 года по сентябрь 1937-го, учится в Краснодарском сельскохозяйственном рабфаке. Затем, с сентября 1937 по 22 июня 1941 года, отец учится в Краснодарском институте винограда и виноделия. Краснодарский институт винограда и виноделия – это нынешний Кубанский Государственный аграрный университет. Учёбу прерывает война…

Позже в своей автобиографии отец напишет: «С 22 июня 1941 года по август 1942 года находился в действующей Красной армии – на Западном фронте. В августе 1942 года по ранению (потеря левой ноги) вернулся с фронта».

Тяжёлое ранение отец получил в самый канун трагедии, разыгравшейся в треугольнике, образованном Варшавским шоссе и речками Шмея, Пополта и Ресса. В этом месте, что ныне зовётся Долиной Смерти, с 1 по 15 февраля пали четыре дивизии. В этих боях погиб, возглавив прорыв из окружения, полковник М.П. Краснопивцев, пали многие герои освобождения Калуги. Они выполнили свою боевую задачу – на сутки перекрыли Варшавское шоссе у деревни Барсуки. И корпус Белова прорвался на Вязьму…

За семь фронтовых месяцев отца случилось столько героического и трагического, что хватило бы на сотни жизней. Да отцу будто бы и было отпущено прожить ещё долгую и славную жизнь за своих павших товарищей. И теперь фраза «Погибли все» звучит для меня во всей своей страшной правде. А потом был медсанбат, где отцу ампутировали изувеченную левую ногу на четверть выше голени, фронтовой госпиталь и, наконец, эвакогоспиталь № 1682 города Саратова – города, к концу июля 1942 года ставшего прифронтовым. Шла битва за Сталинград. И за него сражалась 154-я стрелковая дивизия отца, ставшая 47-й Гвардейской. Но он уже не мог помочь своей Родине с оружием в руках.

Пётр Петрович Чернявский, брат отца, погиб 23 июля 1941 года в белорусском Полесье в составе 47-й Кубанской кавалерийской дивизии (рейд Городовикова-Бацкалевича). Второй его брат – Даниил Петрович Чернявский, старший лейтенант, командир миномётной роты, – прошёл всю войну, был награждён орденами и медалями. Мужья двух сестёр отца погибли, двух других – вернулись домой инвалидами.

23 августа 1942 года отец вышел из дверей саратовского эвакогоспиталя, улыбнулся, прищурившись нежаркому августовскому солнцу, и двинулся, легко опираясь на костыли, к трамвайной остановке. На нём была добела застиранная гимнастёрка, потрёпанная солдатская шинель, а за плечами – вещмешок. На груди отца не было ни наград, ни нашивок за полученные ранения. Он шёл, радуясь жизни и абсолютной свободе выбора. За семь месяцев госпитальных мытарств отец хорошо обдумал, что предпримет, когда покинет госпитальные палаты. Оставалась практически единственная дорога – на Восток, в Ташкент – город, где была возможность завершить прерванное войной образование.

В Ташкентский сельхозинститут отец является с опозданием – занятия уже начались. На руках у него чудом сохранившаяся справка о том, что он – студент последнего курса Краснодарского сельхозинститута. Экзамены сдаёт экстерном. Его зачисляют на последний курс агрономического факультета. Отец получает комнату в общежитии, где живёт с товарищами по группе. Общежитие, как и сам институт, располагается в одноэтажных глинобитных строениях – удобств и оснащения никаких. Это сполна компенсируется блестящей плеядой преподавателей – цветом республиканской аграрной школы.

Перед окончанием института у родителей была длительная практика. С 18 апреля по 31 августа 1943 года они работают во 2-й Ташкентской МТС. Мама занималась полеводством, работала штурвальным хлопкоуборочного комбайна, работа отца была связана с организационно-техническими вопросами, управлением.

Родители учились в одной группе. Поначалу маму распределили в Курск, но отец уговорил её ехать с ним на Кубань. Так и сделали. Впоследствии мама ездила в Наркомзем и перераспределилась.

Отец с нетерпением ожидал окончания института и возвращения на родину. 20 декабря 1943 года родители получают справки об окончании Ташкентского сельскохозяйственного института по специальности «агроном-полевод». Дипломы обещают выслать по запросу с места работы. На ташкентском вокзале отец впервые знакомится с мамиными родителями. Отец уже на протезе, его он получил незадолго до отъезда на родину. В этих проводах была некая неочевидная символика: мамин отец, Ефим Петрович Себельдин, главный механик хлопкового завода, носил звание Героя Труда и, прощаясь, будто передавал эстафету будущему своему зятю.

Дорога домой шла через освобождённый, лежащий в руинах Сталинград. Мама вспоминает: «Ехали через Лиски – там долго стояли, где- то на вокзале увидели первого Героя Советского Союза – совсем ещё молодого парня. Приехали в Сталинград – город был в руинах. Покупали хлеб в доме недалеко от вокзала. От дома оставалось только три полуразрушенных стены, крыши не было. В этом вот доме и поставили стол, за ним сидела женщина в тулупе и валенках – продавала хлеб. Пар валил изо рта – стояли морозы. Вокзальное здание было разрушено до основания. Стояла какая-то будка – она и выполняла роль вокзала. Поезд дальше не шёл: где-то разбомбили железнодорожное полотно, шли восстановительные работы. Решили прогуляться по городу. Улица, подходящая к вокзалу, была расчищена, а вдоль неё громоздились заснеженные горы битого кирпича, искорёженного металла, когда-то бывшего человеческим жильём. Ни одного дома не уцелело. Сразу за Сталинградом потянулись заснеженные поля, а по ним тут и там громоздились громадные снежные курганы – это была разбитая в сражениях техника – орудия, автомашины, танки…».

От Сталинграда ехали через Иловлю, Филоново, Поворино. От Поворино – на Новохопёрск, Таловую, Лиски и далее – на юг: Россошь, Миллерово, Лихая, Новочеркасск, Ростов-на-Дону. Дорога домой заняла почти месяц. Наконец родители сходят с поезда в Краснодаре. Отец в радостном возбуждении – он дома, это его земля, его степной край, его земляки. Он – вернулся. Вернулся, чтобы помочь разорённой своей Родине стряхнуть кошмар войны, опалившей её привольные степи. Голод, разруха и пепелища встречали его повсюду…

«После окончания института Наркомземом СССР был направлен в распоряжение Краснодарского краевого земельного отдела, Краснодарский краевой земельный отдел направил на работу в должности старшего агронома в Привольную МТС, где работал до сентября 1948 года».

В Краснодаре, в КрайЗО, родители получают назначение в станицу Привольную Каневского района. Во дворе управления, разбирая завалы, копошатся немецкие военнопленные…

С 14 февраля 1944 года родители работают в Привольной МТС, основанной ещё в 1932 году. МТС располагалась на южной окраине станицы, противоположной лиману. Отца назначают старшим агрономом – ещё бы, с таким опытом! Отец полностью отдаётся работе. Встаёт затемно, возвращается, когда дома уже горит керосиновая лампа. Фактически он – правая рука директора. Начиная с 1946 года, документы подписывает как заместитель директора МТС. В круг его ответственности входят не только вопросы агрономии, но и управленческие, производственно-технические, экономические, социальные: организация труда и быта механизаторов, формирование бригад, восстановление, эксплуатация и распределение техники по колхозам. Мама работает участковым агрономом. Под её присмотром поля пяти колхозов: «За технику», «Соревнование», «Индустрия», «Память Ильича», «Политотдел».

Жили родители на квартире у Евграфовны – маленькой, но чрезвычайно живой старушки. Работала она как проклятая, и вокруг неё всем тотчас также находилось дело. Её дом стоял прямо напротив конторы МТС, располагавшейся в здании старой гостиницы. Когда 5 ноября 1944 года на свет появилась моя сестрёнка, старушка присматривала за ней, и если дитя плакало или наступало время кормления, колотила клюкой по забору МТС, вызывая маму. Впоследствии Евграфовна даже умудрилась окрестить сестрёнку в церкви. Жили трудно. Всюду разруха, запустение. В 1946 году – голод, в 1947-м – сильнейшая засуха. Тем не менее, в 1947 году колхозы, обслуживаемые Привольной МТС, получают высокие урожаи зерновых. Ездили на лиманы в рыбколхоз, привозили и сушили рыбу. Что-то удавалось продавать – на то и жили. Печь топили камышом, соломой и кизяком. Для русской печи заготавливали дрова и топили её только на праздники.

На день рождения дочери родителям подарили косяк гусей (12 штук). Держали корову – девочке нужно было молоко. За всем этим в отсутствие родителей тоже присматривала Евграфовна. Задача отца была обеспечить живность кормами. Однажды они с конюхом поехали косить сено. Накосили, уложили в воз, забрались наверх и тронулись. Где-то по дороге копна съехала набекрень, завалив горе-косарей. Обошлось без увечий. Набросали опять и кое-как довезли. Евграфовна сокрушалась о неловко проделанной работе. Отец хорохорился: «Я в детстве с сёстрами и стога метал, и снопы вязал…».

9 июня 1945 года отца награждают значком «Отличник социалистического сельского хозяйства». Удостоверение № 13907 подписано народным комиссаром земледелия Союза ССР А. Андреевым. Отец всегда носил эту награду – она была первой в его жизни…

20 сентября 1946 года его награждают медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Такой же медалью награждают и маму. А 2 октября 1946 года отца вызывают в Каневской РВК и вручают ему медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Медаль вручает майор Г.И. Фарфурак.

5 ноября 1947 года директор МТС А.Г. Добриков уезжает на учёбу с отрывом от производства сроком на один год и назначает отца исполняющим обязанности директора Привольной МТС. В 1948 году началось сооружение водопровода, заработал радиоузел. Дала свет стационарная электростанция, подаренная Т.Т. Хрюкиным. Последний подарил А.Г. Добрикову свой «Виллис», возможно, на нём ездил по полям и отец. Опорой отца были фронтовики-механизаторы, бригадиры-полеводы и многие другие простые труженики села, которые поднимали разорённую войной кубанскую землю.

Маму – беспартийную – 16 декабря 1946 года решением Исполнительного Комитета Краснодарского Краевого Совета Депутатов Трудящихся утверждают членом Брюховецкой Окружной избирательной комиссии по выборам в Верховный Совет РСФСР, а в декабре 1947 года избирают депутатом Краснодарского краевого Совета Депутатов Трудящихся – единственную в том году от Каневского района. В станице Привольной, в Привольной МТС, родители жили и работали более четырёх лет.

«В сентябре 1948 года по приказу Краевого управления с/х-ва был назначен старшим агрономом Красносельской МТС, где работал до 3 сентября 1950 года».

Сохранилась «Служебно-производственная характеристика на бывшего старшего агронома Красносельской машинно-тракторной станции Александра Петровича Чернявского» за подписями директора МТС Кравченко и зам. директора по политчасти В.Т. Кныша. Характеристика составлена позже сентября 1950 года, т.к. из неё следует, что отец – уже председатель колхоза «Победа». Также в ней говорится, что он член ВКП (б) – не КПСС, а ВКП (б) – так партия называлась до 1952 года.

Первым Героем Социалистического Труда в селе Красное был Василий Спиридонович Лиходеев. Указ о его награждении – от 21 мая 1951 года. Позже был награждён Илья Власович Григоревский – 17 июля 1951 года. Поэтому с уверенностью можно сказать, что характеристика дана не ранее 21 мая и до 17 июля 1951 года. В ней говорится об итогах работы отца за 1949–1950 гг.:

«…Проявил себя самым энергичным, активным работником машинно-тракторной станции, внедрял передовой метод и применил передовые методы агробиологической науки среди специалистов сельского хозяйства и всего коллектива механизаторских кадров. В 1950 году и в 1949 году умело организовал среди механизаторов, трактористов, комбайнёров работы по почасовому графику. В соцсоревновании механизаторы добились высоких показателей, за что правительство высоко оценило и наградило 67 человек передовых комбайнёров, трактористов, штурвальных, прицепщиков, из которых получило 40 человек ордена Ленина и Трудового Красного Знамени, один – Героя Социалистического Труда и другие награды.
В работе тов. Чернявский А.П. – требовательный к себе и к своим подчинённым, непримирим к недостаткам. Производственный учёт находился всегда в отличном состоянии, показатели соответствовали новым формам социалистического соревнования.
…Являлся заместителем секретаря парторганизации МТС… имеет большие организаторские способности… отзывчив к нуждам и запросу работников любых категорий.
В работе не считается никогда со временем, усталостью, служебный интерес всегда выше личных.
...Райкомом ВКП (б) и Краснодарским (к)райкомом ВКП (б) был выдвинут на работу (председателем) укрупнённого колхоза “Победа”, где и работает по настоящее время.
Морально-политически устойчив и идеологически выдержан, делу партии Ленина-Сталина и Социалистической Родине предан».

Если 40 механизаторов Красносельской МТС награждены орденами, то всё дело было поставлено блестяще. Ведь чтобы комбайнёр собрал рекордный урожай, старший агроном должен его вырастить. Судя по содержанию характеристики отца, в его обязанности также входила организация труда механизаторов – планирование, учёт, внедрение передовых методов работы, организация соцсоревнования.

На фотографии, приведённой ниже, – партсобрание партячейки Красносельской МТС. Снимок не датирован. Но дату установить несложно: это конец июля – август 1951 года. На это указывают две Звезды Героя на занавеси и развёрнутая на столе газета, очевидно, с Указом о награждении. Награды ещё не получены. Была уборочная – не до наград было. Героями Социалистического Труда в 1951 году в Красносельской МТС стали два механизатора, но награждены они были за рекордные результаты работы 1950 года. Героями стали: комбайнёр Илья Власович Григоревский, намолотивший в 1950 году в сцепе двух комбайнов «Сталинец-6» 6703 центнера зерновых культур на комбайн за 25 рабочих дней (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 17 июля 1951 года), и комбайнёр Василий Спиридонович Лиходеев, намолотивший в сцепе двух комбайнов «Сталинец-6» 7253 центнера зерновых культур на комбайн за 25 рабочих дней (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 мая 1951 года). В зале символика тех лет: транспаранты, лозунги, знамёна с призывами Ленина-Сталина, барельефы вождей. От обилия кумача впечатление первых лет революции. Серьёзные, осунувшиеся лица людей. Это неудивительно. Только что закончилась уборочная страда, люди работали ночами, на пределе возможностей. Партсобрание ведёт отец – заместитель председателя парткома. Он уже председатель колхоза «Победа». Партийная организация МТС и колхоза, возможно, была общей.

В 1950, 1951 годы был собран богатый урожай. Вообще с 1948 по 1952 год урожаи зерновых на Кубани были высокие. Эти годы дали Кубани 303 Героя – больше половины за все годы существования звания! В 1950 году было 48 Героев, в 1951-м – 36. Рекордными были 1948 год – 90 Героев, 1949-й – 79, и 1952-й – 58. Сталин в эти годы щедро награждал за победы на мирном фронте. Отдохнувшая после войны земля, восстановленная к этому времени техника и возвратившиеся к мирному труду люди – вот слагаемые этого небывалого подъёма.

Наградой же отцу было выдвижение его на новую, более сложную и ответственную руководящую работу – председателем укрупнённого колхоза «Победа».

«3 сентября 1950 года при укреплении колхозов по постановлению Совета Министров и ЦК ВКП (б) был мобилизован на должность председателя колхоза «Победа», где работаю по настоящее время». Точное название директивы – «Постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП (б) от 9 июля 1950 г. № 2931 «О мобилизации специалистов для работы в колхозах».

Новый колхоз получил имя «Победа». В него вошли колхозы «Коммунар», «Красная Победа», «Большевик». Бывшие колхозы стали бригадами укрупнённого колхоза. Хозяйство пришлось создавать практически заново. Сложность была и в разном уровне развития производительных сил колхозов, составивших новое хозяйство, была она и в задаче объединения людей разных национальностей, разных культур. В колхозе работали немцы, латыши, украинцы, русские, потомки кубанских и донских казаков.

Отец включился в работу, сплотил вокруг себя единомышленников, мобилизовал людей. Он не был кабинетным работником. Засветло и дотемна – объезды полей, бригад. Ночами – планирование, расчёты.

Укрупнённое хозяйство изначально строилось как многопрофильное, многоотраслевое. Крупный животноводческий комплекс объединял шесть молочнотоварных, четыре свинотоварных, птицетоварную и овцетоварную фермы. Фермы отстраивались заново и переоснащались, внедрялась комплексная механизация и высокая культура производства. Кормление поголовья осуществлялось по новейшим научно обоснованным методикам. Постепенно увеличивалось поголовье племенных коров и свиней, росли надои.

Расширялись посевные площади, повышалась культура земледелия, росла урожайность. В колхозе внедрялись новые сорта пшеницы, кукурузы, подсолнечника и других культур, внедрялась агротехника, широко размножались гибридные семена кукурузы, была организована работа по получению семян многолетних трав. Был собран рекордный урожай люцерны, выращенной на семена. Разбивались новые сады и виноградники. Развивалось овощеводство. Главным агрономом колхоза «Победа» работал Василий Антонович Рябко. В колхозе была большая пасека, и мёд был на каждом столе. Чем только не приходилось заниматься отцу! Экспериментировали даже с разведением шелкопряда – это уже мои личные воспоминания: меня поразили шорох и хруст, царившие в затенённом помещении, уставленном стеллажами, усыпанными листьями шелковицы. За черенками винограда, куда-то в предгорья Кавказа, мне довелось ездить с отцом. Нам встречались верхом на лошадях наездники в кубанках, бешметах с газырями. Это поражало моё детское воображение.

В феврале 1956 года состоялся ХХ съезд КПСС. К 1960 году планировалось довести валовой сбор зерна до 11 миллиардов пудов и увеличить производство продуктов животноводства в два – два с лишним раза. Широко по стране обсуждался почин ивановской ткачихи Валентины Гагановой, выступившей инициатором перехода руководителей успешно работающих коллективов в отстающие. По этому почину отец предложил объединиться с отсталым колхозом имени Сталина. Правление было против, но отец убеждал, настаивал. Убедил. Поддержали. На общем собрании представителей колхозов имени Сталина и «Победа» объединение состоялось. Отца единогласно избрали председателем. Его заместителями были избраны Ф.Г. Радченко, М.С. Потий и В.Н. Жижикин, а главным бухгалтером стал А.П. Лацис. Дважды укрупнённый колхоз «Победа» раскинулся на площади 20 226 га, из них пахотных – 17 241 гектар. Земли эти располагались преимущественно в междуречье Чубурки и её притоков – Средней и Мокрой Чубурок. На хуторах колхоза числилось 1688 дворов, 3105 членов колхоза, в том числе 2122 трудоспособных.

В 1956 году колхоз участвует в Краснодарской краевой сельхозвыставке, и в апреле 1957 года отца награждают Почётной грамотой за высокие показатели в полеводстве. Выставочные комплексы были выстроены к 40-летию Советской власти во всех районных центрах Кубани. Выставки были настоящими праздниками труда. В павильонах выставлялись лучшие образцы продукции. Стеллажи ломились от овощей, фруктов, снопов, початков, бочонков мёда. Мычали коровы, ржали лошади, блеяли овцы, визжали поросята, пронзительно голосили петухи… Я вспоминаю один такой праздник: после обхода павильонов выставки на летном поле Кущёвского аэродрома были спортивные мероприятия – пролёты самолётов, прыжки с парашютом, конники-спортсмены состязались в джигитовке, звучала музыка. У людей было праздничное приподнятое настроение. В 1958 году за высокие показатели колхоза «Победа» по производству сельхозпродукции отца награждают бронзовой медалью Всесоюзной сельхозвыставки.

Когда на экраны вышел фильм «Председатель», где Михаил Ульянов блистательно сыграл главную роль – председателя колхоза Егора Трубникова, отца уже не было в живых. Но будто по его судьбе, судьбе его колхоза писался Юрием Нагибиным сценарий фильма. А снимался он на Кубани. И судьбы его героев были типичными судьбами кубанских председателей-фронтовиков и героического народа села, в основном – женщин, почти сплошь овдовевших ещё в первый же год войны. Ульянов сыграл жёсткого, фанатично преданного идее, делу партии человека, увлекающего за собой людей и болеющего душой за них, сметающего все преграды на пути к достижению цели. Фильм идеологизирован и роль партии в нём шаблонно-канонизирована. Отец брал другим – человечностью, добротой, отеческим отношением к людям. Он смог создать условия, в которых можно было жить. К этому и потянулись люди. Люди ценили то, что отец дышал с ними одним воздухом днями и ночами, был с ними и в поле, и на току, и на ферме, жил на свои трудодни, был одной с ними крови – кубанской, верили ему и шли за ним. И ещё одно отличает отца от его экранного визави: в отличие от Егора Трубникова, отец был высокообразованным профессионалом. Он полагался на твёрдые знания и собственный опыт.

На фотографии я увидел отца совсем ещё молодым, худым, с клюкой в руке, но он ещё крепко и легко стоит на земле. Фотограф выхватил рабочий момент. Никто не позирует. Кроме отца, в кадре ещё двое мужчин, подпоясанных офицерскими ремнями, в галифе, в защитных фуражках мирного покроя, но очень напоминающего военный, – явно фронтовики. Женщины – в белых косынках. Солнце в зените. Отец что- то говорит. Открытое, доброе лицо. Его слушают внимательно, лица спокойны и сосредоточенны. Работа предстоит непростая, но сделана она будет. Обязательно будет сделана!

Дважды укрупнённый колхоз «Победа» создавался отцом как многофункциональное сельхозпредприятие, позволяющее достигать более высоких конечных результатов хозяйственной деятельности и успешно решать вопросы социального развития трудового коллектива. Обеспечение роста прибыли и рентабельности производства сельхозпродукции было постоянной заботой председателя. Это обеспечивало наращивание производственного потенциала хозяйства, позволяло вкладывать средства в развитие социальной сферы. Обеспечение расширенного воспроизводства многоотраслевого хозяйства было необходимо для выполнения всё возрастающих планов госпоставок сельхозпродукции. Но важнейшим для отца и, наверное, главным смыслом его деятельности было постоянное улучшение жизни людей.

Параллельно с созданием собственных перерабатывающих производств – комбикормового цеха, хлебопекарного, колбасного, столярного и пилорамного цехов, инкубаторно-птицеводческого, силосных хранилищ, ремонтных мастерских и других производств, на которых создавались всё новые и новые рабочие места, отец широко развивал внутри- и межрайонную кооперацию с перерабатывающи цехами других хозяйств. Это ещё вопрос, что эффективнее – мощное самодостаточное натуральное хозяйство или хорошо интегрированное в экономику района и края компактное специализированное хозяйство. Отец решал вопросы развития хозяйства путём выбора сбалансированных решений в пределах ресурсов, которыми располагал. Ведь не только политика – искусство возможного. Искусство возможного – это и ведение прибыльного, рентабельного хозяйства.

Кирпич для строительства он добывал по бартеру (хоть и не было тогда ещё этого слова!) в обмен на свинину. Это было выгодно Азовскому кирпичному заводу. Семена подсолнечника сдавал и получал растительное масло из Шкуринской. Молоко перерабатывалось на Красносельском молокозаводе – там производили прекрасное масло, сметану, творог, сыр, сгущенное молоко. Производство было безотходным. Сахарную свеклу перерабатывали на Павловском сахарном заводе и получали оттуда сахар. Всё это и многое другое шло и на потребление населением – не только самими колхозниками, но и всеми жителями окрестных сёл и хуторов.

Колхоз «Победа» всегда одним из первых выполнял план сдачи сельхозпродукции государству. Доходность хозяйства обеспечивалась им в годы, когда основной объём произведённой сельхозпродукции скупался государством практически за бесценок. Когда район не выполнял план, в райкоме требовали сдавать сверх плана. Нелегко отцу, коммунисту, приходилось отстаивать интересы своих людей. Мама вспоминала случай, когда отца вызвали в райком и потребовали сдать едва ли не всё зерно, что оставалось для распределения на трудодни. Отец отказался. Тогда секретарь стал брать на испуг: «Клади партбилет на стол!» Ну, тут уж отец грохнул своей клюкой по райкомовскому столу: «Не ты его мне давал, не тебе и забирать!» Добавил, наверное, ещё – по- фронтовому. Домой приехал возбуждённый, расстроенный. Пришлось, наверное, помочь району. Но то, что людям полагалось, не отдал – точно знаю.

В 1957 году Кубань собрала рекордно высокий урожай зерновых. Краснодарский край наградили орденом Ленина. Высшей наградой Родины был отмечен в этом году и труд отца. «За особые заслуги в развитии сельского хозяйства и достижение высоких показателей по производству продуктов сельского хозяйства» 31 октября 1957 года отцу было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

В 1958 году отцу довелось проводить реорганизацию Красносельской МТС. МТС была выкуплена у государства, вошла в состав колхоза, было проведено техническое перевооружение машинно-тракторного парка: на смену маломощным тракторам «Фордзон-Путиловец» и прицепным комбайнам «Сталинец-1», «Сталинец-6», на которых ставили рекорды механизаторы 50-х, пришли трактора «ДТ-54», самоходные комбайны «СК-4». Появилась кукурузоуборочная и свеклоуборочная техника. После расформирования в 1958 году Красносельской МТС, где был сосредоточен весь машинно-тракторный парк, отец полностью сохранил её производственную базу. Однако МТС имела окраинное расположение. Поэтому в центре территории хозяйства пришлось организовать и выстроить новые корпуса машинно-тракторных мастерских.

В уборочную техники не хватало, особенно автомашин, и отец заключал договоры с воинскими частями – их направляли в колхоз со своей техникой. А воинские части получали сельхозпродукцию. Выгодно было такое сотрудничество обеим сторонам.

Колхоз славился своими садами, где были черешня, яблоки, сливы. Хватало не только на всех в колхозе, но и сдавали государству. Руководил садоводческим хозяйством замечательный специалист-мичуринец Ересько. Наверное, не было приусадебного сада в колхозе и селе Красное, где не приложил он свою руку или не дал практический совет. Отец очень ценил его мнение и в области садоводства всецело полагался на него.

Дома колхозников были радиофицированы. Я помню, как по вечерам из репродукторов на весь колхоз раздавался голос отца: «Зерновых… Овощных… Семечковых… Косточковых… Зелёной массы… От каждой фуражной коровы…» Цифры, цифры… А мы, ожидая во дворе под звёздным небом, видели его у микрофона в освещённом окне колхозного радиоузла.

Благосостояние колхозников неуклонно росло. Изобилие было в их подсобных хозяйствах. Отец хорошо понимал значение личного хозяйства колхозников: своя земля, своё хозяйство – это было у них в крови. Хорошие тылы дома – хорошая работа в артели. Помогал кормами, отпускал семена на посадку, давал землю под огороды. Когда ещё не был построен инкубатор, цыплят на вырост раздавали по домам. Их охотно брали, а сдавали колхозу молодых кур и петушков, какая-то часть поголовья полагалась за работу.

К отцу шли, по выражению мамы, как к батюшке – и жениться, и креститься, и строиться – на всё благословлял и всем помогал. Оказывалась помощь индивидуальным застройщикам, служебные квартиры специалистов ремонтировались, обеспечивались топливом. И домой приходили. В 60-е это были немцы, возвращавшиеся из казахстанской ссылки. Просились в колхоз. Отец брал всех.

Много внимания отец уделял строительству. Довоенные производственные сооружения артелей, вошедших в объединённый колхоз, обветшали и были непригодными для эксплуатации. Все фермы были отстроены заново и переоборудованы, а это – шесть МТФ, четыре СТФ, ПТФ, ОТФ. Выстроены были новые служебные здания в бригадах, благоустроенный комплекс зданий правления колхоза. А в здании школы 4-й бригады колхоза – бывшем колхозе «Большевик», начиная с июня, открывался пионерлагерь. В три смены ежегодно до 300 детей отдыхали в нём. Солнце, воздух, вода – рядом был пруд, усиленное и калорийное питание, игры, походы, поездка на Азовское море, забота воспитателей, пионервожатых делали ребят здоровыми и жизнерадостными. И своих детей отец отправлял в пионерлагерь – все мы были счастливы.

В 1960 году колхоз выделил средства и начал строительство школы. В марте того же года отца за работу в области образования наградили «Почётной грамотой Краснодарского Краевого отдела Народного образования и комитета профсоюза работников просвещения, высшей школы и научных учреждений». В 1963 году в двухэтажной восьмилетней, а впоследствии – средней школе № 74, начался первый учебный год. Школу построили недалеко от колхозного правления. Счастливые лица ребят и благодарных родителей доставляли отцу душевную радость. Более 20 лет проработал директором этой школы Николай Иванович Милевский. Его имя носит теперь новая – средняя школа № 20. Когда-то отец, уже пенсионер, повстречал молодого директора в красносельском парке и напутствовал его: «Слышал – хорошо работаешь. Не урони чести Победы!». Об этом рассказал мне сам Николай Иванович в нашем телефонном разговоре. Он и сам теперь уже давно пенсионер. Более 40 лет прошло с той встречи с отцом – а он до сих пор помнит его слова…

Ушёл отец с поста председателя в 1963 году, по болезни – война всё-таки настигла его – сказались последствия ранений, жесточайшие стрессы и перегрузки послевоенных лет. На последнее собрание провожать отца собралось около двух тысяч колхозников, все, с кем он работал все эти 13 лет. Приехал секретарь Кущёвского производственного партийного комитета С.Т. Куцев. Много тёплых слов услышал от людей отец. Ему подарили автомобиль «Москвич-407» – в те времена приобрести его в личное пользование было практически невозможно.

До шестидесяти – пенсионного возраста – ему оставалось ещё более шести лет. Назначили 2-ю группу. Получал отец персональную пенсию Союзного значения – 90 рублей в месяц. Мне было 13, сестре – 18 лет, мама работала в школе, вела группу продлённого дня… Помогал колхоз, его новый председатель Фёдор Гаврилович Радченко, потомственный казак. Отцу, уже тяжело больному, вручили Орден Отечественной войны 2-й степени, как мне казалось, к одному из Дней Победы – так подсказывала память.

Умер отец 23 декабря 1969-го – на 59-м году жизни. Похоронен он в ограде братской могилы Красносельского кладбища. Его имя носит одна из новых улиц села Красного, и в память о нём у здания новой колхозной школы установлена мемориальная доска. Благодарные потомки хранят память о человеке, который делал всё, чтобы жизнь на родной земле была лучше. Жаль, что погиб в пожаре колхозный Музей боевой и трудовой славы, основателем которого был Фёдор Гаврилович Радченко, а хранителем и собирателем – Николай Иванович Милевский. Жаль, что утрачены рукописи отца. Но добрые дела не пропадают – такое у них свойство.

Род приходит и род проходит, а земля пребывает вовеки… Я не хочу, чтобы проходил наш род.

На фото:

- А.П. Чернявский
- Семья Чернявских. 1920 г.
- А.П. Чернявский во время ра¬боты на Кубанской сельскохо¬зяйственной опытной станции. 1932 г.
- Сержант 473-го стрелкового полка 154-й стрелковой дивизии А.П. Чернявский. Июль 1943 года. Ещё идёт война…
- Механизаторы Красносельской МТС. 1951 г.
- На такой вот знаменитой «линейке», запряжённой парой гнедых, отец объезжал поля в распутицу, иногда он брал меня с собой
- А.П. Чернявский с агрономом М.В. Кальниной оценивают зрелость овса. На заднем плане – знаменитый трактор «Фордзон-Путиловец». На этих 20-сильных машинах ставили рекорды фронтовики-трактористы в 1947–1952 гг.
- Отец сумел сплотить и мобилизовать людей. Колхоз состоялся


Источник: Кубанский сборник / под ред. О.В. Матвеева, Г.В. Кокунько. – Краснодар: Книга. Том IV (25). – 2012. – 488 с.: ил.

Издательство ООО «Книга» благодарит истинных патриотов Кубани, оказавших поддержку в издании «Кубанского сборника»:
Льва Владимировича Папаяна, Александра Сергеевича Сидоренко, Александра Георгиевича Сапрунова, Владимира Борисовича Гайворонского, Ивана Ивановича Капитуна, Анатолия Вячеславовича Морозова, Константина Юрьевича Морозова, Веру Александровну Корчагину, Юрия Николаевича Корчагина.

Возрождение «Кубанского сборника», снискавшего в свое время популярность не только на Кубани и Северном Кавказе, но и далеко за их пределами, стало возможным благодаря поддержке Благотворительного фонда «Вольное Дело». Выражаем глубокую признательность за эту помощь председателю Совета директоров компании «Базовый Элемент» Олегу Владимировичу Дерипаске.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: Галерея славы казачьей Кубани // Хозяйственники, экономисты

Рейтинг@Mail.ru