Иеродиакон Иаков,
благочинный Свято-Михайло-Афонской Закубанской пустыни

<После окончания многолетней Кавказской войны нагорная полоса Закубанья была заселена казаками. Многие станицы были бедны настолько, что их жители не могли построить храм и содержать церковный причт. Такая ситуация чрезвычайно беспокоила руководство Кавказской и Черноморской епархии, а также жителей станиц, которые принимали следующие решения:

- в Царской приговором на 5 декабря 1872 г. постановили ежегодно нанимать для работ священнику вестового;
- в поселке Баговском приговором на 17 декабря 1872 г. обязались построить для священника дом и для хозяйственных работ назначить прислугу;
- в станице Псеменской приговором на 17 декабря 1872 г. постановили: починить и держать в исправности, а в случае надобности вновь возводить дома для духовенства со службами и огорожею; давать священнику для домашней прислуги казаков и отпускать ему по 25 пудов и причетнику по 10 пудов муки в год;
- в поселке Севастопольском приговором на 3 июня 1873 г. постановили выдавать приходскому священнику ежегодное пособие в 100 руб. и построить для него приличный дом;
– в станице Абадзехской приговором на 12 октября 1875 г. постановили построить для приходского священника дом с кухней и сараем и давать вестового для услужения.

Благочестивое же стремление казачества к паломничеству в монастыри в этот период осуществить было практически невозможно по причине серьезной опасности для путешествия в Абхазию и большой отдаленности монастырей в России.

Первая попытка основать в Закубанье православный монастырь предпринималась еще в 1874 г. епископом Германом. Это решение основывалось на желании жителей четырех станиц – Царской, Даховской, Каменномостской и Севастопольской. Они составили «мирские приговоры» о пожертвовании в пользу предполагаемого монастыря 270 десятин земли, а жители станицы Царской, помимо земли, пожертвовали здание молитвенного дома бывшей станицы Сахрайской и постановили «перевезти его к верховьям реки Фарс».

По словам епископа Германа, создание монастыря могло благотворно сказаться и на коренных жителях, и на переселенцах. Поскольку в Закубанье ощущался недостаток в просветительских учреждениях, монастырь мог бы оказать существенную услугу краю, послужить основанием народной школы для христианского просвещения детей и жителей окрестных станиц, стать духовно-просветительским форпостом, дабы распространять идеи православного христианства и бороться с раскольниками, которые жили в этой местности и влияли на население.

8 февраля 1874 г. Преосвященный Герман обратился к начальнику Кубанской области с вопросом: «Могут ли участки земли, которые жители станиц готовы пожертвовать во владение предполагаемого монастыря, быть переданы в собственность этого монастыря, и не встретится каких-либо препятствий к его учреждению?» 12 февраля 1876 г. начальник Кубанской области ответил, что передача земель невозможна ввиду 6 статьи Высочайше утвержденного 21 апреля 1969 г. мнения Государственного Совета о поземельном устройстве станиц, в силу которой никакая часть земли, отделенной в общинное пользование станичных жителей, не может переходить из владения станичного общества в чью-либо собственность. В итоге дело об учреждении монастыря близ станицы Царской не состоялось.

В начале 1877 г. Преосвященному Герману подал прошение иеромонах Черниговского архиерейского дома о. Мартирий, временно проживавший на Афоне. В нем он сообщил, что жители станиц Даховской, Абадзехской, Царской, Баракаевской, поселков Каменномостского и Севастопольского пригласили его «для устройства на жертвуемой ими земле иноческой обители». О. Мартирий сообщал, что он «готов и собственным трудом, и средствами устроить на горе Физиабго общежительную мужскую пустынь, и что несколько монашествующих готовы переселиться с ним с Афона».

Прошение о. Мартирия было благословлено епископом Германом, и Мартирий в сопровождении особых поверенных от казачества отправился в Тифлис, где они обратились к Его Высочеству Великому Князю Михаилу Николаевичу, наместнику Кавказскому с просьбой о разрешении им отвести из юртовых своих станиц участки земли в количестве 350 десятин в собственность православного монастыря на горе Физиабго. Доброе пожелание казаков было уважено, и в мае 1877 г. Его Высочество Великий Князь Михаил разрешил отведение земли для монастыря своим Указом.

2 сентября 1877 г о. Мартирий подал Преосвященному Герману еще одно прошение, в котором просил дозволить ему: «1) Основать в вышеуказанном месте мужскую общежительную пустынь во имя Архистратига Михаила, тезоименного покровителя Его Высочейшества, наместника Кавказского с наименованием Свято-Михайло-Афонская общежительная пустынь; 2) устроить при сей обители странноприимный дом для престарелых и больных лиц мужского пола, предпочтительно православных воинов-ветеранов Кавказской войны».

Исходя из этого Кавказская духовная консистория постановила, «что в связи с недостатком в обширной Кавказской епархии монастырей желательно учредить такой на горе Физиабго», и 12 сентября 1877 г. Преосвященный Герман утвердил данное постановление. В ноябре 1877 г. иеромонах Мартирий доложил, что он и монахи с Афона приступили к выполнению возложенных на них обязанностей.

К апрелю 1879 г. был воздвигнут первый храм в честь Архистратига Михаила, небесного покровителя Великого Князя Михаила Николаевича. Этот храм служил и местом отправления служб, и жильем для первых монахов. Построен он был исключительно на пожертвования жителей станицы Сахрайской, расформированной в 1877 г. Второй домовой храм, воздвигнутый во имя преподобного Александра игумена Обители не усыпающих, был закончен в 1881 г.

Посещающие монастырь паломники принимали самое активное участие в благоустройстве обители. Каждый прибывающий приносил один камень, который шел на строительство. Руками паломников заготавливался строительный лес для постройки Преображенской церкви на горе Физиабго, странноприимного двухэтажного дома и келий для братии.

В 1883 г. в Кубанской области состоялось официальное открытие Свято-Михайло-Афонской Закубанской пустыни во имя Архангела Михаила. А в 1885 г. было завершено строительство третьего, самого большого храма – Успенского собора на 1000 человек. В 1888 г. в монастыре насчитывалось 180 человек монашествующей братии, в их числе: архимандрит Мартирий, 12 иеромонахов, 3 иеродиакона и 165 послушников.

С приходом к власти на Кубани большевиков весной 1918 г. началось повсеместное и систематическое гонение на религию, церковь и духовенство. В сентябре 1918 г. войска под командованием генерала Покровского заняли г. Майкоп. Майкопский район, в том числе и Михайловский монастырь, был освобожден от большевиков. Монастырь получил серьезную охрану в несколько сотен сабель и уверенность в завтрашнем дне.

Так продолжалось до марта 1920 г., когда г. Майкоп захватила 1-я конная армия Буденного. Войска отступали с боями, и Майкопский район вплоть до станицы Хамышки вновь был занят красными. Михайловский монастырь оказался под защитой казаков генерала Михаила Архиповича Фостикова. Ранней весной 1920 г. генерал Фостиков стал собирать силы для нового восстания. Когда летом 1920 г. десант генерала Врангеля высадился в плавнях, ему на помощь пришел и генерал Фостиков. Михаил Архипович объединил разрозненные силы казаков в повстанческую армию и до поздней осени 1920 г. продолжал борьбу с большевиками.

Прошли долгие годы советского периода безверия и богоборчества. В начале 90-х гг. в нашем государстве стали происходить изменения и в отношении к Православной Церкви. Верующим стали возвращать храмы и монастыри.

В 90-х гг. прошлого столетия епископ Майкопский и Армавирский Филарет смог сплотить людей вокруг идеи возвращения монастыря Церкви. В 1992 г. казачество и православная общественность подняли вопрос перед правительством Адыгеи о передаче Свято-Михайловского монастыря Русской Православной Церкви. Инициатором этого движения явилось Тульское казачье общество.

В этом же году «Союз славян Адыгеи» поддержал обращение казаков к правительству республики о возвращении монастыря верующим людям. На протяжении 11 лет казаки вели упорную борьбу за Михайловскую пустынь и координировали ее с «Союзом славян Адыгеи». Было собрано за очень короткий срок около 40 тысяч подписей жителей Адыгеи, поддержавших казачью инициативу.

Уже к апрелю 1993 г. православная общественность Адыгеи добилась определенных успехов: в апреле 1993 г. Верховным Советом Республики Адыгея было принято Постановление № 143/1 «О возвращении Русской Православной Церкви Свято-Михайловской мужской общежительной пустыни».

Начало окончательной передачи монастыря Церкви было положено Постановлением Кабинета Министров Республики Адыгея от 4 июня 2001 г. № 169 «О поэтапной безвозмездной передаче Русской Православной Церкви части зданий бывшего Свято-Михайловского-Афонского мужского монастыря». В соответствии с этими документами между ОАО «Романтик-Тур» и Майкопско-Адыгейской епархией был заключен договор, по которому турбаза передала епархии во временное пользование (на 3 года) некоторые здания, в том числе Троицкий храм. По договору монастырь должен был быть восстановлен в течение трех лет, а иначе обитель вновь закрывалась с возвратом имущества и всех строений турбазе. И даже при таких жестких условиях договора это была победа, и монастырь начал восстанавливаться.

21 июля 2001 г. на летний праздник Казанской иконы Божией матери монастырь был открыт. Окончательное возвращение Свято-Михайловского монастыря Русской Православной церкви произошло в марте 2003 г. Многолетняя борьба за передачу обители верующим завершилась победой, переоценить которую невозможно, ведь наш монастырь по своему миссионерскому значению единственный на Юге России.


Источник: Вопросы казачьей истории и культуры: Выпуск 5/ред.-сост.: М.Е. Галецкий, Н.Н. Денисова, А.Ю. Муляр; Кубанская ассоциация «Региональный фестиваль казачьей культуры»; Отдел славянской культуры Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований им. Т. Керашева. – Майкоп: ООО «Качество», 2010.