Государственное учреждение
Краснодарского края
«Государственный архив
Краснодарского края»

Станица Чамлыкская одна из четырех станиц Лабинской линии, построенных в 1841 году. Горцы, населявшие местность между Кубанью и Лабою, имели русское подданство. Когда же с 1839 года русские начали строить вдоль Лабы цепь военных укреплений, горцы ушли за Лабу. Тогда же возникла мысль заселить богатые прилабинские степи казачьими станицами. В их числе была и Чамлыкская станица. Первыми поселенцами были казаки Кавказского линейного и Донского казачьих войск и женатые нижние чины регулярных войск Кавказской армии, пожелавшие поступить в казачье сословие.

В дальнейшем пополнение шло различными путями. Так 25 февраля 1849 года было определено поселить в этой станице 40 семей переселенцев из России, из числа 1950 семей, направляемых в том году на пополнение населения станиц Кавказского линейного казачьего войска.

В документах Государственного архива Краснодарского края есть приговор Чамлыкского станичного сбора от 20 февраля 1878 года о том, что "мы с общего своего согласия желаем принять в свою среду на всегдашнее жительство из числа жителей /расселяемой/ станицы Псеменской Ивана Евгениева Каракалова, Никиту Фёдорова Каракалова, Ефима Александрова Кныша, Сергея Степанова Телегина с их семействами..."

В ежегодных станичных отчетах первоначально отмечалось, что "станица Чамлыкская устроена в 1841 году просторными дворами и огорожена вокруг плетнем и окопана рвом, находится в хорошем состоянии". Население станицы росло медленно. В 1845 году проживало 808 мужчин и 783 женщины, а на 1 января 1863 года было 287 дворов, в которых проживало 1593 жителя, в том числе 10 иногородних.

Из общественных заведений в станице было станичное правление, сотенная канцелярия, станичное училище, казенная почтовая станция и питейный дом.

Жизнь налаживалась, население постепенно забывало о набегах горцев, о ночных дежурствах и больше внимания обращало на своё хозяйство. Побывавший в станице протоиерей Д. Успенский писал: "Храм этой станицы, несколько общественных зданий занимают очень красивое возвышенное место с пологими склонами на три стороны. Подошву склонов обрамляют несколько домов обывателей; остальное же население тянется по реке на десяток и даже более верст одной улицей, делающей те же зигзаги, какие делает река".

Жизнь в станице протекала как и в других: сев, сенокос, уборка урожая, пахота, проводы на действительную службу молодых казаков, именины, свадьбы, поминовения и т.д. Изредка какие-то события и происшествия, которые документировались на уровне войсковой канцелярии. Так 5 января 1859 года из Псебайского укрепления от командира Севастопольского пехотного полка наказному атаману Кавказского линейного казачьего войска генерал-майору Рудзевичу Н.А. ушел рапорт, в котором сообщалось, "что Воинский Начальник /атаман/ станицы Чамлыкской есаул Подрезов во время тревоги с 14 на 15 минувшего декабря месяца наказал плетью унтер-офицера Паукова, имеющего знак отличия военного рдена /Георгиевский крест/ и рядового Сидора Утку, имеющего нашивку из желтой тесьмы /за сверхурочную службу/. "Почтительнейше донося о сём Вашему Превосходительству, имею честь покорнейше просить распоряжения о произведении следствия..."

21 мая 1868 года в приказе наказного атамана Кубанского казачьего войска было объявлено о производстве в урядники Егора Караченцова и Лариона Жилина -депутатов Чамлыкской станицы на церемонии освящения пожалованного войску Георгиевского знамени и таких же полковых знамен.

25 декабря того же года в приказе объявлялось, что "во внимание к усердной службе производится мною в урядничье звание оспопрививатель Чамлыкской станицы Андрей Жугин".

26 мая 1891 года в таком же приказе объявлялось, что 26 мая того же года общество станицы Чамлыкской составило приговор "о высылке на два года для исправления поведения казака этой станицы, отставного бомбардира Егора Бодякина" и, что войсковой наказный атаман Кавказских казачьих войск, рассмотрев приговор "изволил приказать: отставного бомбардира Егора Бодякина за пьянство, нерадение к хозяйству и вообще дурное поведение выслать на два года на жительство в станицу Темнолесскую Баталпашинского отдела".

30 марта 1901 года в таком же приказе было объявлено о производстве инструктора казаков приготовительного разряда, старшего урядника Степана Жукова в вахмистры "за отлично-усердную службу по обучению молодых казаков".

27 апреля 1911 года в таком же приказе объявлялось, что "казак станицы Чамлыкской Дмитрий Савенко, присяги 1906 года, как осужденный приговором временного военного суда в городе Новороссийске к лишению всех прав состояния и ссылке в каторжные работы на четыре года, исключается один, без семьи, из войскового сословия вверенного мне войска, списков названной станицы и отчетности Управления отдела".

Бывали и более радостные события. Так 16 июня 1901 года в приказе наказного атамана Кубанского казачьего войска объявлено, что урядник из Чамлыкской станицы Капитон Жуков, присяги 1891 года, командирован на службу в Собственный Его Императорского Величества конвой. Этому предшествовала предварительная работа, так как к кандидатам предъявлялись особые требования как физического, так и морального порядка. Завершалась такая процедура отбора обсуждением на общественном сборе.

Казаки Чамлыкской станицы не хуже других несли службу на границе и во время войн. В документах штаба Кубанского казачьего войска сообщалось, что в станице проживает Георгиевский кавалер, отставной есаул Василий Некрасов.

Когда 16 мая 1901 года составили список Георгиевских кавалеров, то оказалось, что были живы Никита Касьянович Крутьков, получивший Георгиевский крест при защите станицы Подгорной в 1858 году, Лаврентий Николаевич Баранников, награжденный в 1861 году, Василий Иванович Долгов, Яков Алексеевич Жуков, Петр Меркурьевич Спицын и Ефим Григорьевич Умрихан, награжденные в 1863 году.

Во время Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Георгиевские кресты получили Никифор Онуфриевич Жилин, Трифон Иванович Камшин и Платон Степанович Ламсков - за подвиги при защите села Ольгинского в Сухумском округе; Леон Федорович Курпасов и Николай Афанасьевич Лебедев - в Красноводском отряде и Лука Михайлович Каристов - в Елисаветпольской губернии.

Росла в станице и сеть промышленных заведений. Так к 1900 году было маслобойных предприятий 1, кузнечных 4, бондарных 2, мукомольных 7, шерстобитных 2, чембарных 3 и канатных 1.

К 1914 году изменилась номенклатура и оборот промышленных заведений. Появилось 3 кирпичных завода, вместо маслобойни стал завод, сохранились оба бондарных заведения, мукомольных мельниц осталось 7, но 2 из них стали паровыми, появились 2 овчинные мастерские и 2 хлебных ссыпки, торговые заведения стали специализированные: мануфактурных лавок 14, мелочных 11, мясных 5, продажей швейных машин занималось заведение торговли.

К началу XX века это была вполне зажиточная станица. В ней проживало 11321 чел. обоего пола.

Станичный надел казачьего населения составлял 17504 десятины, который делился на 1478 паевых наделов. Пашня занимала 13632 дес, сенокосы 500, выпасы и выгоны 2259, леса 114 дес. и иные угодья 999.

Из общественных зданий можно отметить станичное правление, двухклассное /пять лет обучения/ и два одноклассных /три года обучения/ станичные училища, два одноклассных приходских училища, кредитное товарищество и общество потребителей.

Сохранялась Николаевская приходская церковь, построенная в 1864 году. Причтовой земли было 165 дес.

Основание: ГАКК, ф.252, оп.1, д. 413, лл. 212-213; ф. 256, оп. 1, д. 381, л. 1; ф. 318, оп. 1, д. 279, лл. 89-90; д. 370, л. 19; ф. 396, оп. 1, д.634, л. 198; д. 964, л. 929; д. 2892, л. 62; ф. 454, оп. 2, д. 1236, лл. 274б-274в.; Приказы Кубанскому казачьему войску 1868 г. /инв. № 8031, л. 121/, 1892 г. /инв. № 8168/, 1901 г. /инв. № 8227/ и 1911 г. /инв. № 8275/. Кубанский сборник, том II, Екатеринодар, 1891, с. 241; Кубанский календарь на 1914 г., Екатеринодар, 1914, сс. 426-427, 582-583; Исторический обзор Терека, Ставрополья и Кубани, Москва, 2008, с. 646.


Зам. руководителя Л.М. Пурас

Зам начальника отдела А.В. Бабич

10.09.2008 г. № 251