Берендюков Борис Николаевич – историк-краевед,
член Совета фонда культуры Кубанского казачества «Линеец» (г. Армавир)

 

Составляя родословную своей семьи, я обнаружил польские корни по материнской линии у моей супруги. Ее прадед-поляк Михаил Костецкий в конце XIX века проживал в городе Екатеринодаре, имел большую семью – семь дочерей и сына, занимался извозом.

Этот семейный факт привлек мое внимание, и я обратился к изучению исторических материалов о польских поселенцах на Северном Кавказе. В процессе этой работы я натолкнулся на интересные материалы о судьбе поляков, оказавшихся в русском плену во время Отечественной войны 1812 г.

Для краеведа пользование материалами государственных архивов практически недоступно, поэтому в поисках достоверных материалов приходится тщательно просматривать большое количество научно-исследовательской литературы.

Анализ источников по Отечественной войне 1812 г. позволяет предположить, что значительное количество поляков, воевавших на стороне Наполеона, было взято в плен русской армией. Только отрядом графа Ламберта в сражении под Минском 4 ноября 1812 г. (по ст. стилю) после разгрома пятитысячного польского отряда Козецкого было взято в плен 4 тысячи польских воинов. Основная часть польских военнопленных была выслана арестантскими командами в восточные губернии России и, частично, на Северный Кавказ.

В работе войскового старшины А.Д. Ламонова «Исторический очерк о заселении станицы Кавказской Кубанского казачьего войска» приведены воспоминания старика Коновалова, жителя ст. Кавказской: «...В крепости были деревянные постройки: две большие казармы, госпиталь, арестантский дом (гауптвахта), в котором кроме арестантов были и поляки, «воевавшие за французов», этих поляков он видел, будучи 12-летним мальчиком. В 1812 г. он возил на подводе дерн для крепостного вала. «Дерн резали арестанты...» [1].

Это подтверждает, что военнопленные поляки находились на арестантском положении и использовались на различных работах, в том числе и строительных. Вероятно, в таком положении были они и в других крепостях.

Интересные исследования провел в своей работе Г. Прозрителев [2]. Он сообщает, что в 1912 г. на одном из каменных выступов скалистой возвышенности, находящейся недалеко от сел Ореховское и Высоцкое, вблизи селения Ерушевского были обнаружены высеченные надписи на польском языке: «Для Отчизны смерть, зарубцевавшиеся раны и кандалы. Поляки в 1813 году». Размер букв до трех вершков (около 14 сантиметров). Отдельно на плоских каменных поверхностях, предварительно подготовленных, изображены в нескольких столбцах и в разных местах 16 фамилий пленных поляков, шрифтом несколько меньшим, чем на первой надписи, и не всегда равными буквами.

Из 16 высеченных на скале фамилий Г. Прозрителеву удалось разобрать только 12, остальные выветрились и стерлись. Вот эти фамилии: Цемневски, Шпинцер, Парадовски, Рыдзевски, Мокин, Собещанский, Вирцински, А. Поморски, Якуб Желевски, В. Миладовски и Бохатка. У двух фамилий удалось разобрать только первые три буквы – это «Кид...» и «Вар...». Отмечается, что фамилия Мокин – русская. Все надписи сделаны опытной рукой, особенно тщательно и на такой высоте, что требовало применения специальных подмостков и большой затраты времени, т.к. камень здесь крепкий.

Г. Прозрителевым были сделаны фотографии надписей, четыре из которых приводятся в его работе: общий вид скалы и фрагменты высеченной надписи и фамилий. В местных архивах (наверное, Ставрополя) за 1812 год Г. Прозрителеву удалось найти дела о пленных поляках, которые были препровождены в Ставрополь и в нем находились, кто до 1815 года, а кто и остался на жительство.

В архивных документах поляки именуются «военнопленными» и «невольниками», которые препровождаются военными командами. Отмечается, что кроме Ставрополя, пленные размещались и в других местах: Горячих Водах (Пятигорск), Моздоке, Кизляре, Георгиевске. Так, в деле № 47/216 оп. № 47 за 1813 год имеется маршрут от города Вятки до Ставрополя и Георгиевска, из которого видно, что от Ставрополя военнопленные шли на крепость Северную, а далее на Георгиевск через Саблю и Александрию. Крепость Северная (ныне сел. Северное) находится от Ореховки в 32 верстах (около 35 км). В этом документе не упомянуты те лица, фамилии которых высечены на скале близ Ореховки, но возможно, что по этому маршруту проходили и другие партии. Через Ореховку шел почтовый тракт, и можно полагать, что военнопленные направлялись именно по этому пути. Селение Высоцкое в то время составляло имение генерала Высоцкого, и возможно, что пленные поляки имели остановку именно в этом имении.

Как отмечает Г. Прозрителев, военнопленные работали поблизости в каменоломнях и, находясь на скалистой возвышенности, поросшей лесом и мелким орешником, могли отметить свое пребывание здесь надписями на скале.

В деле № 227, оп. № 38 за 1814 г. имеется донесение партионного начальника Миронова Кавказскому гражданскому губернатору от 2 августа 1814 года № 39 о том, что из числа военнопленных поляков, препровождаемых на родину из Кавказской области, он сдал в Минской губернии подпоручика В. Милодовского, чья фамилия есть среди высеченных на скале. О судьбе других поляков в архивных делах сведений найти не удалось. В рассматриваемой работе отмечается также, что в архиве Ставрополя находится дело о побеге из Горячих Вод 26 пленных поляков, фамилии которых, к сожалению, не приводятся.

Я надеюсь, что эти документы сохранились в архивах до настоящего времени. Неисследованными остаются документы по данному вопросу, находящиеся в архивах Польши и Белоруссии.

Сохранившиеся материалы и фотографии могут оказать существенную помощь в дальнейшем изучении темы.

Примечания:

1. См.: Кубанский сборник на 1914 год. [Текст]. – Т. 19. – Екатеринодар, 1914. – С. 470.
2. Прозрителев Г. О военнопленных поляках на Северном Кавказе в войне 1812 года [Текст] Г. Прозрителев // Записки Разряда военной археологии и археографии императорского русского военно-исторического общества / Под ред. Н.И. Веселовского. – Т. 3. – Петроград, 1914. – С. 11-14.



Из истории и культуры линейного казачества Северного Кавказа: материалы Восьмой Кубанско-Терской научно-практической конференции / под ред. Н.Н. Великой, С.Н. Лукаша. – Армавир: ИП Шурыгин В.Е., 2012. – 216 с.