А. М. Авраменко


Возрождение казачества с конца 80-х гг. сопровождается потоком самой разнообразной литературы, в которой нередко содержатся диаметрально противоположные оценки казачества – от крайне негативной характеристики до апологетики и мифологизации. Давно ощущается необходимость создания свода современных знаний о казачестве. Трёхтомный «Казачий словарь-справочник», изданный в США А.И.Скрыловым и Г.В.Губаревым в 1966–1970 гг. не может считаться научным, ибо содержит массу пробелов, ошибок и фантастических измышлений. В настоящее время в Москве подготовлена к печати «Казачья энциклопедия» в одном томе, а в перспективе её инициаторами задумана энциклопедия в 5 томах.

Одним из важных критериев объективности научных знаний является наличие карт, всесторонне отображающих исторический процесс. Предполагалось, что в «Казачьей энциклопедии» будет помещена серия карт по истории казачества, но практика работы показала целесообразность разработки специального атласа – картографического свода данных в качестве приложения к энциклопедии. Такой атлас должен совмещать хронологический подход с территориальным и служить инструментом системного анализа истории казачества. Карты и планы, разработанные в недавно вышедшей книге «Українське козацтво: Мала енциклопедія» (Київ; Запоріжжя, 2002) лишь подтверждает разумность предлагаемого подхода.

Картографическая информация по истории казачества чрезвычайно разнообразна, но крайне бессистемна и фрагментарна. Имеется множество общегеографических и административно-территориальных карт, на которых представлены территории отдельных казачьих войск, но почти нигде нет отображения процесса изменения внутренних и внешних границ, структуры управления за длительный период времени. На картах Европейской и Азиатской России обычно обозначаются лишь наиболее крупные казачьи территории и не упоминаются многочисленные местные казачьи формирования. В ещё большей степени это касается отображения социально-экономического развития, географии землевладения (если не считать специальных карт по отдельным казачьим войскам), промыслов, культуры и т.д. Значительное количество таких карт хранится в архивах. Как правило, карты и планы, опубликованные в виде приложений к книгам или размещённые в тексте, не регистрируются библиографами и их выявление требует большой дополнительной работы. Создавая новые исторические карты, их авторы нередко не знают целые группы источников по избранной теме и даже об аналогичных разработках своих предшественников.

Совокупность имеющихся исторических карт выглядит, на первый взгляд, впечатляюще. Наиболее разнообразны военно-исторические карты и планы (карты войн и отдельных походов, кордонных линий, планы битв, осад, оборонительных действий, крепостей и укреплений), но на них далеко не всегда выделены действия казачьих подразделений (иногда индикатором являются лишь фамилии казачьих атаманов, генералов или полковников), и их нелегко отделить от действий остальных войск. Между тем, суммирование такой информации на карте позволяет выяснить вопрос об эффективности казачьих войск, способах их применения в различных исторических условиях. Особую группу составляют карты социальных и освободительных движений (восстания под предводительством С.Наливайко, Б.Хмельницкого, С.Разина, К.Булавина, Е.Пугачёва и др.), где казачество играло ведущую роль, либо активно участвовало. Эта тематика активно разрабатывалась преимущественно в советскую эпоху. Сравнительно небольшое количество карт отражает участие казаков в географических экспедициях и открытиях. Наиболее подробная из них составлена Л.А.Гольденбергом. Но среди многочисленных маршрутов не всегда удаётся выделить действия казаков-землепроходцев и мореплавателей: для этого необходимо установить принадлежность упомянутых персоналий к казачеству или наличие казаков в экспедиции. Крайне незначительное количество картографических материалов отображает историю культуры и церковной жизни казачества. Особо следует выделить планы городов, станиц и прочих населённых пунктов на территориях казачьих войск, а также имеющих отношение к истории казачества (например, планы Петербурга-Петрограда с обозначением дислокации казачьих формирований и т.д.), но подавляющее большинство из них относится не к исторической картографии, а к истории картографии, так как отображает современную когда-то ситуацию. К сожалению, пока отсутствуют историко-биографические карты, посвящённые жизни и деятельности видных деятелей казачества (например, таких как Б.Хмельницкий или М.И.Платов). До сих пор не делалось даже попытки создания свода картографических материалов по истории казачества.

В последние годы появилась серия новых карт по истории кубанского казачества, отдельные карты по истории других казачьих войск. Если в России правящие круги не поощряют изучение истории казачества, а многие политики откровенно заявляют о своём негативном отношении к возрождению казачества (особенно те из них, кто стремится угодить Западу), то на Украине данная тематика является приоритетной и значительно лучше финансируется. Научно-исследовательские институты казачества, существующие при Институте истории Украины Национальной Академии наук Украины и при Запорожском университете работают значительно эффективнее, чем подобный донской институт в Новочеркасске. Достаточно отметить издание в 2002 г. упомянутой выше энциклопедии «Украинское казачество», содержащей 1376 статей и 79 карт. Ещё раньше в Киеве были изданы школьные атласы с весьма подробным отображением истории украинского казачества, далеко превосходящим уровень школьной программы. В то же время энтузиасты, пробивающие финансирование «Казачьей энциклопедии» в Москве постоянно сталкиваются с равнодушием столичных чиновников. Между тем, назрела необходимость создания обобщающего атласа, охватывающего историю всего казачества.

В первом разделе проектируемого «Атласа истории казачества» предполагается дать обобщённую информацию, отображающую роль казачества в отечественной истории. Здесь должны быть размещены карты Европейской и Азиатской частей страны, дающие комплексное представление об истории российского и украинского казачества по крупным периодам (до конца XVI в., в XVII, XVIII, XIX – начале XX в., казачья диаспора за рубежом в ХХ в., возрождение казачества в конце XX в.). Совокупность данных на таких картах позволит показать реальное место казачества в российской, украинской и мировой истории. Наиболее обширным и трудоёмким является второй раздел, где детально отображается участие казаков в отдельных войнах, народных восстаниях, географических открытиях и т.д. Здесь же будут показаны кордонные линии. В соответствующих местах будут представлены и схемы сражений, осады и оборона крепостей. Третий раздел объединяет карты территорий отдельных казачьих войск и сообществ (в алфавитном порядке), где особое внимание уделяется изменению войсковых территорий и границ административно-территориального деления, центрам управления и иным важным историческим объектам местного значения (военные училища, гимназии, монастыри, крупнейшие ярмарки и т.д.). Четвёртый раздел предназначен для планов городов, некоторых станиц и крепостей, имеющих существенное значение для понимания истории казачества. В частности, планы Москвы, Петербурга, Киева, Новочеркасска, Екатеринодара, Ставрополя, Оренбурга и др. городов должны содержать объекты, связанные с управлением казачьими войсками, места дислокации казачьих формирований и т.д.

В идеале атлас должен иметь также именной и географический указатели, позволяющие быстро находить необходимую информацию. Но реализация идеи зависит только от финансирования издания. Лишь в этом случае научная общественность, казаки и все интересующиеся казачьей историей получат надёжный справочник в виде атласа, аналогов которому нигде нет.

(Написано 16.6.2002 г.)