Герои России - представители разных национальностей и религий в Кубанских казачьи частях
 

В.И. Шкуро,
главный специалист
Государственного архива
Краснодарского края

Век ХIХ

Если посмотреть списки фамилий (прозвищ) запорожских и донских казаков, которых европейские хронисты называли последними рыцарями христианского мира, встретятся десятки фамилий вроде Русин и Русинов, Прус и Прусов, Черкес и Черкесов, Якут и Якутов, Чех и Чехов, Литвин и Литвинов... Разве не указывают они на происхождение первопоселенца из этого рода в казачьем войске?


После перехода запорожских казаков на службу Российской империи вековые традиции сохранялись и на Кубани. Это касалось и ближайших соседей – черкесов, татар.


…В период переселения бывших запорожцев на Кубань – на территорию, отведённую Черноморскому казачьему войску, у соседей-шапсугов случилась междоусобица – между дворянами и их подданными. Шапсугский дворянин Али Султан Шеретлуков дважды ездил с делегацией к императрице Екатерине Великой – сначала с просьбой о помощи против возмутившихся простолюдинов, а затем и с просьбой о разрешении поселиться на земле казаков. Разрешение он получил. И в 1799 г. составилось общество, послужившее основой для создания Гривенской черкесской станицы.


Как писали первые историки Черномории Я.Г. Кухаренко и А.М. Туренко, «Черкесы же, пожелавшие перейти к нам, помещены в Екатеринодарской округе при курене Гривенском на речке Ангелике, которые впоследствии времени, желая верно служить России, добровольно поступали в черноморские полки и, разделяя с казаками по-братски все труды и опасности, с одинаковым усердием охраняли наши границы от набегов своих единоверцев...» .


Из жителей Гривенской черкесской станицы есть более или менее подробные сведения о шапсуге Пшекуе Довлет-Гиреевиче Могукорове. Родился он в 1788 г. Из закубанских владельцев (дворян). Магометанского вероисповедания. Читал и писал по-русски, по-татарски, по-турецки. Знал арифметику. Женат был на дочери полковника Султана Ганифе (Ханифе).


Службу начал казаком 11 августа 1808 г., почти сразу был отправлен в Дунайскую армию, где черноморские казаки использовались как десантники при захвате турецких крепостей по берегам Дуная. В его формулярном списке о службе и достоинстве отмечается:


«В походах и делах противу неприятеля был в войну с турками 1808 года на черноморских гребных баркасах. 1809 года сентября 14 при взятии крепости Измаила, ноября 9 1809 года Браилова, 1810 мая 29 Силистрии, июня 20 и 29 при разбитии под городами Рущуком и Журжею неприятельских батарей, 4 июня 1811 года в прорыве с правого на левый фланг Рущука промежду крепостей и батарей по обе стороны реки Дуная устроенных, августа 29 при баталии разбитии неприятельской армии, с 29 августа по сентября 3 при истреблении неприятельской армии и взятии острова под городом Лошпаленским, октября 1 в действии противу неприятельской армии повыше Рущука... За оказанную тут храбрость и мужество в действии награждён чином хорунжего (первый офицерский чин – В.Ш.) и находился до окончания войны с турками при полку безотлучно».


Известие о вторжении Наполеона в Россию застало войска Дунайской армии адмирала Чичагова в Валахии (ныне Румыния), а 9-й Черноморский казачий пеший полк – на пути в Сербию. Этот полк был пополнен казаками других казачьих полков и к моменту выхода на другую войну состоял из одного штаб-офицера (командира полка, войскового старшины Павла Фёдоровича Бурсака, сына войскового атамана), 18 обер-офицеров (4 есаулов, 8 сотников и 6 хорунжих) и 523 казаков . В составе этого полка был и хорунжий П.Д.-Г. Могукоров.


По информации войскового архивариуса И.И. Кияшко, полк поступил в состав действующего против французов корпуса графа Мусин-Пушкина 22 сентября 1812 г., но конкретные сведения о его боевых действиях были с декабря. 9 декабря полк отличился в сражении под местечком Окопы; 20 – под местечком Дубенки; 1 января 1813 г. – при местечке Холм; с 9 на 10 января – под местечком Ухань, где были захвачены в плен офицер и до 100 рядовых французов; с 16 на 17 января – в сражении под местечком Условичи; 2 февраля – под Владиславичами и Красноставом.


В формулярном списке самого Могукорова записано коротко: «Потом в походе противу французских войск, пришедших в Россию, по 2 февраля 1813 года (и за отличие) при овладении местечками Хельмы, Окопаухап и Владиславичи, за что получил серебряную медаль».


14 мая 1813 г. хорунжий Могукоров вернулся в Екатеринодар. А 30 мая последовал высочайший приказ о производстве его в сотники. В ночь со 2 на 3 октября 1821 г. он участвовал в знаменитом Калаусском сражении. «За оказанную здесь храбрость Всемилостивейше награждён орденом Святой Анны 3-й степени...». В формулярном списке об этом периоде службы записано коротко: «С 1820 по 1826 год находился безсменно на службе и по разным поручениям по Границе, за каковое усердие и рачительность Высочайше награждён золотой медалью на Александровской ленте».


Ещё раньше – 20 октября 1816 г. – он был произведён в есаулы. Во время очередной Русско-турецкой войны с 5 июня 1828 г., командуя 11-м Черноморским конным полком, под командою войскового атамана А.Д. Безкровного участвует в боевых действиях под Анапой. Накануне этой командировки, 14 мая 1828 г. он произведён в войсковые старшины. А за отличие под Анапой награждён орденом Равноапостольного князя Владимира 4-й степени с бантом.


По Адрианопольскому миру от 2 сентября 1829 г. турецкая крепость Анапа окончательно вошла в состав Российский империи; тамошний князь Зан с подвластными людьми перебрался в Турцию. Освободившуюся землю предложили заселить черноморцам, но те категорически от неё отказались. Затем появилась мысль – переселить туда казаков Дунайского казачьего войска. И для обозрения земель была организована экспедиция, которую возглавил Могукоров. С 1 по 16 марта она изучала местность, свои предложения отправила в Петербург. В результате в окрестностях Анапы поселили несколько станиц из разного рода свободных людей. Во время Крымской войны (1853–1856 гг.) эти станицы были эвакуированы, а их жители расселены по станицам Кавказского Линейного казачьего войска.


С 16 мая по 14 июня 1830 г. войсковой старшина П.Д.-Г. Могукоров командовал отрядом из 800 человек, который охранял штабс-капитана артиллерии Новицкого и прапорщика Корпуса топографов Станиславова, производивших съёмку местности в районе Анапы. Натухайцы активно мешали этому. В том же 1830 г. он был нагргаждён орденом Святой Анны 2-й степени. По поручению командира Отдельного Кавказского корпуса графа Паскевича-Эриванского с 9 ноября по 5 декабря вместе с князем Палавандовым приводил к присяге на подданство России племена темиргоевцев, натухайцев, жане-чеченеевцев и хамышейцев.


С 24 апреля 1833 г. со своим полком по 18 июня 1834 г. служит в подкреплении Кавказской кордонной линии в районе Кавказских минеральных вод. За отличие по службе 3 мая 1835 г. производится в подполковники. Летом 1836 г. руководит исправлением плотин через Аушецкие и Тляфофижские болота. 25 февраля 1837 г. награждён Золотой саблей с надписью «За храбрость»; 28 мая 1837 г. – орденом Святой Анны 2-й ст. с Императорскою короною; 4 ноября 1839 г. – орденом Святого Станислава 2-й степени, в 1852 г. – орденом Святого Станислава 1-й ст.; 28 ноября 1854 г. – орденом Святой Анны 1-й ст.


В период Крымской войны 1853–1854 гг. генерал-майор Могукоров был начальником (атаманом) Таманского округа.


Умер он в 1871 г. В память о нём на географической карте Кубани в Калининском районе остался хутор его имени – на месте, где генерал прожил свои последние годы.

 

 

Открыть в Word и прочесть  статью целиком