Бугай Н. Ф. (г. Москва), доктор исторических наук,
главный научный сотрудник ИРИ РАН


В условиях демократизации российского многонационального сообщества, сопровождавшегося заметным усилением этнической мобильности, натурализации появилась необходимость более обстоятельного изучения истории этнических меньшинств. Несомненно, проблема слабо разработана в советской и российской историографии. В большей мере она представлена в этнографическом разрезе и мало что известно из жизни названных общностей в плане изучения их подлинной истории. Тем не менее их судьбы переплетены с историей и Союза ССР, и в определенной мере с историей России.

В обстановке действовавшей персонифицированной власти Сталина акции принудительного переселения этнических общностей базировались на факторе «неблагонадежности», «недоверия» со стороны органов государственной власти. Это в целом и явилось основой деструктивных воздействий на этнические меньшинства.

Конечно, никто не станет утверждать, что подобный путь осуществления национальный политики был правильным и выверенным, и не было ему альтернативы. Самой доступной для органов власти Союза ССР оказалась мера принудительного переселения народов, выразившегося в численном отношении в 3,5 млн человек, в хронологических рамках 1935 г. – начала 1950-х годов. Отправить в принудительной форме ту или иную этническую общность в столь отдаленные места, подальше от глаз, было гораздо проще, нежели вести в ее среде просветительскую работу, опирающуюся на выработанные идеологические установки. В проведении подобных мер всесторонне использовался накопленный международный опыт (Германия, США, Испания и др.).

Справка. Акции подобного рода проводились в 1290 г. изгоном евреев из Испании (кроме крещенных), в 1492 г. и по этому же поводу в 1497 гг. – из Португалии. США занимались выселением семинолов из группы мускогов, когда их племя, состоявшее из пяти тыс. человек, проживавшее на юге США во Флориде, было почти полностью в принудительном порядке переселено (из районов современного расположения г. Тампа) на индейскую территорию в штате Арканзас. Из них оставалось на прежнем месте обитания всего лишь 600 человек. На территории США эта же участь постигла и живших на Юго-востоке чикасавов, чоктавов, криков, которые также были насильственно изгнаны из своих мест за р. Миссисипи. Проводили эту политику в жизнь президенты США Эндрю Джексон, Грант и др.

Турция занималась – депортацией 0,5 млн болгар в 1912–1913 гг., армян – в 1915 г., 1,2 млн греков – в 1923 г., ассирийцев. Греция – депортировала 0, 4 млн турок (1923 г.); Испании –2,07 млн республиканцев в 1936 г.; Германии – судетских немцев, 7 млн немцев Австрии; Болгария депортировала 100 тыс. румын, 300 тыс. сербов, 100 тыс. греков; Украина, Белоруссия, Литва депортировали поляков; Польша – украинцев (150 тыс. чел.); Чехословакия – 86 660 венгров в 1948 г.; Венгрия – словаков 73 273 чел. в 1948 г.; Украина – 789 982 поляков и представителей других этнических общностей в 1946 году; Хорватия – занималась депортацией сербов, Япония – корейцев с территории Северной Кореи и о. Сахалина и др [2].

 На территории Союза ССР еще до начала войны 1941–1945 гг. были проведены принудительные переселения российского казачества. Предпринимались также попытки к проведению подобных акций на территории Адыгеи, выселения армянского населения с Шапсугского округа. Выселялись советские корейцев частично в 1924 г., а затем и полностью с  территории Дальнего Востока в 1937 г., иранцев – с территории Азербайджана и Северного Кавказа, частично курдов – с территории Закавказья, финнов-ингерманландцев – с северо-западных районов страны.

Подобное видение процессов в Союзе ССР, связанных с принудительными переселениями этнических общностей, представил и известный чешский историк, специалист по национализму Эрнест Геллнер. Оно помогает в определенной мере познавать и сущность проводимых мер. По признанию Э. Геллнера, «чтобы компактные этнические группы вписывались в определенную территориально-политическую структуру» [3], требовались жесткие меры. На ассимиляцию надежды не было, замечал         Э. Геллнер, а значит, «использовались или массовые убийства или насильственные переселения целых народов». Все это соответствовало и практике, применяемой сталинским режимом власти [4]. У каждого из политических режимов собственная история, но цель всегда одна – подчинение и один наиболее популярный метод – насилие. Это соответствует теории М. Фуко «принудительной нормализации своих граждан» [5].

Значительная доля исполнения принудительных переселений пришлась на Кавказский регион Союза ССР. В этом плане вызывают неподдельный интерес наряду с таким этническими общностями как немцы, турки месхетинцы, курды, цыгане, хемшины [хемшилы] и такие национальные меньшинства как греки, лазы, сваны, рачинцы, южные осетины.

Справка. Ла́зы — кавказский народ, субэтническая группа грузин, проживающая на территории исторической области Лазистан (Лазика, Лазети), бо́льшая часть территории которой в настоящее время входит в состав Турции (вил. Ризе).

В Турции лазы также проживают в западных вилайетах страны и в Стамбуле — это в основном потомки махаджиров, которые вынуждены были покинуть Лазистан и во время русско-турецкой войны 1877–1978 годов. Несколько лазских сёл (Сарпи, Квариати, Гонио, Махо и др.) расположены на территории Грузии, где лазы считаются этнографической группой грузин. Лазы живут также в Абхазии, в городах Батуми, Кобулети, Зугдиди.

Лазы славились как опытные умельцы по возделыванию табака, которое получило широкое распространение на территории Абхазкой АССР. Они арендовали земельные участки у зажиточной и кулацкой части населения, или выступали в качестве издольщиков у местных абхазов и менгрелов. Арендаторы и издольщики среди лазов составляли в тот период 75% от всего населения лазов. По вере лазы были мусульманами, по крови — грузинами, говорящие, как считалось тогда, на мингрельском диалекте грузинского языка. Тем не менее Лазистан не считался частью мусульманской Грузии. В Тифлисе под мусульманской Грузией обозначалась только Аджария.

Публикация отдельных архивных документов в последнее время проливает определенный свет на историю этнической общности лазов в сложный период союзной советской государственности. Это заметно расширяет и познания об этнической общности в целом. Лазы в СССР относились к тем этническим общностям, которые не имели своей государственности, но имели свою историческую родину – Лазистан (Турция) в 1944 г. они были принудительно переселены, и по особому указанию Л. Берия возвращены. Это единственная этническая общность, которой так «повезло» [6].

Характер принудительных переселений для них был различным, определялся прежде всего направленностью решаемых государством, его партийными и военными структурами задач. Так, если в их числе греки, лазы рассматривались как «враги народов», то сваны, рачинцы, южные осетины – в качестве производственного ресурса для использования в целях рабочей силы на освобожденных территориях принудительно переселенных карачаевцев, чеченцев, ингушей, балкарцев (Северный Кавказ). Эти этнические общности И. Сталиным отнесены были к так называемым «текущим национальным группам», в большинстве своем не имеющим определенной классовой структуры и определенной территории [7]. Они и составили долю восполнения населения на освобожденных от спецпереселенцев территориях, занимались развитием экономического сектора, главным образом его аграрной сферы.

В соответствии с постановлением ГКО о зачистке пограничных районов от 29 мая 1942 г. № 1828 сс уже в мае 1942 г. из Краснодарского края и Ростовской области было выселено принудительным порядком 1402 «неблагонадежных» грека. Всего в рамках этой операции из Армении, Азербайджана и Черноморского побережья Грузии (Абхазия) было выселено 16 376 граждан греческой национальности [8] .

Выселение иноподданных греков проходило в рамках отдельной операции согласно постановлению ГКО от 24 июня 1944 г. № 6100 сс. С территории Ростовской области и Краснодарского края выселялись 8300 греков, не имевших гражданства СССР. По данным Отдела спецпоселений НКВД СССР, наиболее многочисленные группы принудительно высланных греков направлялись в Башкирскую АССР, Казахскую – 4289 и Узбекскую ССР. На октябрь 1946 г. пребывало на спецпоселении 39 959 граждан греческой национальности [9].

В связи с решением Советского правительства в 1949 г. из пределов Абхазской АССР подлежали переселению иностранные подданные, а также лица без гражданства греческой национальности. Однако в процессе проводимых акций переселили и многих греков, имевших советское гражданство. Всего в ночь с 13 на 14 июня 1949 г. было выселено 2235 семей (Гагринский район – 105 семей, Гудаутский – 45 семей, Сухуми – 1403 семьи, Гульрипшский – 771 семья). Советские граждане составили 1200 семей (5570 советских греков). 980 семей (4343 чел.) последовали в Казахстан, были взяты на спецучет с ограничением в правах передвижения [10].

Остальные греки как спецпереселенцы не были поставлены на учет (греки колхозов «Красный садовод», им. Маленкова, им. Красной армии Сухумского района). Они переселялись на жительство в Краснодарский и Ставропольский края. Некоторые из греков направлялись в районы восточной Грузии. В официальных же документах эта акция была представлена как «добровольное желание греков покинуть Абхазию».

Трудно классифицировать комплекс причин, лежавших в основе принудительных переселений одновременно трех национальных меньшинств Грузии – турко-месхетинцев, курдов и хемшинов, заодно с ними и цыган, и тёрёкаме, и лазов. На фронтах Великой Отечественной войны еще шли ожесточенные бои с врагом. Турция как сосед на южных рубежах склонялась к союзу с Германией, угрожающе стянув к советским границам 28–30 дивизий. В связи с этим Сталина беспокоили и настроения пограничного мусульманского населения, которое, как отмечается в архивных документах НКВД СССР, якобы «могли в создавшейся ситуации выступить на стороне Турции» [11].

По Всесоюзной переписи населения 1926 г. на территории Грузии проживало лазов 639 человек (мужчины – 343 чел., женщины – 296 чел.), главным образом в Абхазии. Из них в городах были расселены 41 лаз, в сельской местности – 598 человек. Крестьянство, занятое как в аграрной сфере, так и в животноводстве, выступало против принудительного объединения в колхозы, сворачивания отгонного животноводства (с 1928 г.) как основной отрасли хозяйства, в которой оно трудилось, например, в горных районах страны и т.д. Не легким оставалось и материальное положение лазов.

В ноябре 1944 г., а также в последующее время было переселено из республики 94 955 человек, из них 8694 курда, 1385 хемшинов, остальные – турки-месхетинцы [12]. В этих же сводках отмечается, что были среди переселяемых «также лазы (около 200 чел.), цыгане (2 вагона), тёрёкаминцы. Мало кому так повезло, как лазам. При огромнейшем усилии члена Правительства Аджарии, депутата М. Ванлиши и его непосредственной перепиской с Л. Берией, лазы были возвращены из спецпоселения. Они были выявлены в Казахстане и республиках Средней Азии.

С точки зрения этнографической сваны и лазы входят в число представителей картвельской этнической общности – сванов и лазо-мингрелов. Лазы в Союзе ССР относились к тем этническим общностям, которые не имели своей государственности, но имели свою историческую родину – Лазистан (Турция).

По данным Всесоюзной переписи населения, на территории Грузинской ССР на 1926 г. проживали 13 158 сванов.

Справка. Сваны – горская этническая общность Западной Грузии. Язык сванов родственен грузинскому (картвельскому). Численность сванов, по данным на 1944 год, а именно в рассматриваемый период, составлял 23 тыс. человек. Сваны проживали в Квемо-Сванетском (центр Лентехи) и Земо-Сванетском (центр Местиа) районах Грузинской ССР, а также в смежных районах Абхазской АССР [13]. Главное занятие сванов – зерновое земледелие (ячмень, рожь, пшеница, овес, просо, бобы), затем следуют такие виды хозяйствования как разведение крупного рогато скота и пчеловодство. Сельское хозяйство сванов подверглось реконструкции.

Сваны были одной из наиболее отсталой и в экономическом, и культурном отношении этнической общностью Закавказья, вели полупатриархальное хозяйство. Религия – смесь христианства с древними языческими верованиями. Конечно, переселение в первой половине 1940-х годов заметной по численности группы сванского населения содействовало улучшению его экономического положения.

Сванов, мингрелов, аджарцев, лезгин, кобулетцев, ингушей, осетин, ингилойцев, абахазов, кавказских татар (азербайджанцев) И. Сталин причислял именно к тем народам на Кавказе, которые отличались «примитивной культурой, с особым языком, но без родной литературы» и в связи с этим часто ставил вопрос, как быть с такими народностями»

Рачинцы – этническая общность в Грузии, говорящая на рачинском диалекте грузинского языка. Проживают на территории Ониского и Амбролаурского районов в верховьях р. Риони.

19 сентября 1941 г. Закавказскому фронту было предписано прекратить призыв в армию и уволить из ее рядов представителей некоторых народов, которые считались этнически родственными и исторически близкими населению сопредельных государств – Ирана и Турции. К этой категории были отнесены аджарцы, хевсуры, курды, сваны Кедского, Хулойского, Земо-Сванетского, Квемо-Сванетского районов и горцы Казбегского района и Хевсурского сельсовета Душетского района Грузинской ССР (мохевцы). Вскоре сюда же были включены уроженцы ряда сельсоветов Кобулетского и Батумского районов Аджарии [14].

В целях реализации мер, предусмотренных постановлением СНК СССР № 1221-368 сс «О порядке заселения бывшей Карачаевской автономной области Ставропольского края» от 6 ноября 1943 г., в состав Грузинской ССР были включены Учкулановский и Микояновский районы области. Затем вместо существовавших Микояновского и Учкулановского районов создавался Тебердинский район Грузинской ССР с центром в гор. Микоян-Шахар. Оставшаяся территория от Микояновского района и населенные пункты, располагавшиеся на этой территории, присоединялись к Джегутинскому району.

В разделе постановления СНК СССР «По Грузинской ССР» читаем: «На базе трех колхозов селения Нижняя Теберда Микояновского района организован новый колхоз путем вселения 200 хозяйств из горных районов Грузии (сваны, рачинцы, лехчумцы)» [15]. Цель мероприятия – обеспечить освоение земель (главным образом пастбища) Тебердинского района с учетом интересов курорта Теберда и развития отгонного животноводства.

В селении Нижняя Теберда бывшего Микояновского района был организован новый колхоз. На его территорию как раз и переселялись в срочном порядке те, названные в постановлении СНК СССР, 200 хозяйств из горных районов Грузии (сваны, рачинцы и частично лехчумцы). Колхозные усовершенствования завершались в 1944 году. По истечению времени все эти планы были воплощены в реальность.

По данным грузинской стороны, к 1956 г. в колхозах трудились 4.1 тыс. человек – 771 грузинская семья (сваны и рачинцы – представители этнических общностей Грузинской ССР). Эти сведения находят подтверждение и в итоговой документе «Справка Комиссии ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и МВД СССР в ЦК КПСС об условиях жизни карачаевцев в Казахстане и Киргизии» от 14 сентября 1956 г. В ней констатируется, что территория бывш[ей] Карачаевской автономной области входила в границы административного деления Ставропольского края, за исключением части бывшего Преградненского района, которая была отнесена к Псебайскому району Краснодарского края. На остальной территории из бывших 6 районов было созданы 4 - Клухорский, Кисловодский, Усть-Джегутинский и Зеленчукский. Часть бывшего Преградненского района находилась в Черкесской автономной области.

Как только Правительством СССР балкарцы были переведены в первой половине 1944 г. под статус «спецпереселенцы», этим моментом тут же воспользовалось и правительство Грузии, названные грузинские этнические меньшинства, находившиеся по соседству с репрессированной балкарским народом Кабардинской АССР, оказались на территории Балкарии.

Вопрос о создании Кабардинской АССР бюро Кабардинского обкома ВКП(б) рассмотрело 15 апреля 1944 г., а на территории новой автономной республики была проведена рекогносцировка районов. Непосредственно в самой Кабардинской АССР это была своеобразная реформа по административному обустройству. Часть территории расселения балкарского населения (Эльбрусский, Нагорный районы) передавалась в состав Верхне-Сванетского района Грузинской ССР.

Указом Президиума Верховного Совета СССР «О переселении балкарцев, проживающих в Кабардино-Балкарской АССР, и о переименовании Кабардино-Балкарской АССР в Кабардинскую АССР» от 8 апреля 1944 г. предписывалось:

«4. Включить в состав Верхне-Сванетского района Грузинской ССР юго-западную часть Эльбрусского и Нагорного районов Кабардинской АССР, изменив, в связи с этим, границу между РСФСР и Грузинской ССР на этом участке…» [16].

Сваны, рачинцы расселялись в населенных пунктах, где проживали балкарцы, в частности в сел. Эльбрус, Тегенекли, Терскол, Былым, Герхожал, Камук, Челмас и другие. Как вспоминает преподаватель истории школы г. Тырныауз Аминат Азизовна Трамова, «сваны расселялись также в сел. Баидаевка, где до выселения проживал балкарский род Баидаевых». Сванами были заняты и такие селения с проживанием балкарцев как Этезовых, Тилловых и других балкарских родов (у балкарцев, как и других народов, например, корейцы, общество  разделялось по родам, одни из них были более известными, другие – менее). Разумеется, сванам переходили в собственность и усадьбы балкарцев.

Наряду с занятостью прежде всего в сфере животноводства, сваны в Кабардинской АССР привлекались и для работы в шахтах, где трудились на добыче вольфрама и молибдена. Здесь работали не только горцы, но и немецкие военнопленные (шахтеры и строители камнедробильного цеха).

В ряду переселений этнических меньшинств в 1940-е годы значатся и южные осетины. Грузия, следуя своей политике кристаллизации грузинского общества, получила возможность освободиться от определенной части южных осетин. Эта составляющая постоянно пребывала в грузинской национальной политике. Поэтому осетины в срочном порядке были вовлечены в процесс переселения по плану правительства Грузинской ССР. Конечно, в данном случае не было речи о каком-то геноциде со стороны грузин по отношению к осетинам. Это было бы преувеличением.

В районы бывшей Чечено-Ингушской АССР, отошедшие в 1944 г. к Северо-Осетинской АССР, переселялось в целом население численностью в 55 тыс. человек. Из них 26 тыс. южных осетин из высокогорных населенных пунктов Юго-Осетинской автономной области, а также 14 тыс. граждан – из отдельных районов РСФСР [17]. Территория, отошедшая к Грузинской ССР, оставалась не заселенной, использовалась только под выпасы скота.

Произошло волевое решение, объясняемое необходимостью подержания освобожденных соседних территорий, пополнения их прежде всего дополнительным производственным ресурсом. Таким образом, некоторые земельные территории были заселены в Чечено-Ингушской АССР жителями горных районов Северной и Южной Осетии, а также осетинами, проживавшими на территории Казбегского района Грузинской ССР.

Безусловно, такой подход не мог не оставлять следа. В связи с этим надо согласиться с оценкой этих мер, данных исследователями С.А. Хубуловой и У.Ш. Тедеевой, что «этот акт переселения заложил основу нового межэтнического конфликта, который медленно тлел с 1957 г. – года реабилитации депортированных кавказских народов, и разгорелся в пожар на исходе ХХ века» [18].

Вывод в данном случае однозначный. Грузинская ССР получала возможность завладеть частью территории, заселяемой южными осетинами, распределяя высвобожденные земли непосредственно между грузинами.

По нашему мнению, в 1930 – 1950-е годы выход из трудных проблем урегулирования национально-политических конфликтов Сталин усматривал именно в принудительном переселении, «в погребении действующих внутренних и потенциальных врагов социализма в земле или в глубоком тылу».

Целью этой политики, как правильно замечает Б. Курашвили, явилось и массовое принуждение к железной дисциплине, жесткого воспитания нового поколения молодежи с применением «усиленного дополнительного контроля» [19].

Долгие годы потребовались для исправления допущенных крупных ошибок в государственной национальной политике в период Великой Отечественной войны. Они и ныне еще сказываются. В Законах РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» от 26 апреля 1991 г. и «О жертвах политических репрессий» (1991 г.) не только была дана критическая оценка этим акциям в отношении народов, но и определены меры по их реабилитации.

Несмотря на трудности становления национальных сообществ, имевшиеся грубые нарушения их конституционных прав со стороны режима, все, кому пришлось участвовать в Великой Отечественной войне, активно сражались на её фронтах, стали Героями Советского Союза, видными и известными военачальниками, посвятившими себя служению родине. Они достойны и уважения, и тех почестей, которые им обязано представить и государство, и общество.

Для развивающегося российского общества, а процесс этот протекает нелегко, судя по всему, главным остается не воспроизведение в общественном сознании величия вклада отдельных народов, включая этнические меньшинства, в мировую сокровищницу, а формирование новых представлений и принципов, которые будут носить в этническом и социальном отношении универсальный характер.


Примечания


1. Проект подготовлен при поддержке – Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Традиции и инновации в истории и культуре» (координатор: академик А.П. Деревянко). Направление 2. Советская модернизация и ее влияние на российское общество (координаторы – член. -корр. РАН Е.И. Пивовар, д.и.н. Ю.А. Петров).

2. Кимбол К. Неизвестная война: 2-я Крикская война. 1836 – 1837 гг. // Народы Юго-востока. Краткие сведения о народах, населявших и населяющих регион // Электронный ресурс. Режим доступа:http://www.mesoamerica.ru/indians/north/southeast.html;http//light.finam.ru/indians/arbide1B18559; Brown Dee. “Buryny Heart of the American west (Ди Браун. Схороните сердце в Вунду-ни. История американского запада, рассказанная индейцами). См. Реценз.: Тишков В.А. Без права на жизнь (трагедия индейцев американских прерий). Электронный ресурс. Режим доступа: // http://www.usio.ru/indejcj3.htm

3. Геллнер Э. Пришествие национализма. Мифы нации и класса // Нации и национализм. М.: Праксис, 2002. С. 162.

4. Курашвили Б.П. Политическая доктрина Сталина // История СССР. № 5. 1989. С. 68 и др.

5. Интеллектуалы и власть. Избранные политические статьи, выступления и интервью / Ред. П. Визгин. М. 202. Цитир. по: Котлярчук А. «В кузнице Сталина». Шведские колонисты Украины в тоталитарных экспериментах ХХ века. М., 2012. С. 20–21.

6. Грузия, 24 июля 1920;. Бугай Н.Ф. Депортация этнических общностей Грузии в 1940- годы – ХХ века. Итоги и последствия //Россия-Грузия: альтернатива конфронтации – созидание… Проблемы истории российско-грузинских отношений. Х1Х – ХХ вв.  М., 2011; он же: Лазы – известные и неизвестные // Кавказские научные записки. М., 2011. № 3. С. 49–54 и др.

7. Курашвили Б.П. Указ соч.

8. ГАРФ. Ф. – Р. 9401,оп.1, д. 2085, л. 249.

9. Там же. Д. 4475, л.41,42; «По решению Правительства СССР…». Нальчик, 2003. С. 588.

10. РГАНИ. Ф. 5, оп. 31, д. 25, л. 71–76.

11. ГАРФ. Ф. –Р. 9401, оп. 2, д. 66, л.19; «По решению правительства Союза ССР… ». Нальчик, 2003. С. 625; Бугай Н.Ф., Мамаев М.И. Турки-месхетинцы: Грузия, Узбекистан, Россия, США. М., 2009. С. 100 –103 и др.

12. Бугай Н. Ф., Броев Т. М., Броев Р.М. Указ. Соч. С. 71; В 1949 г. при проведении учета спецпоселенцев 24 304 чел. из переселявшихся в 1944 г. из Грузинской ССР назвали себя азербайджанцами.

13. БСЭ. М., 1944. Т. 50. С. 371

14. ЦАМО. Ф. 1256, оп. 1, д. 70, л. 11; Ф. 209, оп. 1091, д. 143, л. 82.

15. Постановление СНК СССР № 1221-368 сс. «О порядке заселения бывшей Карачаевской автономной области» от 6 ноября 1948 г. // Текущий архив Миннац России. Копия.

16. ГАРФ. – Р. Ф. 7523, оп. 15, д. 102, л. 1–2. См. также: Бугай Н.Ф., Гонов А.М. Северный Кавказ: границы, конфликты, беженцы (документы, факты, комментарии). Ростов-на-Дону, 1997. С. 127–128; ГАРФ. – Р.Ф. 9401, оп. 2, д. 65, л. 255–256 и др.

17. РГАНИ. Ф. 5, оп. 32, д. 56, л. 103.

18. Хубулова С.А., Тедеева У.Ш. Осетия в политических коллизиях. ХХ – начала ХХI в. // Нациестроительство на Северном Кавказе: Исторический опыт и современная практика. Материалы «круглого стола». Ростов-на-Дону, 2012. С. 158.

19. Курашвили Б.П. Указ. соч. С. 51.

 

Материал опубликован в том виде, как был предоставлен организатором конференции - Научно-исследовательским центром традиционной культуры ГБНТУ «Кубанский казачий хор».
Оставить свои комментарии или задать вопросы авторам докладов Вы можете с 29.11.2013 г. по 29.12.2013 г. по электронной почте slavika1@rambler.ru

 

«Этнокультурное пространство Юга России (XVIII – XXI вв.».  Всероссийская научно-практическая интернет-конференция на официальном сайте Кубанского казачьего войска http://slavakubani.ru/.
Краснодар, ноябрь-декабрь 2013 г.