С.В. Самовтор

В ходе полевых исследований выявляются обширные топонимические пласты, не зафиксированные, как правило, в официальных справочниках и картографических изданиях, хранящиеся лишь в народной памяти и являющиеся при этом особыми памятниками культуры населения данной местности. Автором проводились полевые историко-топонимические исследования в ходе фольклорно-этнографической экспедиции Центра народной культуры Кубани (ЦНКК) в 1995 году. Сбор топонимической информации проводился в станице Гривенской и на хуторе Лебеди Калининского района, в станицах Петровской и Черноерковской Славянского района Краснодарского края.

Исследуемые населенные пункты расположены в прилиманной зоне равнинной части Краснодарского края. Особенностью топонимии этого региона является обилие гидронимов. В традиционных занятиях местного населения большое место занимают охота и рыбная ловля, что нашло отражение в формировании топонимии.

В ходе полевых исследований было определено понятие “культурно-топонимического пространства” каждого населенного пункта. Здесь под термином “культурно-топонимическое пространство” следует понимать территорию, топонимическая и микротопонимическая информация о которой в полном объеме сохраняется в памяти жителей данного населенного пункта и неразрывно связана с традиционной культурой местного населения. Подмечено, что всё “культурно-топонимическое пространство” по степени и характеру его освоенности можно условно разделить на три пояса.

Первый (ближний) пояс “культурно-топонимического пространства”.

В него входит, прежде всего, микротопонимия самого населенного пункта. Изучение этого пояса позволяет выявить народную этимологию названия станицы или хутора, его местное произношение, старое название (если было), названия частей населенного пункта (концов, краев, кварталов и т.д.), улиц, церквей и других микрообъектов. Топонимия первого пояса содержит важную информацию о первопоселенцах, об их хозяйственном укладе, традиционной культуре, языковой и диалектной принадлежности и т.д. Носителями топонимической информации являются практически все жители поселения, хотя этимология некоторых микротопонимов (особенно в крупных поселениях) в большей степени знакома жителям тех частей поселения, где они расположены.

Например, станица Гривенская. Старожилы вспоминают, что раньше станица называлась Новонижестеблиевской [1]. Название Гривенская связывают с первопоселенцем по фамилии Грива [2]. Обиходное название станицы “Грыва”, “Грывэны”. Выделяют исторически сложившиеся части станицы: “Пономаривка”, “Зарубивка”, “Суховийивка”, “Хитрый Хутор” [3]. До революции в станице было две церкви: Даниловская и Николаевская [4].

За хутором Лебедевским официально закрепилось обиходное название Лебеди (“Лыбиди”). Название хутора связывают с фамилией “генерала Лебедя” [5]. Речь идет о генерал-майоре И.Г.Лебедеве, младшем помощнике начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска, что подтверждается другими источниками [6]. В начале XX века хутор назывался “Гулянчина Грэбля” или “Вороная Грэбля” [7]. На “Карте Кубанской области и близких к ней Черноморской губернии и Сухумскаго округа”, составленной Н.С.Иваненковым в 1900-1902 годах, на месте хутора Лебеди показан хутор Воронова [8]. Части хутора назывались “Заеркивцы” (на левом берегу Ангелинского ерика, протекающего через хутор) и “Базарные” (центральная часть, где был базар) [9]. Упоминаются и другие наименования частей хутора по фамилиям жителей: “Зайцы”, “Золотькы”, “Грэчкы”, а также “Погорриливська вулыця”, “Центральная вулыця” [10].

Местное предание гласит, что станица Петровская изначально называлась хутором Терновским (“Терноватовским”, “Тернийивкой”) по обилию в этой местности терна или по названию Терноватого ерика, протекающего через станицу [11]. О происхождении названия станицы Петровской существует несколько различных версий: а) станица названа по Петровскому кордону на реке Калаус в 18-ти верстах от станицы [12]; б) по фамилии некоего командира полка “не то солдатского, не то козацкого” [13]; в) переселенцы из малороссийских губерний в день св. Петра и Павла (29 июня по старому стилю) прибыли сюда, но поскольку их было слишком много для заселения одной станицы, то они разделились на две партии. Те поселенцы, которые здесь остались, назвали свою станицу Петровской, те же, что отселились, - основали станицу Павловскую [14].

В станице достаточно четко локализуются места поселения казаков и иногородних. Лучшие земли вдоль многочисленных ериков (“ерыков”), природных и искусственных, занимали казаки [15]. Части станицы, вытянутые вдоль ериков, назывались хуторами. И ерики, и хутора, на них расположенные, получили названия по фамилиям казаков-первопоселенцев: “Гайдаривський ерык” - “Гайдаривський хутор” (по фамилии Гайдарь); “ерык Корниенко” - “хутор Корниенко”; “ерык Небеснюк” - “хутор Небеснюкы” (первым поселился Небеснюк); “ерык Курячий” - “хутор Курячий” [16]. Иногда употребляют наименования частей станицы, производные от фамилий, но без апеллятива “хутор”: “Шелухы”, “Гайдары”, “Костэнкы” и др. [17] Пространство между ериками, дальше от воды, занимали иногородние. В отличие от украиноязычных казаков, иногородние изначально были русскоязычными (в основном выходцы из Воронежской губернии), но постепенно и они перешли на “балачку” [18].

“Центральный ерык” (текущий церез центр станицы) уже в годы советской власти был расчищен общественностью. С тех пор он называется также “Общественным ерыком” [19]. В центре станицы, возле кладбища, имеется небольшой лиманчик - “Кладбищенский лиманчик” [20]. Мосты (“грэбли”) через ерики получили свои названия по фамилиям жителей, бывших инициаторами их возведения: “Дубкова грэбля” (по фамилии Дубко); “Носова грэбля” (там жил Иван Нос); “Соколова грэбля” (там жил Соколов); “Жерновивський мост” (по фамилии Жерновой); “Андреевский мост” (по фамилии Андреев) [21].

В центре станицы Петровской, на месте нынешнего базара, находилась Георгиевская церковь, просуществовавшая ровно сто лет (1835-1935 гг.) [22].

Изначально станица Черноерковская была хутором Черноерковским, получившим название от Черного Ерика [23]. Выделяются следующие части станицы: “Шапари” - по распространной в станице Черноерковской фамилии Шапарь; “Ерык” - центральная часть возле ерика, “там церква була”; “Пидсёлок” - заселенная несколько позже окраина. Непосредственно примыкали к станице Черноерковской и являлись ее составными частями хутора Калабатка (полностью разрушен во время Великой Отечественной войны, и Верхний. Обиходное название хутора Верхнего - “Тройник” (“Тройнык”), так как в этом месте сходятся три дороги [24].

Второй (средний) пояс “культурно-топонимического пространства”.

Второй пояс “культурно-топонимического пространства” осваивался жителями населенного пункта в процессе сельскохозяйственной деятельности. Сюда входят названия обрабатываемых земельных участков (садов, полей, виноградников и т.п.) и названия других географических объектов, природных и искусственных, находящихся на этой территории. К топонимии второго пояса можно отнести и топонимию небольших соседних хуторов и поселков, входящих в станичный (хуторской) юрт или в хозяйственную систему данного населенного пункта.

Антротопонимы. В топонимии этого пояса аккумулируется сведения об именах, фамилиях, прозвищах землевладельцев (посессивная топонимия), первопоселенцев, прочих лиц: “Немирова (Немирина) Бага” - естественный участок леса в излучине Протоки (топонимическое пространство станицы Петровской), принадлежавший офицеру по фамилии Немиря [25]; “Косэнкивська прирва” - место, где река прорывает плотину (пространство станицы Петровской), название происходит от фамилии Косенко (Косэнко) [26]; “Васыльчиков ерык” (“Васильчиков ерик”), (пространство станицы Гривенской) - “Васыльчинкы тут жылы” [27]; “Пивнийивска падына” (пространство станицы Черноерковской) - название происходит от фамилии Пивень [28].

Фито- и зоотопонимы. Информация о растительном и животном мире второго топонимического пояса: “Помидоры” - острова на лимане Восточном (Хуторском) близ станицы Черноерковской, раньше соединялись с сушей, там были огороды (выращивали помидоры) [29]; “Грушкы” - место на берегу Восточного (Хуторского) лимана, где был грушевый сад (станица Черноерковская) [30]; “Вовча падына” (станица Черноерковская) - “там тэрэн, камыши - вовкы заводылысь” [31].

Пространственно-ориентирующие топонимы. Названия с топоосновами “северный-южный”, “верхний-нижний”, “ближний-дальний” и т.д.

Топонимы, указывающие на историческое прошлое места: “Черкесский сад” (близ хутора Лебеди) - здесь было поселение черкесов [32], вероятно, речь идет о Гривенско-Черкесской станице.

Топонимы, производные от других местных особенностей: “Вошовиты могылкы” - курганы в окрестностях станицы Гривенской. В старину сезонные работники, возвращаясь в станицу с заработков, под этими курганами раздевались и вытряхивали из одежды вшей [33].

Третий (дальний) пояс “культурно-топонимического пространства”.

Его можно также назвать “охотниче-рыболовецким”, или “промысловым” поясом. В информационной значимости топонимии этого пояса выделяются ряд существенных аспектов:

Поло-возрастной аспект. В полной мере информацией о топонимии третьего пояса в подавляющем большинстве случаев владеет взрослая мужская часть населения хутора или станицы (женщины и дети реже выбираются за пределы первого и второго поясов);

Профессиональный аспект. Носителями топонимической информации о третьем поясе являются те жители, кто активно занимается (профессионально или любительски) охотой, рыболовством, заготовкой леса, соли, прочими промыслами.

Пространственный аспект. В отличие от первого и второго культурно топонимических поясов, третий пояс может общим (полностью или частично) для двух или нескольких соседних населенных пунктов. Так, с небольшими оговорками, можно говорить об общем третьем топонимическом поясе для станицы Гривенской и хутора Лебеди и общем поясе для станиц Петровской и Черноерковской. Внешней границей этого пояса может быть: а) отдаленность от населенного пункта (“дальше уже не ходят”); б) естественная граница (например, река Протока разделяет топонимические пояса станиц Черноерковской и Гривенской); административная граница (в меньшей степени), т.е. граница района, станичного юрта и т.д.;

Языковый аспект. Топонимы третьего пояса (равно как и других поясов) станиц Петровской, Черноерковской, Гривенской и хутора Лебеди существуют в двух формах: официальной - русской и местной - украинской (в ее черноморском варианте – так называемой “балачке”);

Местные названия. Встречаются в третьем поясе местные названия, не совпадающие с официальными. Так, например, лиман Сладкий (назван по вкусу воды) местные жители называют еще “Венецией” (объясняют тем, что здесь рыбаки отдыхают семьями, есть хороший пляж) [34]. Третий Горький лиман называют “Морской” (упирается в Азовское море) [35].

Известность топонима. В третьем поясе “культурно-топонимичес¬кого пространства” есть известные топонимы и топонимы, о которых знают лишь немногие. Это зависит от многих факторов: близость объекта к населенному пункту; его величина; возможность хозяйственного использования (например, водится ли в лимане достаточно рыбы, можно ли добывать соль и т. д.); близость от путей сообщения.

Примечания

1. Архив отдела фольклора и этнографии Центра народной культуры Кубани (АОФЭ ЦНКК). Полевые материалы ФЭЭ-95. К/к № 687.
2. Там же. К/к № 687.
3. Там же. К/к № 686.
4. Там же. К/к № 687.
5. Там же. К/к № 693.
6. ГАКК. Ф. Р-105. Оп. 1. Д. 123. Л. 2 об.; Лебедевский хутор // газ. Кубанские областные ведомости. 1915 г., 2 марта.
7. АОФЭ ЦНКК. Полевые материалы ФЭЭ-95. К/к № 693.
8. Карта Кубанской области и близких к ней Черноморской губернии и Сухумскаго округа / Сост. Н.С.Иваненков. Масштаб 1:420000. Екатеринодар, 1904.
9. АОФЭ ЦНКК. Полевые материалы ФЭЭ-95. К/к № 693.
10. Там же. К/к № 692.
11. Там же. К/к № 714, 715, 716.
12. ГАКК. Ф. 721. Оп. 1. Д. 122. Л. 29.
13. АОФЭ ЦНКК. Полевые материалы ФЭЭ-95. К/к № 716.
14. Там же. К/к № 716.
15. Там же. К/к № 715.
16. Там же. К/к № 714.
17. Там же. К/к № 715.
18. Там же. К/к № 715.
19. Там же. К/к № 714.
20. Там же. К/к № 714.
21. Там же. К/к № 714.
22. Там же. К/к № 715.
23. Там же. К/к № 760.
24. Там же. К/к № 760.
25. Там же. К/к № 714, 715.
26. Там же. К/к № 715.
27. Там же. К/к № 687.
28. Там же. К/к № 760.
29. Там же. К/к № 760.
30. Там же. К/к № 760.
31. Там же. К/к № 760.
32. Там же. К/к № 693.
33. Там же. К/к № 687.
34. Там же. К/к № 716.
35. Там же. К/к № 716.

Опубликовано: Интеграция науки и высшего образования в социально-культурной сфере. Сборник научных трудов. Вып.4. Т.2. Краснодар, 2006. С.425-430