Марзоев Ислам-Бек Темурканович – кандидат исторических наук
Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований Владикавказского научного центра
 РАН и Правительства Республики Северная Осетия – Алания (г. Владикавказ)

 

После войны 1768–1774 гг. между Россией и Турцией был заключен Кючук-Кайнарджийский договор. Согласно 21-й статье этого договора был ликвидирован так называемый нейтралитет Кабарды. Таким образом, учитывая существовавшие взаимоотношения между Кабардой и Осетией, русское правительство решило вопрос о присоединении Осетии к России. В рапорте астраханского губернатора правительству сказано: «Как Кабарда почитает осетинский народ своим подданным, то и оный, с нею соединенный, подлежит к здешней стороне» [1]. А глава Коллегии иностранных дел России Н.И. Панин сообщал князю Г.А. Потемкину, что осетины «с управлением Кабардинского народа губернатором астраханским находятся в связи и соответствии неразрывных, и дело, имея с одним народом, надобно иметь уже и с другими» [2]. Таким образом, в 1774 г. основная часть Северной Осетии вошла в состав Российского государства [3].

В январе 1827 г. балкарские и дигорские феодалы подали командующему русскими войсками генерал-лейтенанту Эммануэлю прошение о принятии их в русское подданство. Они просили привести их народы к присяге, выражали готовность отдавать детей своих в аманаты. Прошение подписали осетины Касай Кубатиев, Давлетуко Абисалов, Бинагер Карабугаев, Созо Саватов (Кобегкаев), Татархан Туганов и балкарцы Арслан-Аджи Жанхотов, Кельмамбет Баймурзов, Магомет Шакманов, Мурзакул Урусбиев [4]. Причиной этого, по мнению В.Н. Кудашева, явилось стремление «предохранить себя от возможных случайностей» в связи с «водворением русских на Северном Кавказе» после присоединения Грузии к России [5]. Прошение было удовлетворено.


 Зная о тесных отношениях дигорских баделят с кабардинскими и балкарскими феодалами, российские власти использовали авторитет братьев Касая и Айтека Тугановых для влияния на балкарских князей. Это было вызвано тем, что кабардинские князья Магомет Докшукин, Казбулат и Безоруко Кильчукины, прибывшие в балкарское общество, требовали, чтобы местные феодалы воевали  с Россией на их стороне, грозя в противном случае «искоренением». Россия, обещая покровительство и защиту, требовала от дигорцев и балкарцев «никоим образом не принимать к себе вышеописанных владельцев, и не доставлять им убежища в местах своих, но отдалять оных от себя, и не допускать ко удалению в горы» [6].

В первой половине XIX в., в преддверии приезда императора на Кавказ, представители дигорского и балкарского народов направили императору прошение, в котором отразили свои насущные проблемы:

1) оставить их при желаемом ими вероисповедании;
2) дозволить им беспрепятственно пользоваться теми землями, коими до того времени пользовались;
3) разрешить им производить разбирательство дел по древним обычаям;
4) оставить родовые преимущества и звания тем, которые таковыми с незапамятных времен пользовались;
5) повелеть возвратить к своему семейству балкарца Алибека Абаева, отданного 8 лет назад в солдаты.

С осетинской стороны прошение подписали депутаты  Касай Кубатиев, Асламурза Туганов, Магомет Абисалов, Бинагер Карабугаев, Ислам Каражаев, с балкарской – Хату Мисаков, Хаджи-Аслан Джанхотов, Асланбек Суюнчев, Ахтуган Шакманов, Мамбет Балкароков, Каншао Кучуков, Ибрагим Келеметов, Шампало Урусбиев [7].

Царское правительство было крайне обеспокоено усиливавшимся влиянием ислама среди горских народов, поэтому всячески поддерживало развитие миссионерской деятельности в Северной Осетии и других областях Северного Кавказа.  5 июля 1763 г. подполковник П. Гак приступил к строительству первой комендантской крепости  Моздок. Переселявшиеся туда крестьяне получали на новом месте землю, определенную денежную сумму, зерно на посев и пропитание [8]. В деле переселения осетин, кабардинцев и других горцев в Моздок значительную роль сыграла Осетинская духовная комиссия. Во главе этой  миссионерской организации стоял архимандрит Пахомий. В задачу комиссии входило распространение христианства среди горцев Северного Кавказа, что являлось одной из целей колониальной политики царского правительства на Юге России. В первую очередь царская администрация старалась убедить представителей правящей элиты кавказских народов принять крещение, надеясь затем использовать их авторитет для перехода в православие остального населения. 

В 1774 г. был крещен куртатинский феодал Алегуко Цаликов [9]. В 1782 г. был крещен тагаурский алдар Кайтуко Дударов с братьями, «восприемником» их был генерал князь П.С. Потемкин. В 1786 г. в Херсоне крестился дигорский баделят Курман Кубатиев, «восприемницею от купели» была сама императрица Екатерина II. В 1790 г. были крещены дигорский баделят Айтек Туганов, куртатинские феодалы Созорук Арисханов, Соломон Гуриев, Петр Цаликов,  «восприемником» их также был князь П.С. Потемкин [10].

В 80-х гг. XVIII в. по указу Г.А. Потемкина из кабардинцев, осетин и ингушей были созданы боевые команды [11].  «Под командованием генерал-майора И.С. Горича эти команды приняли активное участие в русско-турецкой войне 1787–1791 гг., впоследствии они служили «с отличием и против шведов» [12]. Из служивших там осетин, особо отличились Курман Кубатиев, которому был присвоен чин секунд-майора, Айтек Туганов и Кайтук Байгиреев, которые были пожалованы в капитаны [13].

Для проведения своей политики на Кавказе, и в частности в Осетии, Российское правительство использовало институт аманатов. «Аманат» в переводе с арабского означает  «заложник»,  часто это был ребенок из знатной семьи, даваемый в обеспечение договора. Нарушение договора означало рабство или смерть аманата. Молодые горцы получали в России военное классическое образование. Считалось, что по прибытии на родину они   донесут до своих соплеменников идеи цивилизованного общества, образования, европейской культуры, что в свою очередь положительным образом должно сказаться на общих настроениях кавказцев по отношению к России.

Многие аманаты, получившие образование в России, достигли известных успехов в военной карьере. К ним можно отнести ряд прославленных представителей осетинской военной интеллигенции.

Тулатов Кази-Магомет Азнаурович (1833 г. р.),  генерал-майор. Находился в аманатах в Санкт-Петербурге, воспитанник Дворянского полка. Служил в Рижском драгунском полку. Женат на русской графине NN, детей не было.

Тулатов Бимболат Азнаурович  (1836 г. р.), находился в аманатах в Санкт-Петербурге. Службу начал 1 июля 1861 г. в лейб-гвардии Кавказско-Горского полуэскадрона [14]. Женат на дочери тагаурского алдара Гошахан Дженаевне Дударовой.

Туганов Асланбек Магометович (1804–1875), генерал-майор, один из выдающихся представителей осетинской аристократии. Служил, а затем командовал Собственным Его Императорского Величества Конвоем. В четырехлетнем возрасте в 1808 г. был взят в аманаты, воспитывался в семье русского полковника Балабина. В 9 лет начал свою службу рядовым в Кабардинском пехотном полку. В 1829 г. уже в чине офицера состоял в лейб-гвардии Кавказско-Горского полуэскадрона. В боях при взятии штурмом варшавских укреплений за отличное выполнение боевых задач был награжден бриллиантовым перстнем. Асланбек Туганов высочайшим приказом  был произведен в генерал-майоры с зачислением по кавалерии и назначен состоять при Кавказской Армии.    Награжден орденами: Святой Анны 3-й степени с бантом, Святой Анны 2-й степени, Святой Анны 1-й степени, Святого Станислава 3-й, 2-й, 1-й степени, Святого Владимира 1-й и 4-й степени, Знаком отличия Польского ордена и многими другими.  Имел медали: серебряную за взятие приступом варшавских укреплений 25 и 26 августа 1831 г., бронзовую в память о войне 1853–1856 гг., особый крест за службу на Кавказе. Женат первым браком на дочери дигорского царгасата Майхо Карабугаевой, вторым – на дочери дигорского царгасата Кенджехан Карабугаевой [15].

Кундухов Мусса Алхастович (1818–1889),  генерал-майор. В 1830 г. в возрасте  12 лет был взят аманатом в Петербург и определен воспитанником в Павловский кадетский корпус. В 1849 г.  по распоряжению господина главнокомандующего действующей армией назначен командующим Кавказским Конно-горским дивизионом.  30 августа 1860 г. за доблестную службу высочайшим приказом произведен в генерал-майоры с оставлением по армейской кавалерии. Награжден: орденом Святой Анны 3-й степени с бантом, орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом,  орденом Святого Станислава 2-й степени, орденом Святой Анны 2-й степени, кавалерийским Крестом Леопольда Австрийского, серебряной медалью в память о Венгерской кампании  1849 г.,  орденом  Святой Анны 2-й степени с императорской короной,  приказом по Кавказской армии № 206 награжден золотой саблей с надписью «За храбрость»,  орденом Святого Владимира 3-й степени с мечами,  орденом Святого Станислава 1-й степени с мечами,  за выслугу  в офицерских чинах 25 лет всемилостивейше награжден орденом Святого Георгия 4-й степени,  бронзовой медалью на Георгиевской ленте в память о русско-турецкой войне 1853–1856 гг. [16].  Женат на дочери дигорского баделята Кошер-Хан Иналуковне Кубатиевой.

Есиев Асламурза Бесланович (1830–1924), подполковник. Общественный и военный деятель, участник русско-турецкой войны 1877–1878 гг. В девятилетнем возрасте стал аманатом. Окончил 2-й кадетский корпус в Петербурге, служил в Терской постоянной милиции, где командовал 2-й сотней. Совместно с Алиханом Ардасеновым написал работу «Высшее сословие у осетин Куртатинского общества», изданную в Москве в 1882 г. 25 января 1876 г. А. Есиев назначен командиром Осетинского дивизиона Терско-Горского иррегулярного полка, в котором служил в течение всей Дунайской кампании. В числе множества наград — орден Святого Владимира 4-й степени с мечом и бантом, Святой Анны 2-й степени с бантом, Святого Станислава 2-й степени с мечом и бантом, румынский Железный крест.  Асламурза был женат на Айшет, дочери подпоручика Муссы Жантиева [17].



Гайтов Тасо Дудаевич (1826 г.р.), доблестный офицер русской армии, разделив судьбу многих детей горской знати, он в 6-летнем возрасте был взят аманатом; воспитание получил в семье полковника в Варшаве. Армии отдал 25 лет. Характеризуя его, командир Владикавказского казачьего полка особо выделил такие черты, как ум, отвага, чрезвычайное трудолюбие, предприимчивость, строгость и требовательность к себе. Тасо Гайтов  достойно нес службу пристава у кабардинцев, ингушей, в Дигорском, Алагирском и Куртатинском ущельях, а затем возглавил сословный суд [18].

В 1828 г. из представителей кавказских народов был сформирован лейб-гвардии Кавказско-Горский полуэскадрон. «При создании этого подразделения, в частности, имелось в виду, что горцы, после пребывания и службы в Петербурге, понесут культуру к себе на Родину. Горцы в полуэскадроне менялись через известные промежутки времени. По своему составу он был учреждением аристократическим» [19].

В числе  первых осетин, вошедших в состав лейб-гвардии Кавказско-Горского полуэскадрона, были: Бахта и Асланбек Кубатиевы, Аслан-Гирей, Кубади и Магомет Тугановы, Абисал Абисалов, Индрис Кундухов, Кудаберд и Кизильбек Дударовы и  др. [20]. .

Император Николай I в марте 1834 г. приказал сформировать два полка – один из закавказских мусульман, другой из добровольцев кабардинцев, кумыков и других горцев. Положение по этому поводу гласило: «Формируются при отдельном Кавказском корпусе для действующей армии два иррегулярных конных полка, один из мусульман, армян и вообще закавказских жителей под именем мусульманского, другой из черкес, кабардинцев, кумыков и других горцев, под именем Кавказско-Горского» [21]. 

Большинство молодых людей, отправлявшихся служить в Россию, в лейб-гвардии Кавказско-Горский  полуэскадрон, составляли представители тагаурских алдар и дигорских баделят. Только у Дударовых в 1830 г. насчитывалось 48 офицеров русской армии, многие в звании майоров и капитанов. Перечислим первых из них.

Дударов Кизильбек Тау-Султанович (1819 г.р.), корнет, состоящий по кавалерии. Службу в лейб-гвардии Кавказско-Горского полуэскадрона начал оруженосцем 12 октября 1839 г. [22].

Дударов Кудаберд Джанхотович  (1819 г.р.), корнет, службу начал в лейб-гвардии Кавказско-Горского полуэскадрона оруженосцем 3 января 1839 г. [23]. Состоял в первом браке с дочерью тагаурского алдара Залихан Кундуховой, во втором – с дочерью балкарского таубия Гульмехан Камболатовной Темиркановой.

Есенов Касполат Габисович (1819 г.р.), гвардии полковник. Начал  службу 10 сентября 1836 г. оруженосцем в лейб-гвардии Кавказско-Горского полуэскадрона [24].  Женат на дочери грузинского дворянина Зали Гавриловне Казбек-Моурави, правителя Дарьяльского и Гудамакарского ущелий при последних царях Грузии Ираклии II и Георгии XII.

Кануков Касполат Дзамболатович (1819 г.р.), корнет, службу начал 1 сентября 1841 г. в лейб-гвардии Кавказско-Горского полуэскадрона [25]. Женат на дочери тагаурского алдара Зараде Беслановне Тулатовой.

Кундухов Индрис Алхастович (1823 г.р.),  майор. Службу начал  оруженосцем в лейб-гвардии Кавказско-Горского полуэскадрона 24 ноября 1840 г. [26].  В чине капитана состоял на службе во Владикавказском линейном казачьем полку, находящемся в распоряжении Начальника Владикавказского военного округа [27]. Женат на дочери тагаурского алдара Елизавете Кучуковне Дударовой.

Шанаев Караше Шаулохович (1819 г.р.), поручик, военную службу начал оруженосцем 9 июля 1842 г. в лейб-гвардии Кавказско-Горского полуэскадрона [28]. Женат на дочери тагаурского алдара Кыз Мамсуровой.

Кубатиев Асланбек Дударукоевич (1814–1860), штабс-капитан, служил в лейб-гвардии Кавказско-Горского полуэскадрона, в 1-м Владикавказском казачьем полку. На службе с 10 сентября 1836 г. [29]. Женат на дочери тагаурского алдара Хаджихан Кундуховой.

Кубатиев Бахта Бепбузарович  (1796 г.р.),  штабс-капитан. Службу начал в лейб-гвардии Кавказско-Горского полуэскадрона 12 октября 1838 г. оруженосцем [30]. Служил в Кубанско-Терском Казачьем дивизионе под командованием генерала К. Занкисова. В 1832 г. награжден золотой медалью «За усердие» для ношения на шее на Анненской ленте. Женат на дочери дигорского баделята Гошемайхо Татархановне Тугановой.

Туганов  Аслан-Гирей Магомедович (1809–1863), ротмистр, службу начал оруженосцем в лейб-гвардии Кавказско-Терского полуэскадрона 12 октября 1838 г. [31]. Являлся депутатом в «Комитете, учрежденном для разбора личных и поземельных прав туземцев Военно-Осетинского округа». Женат на дочери дигорского баделята  Залихан Дударукоевне Кубатиевой  (1803 г.р.).


Туганов Кубади Казиевич (1814 г.р.), поручик, службу начал в лейб-гвардии Кавказско-Горского полуэскадрона 12 октября 1838 г. оруженосцем [32]. Женат на дочери тагаурского алдара Госаге Дударовой.

Туганов Магомет Дзамболатович (1819–1840), оруженосец лейб-гвардии Кавказско-Горского полуэскадрона с 12 октября 1838 г. Умер от нервной горячки во время службы [33]. 

Абисалов Абисал Азаматович (1804 г.р.), штабс-ротмистр, начал службу 12 октября 1838 г. оруженосцем в лейб-гвардии Кавказско-Горского полуэскадрона [34]. Женат на дочери  дигорского царгасата  Гуаше Хамурзаевне Сосрановой-Карабугаевой. В 1865 г. вместе с семьей переселился в Турцию.

Абисалов Генардук  Девлетукович (1819 г.р.), подполковник. Начальное образование получил при доме родителей. В службу вступил оруженосцем 2 сентября 1841 г. в лейб-гвардию Кавказско-Горского полуэскадрона [35]. Был награжден  светло-бронзовой медалью на Андреевской ленте в память Турецкой войны 1853–1856 гг., серебряной медалью за покорение Чечни и Дагестана в 1857, 1858 и 1859 гг. [36], а также орденами: Св. Станислава 2-й и 3-й степени, Св. Анны 2-й степени,  Св. Владимира за 25 лет службы [37].  Женат на дочери дигорского баделята  Келумхан Кучуковне Зураповой-Кубатиевой.

Абисалов Иналук Елканович  (1854 г.р.), подъесаул.  Образование получил при доме родителей. В службу вступил во 2-й взвод лейб-гвардии Кавказского эскадрона Собственного Его Величества Конвоя оруженосцем, Всемилостивейше награжден вензелевым изображением в Бозе почившего Государя Императора Александра Николаевича, 15 октября 1896 г. за охрану пути следования ее Императорского Величества Марии Федоровны с 18 сентября  по 15 сентября 1896 г. получил высочайший подарок – серебряный с бриллиантами, алмазами и сапфирами украшенный портрет. 11 октября 1897 г. командирован в распоряжение войскового начальства. 14 октября 1897 г. за конвоирование Eе Императорского Величества Марии Федоровны от Баржома до Ахалциха получил высочайший подарок – золотые часы за № 24743 с золотою цепочкой. Награжден серебряной медалью «За службу в Собственном Конвое Государыни Императрицы Александры Федоровны» для ношения на шее.  Женат на дочери дигорского баделята Лезий Магометовне Кубатиевой [38]. 

Одной из фамилий, давших родине целый ряд прославленных военных, были Мистуловы.  Только в одной семье Дудара Мистулова было шесть генералов и три полковника.

Мистулов Асланбек Дударович (1842 г.р.), хорунжий Горского-Моздокского конного полка ТКВ. Награжден знаком отличия Военного ордена 4-й степени, для мусульман установленным, за отличие, оказанное им в делах и перестрелках с разбойниками и контрабандистами на границах с Персией и Турцией в течение 1870, 1871 и 1872 гг. Награжден орденом Св. Станислава 3-й степени с МБ за отличие, оказанное 4 и 5 мая при взятии крепости Ардагана. В первом браке состоял с дочерью дигорского баделята майора Ислама Каражаева, во втором – с дочерью дигорского царгасата Госамайхо Межиевной Карабугаевой [39].

Одна из пяти дочерей Дудара – Хабе Дударовна, была замужем за полковником Бекузаровым. В этом браке имела единственную дочь – Хадизат, которая вышла впоследствии замуж за Дигорского баделята полковника  Дохчико Мисостовича Кубатиева.  Вторая дочь – Гагуда Дударовна,   была замужем за куртатинским таубием, полковником русской армии Иналуком Тасоевичем Гайтовым.  Меретхан Дударовна – замужем за генерал-лейтенантом Заурбеком Дзамболатовичем Тургиевым. Джан Дударовна – в первом браке замужем за Алагирским уазданом, ротмистром Асланбеком Адырхаевым, во втором – за генерал-лейтенантом Иналом Тегоевичем Кусовым. Этот брак был бездетным, а дочь от первого брака – Залихан, вышла замуж за генерал-лейтенанта Афако Пациевича Фидарова. Хаджихан Дударовна – замужем за дигорским баделятом Бекиром Муссаевичем Зураповым-Кубатиевым. Ее дочь – Фуза Бекировна,  была  замужем за кабардинским тлекотлешем, генерал-майором Мударом Кайсыновичем Анзоровым.

Мистулов Эльмурза Асланбекович (1869–1918). Генерал-майор с марта 1917 г.  В 1889 г. окончил Ставропольское юнкерское казачье училище. Участник русско-японской войны 1904–1905 гг. в чине офицера Терско-Кубанского полка. Кавалер золотого оружия (награжден 22 июня 1907 г.) [40]. Участник Первой мировой войны в чине командира 2-го Сунженского Владикавказского полка. С 31 марта 1916 г. командир 1-го Кавказского генерал-фельдмаршала князя Потемкина-Таврического Кубанского казачьего полка на Турецком фронте. Активный участник Белого движения. В ст-це Черноярской на Терском Войсковом круге в марте 1918 г. избран командующим казачьими войсками Терека (Терского края). В результате ряда поражений Белой армии и очевидной бесплодности дальнейшей борьбы  9 ноября 1918 г. славный герой Мистулов покончил с собой, застрелился [41].

Мистулов Дзанчег Асланбекович – есаул. В 1945 г., предательски выданный англичанами вместе с казаками Казачьего Стана, окончил свою жизнь заключенным в сталинском ГУЛАГе [42].

Мистулов Гена Асланбекович – корнет Текинского конного полка,  участник Первой мировой войны.

Неоднократно самоотверженность осетин в деле служения России и Императорскому дому была отмечена правительством и Императором. В 1845 г. Николай I наградил осетин за боевую службу почетным народным знаменем  при следующей грамоте:

«Божиею Милостию Мы Николай первый Император и Самодержец Всероссийский и прочая, и прочая, и прочая.
Нашим верноподданным Осетинам Владикавказского округа.
Отлично-усердное и ревностное служение, постоянная  преданность Правительству и примерная храбрость, оказываемая Осетинами Владикавказского округа против враждебных горцев, обратили на себя особенное наше благоволение, в ознаменование коего Всемилостивейше жалуем им почетное знамя, которое препровождая при сем, Повелеваем хранить оное – как знак МОНАРШЕГО НАШЕГО внимания, и в случае надобности употреблять при ополчении против неприязненных  ИМПЕРИИ НАШЕЙ народов.
Пребываем ИМПЕРАТОРСКОЮ НАШЕЮ милостию к Осетинам Владикавказского округа благосклонны. С.-Петербург 15 марта 1845 года.
На подлинном подписано: НИКОЛАЙ» [43].

С началом русско-турецкой войны 1877–1878 гг. осетины на свой счет выставили дивизион из охотников, ушедший в составе Кавказской казачьей бригады в Дунайскую армию.  Командовал Осетинским дивизионом куртатинский таубий ротмистр Асламурза Есиев.  Давая оценку их доблести и героизму, генерал-лейтенант Скобелев в рапорте от 5 сентября 1877 г. начальнику Западного отряда армии писал: «Поведение осетин в эту кампанию по беспримерному самоотвержению и рыцарской храбрости выше всякой похвалы…» [44].

В 1878 г. Осетинскому дивизиону было пожаловано георгиевское знамя при следующем рескрипте: «БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ МЫ АЛЕКСАНДР ВТОРЫЙ Император и Самодержец  ВСЕРОССИЙСКИЙ, ЦАРЬ ПОЛЬСКИЙ, Великий Князь Финляндский, и прочая, и прочая, и прочая… НАШЕМУ Осетинскому дивизиону Терско-Горского конно-иррегулярного полка. В ознаменование особенного МОНАРШЕГО благоволения НАШЕГО, за оказанные подвиги мужества и храбрости Осетинским дивизионом Терско-Горского конно-иррегулярного полка в делах с Турками в 1877 и 1878 годах, ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕ жалуем дивизиону сему Георгиевское знамя с надписью “за отличие в Турецкую войну 1877–1878 годов”. ПОВЕЛЕВАЕМ: освятить жалуемое знамя, по установлению употреблять на службу  НАМ и ОТЕЧЕСТВУ с верностию и с усердием Российскому воинству свойственным.
На подлинном подписано: “АЛЕКСАНДР”.
Царское село 8-го августа 1878 г.» [45].

Приведенные материалы свидетельствуют о тесных взаимоотношениях  представителей осетинской знати с  Россией, принявшей непосредственное участие в становлении военной   аристократии, в результате чего и произошло включение  ее  в военно-административную систему государства.


Библиографические ссылки

1. Русско-осетинские отношения: Сб. док. Орджоникидзе,  1984. Т. 2. С. 329.
2. Там же. С. 394.
3. История Северо-Осетинской АССР.  М., 1959. Т. 1. С. 136–137.
4. Туганов Р.У. К вопросу о русско-балкарских отношениях // Живая старина. 1992. № 2. С. 18.
5. Кудашев В.Н. Исторические сведения о кабардинском народе. Киев, 1913. С. 158.
6. ЦГА РСО-А.  Ф. 245. Оп. 1. Д. 13.  Л. 3.
7. Архив КБИГИ.  Ф. 1. Оп. 2. Д. 17.  Л. 264.
8. Берозов Б.П. Переселение осетин с гор на плоскость. Орджоникидзе, 1980. С. 59.
9. Гутнов Ф.Х. Генеалогические предания осетин как исторический источник. Орджоникидзе, 1989. С. 148.
10. История Северо-Осетинской АССР. М., 1959. С. 137.
11. Киняпина Н.С., Блиев М.М., Дегоев В.В. Кавказ и Средняя Азия во внешней политике России.  М., 1984. С. 170.
12. Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год. СПб., 1869. Ч. 2. С. 207; Мальбахов Б.К., Дзамихов К.Ф. Кабарда во взаимоотношениях России с Кавказом, Поволжьем и Крымским ханством. Нальчик, 1998. С. 111.
13. Кабардино-русские отношения в XIV–XV вв.: Док. и матер.; В 2 т. М., 1957.   Т. 2. С. 375–378.
14. Кармов Р.К., Айдаболова М.И. Лейб-гвардии Кавказско-горский полуэскадрон. Страницы истории.  Прохладный, 2003. С. 59.
15. Дзагурова Г.Т. Под российскими знаменами. Владикавказ, 1992. С. 71–75.
16. Там же. С. 42–46.
17. Там же. С. 30.
18. Там же. С. 20.
19. Петин С. Собственный его императорского величества конвой. СПб., 1899. Прил. № 13. С. 85.
20. Кармов Р.К., Айдаболова М.И. Указ. соч. С. 7–11.
21. Козубский Е.И. История Дагестанского конного полка. Петровск, 1909. С. 22.
22. Кармов Р.К., Айдаболова М.И. Указ. соч. С. 8.
23. Там же. С. 8.
24. Там же. С. 8.
25. Там же. С. 17.
26. Там же. С. 50.
27. Научный архив СОИГСИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 278. Тетр. 23-а. С. 47 об.
28. Кармов Р.К., Айдаболова М.И. Указ. соч. С. 15.
29. Там же. С. 11.
30. Там же. С. 38.
31. Там же. С. 36.
32. Там же. С. 10.
33. Там же.
34. Там же. С. 8.
35. Там же. С. 50.
36. Научный архив СОИГСИ. Ф. 1. Оп.1. Д. 276. Тетр. 8. С. 5–6.
37. ЦГА РСО-А. Ф. 262. Оп. 1. Д. 23. Л. 288.
38. Научный архив СОИГСИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 275. Тетр. 7. С. 10–11.
39. Дзагурова Г.Т. Под российскими знаменами. Владикавказ, 1992. С. 128–129.
40. Исмаилов Э.Э. Золотое оружие с надписью «За храбрость». Списки кавалеров. 1788–1913. М., 2007. С. 392.
41. Дзагурова Г.Т. Сыны Отечества. Владикавказ, 2003. С. 416–429.
42. Дзагурова Г.Т. Под российскими знаменами. Владикавказ, 1992. С. 134.
43. Баев Г. Боевая служба осетин. Владикавказ, 1991. С. 17.
44. Там же. С. С. 31.
45. Там же. С.  43–44. 

 

Источник: Казачество и народы России: пути сотрудничества и служба России: материалы заочной научно-практической конференции. Краснодар: Кубанский государственный университет,  2008