Чирг  Асхат Юсуфович –
доктор исторических наук,
профессор Адыгейского государственного университета

 

Древнейшие жители Кубани – адыги. К адыгам относятся современные адыгейцы, кабардинцы и черкесы. Адыги, которых со времен средневековья европейские и восточные авторы обозначали этническим термином «черкесы», были в прошлом одной из наиболее значительных этнических групп Северного Кавказа.

Не раз приходилось адыгам за свою многовековую историю прервать мирный труд и с оружием в руках защищать свою независимость. Стремление утвердить свое владычество в горах «седого» Кавказа проявляли в разные времена и кочевые орды Востока, и колонизаторы из Европы. В борьбе адыгов за свое существование у них сложился культ высокой воинской доблести. Народные песни воспевали подвиги героев и сурово осуждали людей порочных и трусливых. «Быть или не быть порядочным наездником, т.е. героем – было для всякого свободного адыге почти равнозначительно вопросу о жизни и смерти», – писал большой знаток адыгских традиций А.-Г. Кешев [1]. Мы хотим обратить внимание читателя на значение адыго-русского боевого содружества в борьбе с агрессией Османской империи и Крымского ханства в XVI в.

К концу XV – началу XVI в. адыги населяли обширную территорию на Северном Кавказе: от устья Дона на севере до Абхазии на юге; от берегов Азовского и Черного морей на западе до р. Сунжи на юго-востоке. Примерно в ХIV–ХV вв. утверждается в Европе и на Востоке название «Черкесия» в отношении страны адыгов.

Во второй половине ХV столетия имеют место столкновения адыгов с отрядами крымских ханов. Побывавший в это время в Черкесии итальянский путешественник и географ Джорджио Интериано сообщал об адыгах: «Они постоянно воюют с татарами, которые окружают их почти со всех сторон. Ходят даже за Босфор вплоть до Херсонеса Таврического…  и горсточка черкесов обращает в бегство целую толпу скифов (татар. – А.Ч.), так как черкесы гораздо проворнее и лучше вооружены, лошади у них лучше, да и (сами они) выказывают больше храбрости» [2].

Угроза со стороны Крыма возросла после подчинения его новой мощной силе на восточно-европейской политической арене – Османской империи.

Вторая половина ХV–ХVI в. были временем расцвета Османской империи, эпохой ее наивысшего могущества. В этот период своей истории турки-османы осуществили обширные завоевания в Азии, Европе и Африке. В 1453 г. ими был взят Константинополь и сокрушена Византийская империя. После разгрома в 1461 г. Трапезундской империи османы начали наступление на Кавказ и приняли меры к утверждению своего исключительного владычества на Черном море. Под их ударами пала в 1475 г. Каффа – административный центр генуэзских колоний в Причерноморье. Вскоре и остальные итальянские поселения были захвачены османами. Обломок Золотой Орды – Крымское ханство – становится вассалом Османской империи.

Уже в последней трети ХV в. турки устремляют свои алчные взоры на Северный Кавказ. Выгодное географическое положение и природные богатства Кавказа делали его лакомым куском для османских завоевателей. На этот благодатный край претендовал также Шахский Иран. Войска султана и шаха вели в течение ХVI в. ожесточенную борьбу за захват Кавказа. В этих условиях районы Северного Кавказа приобрели важное значение для турок, которые этим путем могли выйти в тыл иранским войскам, бросить против Кызыл-башей конницу крымских татар [3].

Адыги, населявшие западную часть Северного Кавказа, первыми приняли на себя удар османских захватчиков. В 1501 г. состоялся поход в Черкесию турецких войск во главе с управителем Каффы Махметом [4]. Предприятие турецкого наместника кончилось весьма плачевно, отряд завоевателей был основательно потрепан горцами [54].

Еще в конце ХV в. была построена турецкая крепость Тамань [6]. Она стала важным опорным пунктом для развития османского наступления на адыгов. В 1519 г. турки возвели крепость Темрюк. На земле адыгов были также основаны крепости Кызыл-Таш, Атчу, Агджа [7].

Агрессивная политика Стамбула на Кубани осуществлялась в значительной мере руками крымских татар. По велению султана крымский хан отправлял отряды своей конницы в грабительские походы на Северный Кавказ.

Путем неприкрытых захватов и военного насилия стремились крымские ханы утвердить свое влияние на Кубани. В 1518 г. состоялся поход крымского царевича Багатур-Гирея в Черкесию [8]. А в 1545 и 1547 гг. вторжения татар на Северный Кавказ возглавил «сам повелитель» – хан Сагиб-Гирей.

Походы турок и татар сопровождались истреблением мирного населения и адыгских селений, захватом имущества и самих людей в рабство. Незабываемым ужасом, кровью и огнем полны сообщения документов той поры. В одном из таких документов читаем, что татары «всю землю Черкаскую воевали и жгли, и жены и дети имали, и животину и овцы пригнали» [9]. В адыгских народных песнях и преданиях говорилось о бедствиях, приносимых Родине кровавыми вторжениями татар [10].

Адыги вели борьбу против агрессии султанской Турции и Крымского ханства. Это была война за свободу и независимость, за родную землю, за свою жизнь и имущество. Важной формой борьбы адыгов против турецких войск и татарских отрядов были боевые действия против крупных сил захватчиков. В русских документах сохранилось известие о том, что в 1518 г. войска крымского царевича Багатур-Гирея, отправившиеся в грабительский поход в Черкесию, были встречены горцами с оружием в руках. В результате сражения татары были разгромлены и «только треть людей вышла из Черкас, а два жеребья людей побита» [11].

Наиболее распространенной формой борьбы стала партизанская война. Действуя небольшими отрядами, адыги наносили ощутимые удары завоевателям. Они хорошо использовали местность. Горцы умели проследовать рассыпным строем, встречали врага повсюду: в каждой балке, из-за деревьев, кустов и скал. Не ограничиваясь пассивной обороной, адыги совершали походы и в глубь территории Крымского ханства, нападали на турецкие укрепления. Так, в 1502 г. горцы приходили к Азову. И они «... пришод к городу за пять верст, да встали втай, а тритцать человек к городу послали. И те, ехав под Азов, да животину отгнали» [12]. Когда же за адыгами отправился в погоню отряд из Азова, то он был разгромлен [13].

Не раз появлялись черкесы под стенами Кафы. Другой формой борьбы адыгов против турок и татар были морские экспедиции, захват турецких торговых кораблей, нанесение ударов по прибрежным пунктам Анатолии и Крыма. Морское судоходство у горцев Западного Кавказа существовало издавна. Сведения о мореплавании жителей восточного берега Черного моря в античную эпоху оставили нам Страбон и Тацит. Черкесское мореплавание, как показывают документальные материалы, играло в жизни горцев немаловажную роль и в XVI в. Адыгские мореходные суда вмещали до 60–70 чел. экипажа. Пустившись на своих барках в море, адыги нападали на турецкие суда, курсировавшие между Кафой и Константинополем.

В 1551 г. против татар подняли восстание жанеевцы [14]. Но оно было потоплено в крови крымским ханом Сагиб-Гиреем. В тех исторических условиях горцы не могли справиться с превосходящими силами захватчиков.

Не имея возможности самостоятельно противостоять агрессии Турции и Крыма, несущей губительные последствия, кубанские адыги обращаются за помощью к России. В 1552 г. в Москву прибыло черкесское посольство во главе с князьями Маашуком, И. Езбозлуковым и Танашуком. Послы с Кубани просили, «чтобы их государь (Иван IV. – А.Ч.) пожаловал, вступился за них, а их з землями взял к себе в холопи, а от Крымского царя оборонил» [15].

Адыгские послы еще были в России, когда в 1553 г. крымский хан совершил разбойничий поход «на Черкасы», против местных владетелей, ориентировавшихся на Россию [16]. Осенью того же года адыгские князья уехали на Кубань. А перед отъездом из Москвы «крест государю целовали на том, что им со всею землею Черкесскою служити государю до своего живота: куды их государь пошлет на службу, туды им ходити» [17]. Иван IV отправил с ними вместе своего представителя А. Щепотьева «правды их видети».

Между тем международная обстановка на Кубани все более обострялась. Стремясь предотвратить установление русско-адыгских дружественных связей, османы и крымцы усилили свой натиск на Северный Кавказ. В 1554 г. снова состоялся поход крымского хана Девлет-Гирея против адыгов [18].

В 1555 г. в Москву прибыло второе посольство от кубанских горцев. В его составе находились князь Сибок с братом Ацымгуком и сыном Кудадиком «да Тутарык-князь, Езъболуев княжей сын» и с ними 150 чел. Вместе с ними вернулся А. Щепотьев. «И били челом князи Черказские ото всей земли Черказские, чтобы государь пожаловал, дал им помочь на Турьского городы и на Азов и на иные городы и на Крымского царя, а они холопи царя и великого князя и з женами и з детми во векы» [19].

Послы с Кубани были встречены в Москве с почетом и радушием. Как гласит летопись, Иван IV «их пожаловал великым своим жалованием».

Не удивительно, что московское правительство столь благосклонно отнеслось к просьбе адыгов о помощи. Москва в это время считала одной из важных задач своей внешней политики противодействие османской экспансии в Восточной Европе и на Кавказе. Адыги явились для правительства Ивана IV ценным союзником на Северном Кавказе в борьбе против Крыма и его заморских покровителей.

Иван IV обещал адыгским послам помощь против Крыма, в свои земли кубанским горцам «учинил отъезд и приезд доброволной». Сын князя Сибока Кудадек и князь Тутарык были крещены. Лишь против Турции не было адыгам обещано помощи.

Установление адыго-русского боевого союза сыграло немаловажную роль в дальнейшем развитии событий на Северном Кавказе во второй половине XVI столетия.

Обещанная Иваном IV помощь против Крыма вскоре была оказана кубанским адыгам. Когда в 1555 г. крымский хан с войском двинулся на Кубань, против татар был послан русский отряд под командованием И. Шереметева. Крымцы повернули обратно и в Черкесию не пошли. И в 1556 г. хан вынужден был оставить свое намерение совершить поход против адыгов из-за приближения к его владениям русских войск под начальством Ржевского [20].



В борьбе против крымцев крепло русско-адыгское боевое содружество. В 1556 г. удары по Крыму нанес князь Д. Вишневецкий [21], в то же время адыги во главе с Сибоком и Таздруем захватили турецкие крепости Темрюк и Тамань [22].

Важные последствия имело совершившееся в том же 1556 г. присоединение Астраханского ханства к России. Отныне был обеспечен выход по волжскому пути в Каспийское море для развития русской торговли со странами Востока, укрепилась безопасность границ русского многонационального государства, значительный толчок получило развитие связей с народами Кавказа. Исследователи отмечают, что союз с адыгами облегчил московскому правительству присоединение Астрахани [23].

В 1557 г. прибыли в Москву на службу адыгские феодалы Машук и Сибок со своими дружинами [24]. Адыгские отряды в составе русских войск приняли участие в Ливонской войне. «Разгневася царь и великий князь Иван Васильевич на Ливонские Немцы, – сообщает летопись, – и послал на них рать свою», в составе которой были «и Черкасы Пятигорские и Татары и Черемиса» [25]. Адыги сражались в «передовом полку». Отряды Сибока и Машука проявили доблесть во время военных действий в Ливонии в 1558 и 1559 гг. Они отличились в боях под Мильтеном, Дерптом и в других сражениях.

Совместная русско-адыгская борьба против Крыма была продолжена в конце 1750 – начале 1760-х гг. По просьбе кубанских горцев, чтобы русский царь их «...пожаловал, дал бы им воеводу своего в Черкасы и велел бы их всех крестити» [26], послан был воевода Д. Вишневецкий «на государство в Черкассы», а с ним отпущены в Черкесию Машук и Сибок с сопровождавшими их горцами. Отправлены были на Кубань также русские христианские священники для крещения адыгов. Вишневецкий и черкесские князья получили указание Ивана IV «промышляти над Крымским царем» [27].

В 1560–1561 гг. адыгские и русские войска совершили несколько походов на Крым, нанося татарам мощные удары. Это встревожило Турцию, которая подготовила войска для защиты Крыма [28]. Польские представители предупреждали хана об опасности для Крыма русско-адыгского союза [29].

Таким образом, адыго-русское боевое содружество сыграло важную роль в борьбе против агрессии Турции и Крыма на Северном Кавказе в XVI в.


Библиографические ссылки


1. Кешев А.Г. Характер адыгских песен // Избранные произведения адыгских просветителей.  Нальчик, 1980.  С. 124.
2. Интериано Дж. Быт и страна зихов, именуемых черкесами // Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII–XIX вв.  Нальчик, 1974. С. 50.
3. Очерки истории СССР. Период феодализма. Конец XV в. – начало XVII в.  М., 1955.  С. 826.
4. Сборник Русского исторического общества.  СПб., 1884.  Т. 41. С. 357 (далее – Сб. РИО).
5. Там же.
6. Кушева Е.Н. Политика Русского государства на Северном Кавказе в 1552–1572 гг. // Исторические записки. 1950.  Т. 34.  С. 252.
7. Эвлия Челеби. Книга путешествия.  М., 1979.  Вып. 2.  С. 49; Очерки истории Адыгеи.  Майкоп, 1957.  Т. 1.  С. 125.
8. Сб. РИО.  СПб., 1895.  Т. 95.  С. 517, 607.
9. Кабардино-русские отношения в XVI–XVIII вв.: Док. и матер. (далее – КРО).  М., 1957.  Т. 1.  С. 14; Грамота крымского хана Девлет-Гирея царю Ивану Васильевичу, сентябрь 1567 г.
10.  Государственный архив Краснодарского края (ГАКК). Ф. 348. Оп. 1. Д. 9. Л. 4 об.; Хан-Гирей. Избранные произведения.  Нальчик, 1974.  С. 118.
11.  Сб. РИО.  Т. 95.  С. 607.
12.  Там же.  Т. 41.  С. 381.
13. Там же.
14.  Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией. Вторая половина XVI – 30-е годы XVII в.  М., 1963. С. 202.
15.  Полное собрание русских летописей (далее – ПСРЛ).  СПб., 1904.  Т. 13.  Первая половина. С. 228.
16.  КРО.  Т. 1.  С. 6.
17.  ПСРЛ. Т. 13.  Первая половина.  С. 234.
18.  КРО.  Т. 1.  С. 6.
19.  ПСРЛ.  Т. 13. Первая половина.  С. 259.
20. Очерки истории СССР. Период феодализма. Конец XV  – начало XVII в.  С. 828.
21.  Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа…  С. 209.
22.  ПСРЛ.  Т. 13.  Первая половина.  С. 277.
23.  Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа…  С. 210; Карданов Ч.Э. У истоков дружбы.  Нальчик, 1982.  С. 78.
24.  ПСРЛ.  Т. 13. Первая половина.  С. 283–284.
25.  ПСРЛ.  СПб., 1848.  Т. 4. С. 309.
26.  Там же. СПб., 1906.  Т. 13.  Вторая половина.  С. 320.
27.  Там же.  С. 324.
28.  Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа…  С. 217.
29.  КРО. Т. 1. С. 392 (прим. 23).

 


Источник: Казачество и народы России: пути сотрудничества и служба России: материалы заочной научно-практической конференции. Краснодар: Кубанский государственный университет,  2008