Ф.М. Хаджебиекова, Кубанский государственный университет


По вопросу расселения адыгских  и родственных им абазино-абхазских племен существует немало литературных источников, с помощью которых можно обозначить общую территорию, занимаемую данными субэтносами в конце XVIII –XIX в. А вот более достоверно определить ареал расселения каждой из этнических групп представляется более сложным, «ибо горцы, не зная обыкновения назначать границы племен, легко допускают изменения в сем случае» [1]. Тем не менее, используя литературные источники, можно проследить общую территорию, занимаемую адыгскими и родственными им абазинскими и абхазскими субэтносами.  

В конце XVIII – начале XIX в. адыгские племена занимали довольно большую территорию Северо-Западного Кавказа. Характеризуя территориальное расселение адыгейских племен, исследователь Т.В. Половинкина пишет: «Начиная от Северо-Западной оконечности Большого Кавказского хребта, адыги заселяли обширную территорию по обе стороны примерно на 275 км (считается по водораздельному хребту с северо-запада на юго-восток), после чего их земли переходили уже исключительно на северные склоны Кавказского хребта в бассейн Кубани, а потом Терека, простираясь на юго-восток еще примерно на 350 км.
По побережью Черного моря адыги занимали территорию протяженностью около 250 км (от Анапы до Шахе), гранича на юге с убыхами. В самом широком месте земли адыгов простирались от берегов Черного моря на восток до Лабы примерно на 150 км (считая по линии Туапсе –Лабинская ), затем при переходе из бассейна Кубани в бассейн Терека эти земли сильно сужались, чтобы опять расшириться на территории Большой Кабарды до 100 с лишним километров» [2].

Адыги, как и другие кавказские народности, подразделялись на субэтносы, или племена. Ад. Берже выделяет двенадцать адыгских субэтносов: кабардинцы, шапсуги, натухаевцы, хегаки, абадзехи, гатюкаевцы, бжедуги, жанеевцы, темиргоевцы, бесленеевцы, махошевцы, убыхи [3]. Из адыгских субъэтносов данные племена были наиболее значительными по численности. Также в источниках упоминаются менее многочисленные  субэтносы: мамхеговцы, егерухаевцы, гуае, адале, адамиевцы, хакучи, тубинцы и т.д. По данным Т.В. Половинкиной,  к  началу XIX в. существовало 18 этнических подразделений адыгов [4].

Адыгские племена. Кабардинцы («къэбэртай») населяли Большую и Малую Кабарду. Кабарда занимала основную часть Центрального Предкавказья. Условно Кабарда делилась  по р. Терек на Левобережную (Большая Кабарда) и Правобережную (Малая Кабарда).

Большая Кабарда занимала северную территорию Кавказских гор между реками Кубанью, Малкою и Тереком [5]. Малая Кабарда лежала на восток от Большой Кабарды, простираясь по правому берегу Терека до Нижнего Наура [6]. Территории Большой и Малой Кабарды имели свои географо-климатические особенности. Большая Кабарда – это в основном предгорно-равнинная часть Центрального Предкавказья [7]. Малая Кабарда – равнина, переходящая на северо-востоке в возвышенности [8].

Беглые Кабардинцы.  В  источниках «беглые кабардинцы» упоминаются как кубанские или закубанские кабардинцы. После  подавления царизмом вспыхнувшего в 1804 г. в Кабарде восстания часть кабардинцев вынуждена была бежать за Кубань.  Берже  указывает, что с 1804 по 1849 г. беглые кабардинцы проживали на верхнем Урупе, Марухе, Аксауте и Куве [9].

В 1849 г. кабардинцы бежали за р. Белую, «увлеченные проповедями Магомет-Амина» [10].   

Бжедуги («бжъэдыгъу»). Бжедуги – один из крупных адыгских субэтносов. Принято считать, что первоначально они жили в районе р. Шахе, между нынешним Туапсе и Сочи. Впоследствии это племя разделилось на две территориальные группы – причерноморские («абхазские») и адыгские («за горой Обур», по-видимому, за Кавказским хребтом). По преданиям, из-за прироста населения и частых войн с более сильными соседями бжедуги начали искать более удобные места проживания на Северном Кавказе [11].        

В конце XVIII–XIX в. бжедуги занимали «земли по левую сторону Кубани, по низовьям р. Пшиша и Псекупса до границы шапсугов» [12]. Большинство источников делит бжедугов на два колена – «хамышей, живших от шапсугской границы до реки Псекупса, и черченей – далее  до реки Пшиша» [13]. У С. Хан-Гирея можно найти упоминание  еще о трех бжедугских коленах – вепсне, хеххадчь и жане [14]. Вепсне проживали в окрестностях «реки Вепсн, впадающей в Черное море» [15]. Колено хеххадчь обитало в «южных окрестностях устья реки Кубани, частию и на полуострове Тамани» [16]. Колено жанэ. Часть источников относит жанеевцев к отдельному племенному образованию адыгов,  часть – к бжедугскому колену. «…в прежние времена жанинцы обитали в низовых местах, то есть ближе к устью р. Адекума, занимая довольно значительное расстояние на западе, на востоке и на юге внутри гор…» [17].  И. Бларамберг писал: «Ранее они жили на правом берегу Кубани выше Копыла, но при приближении русских в 1778 году укрылись на левом берегу реки вместе с жителями Тамани, а в настоящее время осели недалеко от Кубани на обоих берегах р. Пшиш» [18].

С. Хан-Гирей в свою очередь отмечал: «В 1802 году жанинцы разорены до основания черноморскими казаками, и тогда самобытное существование их исчезло» [19]. Позже жанеевцы собрались в один аул, но большая часть их была уничтожена эпидемией моровой язвы, и остатки этого колена в первой половине XIX в. проживали «в одном ауле, находящемся в Черченайском владении на р. Пшише» [20].  Л.Я. Люлье, характеризуя место обитания жанеевцев в первой половине XIX в., писал: «Племя некогда могущественное и сильное. Слабые остатки его  ныне расположены в 70 верстах ниже бжедугов, на острове, образуемом двумя рукавами Кубани и называемом черкесами Детлясвь, а черноморскими казаками – Кара-Кубанский остров. Несколько семейств этого же племени живут на Адекуме между натухажцами» [21].  По данным И. Бларамберга,  к этому времени жанеевцы проживали «всего лишь в 6 поселениях» [22].

Натухаевцы («Натхъуадж»). «Племя это занимает западную оконечность понижающегося к Черному морю Кавказского хребта. Земли его простираются по восточному берегу моря, от р. Джубги до кр. Анапы и граничат на севере с нижней Кубанью и главным хребтом» [23].  С. Броневский местом обитания натухаевцев упоминал долины рек: «Атакум, Бакан, Цемес, Тадипш, Джуп, Прибепс, Шупш, Нефиль, Псиф, Кудака» [24].

Хегаки («шегаки»). «Большое некогда племя, занимавшее окрестности крепости Анапа, где теперь живут натухажцы, в котловине Чехурай. Истребленные войной и окончательно чумой в 1812 году и будучи не в состоянии по малочисленности своей сохранить самобытность, хегайки совершенно слились с натухажцами» [25].

Хатук, или адале. «Они жили на полуострове Тамань до занятия его войском Черноморским» [26].  И. Бларамберг отмечал, что адале «были частью татары из племени булнади, а частью черкесы. Их называли адалами, что на татарском языке означает "жители острова"; они удалились на левый берег Кубани и поселились вдоль ее лимана, обосновав  поселения и сохранив свое старое название – адалы» [27]. «После взятия Анапы в 1791 году большое число их погибло, и с этого времени они почти совсем исчезли или же ассимилировали с соседними племенами» [28].

Чепсин («цопсын»). К концу XVIII в. это племя «совершенно слилось и вошло в состав Натухажского народа» [29]. Н.Ф. Дубровин, описывая расселение данных племен, писал: «Точно так же среди натухажцев жили три поколения племен адиге, потерявшие свою самобытность и слившиеся с натухажцами: чебеин, хегайк, жившие в окрестностях Анапы, в котловине Чехурай, и хетук, или адале, жившие на полуострове Тамань, а теперь разбросанные в разных местах среди натухажцев» [30]. 

Адамиевцы (адамий) обитали между нижним течением р. Пшиш и р. Белой. По сведениям И. Бларамберга, – «маленькое черкесское племя, обосновавшееся на речке Сгагваше близ Кубани» [31].  

Темиргоевцы («кемгой», «чемгуй», «кIемгуй»). В начале XVIII в. они населяли горные районы по р. Белой, численность их составляла всего 2 000 дворов. Однако в течение столетия происходило расширение территории темиргоевцев, и в конце века их селения располагались уже между р. Белой и Лабой. На севере их земли шли по Кубани, на юге – приблизительно по линии р. Белой. На западе они граничили хатукайцами, на юге – с адамиевцами, на востоке – с егерухаевцами. На территории темиргоевцев расселялись такие малочисленные группы адыгов, как егерухаевцы, махоши и мамхеги, находившиеся при этом в политической зависимости от темиргоевцев. Значительно возросла численность этого племени за счет включения в его состав переселившихся сюда хатукаевцев, адами, хегаков и др. [32]

Махошевцы («мэхъош»)  обитали  «на левом берегу Лабы, выше гатюкой» [33].  С. Хан-Гирей к местам обитания махошевцев относит «бассейны рек Фарз, Псфр и Ккель» [34], а Л.Я. Люлье – долины рек «Чехурадж, Бологиак и Шаде» [35]. С. Броневский в свою очередь упоминает долины рек «Ямансу, Шимблонах, Шограг, Псефир, Псехуш, Фарз, Понако, Калх, Арим» [36].

Махошевцы граничили на западе с егерухаевцами, на юге – с мамхеговцами, на востоке – с бесленеевцами, на севере – с ногайцами [37].

Мамхеговцы («мамхэгъ») – небольшое адыгское племя, жившее на территории, имевшей форму треугольника, вершиной которого  было устье р. Курджипс при впадении в р.Белую [38].  Д.Г. Анучин, определяя место обитания мамхеговцев, указывает: «Севернее махошевцев вниз по Лабе и вглубь на запад к реке Белой, поселились темиргоевцы, егерухаевцы и мамхирцы…» [39].

Хатукаевцы  («хьатикъуай»)  «ранее проживали к западу от Кара-Кубани по речкам Убин, Зиль, Афипс до кубанских плавней, с юга ограниченные Яман-су, между черноморскими казаками и шапсугами, но под давлением последних покинули свои прежние жилища и теперь проживают между Пшишем и Сгагвашей от Кубани до владений абадзехов» [40]. В 1802 г. они переселились к темиргоевцам [41]. 

Хакучи («хьакIуцу») жили по верховьям р. Аше, Псезуапе и Шахе, впадающих в Черное море, между современными Туапсе и Сочи. Они граничили с убыхами и Малой Шапсугией [42].

Егерухаевцы («еджэркъуай») обитали на левом берегу р. Лабы, близ впадения ее в р. Кубань [43]. Егерухаевцы граничили на северо-западе с владениями темиргоевцев, на юго-востоке – махошевцев, на юге – с владениями абадзехов [44].

Шапсуги («шапсыгъ»). Шапсуги  к концу XVIII – первой половине XIX в. были одним из самых многочисленных адыгских субэтносов. Шапсугия, как и Кабарда, делилась на Большую Шапсугию и Малую Шапсугию. Большая Шапсугия находилась  на Нижней Кубани и граничила с Главным Кавказским хребтом, с запада – с р. Адагум, с востока – с р. Псекупс; на севере границу составляла Нижняя Кубань. Территория Малой Шапсугии прилегала к восточному берегу Черного моря и граничила с севера с хребтом, а с юга – с р. Шахе [45].

Абадзехи («абдзах»). По данным 1830–1867 гг., территория абадзехов «занимала пространство в 8150 кв. верст» [46].

«Западная ее граница шла по реке Шебш, по притоку последнего Догуай, по реке Псекабе, т.е. от нынешнего селения Шабановского, станицы Ставропольской до нынешнего селения Григорьевского. Близ последнего сходились границы владений трех адыгейских племен: абадзехов (абедзах), шапсугов (шапсуг) и бжедухов (бзедугх). Северная граница проходила мимо Майкопа, далее через реку Фарс к реке Псефир (по-абадзехски Псефюр). Восточная поднималась вверх по Псефиру, пересекала истоки Ходза и Чегса и мимо горы Тхачь подходила к горе Шугус  (10 642 фута). Южная шла по Главному хребту» [47]. «Указанные границы были предельными; расширение их шло в северо-западном направлении, по мере того как абадзехский народ оттеснял на север бжедухов и на запад шапсугов. Кроме указанных племен с абадзехами соседствовали хатукаевцы (хатюкай), темиргоевцы (кэмгуй), егерухаевцы (егерукой), махошевцы (махош) – на севере; на востоке – бесленеевцы (бесленей); баракаевцы (браккый), тамовцы (там), баговцы (баг); на юге – убыхи» [48]. 

 Л.Я. Люлье писал об «абадзехах. Это  племя занимает места на северном склоне Кавказского хребта в долинах, по коим протекают следующие речки, впадающие в Кубань (Пшиз):
1) Схагуаще, или Белая речка, с притоками:  а) Курджипсе; б) Пчеха; в) Пхаць;  г) Тфисепс;
2) Лаба с притоками: a) Псизюе (Малая Лаба), б)  Шегипсинь (Чохраге);  в) Хагур (Ходзь);  г) Фарз; 
3) Пшиш с притоками: а) Март; б) Пчас (Пчаг);
4) Псекупсе с притоками: а) Даюсь; б) Цаок;  в) Чибий;
5) Вуанобат (Вонобат);
6) Суп, служащая пограничным рубежом с шапсугским племенем» [49].

Тубинцы  «являются одним из абадзехских племен и говорят на том же языке. Они  дерзки и занимают наиболее высокогорные и труднодоступные районы вблизи речек Пчега и Сгагваша, вплоть до снеговых вершин…» [50].       
 
Бесленеевцы («бэслъний») «жили на правом берегу Большой Лабы и по рр. Большому  и   Малому Тегеням (Гегене и Гегенезии), впадающим в Уруп» [51]. Ряд источников к бесленеевцам относит также бикхов, чейгереевцев, баракаевцев, башилбаевцев, хотя в большинстве случаев их включают в число абазинов.

Гуайе проживали вблизи форта Лазарева в долине р. Псезуапе [52].

Убыхи («пех») обитали «на юго-западном склоне Кавказских гор между  рр. Хоста и Шахе, в ушельях по течению р. Убых, простирающейся на 40 верст и впадающей в р. Шахе» [53].

Ад. Берже подразделяет убыхов на: 
а) собственно убыхов, которые жили между верховьями рр.Хоста и Шахе;
б) саше, живших между р. Хоста и долиною р. Сочи.
в) варданс (врдане) жили близ долин р. Сочи и Сюэпсэ и ее притоками включительно [54].

В монографии «История убыхов» указаны известные в XIX в. в Убыхии следующие племенные подразделения: субаши или субешх, хизе, вардане, псахе, саше или соча (соцва), хоста или хамыш, располагавшиеся в береговой полосе…[55]

Субешх  проживали в долине р. Шахе [56].

Хизе (Хобзы, Пшогия)  занимали долины р. Осакай (Осохой), Хожиебс (Якорная цепь), Беранда, Детляшха, Буу. Для этого общества, особенно в береговой полосе, было характерно смешанное убыхо-шапсугское население [57].

Вардане  занимали прибрежную полосу от долины р. Буу до Мамайского перевала. Селения этого общества располагались на реках Хобзы (Хобза), Лоо (селение Дзепш, или Лоупе), Ниже, или Нижи, Летугай (современная р. Битха) и Дагомыс [58].

Псахе жили к юго-востоку от общества вардане, которые занимали долину р. Псахе и междуречье Псахе – Сочи, включая долину современного Хлудовского ручья [59].

Саше (соча, соцва) обитали от р. Сочи (Сочипста) до р. Агуры [60].

Племя абазинское. Абазины – народность, родственная абхазам, но этнически стоящая между абхазами и адыгами. Даже сегодня многие абазины, живущие в Адыгее и Карачаево-Черкесии, свободно говорят и по-абазински, и по-адыгейски [61]. К.Ф. Сталь писал: «Абазины происхождения цебельдинского, выселившееся постепенно из Абхазии по недостатку земли, по кровомщениям и другим причинам. Они занимают самую высокую полосу по северной покатости хребта, на пространстве между  вершинами Кумы, Подкумка, на левом берегу Кубани и в вершинах Кафира, Бежгона, Лабы, Ходза и Губса» [62].  

Абазины подразделялись на две большие группы:

1. Тапанта. Черкесы называли тапантовцев «басхяг», а ногайцы именовали их «алтыкесек абаза» (абазины шестиродные) [63]. К тапанта многие источники относили лоовцев, бибердовцев, дударуковцев, клычеевцев, джантемировцев [64].

2. Шкаруа (шкарауо). К ним относились кизилбековцы, чегреи (гаграй), баракаи, мысылбаи, баракаи (баговцы) [65].  И. Бларамберг считает  абазинами колена оташи, медазинги (медовеевцы), султанеевцев [66].

Оташи  занимали истоки Большой Лабы [67].

Медазинги – занимали юго-западный склон Кавказа и истоков р. Лаба и Амтурк [68].

Султанеевцы – «это некоторые потомки крымских султанов, которые совершенно независимо от предыдущих народностей укрылись в районах, расположенных за Кубанью» [69].

Баракаевцы (браки, баракай) жили на правом берегу Верхнего Гупа [70].
Ф.Ф. Торнау указывает долину р. Ходзь [71].

Башилбаевцы (беселбеи) «жили в лесистых горах Предкавказья, орошаемых реками Яфир и Бикх» [72]. Торнау местом обитания башилбаевцев называет верховья Урупа [73].

Кызылбековцы. По данным Ф.Ф. Торнау, местом обитания была  «г. Ахмет, у верховья р. Андрюк» [74]. С. Броневский указывает, что кызылбековцы жили «на самой вершине Лабы между малой и большой Лабою, повыше бесленеевцев с ними сопредельных» [75].

Шагиреи обитали у «подошвы хребта Кавказских гор, над крутым и обрывистым берегом Малой Лабы» [76].

Баговцы  «живут в трех небольших селениях, расположенных у р. Ходз, на лесистой подошве горы Ашишбах» [77].

Лоовцы селились вдоль  р. Кумы, по правую сторону Кубани [78].

Дударуковцы жили на левом берегу Кубани, против Баталпашинской станицы [79].

Бибердовцы  предположительно обитали там же, где и дударуковцы [80]. «Бибердов аул существовал до 1829 г., когда в наказание за измену разорен русскими войсками» [81]. С. Броневский местом обитания бибердовцев указывает ручей Марух, впадающий в Малый Зеленчук с левой стороны [82].

Тамовцы  обитали в верховьях Большой Лабы [83].

Жантемировцы – жили по р. Куме и Подкумку [84].

Клычевцы жили «на ручье Халмурз, впадающем в правый берег Кубани, недалеко от каменного моста, называемого татарами Таш-Керпи, черкесами – Мива-Ламиш» [85].

Арсланбековцы  обитали «при ручье Ахсаут, который, соединившись с Карданегом, впадает в малый Зеленчук с правой стороны» [86].

Чаграи, чаграйцы жили на Малой Лабе и на речках,  впадающих в нее  «пониже казылбеков» [87].

С. Броневский колена тубинцев, убыхов, саше, аратховаж, баги, мадажви, абзыпы или псыпы относит к западным абхазам [88].

Племя Абхазское. Сведения об абхазах приводим по данным Ад. Берже.

Абхазцы (абсуа) занимали пространство по берегу Черного моря от р. Ингура до р. Бзыба.

Самурзаканцы обитали на берегу Черного моря южнее Абхазии, от р. Охури до Ингура.

Цебельдинцы (замбаль)  жили на «юго-запдном скате Кавказского хребта, по верховью р. Кодора и ближайшим к ней ущельям».
Садзен (садзул или джигеты). Земля их граничила на востоке с р. Бзыб, на западе и юге – с Черным морем и Кавказским хребтом. Джигетов составляют:
– псху, обитавшие в верховьях р. Бзыба и Меджиты;
– ахчипсою, селившиеся в верховьях р. Псху и Мдзымта;
– айбуга, обитавшие между обществами ахчипсоу, псху, цандрипш, на пространстве между р. Псху  и Бзыбом и выше верховья р. Хашупсе;
– цандрипш, носелявшие берег Черного моря от устья р. Бзыба до устья р. Хашупсе, а внутри края – до Ахчипсоу и Айбуга;
– кечьба,  жившие между р. Мдзымта и Хашупса;
– аредба, занимавшие территорию между р. Мдзымта и Хоста, на берегу Черного моря до границ убыхского общества саше;
– цвижда  и  бага,  обитавшие между р. Хоста и Мдзымта и обществами ахчипсоу и аредба [89].

Ад. Берже к абхазскому племени относит также абазин, которых он подразделяет на кумских и кубанских, и «бесильбеев, тамовцев, кизылбеков, шегирей, баговцев, баракаев, лоовцев, дударуковцев, бибердовцев» [90].

Такова была картина территориально-этнического расселения адыгских и абазино-абхазских  субэтносов в конце XVIII – начале XIX в.


Библиографические ссылки


1. Зубов П.  Картина Кавказского края, принадлежащего России, и сопредельных оному земель в историческом, статистическом,  этнографическом, финансовом и торговом отношениях. Ч. 3 // Русские авторы о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Нальчик, 2001. Т. 2. С. 11.
2. Половинкина Т.В. Черкесия – боль моя. Исторический очерк (древнейшее время – начало XX в.). Майкоп, 2001. С. 80–81. 
3. Берже Ад. Краткий обзор горских племен на Кавказе. Нальчик, 1992.  С. 16–28.
4. Половинкина Т.В. Указ. соч. С. 82. 
5. Берже Ад. Указ. соч. С. 21.
6. Половинкина Т.В. Указ. соч. С. 82.
7. Кузьминов П.А. Этнодемографическая карта народов Терека: размещение, численность и миграция населения в конце XVIII – первой половине XIX в. //Ландшафт, этнографические и  исторические процессы на Северном Кавказе в XIX – начале  XX в. Нальчик, 2004. С. 724.
8. Там же.
9.  Берже Ад. Указ. соч. С. 22.
10. Сталь К.Ф. Этнографический очерк черкесского народа //  Русские авторы о народах Центрального и Северо-Западного Кавказа.  Т. 1. С. 205.
11. Цит. по: Шеуджен А.Х., Галкин Г.А., Тхакушинов А.К.  Земля адыгов.  Адыгэмэ ячIыгу. Майкоп, 2004. С. 97.
12. Берже Ад. Указ. соч. С. 25.
13. Дубровин Н.Ф. О народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. Нальчик, 2002. С. 90.
14. Хан-Гирей С. Записки о Черкесии. Нальчик, 1978. С. 195–199.
15. Там же. С. 195.
16. Там же. С. 196.
17. Там же. С. 198.
18. Бларамберг И. Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа.  Нальчик, 1999. С. 127.
19. Хан-Гирей С. Указ. соч. С. 198.
20. Там же.
21. Люлье Л.Я. Черкесия. Историко–этнографические процессы на Северном Кавказе в XIX – начале XX века //Ландшафт, этнографические и  исторические процессы на Северном Кавказе в XIX – начале XX в. С. 51.
22. Бларамберг И. Указ. соч. С. 127.
23. Берже Ад. Указ. соч. С. 23.
24. Броневский С. Новейшие географические и исторические известия    о Кавказе. Нальчик, 1999. С. 132–34.
25. Люлье Л.Я. Указ. соч. С. 48.
26. Там же.
27. Бларамберг И. Указ. соч. С. 131.
28. Там же.
29. Люлье Л.Я. Указ. соч. С. 47.
30. Дубровин Н.Ф. Указ. соч. С. 90.
31. Бларамберг И. Указ. соч. С. 127.
32. Цит по: Шеуджен А.Х., Галкин Г.А., Тхакушинов А.К. Указ. соч. С. 97–98.
33. Берже Ад. Указ. соч. С. 27.
34. Хан- Гирей С. Указ. соч. С. 174.
35.  Люлье Л.Я. Указ. соч. С. 51.
36. Броневский С. Указ. соч. С. 141–142.
37. Шеуджен А.Х., Галкин Г.А., Тхакушинов А.К. Указ. соч. С. 97.
38. Там же. С. 98.
39. Анучин Д.Г. Очерк горских народов правого крыла Кавказской линии // Русские авторы о народах Ценрального и Северо-Западного  Кавказа.  Т. 2. С. 280.
40. Бларамберг И. Указ. соч. С. 127.
41. Шеуджен А.Х., Галкин Г.А., Тхакушинов А.К. Указ. соч. С. 98.
42. Там же. С. 99.
43. Берже Ад. Указ. соч. С. 26.
44. Шеуджен А.Х., Галкин Г.А., Тхакушинов А.К.  Указ. соч. С. 98.
45. Берже Ад. Указ. соч. С. 23.
46 Дьячко-Тарасов А.Н. Абадзехи (Историко-этнографический очерк) // Ландшафт, этнографические и исторические процессы на  Северном  Кавказе в XIX – начале XX в. С. 596.
47. Там же.
48. Там же.
49. Люлье Л.Я. Указ. соч. С. 48–49.
50. Бларамберг И. Указ. соч. С. 126.
51. Берже Ад. Ука. соч. С. 26.
52. РГВИА. Ф. 13454. Оп. 6. Д. 882. Л. 8; Люлье Л.Я. Указ. соч. С. 56.
53. Берже Ад. Указ. соч. С. 27.
54. Там же. С. 27–28.
55. Ворошилов В.И. История убыхов. Майкоп, 2006. С. 61.
56. Там же.
57. Там же.
58. Там же. С. 61–62.
59. Там же. С. 62.
60. Там же.
61. Шеуджен А.Х., Галкин Г.А., Тхакушинов А.К.  Указ. соч.  С. 58.
62. Сталь К.Ф. Указ. соч. С. 203.
63. Шеуджен А.Х., Галкин Г.А., Тхакушинов А.К. Указ. соч. С. 58.
64. Берже Ад. Указ. соч. С. 13–14;  Торнау Ф.Ф. Краткий обзор горским племенам, живущим за Кубанью и вдоль восточного берега Черного моря от устья Кубани до устья Ингура // Секретная миссия в Черкесию русского разведчика барона Ф.Ф. Торнау. Нальчик, 1999. С. 485–488.
65. Шеуджен А.Х., Галкин Г.А., Тхакушинов А.К. Указ. соч.  С. 58.
66. Бларамберг И. Указ. соч. С. 131.
67. Там же. С. 130.
68. Там же.
69. Там же. С. 131.
70. Бларамберг И. Указ. соч. С. 128.
71. Торнау Ф.Ф. Указ. соч. С. 487.
72. Бларамберг И. Указ. соч. С. 129.
73. Торнау Ф.Ф. Указ. соч. С. 485.
74. Там же. С. 486.
75. Броневский И. Указ. сч. С. 75.
76. Торнау Ф.Ф. Указ. соч. С. 486.
77. Берже Ад. Указ. соч. С. 13.
78. Торнау Ф.Ф. Указ. соч. С. 487; Берже Ад. Указ. соч. С. 13.
79. Там же..
80. Там же.
81. Торнау Ф.Ф. Указ. соч. С. 487.
82. Броневский С. Указ. соч. С. 73.
83. Берже С.  Указ. соч. С. 12.
84. Броневский С. Указ. соч. С. 70.
85. Там же. С. 72.
86. Броневский С. Указ. соч. С. 73.
87. Там же. С. 75.
88. Там же. С. 77–78.
89. Берже Ад. Указ. соч. С. 9–11.
90. Там же. С. 12–13.


Кубанский исторический журнал «Голос минувшего» № 3-4, 2008 г.