С.В. Самовтор

16 ноября 1910 года войсковой архивариус И.И. Кияшко в рапорте наказному атаману Кубанского казачьего войска сообщает о "неопределенности и даже несообразности" названий некоторых станиц. "Старые же станицы, - пишет И.И.Кияшко, - получившие свои названия от куреней, бывших еще в Запорожье, невольно пробуждают воспоминания о предках – Запорожцах и их былой славе и подвигах". На будущее он рекомендует давать новые названия "если не в честь особых подвигов казачьих, то хотя бы в честь наших атаманов-орлов, которые создали седую казачью славу и приобрели нам этот обильный и раздольный край” (ГАКК. Ф.396. Оп. 1. Д.10228. Л.1.) .

Наказный атаман Кубанского казачьего войска генерал-лейтенант М.П.Бабыч, одобрив необходимость наименования вновь образующихся станиц в память исторических лиц и событий, вместе с тем приказал доставить ему сведения о станицах, образованных за последнее время, таких как Привольная, Раздольная, Веселая и т.п., названия которых требовали пояснения. На запросы войскового начальства правления большинства станиц так и не смогли дать вразумительного объяснения названию своей станицы. Им в пример была приведена инициатива жителей хутора Величковского, которые ходатайствовали перед высшими инстанциями о переименовании их хутора в станицу Чепегинскую, о чем есть журнальное постановление Кубанского областного правления от 7 сентября 1909 года. "Если желательность переименования некоторых станиц и хуторов будет признана необходимой, - указывал наказный атаман, - то не признано ли будет также нужным предложить этим станицам поступить в деле переименования по примеру хутора Величковского? (Там же. Л.1-1 об.) "

На войсковой штаб Кубанского казачьего войска легла вся основная работа по выяснению названий станиц и хуторов, а также по составлению списков имен и событий из Запорожской и Кубанской истории, которые предлагались в качестве новых названий. Руководителем начавшейся кампании по переименованиям был начальник войскового штаба Кубанского казачьего войска генерал-майор А.И.Кияшко, главным же научным консультантом стал его брат, известный кубанский историк, войсковой архивариус И.И.Кияшко. Братья Кияшко активно включились в работу – Иван Иванович составил списки имен и событий, а также краткие исторические справки к некоторым из них, Андрей Иванович вел переписку с атаманами отделов, со станичными и хуторскими правлениями. "В целях воспитания молодого поколения в духе великих предков, – писал начальник войскового штаба в отзыве атаману Таманского отдела, – а также в видах увековечения славных имен и событий из истории Кубанского казачьего войска... намечается переименование в исторические славные имена некоторых населенных пунктов в войске, из коих очень многим присвоены или ни на чем не основанные имена, или с добавлением "ново" названиям станиц, из выселенцев коих образовался хутор, или же, наконец, по названиям балок, речек и прочее… Что же касается вопроса о выборе новых названий, то к разрешению его не может встретиться особых затруднений, так как История Кубанского казачьего войска полна подвигами проникнутых чувством долга верных сынов Великой Родины и в ней содержится богатый выбор таких названий" (ГАКК. Ф.396. Оп. 1. Д.10228. Л.51.) .

Подобные отзывы рассылаются атаманам всех семи отделов Кубанской области, где прилагались списки населенных пунктов "с ничего не выражающими названиями", которые желательно заменить на другие, "более говорящие уму и сердцу казачьему имена" (Там же. Л.51.)  (в рамках настоящего сообщения рассматриваются, прежде всего, "черноморские" отделы – Ейский, Екатеринодарский и Таманский – С.С.).

По мнению войскового штаба в Екатеринодарском отделе следовало переименовать станицы Бейсугскую, Убинскую, Кирпильскую, Раздольную, Крепостную и хутора Бузиновский, Ладожский и Марьянский. Требовалось уточнить происхождение названий станиц Смоленской и Калужской (ГАКК. Ф.396. Оп.1. Д.10020. Л.2.) .

В Ейском отделе, согласно отзыву войскового штаба, переименованию подлежали станицы Веселая и Привольная и хутора Придорожный, Широчанский, Албашский, Веселый, Кугоейский, Новопашковский, Новопластуновский, Новосергиевский, Новотитаровский, Старокорсунский, Старовеличковский, Сосыкский. Да и сам Ейский отдел предлагалось переименовать в Запорожский, поскольку "отдел, населенный преимущественно потомками Запорожцев по справедливости должен был бы носить название по имени этих славных рыцарей" (Там же. Л.1-2.) .

К населенным пунктам с "ничего не значащими названиями" Таманского отдела были отнесены станица Понурская и хутора Голубицкий, Гречаный, Новораевский, Роговской, Степной, Черноерковский и Желтые Копани. Требовалось также донести в войсковой штаб об основаниях "в силу коих получили свои названия станицы Фонталовская, Новониколаевская, Анастасиевская, Холмская, Ольгинская и хутор Андреевский" (Там же. Л.2 об.).

К вышеупомянутым отзывам прилагался также "Перечень исторических лиц и событий, имена и названия коих желательно увековечить в (название отдела) отделе" (ГАКК. Ф.396. Оп.1. Д.10228, Л.52; Ф.396. Оп.1. Д.10020. Л.4-6.) .

В Екатеринодарском отделе предлагалось увековечить имена наказного атамана Черноморского казачьего войска генерал-лейтенанта Н.С.Заводовского, известного кубанского историка генерал-лейтенанта И.Д.Попки, командира отдельного Кавказского корпуса генерала-от-артиллерии А.П.Ермолова, и.д. наказного атамана Черноморского казачьего войска Л.И.Кусакова, участника геройской защиты Ольгинского укрепления есаула Дроника, наказного атамана Кубанского казачьего войска генерал-лейтенанта графа Ф.Н.Сумарокова-Эльстона, наместника Кавказского графа И.И.Воронцова-Дашкова (ГАКК. Ф.396. Оп.1. Д.10020. Л. 4 об.) .  

"Перечень исторических лиц и событий..." предложенный для названий станиц Ейского отдела: Измаил – "Крепость взятая при доблестном участии запорожцев в 1790 г."; Хортицкая, Томаковская, Базавлуцкая, Чортомлыкская, Подпильная - Запорожские Сичи; гетман Малороссии Сагайдачный; войсковой судья Черноморского казачьего войска А.А.Головатый;  войсковой атаман  Черноморского казачьего войска генерал-майор Т.Т.Котляревский; генерал-майор Я.Г.Кухаренко – черноморский писатель, историк, этнограф, военный и общественный деятель, друг Т.Г.Шевченко; атаманы Черноморского казачьего войска полковник Г.К.Матвеев, генерал-майор А.Д.Безкровный, генерал-лейтенант Г.А.Рашпиль (Там же. Л. 5.).  

В "Перечень исторических лиц и событий, имена и названия коих желательно увековечить" для Таманского отдела вошли: генерал-майор М.Г.Власов и Калаусская битва в 1821 г. "В этой битве начальнику кордонной линии генералу Власову с незначительным числом конных и пеших казаков удалось уничтожить огромное скопище шапсугов" – объясняет И.И.Кияшко этот выбор; Иван Дмитриевич Сирко – "Кошевой Атаман войска Запорожскаго"; полковник Л.Л.Тиховский – "геройски погибший на Ольгинском посту"; граф Иван Васильевич Гудович – "Кавказский Наместник, взявший Анапу в 1791 г."; С.И.Белый – "Кошевой Атаман верных казаков Черноморских"; генерал-майор Пшекуй Могукоров – "Окружной Начальник Таманского военного округа с 19 августа 1846 г. по 6 апреля 1859 года"; сотник Горбатко – "геройски погибший вместе с командой на Липовском посту в Неберджаевском ущелье"; Микитинская Запорожская Сичь (ГАКК. Ф.396. Оп.1. Д.10228, Л.52; Ф.396. Оп.1. Д.10020. Л.5 об.) .

И в Кавказском отделе, черноморском лишь частично, предлагались новые названия станиц из "запорожско-черноморского" списка: светлейший князь Г.А.Потемкин-Таврический – бывший запорожский казак Грицко Нечеса, а позже наместник Екатеринославский; гетман Малороссии Богдан Хмельницкий; генерал-лейтенант П.Д.Бабыч - командир Адагумского отряда и начальник Натухайского военного округа; генерал Косолап - наказный атаман Азовского казачьего войска (ГАКК. Ф.396. Оп.1. Д.10020. Л.6.). Из этого же списка для наименования станицы в Майкопском отделе было предложено имя войскового атамана Черноморского казачьего войска генерал-майор Ф.Я.Бурсака, начинавшего службу еще в Запорожском войске (Там же. Л.4.).

Таким образом, в Кубанской области предполагалось появление новых географических названий (ГАКК. Ф.396. Оп.1. Д.10228. Л.57-62.). В Екатеринодарском отделе станица Кирпильская должна была получить название Скобелевская (нереализовано), хутор Марьянский переименовывался в хутор Воронцовский в честь И.И.Воронцова-Дашкова (ныне станица Воронцовская), станица Бейсугская – в станицу Заводовскую (нереализовано) (ГАКК. Ф.396. Оп.1. Д.10228. Л.57-57 об.). В Ейском отделе станица Привольная должна была получить название Головатовская (нереализовано), хутор Придорожный переименовывался в хутор Кухаренко (нереализовано), хутор Новопашковский – в хутор Котляревский (нереализовано), хутор Новопластуновский – в хутор Подпильный в память Подпильной Запорожской Сичи (нереализовано), хутор Новосергиевский – в хутор Рашпилевский (нереализовано), хутор Старовеличковский – в хутор Томаковский в память Томаковской Запорожской Сичи (нереализовано), хутор Сасыкский должен был быть переименован в станицу Измайловскую в память взятия черноморцами крепости Измаил (нереализовано) (Там же. Л.59-60 об.). В 1910 году в Ейском отделе на дополнительном наделе станицы Новомышастовской появился хутор Кухаривский (ныне село Кухаривка), но он увековечивал в своем названии не имя генерал-майора Я.Г.Кухаренко, а имя его сына, атамана Ейского отдела и тоже генерал-майора А.Я.Кухаренко. Хутор Новопластуновский был переименован в хутор Бабычевский в 1912 году, не позже 1917 года он был преобразован в станицу Бабычевскую, а в 1923 году станица Бабычевская была переименована в станицу Новопластуновскую. В Таманском отделе же в основном сохранялись старые названия – предложение о переименовании хутора Новораевского в хутор Власовский так и не было осуществлено (ГАКК. Ф.396. Оп.1. Д.10228. Л.59.).

Больше года велась переписка с атаманами отделов, со станичными и хуторскими правлениями с целью выяснения происхождения различных географических названий. Одни населенные пункты смогли достаточно убедительно и аргументировано доказать историчность своего названия - станица Анастасиевская: "получила название в честь Ея Императорского Высочества Великой Княгини Анастасии Михайловны" (Там же. Л.59.), станица Ольгинская "названа в честь Ея Императорского Высочества Великой Княжны Ольги Николаевны" (Там же. Л.59.), хутор Голубицкий назван так поскольку "первым поселенцем был сотник Голубицкий, пришедший с запорожскими казаками первым на Тамань"( Там же. Л.59.), станица Андреевская получила название "в память чудесного избавления Их Императорских Величеств и семьи от угрожавшей опасности 17 октября 1888 года при крушении поезда на станции Борки в память св. Андрея Критского"( Там же. Л.59 об.).  Другие населенные пункты, например, хутора Широчанский и Веселый, отказались менять названия "во избежание расходов" (Там же. Л.60.). Сбор станицы Раздольной просит оставить прежнее название просто потому, что "жители привыкли к этому названию" (ГАКК. Ф.396. Оп.1. Д.10228. Л.57.). Большинство же станичных и хуторских обществ никак не захотели объяснять свой отказ изменять название.

Переписка с атаманами отделов выявила как сторонников, так и противников переименований. Убежденным противником изменения исторически сложившихся названий был атаман Майкопского отдела полковник П.П.Лагунов. "Старину надо хранить, а не забывать" - так он объясняет отказ жителей Гиагинской изменить ее название (Там же. Л.22.). 

Кампания по переименованиям продолжалась вплоть до отъезда с Кубани главного инициатора и организатора переименований генерал-майора А.И.Кияшко, назначенного в 1912 году наказным атаманом Забайкальского казачьего войска. Но и в Забайкалье он развернул столь бурную деятельность по переименованию населенных пунктов, что это подтолкнуло Военный Совет ввиду военного времени запретить переименования в казачьих войсках, за исключением случаев переименования в честь лиц императорской фамилии (ГАКК. Ф.318. Оп.6. Д.1061. Л.8.).

В эти годы на карте Кубани появились такие названия станиц, увековечивающие исторические имена, как Бабычевская, Чепегинская (ныне Чепигинская), Хмельницкая. Обращение к родовым истокам Кубанского казачества можно считать появление таких названий как Атаманская, Днепровская, Запорожская. Станица Бородинская увековечивала в своем названии участие казаков-черноморцев в Отечественной войне 1812 года. Большинство же станиц и хуторов, предполагаемых к переименованию, остались со своими прежними названиями.

Важным и интересным результатом проведенной работы было то, что в ходе переписки со станичными и хуторскими правлениями было выяснено происхождение названий многих населенных пунктов Кубани, а также было привлечено внимания широкой общественности к родовым истокам Кубанского казачьего войска, к лицам и событиям, оставившим глубокий след в его истории.


Опубликовано в сборнике: "Кубань-Украина: вопросы историко-культурного взаимодействия". Вып.2. Краснодар, 2007. С.95-99