Голованова С.А.

 

Важными компонентами характеристики казачества как определенной исторической системы являются этничность и сословность. Исследователи постоянно подчеркивают синтез этнического и сословного в казачестве. Этничность, на наш взгляд, следует рассматривать как внутреннюю характеристику системы, а сословность как внешнюю оболочку, через которую шел процесс «вживления» в российскую историческую систему.

Проблема сословий это, прежде всего, проблема социальной дифференциации общества. Определенная социальная дифференциация была свойственна и для ранних казачьих сообществ. Главную роль в принятии решений на Кругу играли так называемые «старые казаки», из числа которых выбирали атаманов. В источниках есть данные, согласно которым атаманы опирались на «домовитую» часть казачества и на «атаманову станицу».

С другой стороны упоминаются «сирома» и «голутвенное» казачество. Но отношения между отдельными группами внутри казачьей общины строились не на основе эксплуатации, а скорее, напротив, в условиях типичного для традиционных общин разделения их членов по возрасту, профессиональным навыкам. Огромное значение имел и личный авторитет члена сообщества.

Превращение казачества в сословие относится к XVIII – первой половине XIX в. Связано это с включением казачьих войск в общую систему государственного управления России, с законодательным оформлением обязанностей и прав казаков, их особой социальной функции в государстве. Сословное состояние казачества было обозначено и закреплено Положениями о войсках. В 1835 г. казачьи формирования были отнесены к департаменту военных поселений с введением специального отделения иррегулярных войск. В период с 1836 по 1840 г. управление казаками окончательно было подчинено военному министерству. Казачество не только законодательно стало сословием, но и внутри него возникает сословное деление, характерное в целом для страны. Происходит выделение офицерско-чиновничьего слоя. Согласно актам 14 февраля 1775 г., 22 сентября 1798 г., 29 сентября и 13 ноября 1802 г., 9 июня 1812 г., 26 мая 1835 г., 11 июня 1845 г., 23 февраля 1848 г. казачьи офицеры в Донском, Уральском, Черноморском, Астраханском, Оренбургском, Сибирском линейном и Кавказском линейном войсках были не только уравнены с армейскими, но и получили права потомственного и личного дворянства. По указу 9 декабря 1856 г. в связи с общей политикой правительства по ограничению дворянского сословия звание потомственного дворянина казаку стал давать лишь чин полковника.

Среди казаков появляются представители духовенства, купечества. Положениями 26 мая 1835 г., 14 февраля 1845 г., а также актами конца 50-х – начала 60-х гг. были узаконены «торговые общества» и «сотни мастеровых». Освобожденные от всякой службы, их члены в течение 30 лет обязаны были вести торговлю и изготовлять обмундирование, вооружение и амуницию для казаков всего войска. При этом торговцы вносили в войско ежегодно по 200 рублей каждый на военные надобности, а мастеровые работали за «умеренную» плату. Представители духовенства казачьего происхождения увольнялись из войскового сословия только на время – пока имели духовную должность, а потеряв ее, вновь становились казаками.

Таким образом, возникает своеобразная ситуация, когда казачество одновременно выступает и в качестве особого сословия, и имеет в свою очередь, общероссийскую сословную структуру. Следует отметить социальную открытость казачества, так как оно пополнялось выходцами из различных сословных групп, терявших прежнюю сословную специфику в казачьей среде. Однако со второй четверти XIX в. казачество становиться более замкнутым. Это проявилось в запрещении в ряде мест (особенно для помещичьих крестьян) или ограничении зачисления в казаки, в не разрешении выхода из войскового сословия. Казачки не имели права вступать в брак с представителями других сословий, а сами казаки не могли переходить на службу в другие ведомства и войска.

Казачество как военно-служилое сословие отличалось от других кругом обязанностей по отношению к государству и своему войску. Главной обязанностью казаков была военная служба, при этом обмундирование, воинское снаряжение и конь приобретались за свой счет. Кроме того, казаки выполняли многочисленные натуральные повинности в своей станице и на территории станичного юрта. Казаки платили также различные денежные сборы для нужд своего войска. К льготам и привилегиям казачества относились освобождение от уплаты налогов (в том числе подушной подати, государственного земского сбора), право беспошлинной торговли в пределах войсковой территории, особые права на пользование государственными землями и другими угодьями. Главной льготой казаков являлось обеспечение их землей, превосходившей крестьянские наделы.

Весной 1869 г. был принят закон о праве выхода казаков из войскового сословия. Главный комитет, разъясняя условия выхода из войскового сословия, признал необходимым «предоставить казакам беспрепятственное право перечисления в другие сословия на том основании, как это дозволяется вообще городским и сельским обывателям». Однако местные войсковые комитеты могли вводить ограничения: право выхода из сословия казаки имели только по окончании войсковой службы или полной непригодности к ней, получив при этом разрешение начальства. Заявив о выходе из войскового сословия, казак не мог порвать с ним навсегда, так как данное решение не распространялось на его сыновей, и они подлежали призыву на службу. Но самое главное – казак лишался земельного надела и фактически должен был выселиться с войсковой территории. Правом выхода из казачьего сословия воспользовались немногие и в первую очередь те, кто не считал себя «природным казаком». Военный министр Д.А. Милютин утверждал: «Действительно, настоящие, так называемые старые казаки никогда не перейдут добровольно в гражданское состояние; но главную роль играют здесь не экономические, а чисто нравственные причины. Казак дорожит своим званием потому, что с ним связана память о славном прошлом, боевые предания и обычаи, воспоминания об опасностях и подвигах».

Таким образом, казачество начинает переходить в сословное состояние с XVIII в., ко второй половины XIX в. оно стало безусловной реальностью.



Проблемы становления правового государства и гражданского общества в России: Материалы всероссийской научно-практической конференции XV Адлерские чтения – 2009 / Ред. колл.: С.А. Марков, А.А. Зайцев, Р.М. Ачагу, П.Е. Бойко, А.М. Виноградов, А.Г. Иванов, В.А. Кокориков, В.Н. Малейченко, В.Н.Петров, В.Н. Ратушняк, Б.А.Схатум, В.И. Черный, В.Е. Щетнев; Администрация Краснодарского края и др. Краснодар: Традиция, 2009. – 600с.