И.И. Дианов, 
соискатель КГУКИ, г. Краснодар

 

В конце ХIХ – начале ХХ вв. буржуазия России была реальным социальным фактором, особенно в последнее десятилетие существования монархической власти. Она играла заметную роль не только в хозяйственной, но и в общественно-политической сфере. 

В это время земельная площадь Кубанской области и Черноморского округа составляла ок. 9,3 млн. дес. земли. В Кубанской области из 8,7 млн. дес. земли большая часть (свыше 6 млн. дес.) принадлежала казачеству. В Черноморском округе (с получением нового статуса она стала самой маленькой губернией России) значительная часть земельных площадей принадлежала казне: 446 тыс. дес. из 672 тыс. дес. Казачество знало, что, согласно правительственным распоряжениям и в зависимости от качества земли, казаки наделялись с 17 лет наделами в пределах от 16 до 30 дес. земли (в среднем 23 десятины) на одну мужскую душу. В связи с ростом войскового населения и периодическими переделами наделы казаков постепенно уменьшались, к 1890 г. они уже составляли 18 дес. земли.

Горцы наделялись землей неравномерно. Богатым и влиятельным старшинам предназначались большие участки, всем остальным по 5,5 дес. на 1 муж. душу любого возраста. Усилившийся отток горцев в Турцию повлиял на нормы наделов. В 1865 г. наместник царя на Кавказе установил для горцев до 9–14 дес. [1]. Однако к концу ХIХ в. и этот надел сократился. Карачаевцы, обитавшие в Баталпашинском отделе, в среднем имели по 7,9 дес. малопригодной для пашни земли [2]. Русские крестьяне-старожилы имели в среднем на 1 муж. душу по 4,1 дес.

Согласно «Положению о заселении Черноморского округа и управлении оным» от 10 марта 1866 г., первые крестьянские переселенцы на побережье получали в общинное или подворное пользование по 30 дес. удобной земли на семью [3]. В соответствии с законами от 31 марта 1897 г. и от 1 мая 1900 г. эта норма для семей переселенцев осталась неизменной. Преобладающей формой владения землей стали подворная и хуторская. Большинство заселяемых участков к концу ХIХ – началу ХХ вв. формировались в районе Сочи.

Самым обездоленным в земельном отношении на Кубани были пришлые «иногородние» крестьяне. Многие жили здесь десятки лет, но кроме усадебного надела не более 0,1 дес., как правило, своей земли не имели [4].

С 1860-х гг. на Кубани стала юридически оформляться частная земельная собственность. До этого на Кубани понятия собственники, собственнические интересы могли быть легко попраны, т. к. в России собственников и собственнических интересов было очень много, но не было собственнического миросозерцания, бескорыстной веры в святость принципа собственности.

Н.А. Бердяев считал, что русскому народу были чужды римские понятия собственности. Абсолютный характер частной собственности всегда отрицался [5]. Россия была той страной, где исстари быть бедным не считалось зазорным. Большие деньги, богатство не вызывали уважения, заслужить общественное признание можно было чем угодно, только не личным обогащением.

Россияне всегда больше ценили честь, доброту, христианское благочестие, преданность долгу – больше, чем любые формы коммерческой деятельности и финансовый успех. Русское национальное мироощущение (жизнепонимание) – то, что современные науки (культурология, социология и др.) определяют понятием менталитет, формировалось в веках в русле православных, духовно-нравственных традиций, оно было удалено от интересов и нужд расчетливой деловой среды.

В этой связи понятия: собственник, предприниматель, капиталист, буржуа – социальные синонимы, но атмосфера небуржуазности социального сознания делала общественное их положение ненадежным. В этот период и самих предпринимателей, особенно крупных, было в России мало. 10 мая 1862 г. издано «Положение о заселении предгорий западной части Кавказского хребта кубанскими и другими переселенцами из России». Для добровольных переселенцев («охотников») выделялись в потомственную собственность участки земли по 25–50 дес. каждому офицерскому семейству, по 5–10 дес. урядникам, казакам и лицам других сословий. Однако эти земли не отчуждались лицам, не принадлежавшим к войсковому сословию, впредь до особых распоряжений [6].

К концу ХIХ в. переселенцам было выделено 80,5 тыс. дес. земли. Это был слой мелкопоместных – главным образом, казачьих собственников, что не отражало замыслы царского правительства. Совместно с Кубанским областным правлением правительство стремилось создать местный служилый, обладающий земельной собственностью класс, который соответствовал бы дворянству центральных губерний [7].

23 апреля 1870 г. издано «Положение о назначении генералам, офицерам и классным чиновникам Кубанского казачьего войска земельных наделов в потомственную собственность». В зависимости от чина и класса эта группа лиц обеспечивалась участками от 100 до 1500 дес. Меньшими размерами наделялись семьи умерших чинов. Большинство получивших эти «офицерские» участки имели от 50 до 400 дес. К концу ХIХ в. общая площадь среднепоместного землевладения Кубани составляла 432,2 тыс. дес. Так сформировался слой среднепоместных потомственных собственников.

В 1870–1880-е гг. на Кубани формируется землевладение крупных помещиков. Царское правительство, осуществляя свои замыслы по расслоению казачества и прочего населения, щедро награждает земельными участками командный состав Кавказской армии, крупных дворян-чиновников, горскую феодальную знать. Только русским дворянам было пожаловано на Кубани 213,9 тыс. дес. первоклассной по качеству земли. Список собственников составляли известные дворянские фамилии России: князья Голицыны, Лобанов-Ростовский, Урусов, граф Шереметьев, Лорис-Меликов, бароны Розен, Врангель, фон Сталь и др. В Черноморском округе брату царя великому князю Михаилу Николаевичу было пожаловано в 1871 г. 8 тыс. дес. Земли [8]. К своим родовым имениям в Европейской части России многие из них добавили по нескольку тысяч десятин Кубанской земли.

Царское правительство не забыло и горских феодалов: «Распоряжением о наделении землей на полном помещичьем праве, в вечное и потомственное владение большим или меньшим участком земли от 1 тыс. до 5 тыс дес., смотря по степени значения и оказанных каждым услуг правительству» [9]. Имея опыт усмирения горцев и продолжая свою политику на расслоение горского населения, оно делило известных горских феодалов, отнесенных в списках кубанского начальства к лицам первой категории, выделив им в личную собственность в Закубанье 55,9 тыс. дес земли.

Так, семья султана Адиль-Гирея получила 13 тыс. дес., полковник Адиль-Гирей-Капланов-Нечев, князья Магомет-Гирей Лоов и Мусса Туганов – по 5 тыс. дес. Другие же горцы, отнесенные ко второй категории владельцев, т. е. дворяне, живущие под покровительством владельческих фамилий, а также потомки княжеских фамилий, утративших в народе всякое значение [10], получили меньшие участки. В целом, в 1880-е гг. площадь пожалованных земель составила в Кубанской области 516,7 тыс. дес.

В Черноморском округе помимо земельных пожалований (что здесь практиковалось очень редко) с 1870 г. проводилось наделение землей по 20 дес. на 1 муж. душу – в собственность казакам упраздненного Шапсугского пешего батальона. С 1872 г. была разрешена продажа казенных земель участками не свыше 3 тыс. дес. в одни руки – с льготной рассрочкой на 10 лет. В результате этого к середине 1890-х гг. площадь частновладельческих земель губернии, включая и удельное имение Абрау-Дюрсо (6896 дес.), выросла до 90 тыс. дес.

Крупнейшими земельными собственниками были пять кубанских монастырей: они имели в общей сложности около 4 тыс. дес. земли.

В результате проведенной собственнической эволюции в землепользовании, как одной из характерных черт зарождающихся капиталистических общественно-экономических систем в аграрном секторе государства, еще в большей степени, нежели землевладение, изменению подверглись условия, порядок и формы землепользования. Их трансформация во многом зависела от социальной и сословной структуры населения, его этнической принадлежности, обычаев, экономических и природно-географических факторов.

Определенные коррективы в порядок и условия землепользования вносили законодательные мероприятия царизма. Но самое главное, что меняло характер землепользования, – это развитие капитализма, подчинявшего земельные отношения механизму товарного производства. Частное землевладение Кубани к 1890-м годам насчитывало 1,1 млн. дес. земли, что составляло около 12 % всего земельного фонда.

Большинство крупных собственников, получив земельные наделы, сразу же стремились от них избавиться, т. к. увеличился спрос на землю в связи с крестьянской колонизацией Кубани. Такие землевладельцы не были капитанами сельскохозяйственного бизнеса, до самого падения монархии не выступали носителями капиталистических отношений и творцами новой, буржуазной реальности, т. к. не были владельцами средств производства.

Были и такие землевладельцы, которые не спешили продавать свои имения, закладывая их в банках и получая солидные денежные ссуды. Для этих целей было создано Донское отделение Дворянского земельного банка. Только за 3 года (1894–1896) в Ейском и Темрюкском отделах было заложено 616 имений общей площадью 184 тыс. дес. [11].

К началу ХХ в. в сферу ипотечного кредита на Кубани было вовлечено более трети всех частновладельческих земель области. По кредитам необходимо было делать ежегодные платежи по ссудам, выплачивать их удавалось не всем. Долги кубанских помещиков по кредитам к началу нового века составили 13 млн. руб. [12]. Неуплата платежей приводила к продаже заложенных земель соответствующим банкам.

В 1898 г. Дворянский земельный банк объявил о продаже 5 кубанских имений – общей площадью 8,5 тыс. дес. В этом же году Донской земельный банк объявил о продаже 11,2 тыс. дес. земли 41 кубанского владельца – за неуплату процентов по ссуде. Более половины этих земель принадлежало дворянам и офицерам [12]. Основными покупателями продаваемых земель были купцы, мещане и крестьяне – главным образом, из числа иногородних предпринимателей и тавричан-овцеводов.

С 1897 г. некоторые участки приобретались крестьянскими товариществами с помощью ссуд Крестьянского поземельного банка. В таких случаях норма, приходившаяся на 1 домохозяина, составляла 15,5 дес. – вполне достаточно для ведения нормального фермерского хозяйства.

Земледельческая эволюция края привела к изменениям в иерархической лестнице крупно-поместных владельцев. Место родовитых дворянских фамилий заняли степные короли, вышедшие из крестьян и мещан. Одним из них был купеческий клан Фомы Николенко, скупивший в Лабинском, Кавказском, Баталпашинском отделах в общей сложности более 32 тыс. дес. земли.

Менее втянутыми в товарооборот были земли горских владельцев области, т. к. земли эти были не столь плодородны, находились на значительном расстоянии, а приток иногородних переселенцев – основных покупателей – был в тех районах невелик.

В 1898 г. закон «О государственном промысловом налоге» изменил положение: с этого момента перестала существовать связь между приобретением промыслового свидетельства и получением гильдéйских документов. Приобретение купеческих сословных документов стало добровольным делом. В купеческое сословие, разделенное с 1863 г. на две гильдии, вступали, приобретая одновременно корпоративные и промысловые свидетельства.

Купечество к этому времени было единственным сословием, принадлежность к которому зависела от ежегодной уплаты определенной денежной суммы. На купечество распространялись сословные права и льготы. С конца ХIХ в. на все купечество распространялась так называемая «паспортная льгота», избавлявшая от необходимости приписки, обязательной для лиц мещанского и крестьянского сословий. Лицам еврейской национальности получение купеческих свидетельств давало право на жительство вне черты оседлости.

Несмотря на все сложности, противоречия и парадоксы социальной действительности, предпринимательство в конце ХIХ – начале ХХ веков продолжало развиваться. При всех несомненных достижениях капиталистического хозяйства социальная трансформация общества происходила очень медленно.


Список использованных источников

1. РГИА, ф. 1268, оп. 12, д. 105, л. 28.
2. РГИА, ф. 1276, оп. 19, д. 593, л. 91об.
3. ПСВ. Собр. 2. Т. 41. СПб., 1868.
4. ГАКК, ф. 454, оп. 2, д. 747, л. 7–47.
5. История России ХХ век. 1996.
6. РГИА, ф.1149, оп.13, д.84, л. 8об, л. 14об.
7. ГАКК, ф. 42, св. 153, д. 2751, л. 49.
8. РНК, рук. отд, ф. 883, т. 8, с. 3.
9. РГИА, ф. 1268, оп. 12, д. 105, л. 46.
10. РГИА, ф. 1268, оп. 12, д. 105, л. 46.
11. Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. – М., 1959, 1961.
12. Кубанские областные ведомости. 1899. 7 нояб.


Научно-творческое наследие Федора Андреевича Щербины и современность: Сборник материалов X международной научно-практической конференции «Научно-творческое наследие Федора Андреевича Щербины и современность» (Краснодар, 26 февраля 2010 г.). Краснодар: ИМСИТ, 2010. 356 с.