А. М. Авраменко

 

После обретения Украиной независимости прежние советские исторические атласы оказались непригодны для преподавания украинской истории. Требовалась новая концепция, многие темы необходимо было разрабатывать впервые. Раньше других к подготовке исторических атласов для школ по заказу Министерства просвещения приступило картографическое издательство «Мапа ЛТД». В 1997–2000 гг. оно издало 5 атласов, охватывающих историю украинских земель с древнейших времён по 1944 г. Концепция и авторская разработка карт принадлежит Ю.И. Лозе. Видя успешное осуществление идеи, позже за ту же задачу взялся Институт передовых технологий (далее – ИПТ), расположенный в том же здании, что и упомянутое издательство. Сотрудники ИПТ В. Власов, Д. Исаев, О.И. Гисем, О.О. Мартынюк в 2000–2003 гг. выпустили тоже 5 атласов, доведённых до 1939 года. Обе серии атласов рекомендованы Министерством просвещения Украины. В последнее время стали появляться и настенные карты, содержание которых разрабатывалось на основе упомянутых атласов. Издаются также областные географические атласы, содержащие исторические карты. Наконец, в 1997 и 1999 гг. во Львове издавался атлас В. Паика “Україна в минулому й сьогодні (історичні й географічні карти)”, посвящённый украинской молодёжи, созданный и опубликованный вначале в Канаде в 1982 г. Всё это говорит о значительных успехах современной исторической картографии Украины, благодаря труду ряда энтузиастов.

История кубанских земель, заселявшихся украинцами с конца XVIII в., в некоторой степени отображена в упомянутых атласах. Первым изданием, посвящённым украинцам, оказавшимся за пределами современной Украины на территории бывшего СССР, стал атлас «Українці. Східна діаспора». Карты атласа разработаны историками и географами (В. Наулко, И. Винниченко, А. Порицкий, Р. Сосса) по заявке «Общества связей с украинцами за пределами Украины» в 1992 г. на основе данных официальной статистики – переписей 1897, 1926, 1959, 1970, 1979 и 1989 годов.

Проблема этнических границ украинского народа по-разному решалась исследователями. С. Рудницкий, М. Кордуба, В. Кошевой полагали, что компактным этническим массивом следует считать территории, где украинцы составляли среди сельского населения абсолютное или относительное большинство (менее чем 50%, но больше чем какая-либо иная народность). В этом есть резон уже потому, что представители этносов, господствующих в государстве, концентрировались прежде всего в городах (поляки, русские) и оттуда шла ассимиляция украинцев. Однако А. Билимович учитывал в данном случае и сельское и городское население, а А. Русов к украинской этнической территории относил местности с абсолютным большинством украинского населения. Наиболее распространена первая из указанных точек зрения. Разделяющий её выдающийся украинский географ В. Кубийович создал этническую карту, предельно широко раздвигавшую этнические границы украинского народа во всех направлениях. По этой версии не только Кубань, но и значительная часть донских и ставропольских земель относятся к украинской этнической территории. Данные этой карты неоднократно перепечатывались в зарубежных изданиях вплоть до самого последнего времени, но они не учитывают меняющееся самосознание украинцев, подвергающихся постепенной ассимиляции. Это касается и жителей Краснодарского края, которые песни поют на украинском языке, но говорят на русском либо на смешанном кубанском говоре. В атласе «Українці. Східна діаспора» Кубань представлена на 10 картах. Сравнение этих карт за разные годы показывает, например, что ассимиляция украинцев Воронежской области происходила гораздо быстрее, чем на Кубани.

В атласе содержатся исторические комментарии, к сожалению не свободные от ошибок. Например, Жалованная грамота Черноморскому казачьему войску подписана Екатериной II не 30 липня, а 30 червня 1792 года; черноморцы основали первоначально не 42 куреня, а 40; Екатеринодар основан не в 1794, а в 1793 г. Неожиданным является сообщение, что в 1832 г. царское правительство принудительно переселило на Кубань с Левобережной Украины несколько тысяч девушек (с.5). Наиболее авторитетный историк кубанского казачества Ф.А. Щербина не только не упоминал указанный факт, но писал о ряде причин, препятствовавших переселению в этот период: неурожай в Черномории в 1831 г., голод в 1833, холера и восстание в Польше в 1830–31 гг. «И только в 1848 г. было осуществлено третье и последнее массовое переселение в Черноморию» – 2000 семей (Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. Т.II. Екатеринодар, 1913. С.68). После Адрианопольского мира с Турцией (1829 г.), как сообщается в атласе, началась колонизация черноморского побережья от Анапы до Гагр украинцами, в основном азовскими казаками, вернувшимися из Турции (1832 г.). На самом деле, Азовское казачье войско было поселено на небольшой территории между рр. Берда и Кальчик (на стыке современных Запорожской и Донецкой областей), а переселение малочисленных азовских казаков в Закубанье произошло лишь в самом конце Кавказской войны 1817–64 гг. Вместе с тем несомненно, что независимо от государственной принадлежности кубанских земель, эта территория должна изучаться как в рамках российской, так и украинской истории.

В серии исторических атласов Украины Ю.И. Лозы кубанские земли представлены на многих картах разнообразной тематики. В атласе для 5 класса (Киев, 1997) на территории современного Краснодарского края показано расселение скифов, сарматов, алан, адыгов; вторжения гуннов, хазар, походы Святослава; Тмутараканское княжество (правда, Тмутаракань, как и предшествующая ей Таматарха показаны почему-то на не месте Тамани, а в районе Темрюка). Украинский пятиклассник узнает, что западная часть современного Краснодарского края входила в состав турецких владений, а остальная часть Правобережья Кубани – в Крымское ханство, бывшее турецким вассалом с 1475 г. На карте «Украинские земли во второй половине XIX ст.» показаны границы территории сплошного расселения украинского народа, куда попала и Кубань как «историко-географическая область Украины» (с.27). Последующие этногеографические карты (с.28–29) показывают, независимо от авторской концепции, что на территории России сложились благоприятные условия для расселения украинцев на юго-восток и восток вплоть до Тихого океана. Украинцы здесь не чувствовали себя иностранцами, в отличие от Америки. Карта революции 1917 г. и гражданской войны показывает Кубань как «государственное образование, которое должно было войти в Украинскую державу на договорных условиях» (с.30–31). Это вызывает некоторое недоумение, так как подобная идея отражает лишь небольшой эпизод, не имевший серьёзных последствий для кубанской истории. Ещё более странным представляется изображение территории «самостоятельной Украины в 1918–1920 гг.» с почти неизменными границами, что создаёт у школьников ложные представления. Карты последующего времени никакой особенной информации о Кубани не дают.

Аналогичный атлас ИПТ, изданный в 2003 г., более компактный, столь же богато иллюстрированный, но в отличие от атласа Ю.И. Лозы, содержит текстовые комментарии и задания по картам. Для удобства школьников на всех картах даны контуры современной Украины. Информация о Кубани вплоть до конца XVIII в. представлена минимально, но и после этого рубежа школьник не обнаружит здесь ни черноморского, ни кубанского казачества. Лишь 2 карты показывают границы расселения украинцев в начале XX века, охватывающие значительную часть Кубанской области. Тематически в обоих атласах абсолютно преобладает политическая география, военная история, а в атласе Ю.И. Лозы ещё и этническая история. В большей мере у него отражена и история украинского казачества.

Атласы для 6–10 классов у Ю.И. Лозы и для 7–10 классов у ИПТ настолько насыщены информацией, что вполне пригодны даже для студентов-историков. До самого последнего времени можно было сказать, что аналогичные российские исторические школьные атласы намного беднее содержанием и незначительно отличаются по содержанию от изданий советского времени. Раньше других издательства «Дрофа» и «ДиК» начали выпускать атласы по совершенно новой программе, но они содержат многочисленные ошибки и не могут служить надёжным пособием в изучении истории. Лишь недавно стали издаваться две концептуально иные серии атласов (издательствами «АСТ-ПРЕСС ШКОЛА, «АСТ», «Астрель» и ИПЦ «Дизайн. Информация. Картография»), которые будут намного полезнее и школьникам и студентам. К сожалению, украинские издательства уже долго не могут найти средств для издания последней части атласов, чтобы довести историю до начала XXI века – чиновников не интересует история своего народа. Тем временем, Ю.И. Лоза продолжает работу над «Большим атласом истории Украины», где история Кубани будет отражена значительно полнее.

В атласах для 6–10 классов у Ю.И. Лозы и для 7–10 классов у ИПТ тематически преобладают: политическая география и административно-территориальное деление, войны, восстания и революции, история казачества (для конца XV–XIX вв.), этническая география украинского народа (включая Кубань). Весьма обстоятельно разработаны проблемы экономики (особенно в атласах Ю.И. Лозы), истории культурной жизни, общественно-политических и национальных движений, церковная история. Многие темы в указанных атласах разработаны впервые в исторической картографии. При этом наблюдается заметная разница в отображении одной и той же тематики, в компоновке карт, в методах картографирования, в соотношении тематических разделов. В атласах Ю.И. Лозы значительно больше уделено внимания этнодемографическим и экономическим проблемам, а в атласах ИПТ – военно-политической истории. Достаточно сказать, что в атласах ИПТ содержится 18 планов битв (у Ю.И. Лозы – ни одного). Во многом атласы хорошо дополняют друг друга.

История Кубани чаще всего представлена элементами политической географии региона, а также этнодемографическими данными. Наряду с тем, что уже было показано в атласе для 5 класса, Ю.И. Лоза добавил территорию Боспорского царства, обозначил расселение меотов, сираков, праболгар. Таматарха и Тмутаракань в атласе для 6–7 классов показаны уже точнее. По версии автора, Святослав аж три раза пересекал кубанские земли, хотя достоверных данных о его пребывании здесь нет. Показаны генуэзские владения на территории современного Краснодарского края, хотя и весьма преувеличенно. На территории Крымского ханства выделена Кубанская орда. Для турецкой эпохи указано, что Тамань – центр санджака в составе Кефинского эялета, что важно для понимания системы управления. На отдельных картах можно увидеть, как часть северной и северо-восточной территории современного Краснодарского края оказалась в составе «барьерных земель» (нейтральной полосы между Российской империей и Крымским ханством), но почему-то Ю.И. Лоза указал даты: 1711–1774 гг. (атлас 8 класса, с.15, 19, 27, 31). В аналогичном атласе ИПТ даты указаны правильно: 1739–1774 гг.

История кубанского казачества в обеих сериях атласов представлена фрагментарно. Правда, в атласе для 8 класса Ю.И. Лоза на 2 картах подряд показал территорию Черноморского казачьего войска до 1792 г. и в 1792–1860 гг., основные пути переселения казаков на Кубань (специально им указано, что высадка казаков на Тамани – начало украинского заселения Кубани), границы округов и размещение куренных селений в Черномории, но при этом сделал ряд существенных ошибок. Крайне неточно показан морской переход казаков-переселенцев в 1792 г. (флотилия двигалась вдоль берега). На трёх картах центр Черноморского казачьего войска подписан как «Екатеринодар (Карасунский Кут)», как будто город имел 2 названия (с.19, 25). На самом деле Карасунский Кут – всего лишь место, где был основан город. На карте «Земли Черноморского казачьего войска (1792–1860 гг.)» показаны куренные селения по состоянию на 1842 г., но не упомянуто, что с этого года они назывались станицами. При этом селение Незамаевское превратилось в Незамайковское (эта ошибка встречается в трёх картах), а 10 куренных селений (Величковское, Деревянковское, Джерелиевское, Корсунское, Леушковское, Менское, Мышастовское, Нижестеблиевское, Титаровское и Щербиновское) с 1809–1823 гг. получили приставку «Старо-», чего не учёл автор карты. Станица Петровская стала центром Таманского округа не «после 1841 г.», а в 1843 г. Границы округов также не соответствуют действительности, во-первых, деление на три округа (вместо четырёх) было установлено в 1842 г., во-вторых, столь точные границы как на карте Ю.И. Лозы, могли появиться лишь после размежевания земель в Черномории, то есть не ранее 1870 г. Тем не менее, даже в таком виде сведения о Черноморском казачьем войске будут весьма интересны для украинского школьника. Кстати, в атласе ИПТ для 9 класса (с.7) административно-территориальное деление Черномории выглядит гораздо более странно: неверно даны и внешние и внутренние границы, Ейский и Таманский округа показаны как смежные, чего в действительности не было, центрами округов почему-то оказались Темрюк и Ейск (вместо Петровской и Уманской). Словно продолжая запутывать читателя, в том же атласе ИПТ Азовское казачье войско разместили не в Екатеринославской губернии, а в Таврической (с.3)! Такие фантазии в атласе неуместны. В атласе Ю.И. Лозы для 8 класса территория Азовского казачьего войска показана правильно (с.18).

Восточнее Черноморского казачьего войска было бы целесообразно показать 5 станиц, основанных в 1802 и 1804 гг. на р. Кубани бывшими казаками упразднённого Екатеринославского казачьего войска (Воронежская, Ладожская, Тифлисская, Казанская, Темижбекская). Эти земли представлены Ю.И. Лозой на карте «Украинские земли в 1-й пол. XIX в.» в атласе для 9 класса как «украинская сплошная этническая территория» (с.3), по-видимому, вследствие того, что упомянутые станицы были основаны выходцами из Украины. На самом деле эти казаки были из русских однодворцев – особой категории служилых людей. Интересно, что на последующих картах Ю.И. Лоза уже исключил данную территорию из населённых украинцами земель. Без всяких оснований на этой и последующих картах граница между Черноморией и Таврической губернией показана между косой Тузла и Таманским полуостровом. Это соответствует современной границе России с Украиной, но в то время коса была продолжением полуострова и полностью принадлежала Черноморскому, а затем Кубанскому казачьему войску.
Атласы для 7 и 8 классов, разработанные ИПТ, вышли уже после атласов Ю.И. Лозы, а потому там была возможность внести уточнения и дополнения. Здесь на территории Кубани читатель может увидеть совершенно непривычные береговые линии, относящиеся ко времени 18 тыс. лет назад; территорию Боспорской державы как в начале V в. до н.э., так и присоединённые в V–III вв. до н.э. земли; показано больше античных городов, указаны районы обитания синдов, ахеев, гениохов, греческое название р. Кубани – Гипанис. Карты свидетельствуют, что кубанские земли некоторое время входили в состав Тюркского каганата, а часть приморских земель принадлежала Трапезундской империи. Если у Ю.И. Лозы не обозначено никаких объектов культуры или церковных памятников на территории Тмутараканского княжества, то в атласе ИПТ видно, что в Тмутаракани находилась митрополия Царьградского (Константинопольского) патриархата, отмечено, что там находился несохранившийся православный храм (или храмы) X–XI вв. Правда, в представлении авторов ИПТ, Тмутараканское княжество существовало до 2-й половины XII в., хотя последнее упоминание о Тмутаракани в летописях относится к 1094 г. Владения Генуи здесь выглядят значительно меньшими и более реальными.

В атласе 8 класса ИПТ видно, что Тамань относилась к числу главных турецких крепостей, а район Тамани – Темрюка подвергался частым нападениям запорожцев до середины XVII в. Часть Крымского ханства на кубанской территории подписана как «Казыев улус». Мы вправе были ожидать, что с конца XVIII в. история Кубани в отображении ИПТ будет ещё более интересной (то есть, с начала заселения региона украинцами), но надежды оказываются напрасными. Территория Черноморского казачьего войска показана с двумя ошибками, но ещё более странно выглядит пояснение: «Территория Черноморского казачьего войска в 1792–1920 гг. (с 1860 г. – Кубанское казачье войско)». Известно, что Кубанское казачье войско образовано в 1860 г. из двух частей и поэтому оно было преемником не только Черноморского, но и Кавказского линейного казачьего войска. Абсолютно неправильно показана на той же карте территория Екатеринославского казачьего войска, очень неточен маршрут переселения казаков-черноморцев по морю на Тамань (с.14). Неточно показаны границы Черноморского казачьего войска и в атласе ИПТ для 9 класса (с.1). Если в предыдущем атласе показана «Кубанская укреплённая линия (с 1792 г.)», то здесь на том же месте – «Черноморская оборонительная линия 1792 г.».

Ю.И. Лоза проигнорировал участие черноморских казаков в войне против Наполеона в 1812 г., как и в других войнах, но в атласе ИПТ можно убедиться, что Черноморское казачье войско отправило 3 полка против французов (с.2). На этой же карте показан маршрут переселения на Кубань казаков ликвидированного в 1807 г. Усть-Дунайского (Буджакского) казачьего войска. Попутно отмечу, что хотя и Ю.И. Лоза и авторы ИПТ отказались от термина «Отечественная война 1812 года», заменив его на «войну Французской и Российской империй 1812 г.», две карты ИПТ дают обширный материал, фактически подтверждающий, что для украинского народа эта война оказалась столь же Отечественной, как и для русского народа.

В атласе для 9 класса на карте «Национальное и общественно-политические движения в украинских землях», охватывающей 1861–1907 гг., Ю.И. Лоза показал как проявление национального движения, что в Екатеринодаре находилась украинская громада (с.9). На аналогичной карте атласа ИПТ Кубань вообще не представлена. Совершенно не отражены в обоих атласах события революции 1905–1907 гг. на Кубани. Благодаря трудам кубанских исследователей мы знаем, что в 1901 г. в Екатеринодаре появился первый кружок Революционной украинской партии (РУП), созданной в 1990 г. в Харькове. После лета 1902 г. он пополнился приехавшими из Полтавы исключёнными студентами-семинаристами, среди которых был С.В. Петлюра. Постепенно возникали местные кубанские кружки РУП, тесно связанные с обществом «Просвита». В 1906 г. «Просвита» была создана в Екатеринодаре, а вскоре возникли 15 формально независимых филиалов общества в Темрюке, Майкопе, Новороссийске, станицах Каневской, Кущёвской, Лабинской, Новотитаровской, Пашковской, Пензенской, Платнировской, Северской, Тихорецкой, Уманской, Усть-Лабинской, в хуторах Зубова Балка и Романовском.

Достаточно подробно в атласе для 10 класса Ю.И. Лоза показал разные периоды революции и вооружённой борьбы в 1917–21 гг. (с.2–11), но на территории Кубани не видно никаких боевых действий – автор ограничился лишь краткими перечнями основных событий на Кубани в эти годы, в основном касающиеся политического и государственного статуса региона. В атласе для 10 класса ИПТ этой теме также уделено много внимания (с.4–10), но о нашем регионе сообщается лишь, что в сентябре 1917 – мае 1918 г. существовал Кубанский край (с чем можно поспорить), затем – Кубано-Черноморская Советская Республика, Кубанская Республика; показана территория, оккупированная войсками Антанты (сильно преувеличенная), наступление Красной Армии на Кубани, капитуляция белогвардейцев 27. III. 1920 г., борьба с врангелевскими десантами (причём успех десанта на Тамани сильно преувеличен, а близ Новороссийска десант даже не показан). Ничего специфически украинского в этих событиях на Кубани не видно.

Судя по карте «Просвещение, наука, литература и искусство в XIX – начале XX в.» в атласе для 9 класса Ю.И. Лозы (с.20–21), на Кубани вообще ничего подобного не было. В атласе ИПТ ограничились показом состава населения Кубанской области по вероисповеданиям, а Екатеринодар отмечен как центр православной Кубанской епархии. Советский период культурной жизни украинцев Кубани проигнорировали оба атласа. Данные о культуре Кубани с 1917 г. у Ю.И. Лозы ограничены лишь указанием на то, что в 1927–30 гг. здесь на родном языке обучалось менее 10% школьников-украинцев (с.18). К сожалению, оба атласа обошли вниманием политику «украинизации» на Кубани, проводившуюся советскими властями до 1933 г. Украинскому читателю надо сообщить, что просвещение, наука, литература и искусство Кубани XIX – начала XX в были представлены такими именами как, например, Ф.А. Щербина – крупный историк, экономист и статистик; Я.Г. Кухаренко – генерал-майор, писатель и этнограф; Ф.А. Коваленко – создатель Екатеринодарской картинной галереи; В.С. Мова – поэт, прозаик и драматург; Г.В. Доброскок – драматург, прозаик и общественный деятель, М.А. Дикарев – украинский этнограф, свой богатый архив завещавший львовскому Науковому товариству им. Т. Шевченка; С.И. Эрастов, журналист, издатель, организатор кубанского филиала РУП; А.Д. Бигдай – композитор и собиратель народных песен, желавший создать малороссийский оперный театр в Екатеринодаре, возглавил в 1896 г. Екатеринодарский кружок любителей музыки; в разные годы в Джанхоте (близ Геленджика) на собственной даче жил писатель В.Г. Короленко. Украинская культура 20-х годов на Кубани также представлена немалым количеством имён.

Тема «Демографическая ситуация в украинских землях в начале 1930-х гг.» в атласе Ю.И. Лозы представлена двумя картами, показывающими плотность населения на 1932 г. и демографические потери от голодомора 1932–33 гг. При этом в тексте сообщается, что на Кубани умерло от голода не менее 1 млн. человек (с.14). На одной из карт можно обнаружить, что в 1933 г. станицы Полтавская и Уманская были переименованы, соответственно, в Красноармейскую и Ленинградскую (с.21), что непосредственно связано с репрессивной политикой того времени. Сведения атласа ИПТ по этому вопросу ещё менее конкретны.

Разумеется, обе серии атласов заслуживают самого пристального внимания: авторы были новаторами почти во всём. А обнаруженные пробелы и ошибки будут устраняться в новых изданиях. Украинцам, живущим за пределами Украины очень важно иметь доступ к учебным и научным изданиям по отечественной истории и культуре. В период недолгой украинизации в Краснодар присылали обязательные экземпляры печатных изданий из УССР. Возрождение этой традиции оказало бы огромную поддержку в сохранении украинской культуры на Кубани.