В 90-е гг. XVIII в. началось заселение казаками неосвоенного Правобережья Кубани. Северо-Западную часть края от Тамани до устья р. Лабы заселяли черноморские казаки, костяк которых составили бывшие запорожцы. Повелением Екатерины II им вменялась в обязанность охрана новой южной границы империи. Был заложен войсковой город Екатеринодар и первые 40 куреней. С 1842 г. они станут называться станицами. Почти одновременно с заселением Черномории происходило и заселение Северо-Восточной части края – от устья р. Лабы до Кавказской области (будущей Ставропольской губернии). Пионерами заселения здесь были донские казаки, основавшие Усть-Лабинскую, Кавказскую и другие станицы. Эти донцы вошли в состав Кубанского полка. В 1826 г. на Кубань были переселены казаки-хоперцы, составившие Хоперский полк. В 1832 г. казаки, жившие на военных линиях от устья Лабы до устья Терека, были объединены в Кавказское линейное казачье войско (КЛКВ). К 40-м годам XIX в. в северо-восточной части Прикубанья было поселено 36 станиц КЛКВ. По мере завершения Кавказской войны возводились станицы и в Закубанье. Так, к 1860 г. между рр. Лабой и Кубанью появилось 32 станицы.

В 1859 г. завершилась война на Северо-Восточном Кавказе. Выдающийся горской предводитель имам Шамиль не только покорился силе русского оружия, но и, узнав поближе Россию, призвал своих соотечественников верой и правдой служить ей. На Северо-Западном Кавказе война вступила в завершающую стадию. В связи с этим начались серьезные военно-административные преобразования.

8 февраля 1860 г. указом императора Александра II была образована Кубанская область, включившая в себя территорию Черноморского казачьего войска, северо-восточную часть Прикубанья, подчинявшуюся атаману КЛКВ и Закубанья. А 19 ноября 1860 г. последовало распоряжение военного министра Черноморскому войску впредь именоваться Кубанским казачьим войском (ККВ). В его состав вошли шесть первых бригад правого фланга КЛКВ, включавшие два Кавказских, три Лабинских, два Урупских, два Кубанских, два Ставропольских и два Хоперских полка. Вхождение в состав ККВ 1-го Хоперского полка предопределило старшинство всего Кубанского казачьего войска. 28 марта 1874 г. император официальным указом повелел считать его летоисчисление по старейшему в войске Хоперскому полку с 1696 г. В этом году хоперские казаки вместе с донцами и русскими солдатами взяли штурмом турецкую крепость Азов.

Создание Кубанского казачьего войска диктовалось, прежде всего, удобством военно-административного управления. На территории одной области должно быть и одно войско. По этому же принципу было организовано и Терское казачье войско на территории одноименной области. Принималась во внимание и некоторая изолированность черноморских казаков, унаследованный от Запорожской Сечи дух своеволия и автономности, что в определенной степени проявило себя в годы Гражданской войны. Объединение черноморцев, где преобладали украинцы, и линейцев с русским составом населения в рамках единого казачьего войска способствовало их консолидации на межэтнической основе, формированию субэтнической общности и общего самосознания – кубанские казаки.

В лице кубанских казаков государство получило не только отличных воинов, но и рачительных хозяев-земледельцев.

Создание Кубанского казачьего войска и рост населения обусловили унификацию земельных порядков в станицах. Выработалась демократическая передельно-паевая система распределения земли. Каждый казак с 17 лет мог получить паевой надел. С 1890 г. он составлял до 18 га. Но с ростом казачьего населения уменьшался. В 1917 г. уже был 7,6 га. И все же он был больше, чем у других групп крестьянского населения России. К тому же это были лучшие в стране земли. Экономические привилегии создавали условия для капиталистической модернизации кубанских казачьих хозяйств. В начале ХХ в. они вышли на первое место в стране по обеспеченности новейшей сельскохозяйственной техникой, а Кубань стала одним из крупнейших зернопроизводящих регионов России.

Однако за свои привилегии казакам приходилось расплачиваться постоянной воинской готовностью и службой. Да и снаряжение казаков на службу происходило за их счет. В начале ХХ в. казачьей семье это обходилось до 250 руб. – сумма немалая, если учесть, что 1 кг хлеба стоил несколько копеек.

Нелегким трудом достигалось казачье благополучие, кровью добывалась казачья слава. Не было ни одной войны России, в которой бы не участвовали кубанские казаки.

19 июля 1914 г. Россия вступила в невиданную в истории мировую бойню. Уже в первый день войны Кубань провожала на фронт казаков 2-го Полтавского и 2-го Кубанского полков. Причем казаки выставляли на фронт наибольший процент трудоспособного населения – в два раза больше, чем крестьяне. К 1917 г. в действующей армии сражалось более 106 тысяч кубанских казаков. Около 25 тысяч из них были убиты, ранены или пропали без вести. Более 30 тысяч получили георгиевские награды – престижные символы военной доблести.

В 1915 г. казаки вместе с русской регулярной армией приняли активное участие в спасении анатолийских армян, вырезавшихся турками. Нередко казаки подхватывали в седла армянских детей и увозили их с места побоища. Всего русскими воинами было спасено 375 тысяч армян. Не случайно в Армении есть памятники казакам.

1917 г. революционным набатом прозвучал над Россией. В первую очередь он затронул казаков-фронтовиков, которые в определенной мере испытали на себе влияние революционной пропаганды. Об этом с горечью писал организатор Добровольческой армии генерал М.В. Алексеев. Однако, вернувшись домой, кубанские казаки постепенно нейтрализовались в традиционной среде станичников и заняли выжидающую позицию. Атаман ККВ генерал М.М. Бабыч был отстранен от должности Временным правительством. На Кубани установилось троевластие: гражданские комитеты, большевистские советы и атаманское правление в станицах. В августе 1917 г. была созвана войсковая рада, на которой избраны войсковой атаман полковник А.П. Филимонов и Законодательная рада. Однако в марте 1918 г. большевики заняли Екатеринодар, и всюду стала устанавливаться советская власть.

Между тем из Ростова в поход против большевиков двигалась небольшая, в несколько тысяч человек Добровольческая армия генерала Л.Г. Корнилова, возлагавшего большие надежды на пополнение ее кубанскими казаками. Но большинство станичников продолжали сохранять вооруженный нейтралитет. Л.Г. Корнилов погиб под Екатеринодаром, а принявший командование А.И. Деникин увел добровольцев на Дон. Однако через несколько месяцев его армия вновь появилась на Кубани и 17 августа 1918 г. вошла в Екатеринодар. К этому времени казаки уже стали отходить от позиции сторонних наблюдателей. Нарастало негативное отношение к большевикам, которые разогнали Учредительное собрание, вводили в стране продразверстку и диктат комитетов бедноты. 24 января 1919 г. Оргбюро ЦК РКП(б) приняло циркулярное письмо, положившее начало массовым репрессиям против казаков. Решение это было вскоре отменено, но большинство кубанского казачества (более 100 тыс. человек) встало под знамена белой армии. Однако и эта основная часть его не была единой, постепенно разделившись на самостийников (главным образом бывшие черноморцы) и неделимцев (бывшие линейцы). Сепаратисты, преобладавшие в Раде, стремились утвердить суверенитет Кубани. На это А.И. Деникин ответил репрессиями. Казаки, которые раньше составляли основную часть его Добровольческой армии, стали покидать ее и расходиться по домам.

Весной 1920 г. белые части на Кубани потерпели поражение. В мае капитулировала в районе Адлера 60-тысячная Кубанская казачья армия генерала В.И. Морозова. Часть казаков перебралась в Крым к генералу П.Н. Врангелю. С разгромом его армии до 18 тыс. кубанских казаков покинули Россию, многие навсегда. Часть казаков продолжила борьбу с большевиками в радах бело-зеленого движения. Однако большинство казаков-станичников, устав от тягот Гражданской войны, вернулись к мирной хозяйственной деятельности, примирившись с новой властью. Казалось, этого хотело и большевистское руководство, в 1925 г. признавшее ошибочным негативную политику в отношении казачества. Но уже через два года начинаются аресты и расстрелы бывших «белослужащих». Создаются печально известные «тройки» полпредства ОГПУ, скорые на расправу.

В конце 1920-х гг. начинается коллективизация, выселение кулаков и принудительная организация хлебозаготовок. Станицы, не выполнившие плана хлебозаготовок, заносились на так называемые «черные доски». Они подвергались экономической блокаде, доводившей казаков до голода. Жителей наиболее «провинившихся» станиц выселяли в северные районы Урала. Так, из станицы Полтавской, переименованной в Красноармейскую, выселили до 3 тыс. семей, из станицы Уманской, переименованной в Ленинградскую, более 1,2 тыс. семей. Тысячи казачьих семей отправили на Урал из Урупской, Платнировской, Бейсугской, Новорождественской, Пластуновской и других станиц. Всего около 60 тыс. человек.

Репрессии, агрессивная антирелигиозная политика, скоропалительная коллективизация, голод 1932/33 годов нанесли жесточайший удар по хозяйственному укладу казачества, его самобытной культуре, духовным традициям, но складывавшийся веками менталитет казачества они уничтожить не смогли.

Великая Отечественная война вновь зримо напомнила о казачестве.

Уже в первые две недели после начала война в военкоматы Краснодарского края поступило 12 тыс. заявлений от казаков с просьбой послать их на фронт. В декабре 1942 г. были сформированы 10-я, 12-я и 13-я Кубанские казачьи кавалерийские дивизии. В январе 1942 г. они вошли в состав образованного 17-го казачьего кавалерийского корпуса. В ознаменование его боевых успехов в августе 1942 г. он был преобразован в 4-й Гвардейский казачий кавалерийский корпус, а в январе получил наименование Кубанский. Успешно воевали казаки и в других кубанских кавалерийских дивизиях.

В то же время, объективности ради следует сказать, что часть казаков встала на путь сотрудничества с оккупантами. Это были в основном те, кто жаждал возмездия за незаконные расправы, спецпоселения, раскулачивание, кто поверил обещаниям в автономность казачьих областей под германским протекторатом. Их трагедия заключалась в том, что они не поняли того, что хорошо, например, знал А.И. Деникин – политические режимы приходят и уходят, а Родина всегда неизменна и требует защиты от завоевателей.

После войны на традиционных парадах еще можно было увидеть гарцующие кавалькады конных кубанских казаков. Однако постепенно казаки нисходили с исторической сцены, и казалось бы навсегда. Но вот в конце 1980-х гг. с началом демократической перестройкой казачество неожиданно для всех весомо заявило о своем существовании.

Как с небольшого ручейка начинается зарождение полноводной реки, так и с организационной деятельности небольшой группы энтузиастов стало набирать силу казачье движение на Кубани. В 1989 г. они создали любительский казачий клуб им. А.Ф. Бурсака. Его организаторами были доцент КубГУ В.П. Громов, преподаватель истории СПТУ Ф.Г. Бунин, ст. лейтенант внутренней службы А.Е. Берлизов, ст. научный сотрудник краевого исторического музея А.Г. Бурмагин и др.

В октябре 1990 г. состоялся первый съезд кубанских казаков, создана Кубанская казачья Рада, избран атаман В.П. Громов. Началась работа по воссозданию отделов, станичных и хуторских казачьих обществ. Все это проходило в непростой социально-экономической и политической обстановке в стране и на Кубани. В 1998 г. на большом сборе кубанских казаков было принято решение о вхождении в государственный реестр казачьих обществ РФ под историческим названием «Кубанское казачье войско». Его устав был утвержден Президентом РФ. Первым атаманом войскового казачьего общества стал В.П. Громов, которому был присвоен высший чин – казачий генерал. В 2007 г. на войсковом сборе ККВ войсковым атаманом был избран зам. главы администрации Краснодарского края Н.А. Долуда. В 2009 г. указом Президента РФ ему был присвоен высший чин – казачий генерал. О значении, которое придает казачеству современное руководство страны, говорит тот факт, что 12 января 2009 г. распоряжением Президента РФ Д.А. Медведева был создан Совет при Президенте РФ по делам казачества. В настоящее время в Совет, который возглавляет зам. руководителя Администрации Президента РФ А.Д. Беглов, входят министр обороны, начальник Генштаба, большинство зам. министров правительства РФ, губернаторы, войсковые атаманы, депутаты Госдумы и т.д.

В год 150-летия Кубанского казачьего войска его представляют 57 районных, 513 городских, станичных и хуторских обществ. В рядах ККВ сегодня более 130 тыс. казаков, из них 42,3 тыс. взяли на себя обязательства по несению государственной и иной службы. Казаки привлекаются для охраны общественного порядка, природоохранной деятельности, для охраны границы, противодействия незаконному обороту наркотиков и т.п. Много внимания уделяется просвещению казачьей молодежи. В крае 5 кадетских казачьих корпусов, более 400 общеобразовательных школ, имеющих классы казачьей направленности.

В системе ККВ действует 38 фольклорных коллективов, работают многочисленные спортивные секции, проводятся традиционные для казачества состязания, в том числе конные на кубок губернатора и войскового атамана.

Как видим, путь, пройденный Кубанским казачьим войском от его создания до современного возрождения, был своеобразным и тернистым. И с помощью исторической реконструкции мы в состоянии воссоздать его прошлое, но не в силах столь же адекватно нарисовать его будущее. Сейчас многие видят возрождение казачества как восстановление казачьего этносоциума с его традиционной культурой. Будущее казачества они связывают с утверждением казачьих обществ как органов сельского самоуправления в системе муниципального управления.

Однако, если мы обратимся к опыту истории, в том числе и к истории Кубанского казачьего войска, то с уверенностью можно сказать, что будущее казачества будет зависеть от воли руководства страны. Именно целевые установки и практические действия государственной власти в отношении казачества и будут определять вектор его дальнейшего развития.

В. Ратушняк, профессор,
член Совета при Президенте РФ
по делам казачества