73 года назад, 2 августа 1942 года, под станицей Кущёвской Краснодарского края была проведена героическая казачья конная атака, задержавшая продвижение фашистов на Кавказ.

Известно, что германское верховное главнокомандование придавало большое значение захвату Кавказа с его крупнейшей в то время нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленностью в СССР. Предпринимая наступление на Кавказ, руководство «третьего рейха» планировало захватить Майкопскую, Грозненскую и Бакинскую нефть, затем овладеть иранскими и иракскими нефтяными источниками.

Задержка на несколько дней продвижения фашистов на Кавказ позволило советским специалистам вывести из строя скважины в майкопских нефтяных районах, демонтировать и эвакуировать нефтяное оборудование. Но главным итогом было то, что перед всей страной и народом казаки и воины-адыги продемонстрировали беспредельную преданность Родине, непоколебимую волю к победе, мужество и героизм и убедительно доказали возможность успешной борьбы с сильным и коварным врагом.

В память о том событии в 1967 году благодарные потомки воздвигли памятник казакам-гвардейцам, в 2008 году к очередной дате был открыт музейно-туристический комплекс «Поле казачьей Славы», в 2014-м - музей боевой славы 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса.

В этом году 2 августа на Поле казачьей славы собрались жители станицы Кущёвской, местные казаки, казачата. Почётные места были отведены ветеранам легендарного 4-го гвардейского Кубанского кавалерийского казачьего корпуса и ветеранам 5-го гвардейского Донского казачьего кавалерийского краснознамённого корпуса.

В торжествах принимали участие казаки Ейского, Майкопского и Екатеринодарского отделов Кубанского казачьего войска во главе с заместителем атамана ККВ войсковым старшиной Константином Перенижко, а также делегации казаков Всевеликого Войска Донского и Терского казачьего войска.

Делегацию казаков Майкопского казачьего отдела возглавлял атаман подъесаул Александр Данилов.

В поминовении приняли участие и зарубежные гости – делегации иностранных военных- участников Международных армейских игр «Арми-2015», которые проходили в Ейске.

От имени атамана Кубанского казачьего войска казачьего генерала Николая Долуды собравшихся приветствовал Константин Перенижко.

На митинге выступили также глава Кущёвского района Владимир Ханбеков, заместитель атамана Всевеликого войска Донского Михаил Беспалый, депутат Законодательного Собрания Краснодарского края Николай Осадчий, сын участника Кущёвской атаки Георгий Гагай, другие официальные лица.

Говорили о величии подвига казаков в боях под станицей Кущёвской, о значении этого сражения во всей летней кампании Великой Отечественной войны в 1942 году, о единстве казаков Кубани, Дона и Терека. Казачьим «Любо» встретили собравшиеся предложение ветерана Великой Отечественной войны Владимира Ивановича Попова от имени ветеранов присвоить Кущёвской статус «Станица воинской славы».

Почётные гости, представители делегаций, ветераны возложили венки и цветы к памятнику казакам-гвардейцам, а военнослужащие Кущёвского авиационного гарнизона дали ружейный салют.

После торжественной части состоялся концерт, в котором приняли участие творческие коллективы Кущёвского района и Ейского казачьего отдела.

По традиции ветеранов и гостей пригласили на солдатский обед.

Николай Старков,
заместитель атамана Майкопского казачьего отдела,
подъесаул


Краткая историческая справка

Великая Отечественная война была одной из самых кровопролитных и тяжёлых войн, из всех, когда- либо пережитых Россией. Она была основным и самым тяжёлым этапом Второй мировой войны.

Одной из главных задач в планах нацистской Германии перед началом агрессии против СССР было обеспечение потребностей вермахта за счёт кавказской нефти. Предпринимая наступление на Кавказ, руководство «третьего рейха» планировало захватить Майкопскую, Грозненскую и Бакинскую нефть, затем овладеть иранскими и иракскими нефтяными источниками.

1 июня 1942 года на совещании в штабе группы армии «Юг» Гитлер заявил: «Моя основная мысль - занять область Кавказа, возможно основательнее разбив русские силы…Если я не получу нефть Майкопа и Грозного, то должен буду покончить с этой войной». Не менее уверенно распространялся о планах германского командования Геббельс. На офицерском собрании в Мюнхене он говорил: «Мы заняли страну на Востоке не только для того, чтобы ею обладать, но и для того, чтобы организовать её прежде всего для себя. Мы ведём войну за уголь, железо, нефть. Если к назначенному нашим командованием времени закончатся бои на Кавказе, мы будем иметь в своих руках богатейшие нефтяные области Европы. А кто обладает пшеницей, нефтью, железом и углем - тот выиграет войну».

В ряде документов и материалов вермахта неоднократно подчёркивалась мысль о том, что нефть является главным промышленным сырьём, и все вопросы, связанные с добычей и вывозом нефти, «при всех случаях должны стоять на первом месте».

Прорывом в Закавказье Гитлер рассчитывал также втянуть в войну против Советского Союза Турцию, соединиться с войсками Роммеля, действовавшими в Северной Африке, и далее наступать на Индию.

Большое внимание гитлеровцы уделяли подготовке к экономической эксплуатации Кавказа.

В Берлине в 1942 году был открыт специальный научно-исследовательский институт по использованию экономического потенциала Кавказа, в котором главное место отводилось нефтяным ресурсам.

Нефтяные богатства должны были перейти к акционерным обществам «Континенталь-Оль», «Ост-Оль», «Карпатен-Оль». Военная оккупация Кавказа предусматривалась на длительный срок.

Прямая угроза прорыва противника на Кавказ создалась в 1942 году. Гитлеровское командование приступило к осуществлению плана непосредственного овладения Кавказом. Этот план получил условное наименование «Эдельвейс». По этому плану немецко-фашистское командование хотело осуществить захват Северного Кавказа, а затем овладеть Закавказьем путём обхода Главного Кавказского хребта с запада и востока, и проникновения с севера через перевалы. Немецкое верховное командование надеялось, что после выхода в Закавказье Турция нанесёт удар по советскому Кавказу с юга, к тому времени на советско-турецкой границе уже были развёрнуты дивизии турецкой армии.

Жаркое лето 1942 года. Гитлер рвётся на юг - к нефти Кубани и Кавказа. В этом направлении наступали отборные части, несколько немецких и румынских горно-пехотных дивизий, части СС, словацкая моторизованная дивизия. Красная Армия отступала. Причём отступала с такой скоростью, что возникла опасность попадания разбитых частей в «котлы». До нефтяных промыслов Краснодарского края оставалось около двухсот километров.

24 июля 1942 года войска Южного фронта без приказа оставили Ростов-на-Дону, отошли на левый берег Дона и продолжали быстро, порой даже панически, отступать, не успевая привести себя в порядок и организовать оборону.

Чтобы прекратить отступление Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин издал приказ за № 227 от 28 июля 1942 года, в котором был проанализирован год войны и прямо говорилось: «Отступать дальше - значит загубить себя и вместе с тем нашу Родину…Ни шагу назад без приказа высшего командования».

Единственным боеспособным соединением, которое могло задержать наступление врага на южном направлении, был 17-й кавалерийский корпус под командованием генерала Н.Я. Кириченко. Корпус, сформированный в январе 1942 года из числа казаков-добровольцев, выполнял задачи по прикрытию и обороне побережья Азовского моря от возможных морских десантов врага от реки Кагальник до Таманского полуострова и ещё ни разу не участвовал в боевых действиях.

В состав корпуса входили две кубанские 12-я (командир И.В. Тутаринов) и 13-я (командир Б.С. Миллеров) и две донские 15-я (командир С.И. Горшков) и 116-я (командир Я.С. Шаробурко) дивизии.

Дивизии формировались в основном из казаков-добровольцев, не подлежащих мобилизации по возрасту и здоровью, а также тех, кто ещё не достиг призывного возраста.

В 13-ю кубанскую дивизию вошёл 29-й Адыгейский кавалерийский полк, сформированный в основном из жителей Адыгейской Автономной области. В нём были представители разных национальностей - русские, казаки, адыгейцы, армяне и пр.

В период формирования полка руководство ААО делало всё возможное, чтобы добровольцы были обмундированы с ног до головы и обеспечены всем необходимым для жизни, быта и успешной подготовки к предстоящим боевым действиям. На промышленных предприятиях и в колхозных кузницах ковали клинки, в шорнях готовили сёдла, на фабриках аульские и станичные умельцы кроили черкески, бурки, башлыки, бешметы, кубанки, брюки, сапоги. Изготавливали кинжалы, ножны, подковы, стремена, походные кухни, тачанки, обозные повозки. Были откормлены и выделены лучшие лошади со всем необходимым снаряжением и фуражом.

30 июля 1942 года приказом Северо-Кавказского фронта №00606/ОП корпусу была поставлена боевая задача: «занять оборону на южном берегу реки Ея на рубеже: Кущёвская - Шкуринская - Канеловская - Старощербиновская», оставив прежний рубеж обороны побережья Азовского моря под охраной Азовской военной флотилии.

Четверо суток продолжались оборонительные бои 17-го кавалерийского корпуса на рубежах этих станиц. В составе ударной группировки корпуса героически сражался 29-й Адыгейский добровольческий полк.

В этих боях принимала активное участие отдельная Орловская танковая бригада, находящаяся в оперативном подчинении командира корпуса. Танковая бригада была сформирована на базе Орловского танкового училища им. М.В. Фрунзе в спешном порядке - через 14 часов с момента получения приказа на формирование. Училище дислоцировалось в Майкопе.

Многие его курсанты - майкопчане, получили боевое крещение в боях под Кущёвкой. Впоследствии они героически сражались на фронтах Великой Отечественной войны, были награждены боевыми наградами, а Николай Кутенко и Владимир Юдин стали Героями Советского Союза. Их имена увековечены на мемориальных досках, установленных на зданиях школ, где они учились.

В боях под Кущёвкой 17-й кавалерийский корпус понёс тяжёлые потери - 2163 человека. Но эти смерти не были напрасными, атаки не были бессмысленными. Корпус в боях задержал наступление дивизий 17-й армии вермахта на четверо суток и оставил обороняемые позиции только по приказу командующего Северо-Кавказским фронтом маршала С.М. Буденного. За эти четверо суток отступающие части Красной Армии сумели привести себя в порядок, занять последующие оборонительные рубежи и оказать сопротивление наступающему врагу. За эти четверо суток Николай Байбаков (будущий министр нефтяной промышленности СССР), посланный лично И.В. Сталиным в Майкоп для вывода из строя нефтяных скважин, успел это сделать. Германия не получила ни литра майкопской нефти и была вынуждена в период напряжённых боёв снабжать горючим свои наступающие дивизии из Румынии.

Кущёвская атака вошла яркой страницей в историю Великой Отечественной войны как символ бесстрашия и героизма, боевого братства кубанских казаков и адыгов.

Казаки и адыги продемонстрировали перед всей страной и народом беспредельную преданность Родине, непоколебимую волю к победе, мужество и героизм и убедительно доказали возможность успешной борьбы с сильным и коварным врагом, своё превосходство в хитрости и силе удара.

В боях под Кущёвкой получил свою первую боевую награду - орден Отечественной войны I степени, Айдамир Ачмизов, ставший впоследствии Героем Советского Союза.

В результате задержки продвижения противника удалось другим соединениям Северо-Кавказского фронта избежать окружения и закрепиться на новых рубежах. Однако под натиском превосходящих сил Красная Армия продолжала отступать.

К концу дня 9 августа моторизованные части 1-й немецкой танковой армии ворвались в Майкоп. Первостепенной задачей было захватить горючее и нефть. Однако этим планам не суждено было осуществиться. Благодаря предпринятым партийными и советскими органами власти срочным мерам, ещё до 1 августа удалось эвакуировать вглубь страны свыше 600 вагонов с различным буровым оборудованием. Имевшиеся запасы сырой нефти были вывезены на переработку в Грозный. В соответствии с решением Государственного Комитета Обороны были выведены из строя все предприятия нефтепромыслов Майнефтекомбината, ликвидировано 850 скважин. Уже в ходе боевых действий на территории Краснодарского края было уничтожено более 52 тыс. куб. м. нефти, повреждены ёмкости, коммуникации, так что об использовании нефти Кубани и Адыгеи не могло быть и речи.

Для освоения Майкопского нефтеносного района вслед за танковой армией в Майкоп вошли специальные части немецких специалистов по нефтяному делу. Однако проводимые оккупантами облавы по обнаружению укрытого нефтяного оборудования, равно как и выявлению специалистов-нефтяников из местного населения не дали никаких результатов.

Вскоре после оккупации немецким командованием был создан специальный центр управления восстановления нефтепромыслов.

В Хадыженске был организован специальный лагерь военнопленных-нефтяников, однако работа и все мероприятия фашистов подавляющим большинством нефтяников саботировалась.

В результате за 5,5 месяцев оккупантам так и не удалось восстановить работу нефтепромыслов.

Восстановлению нефтепромыслов и добыче нефтепродуктов постоянно противодействовали партизаны и патриоты-нефтяники.

Берлинское радио в середине ноября 1942 года сообщило о том, что налажена работа Майкопских нефтяных промыслов и Германия обеспечивает свои потребности на 30% кавказской нефтью. Это не соответствовало действительности. Майкопской нефти фашисты не получили.

Значение подвига партизан, рабочих-нефтяников здесь трудно переоценить. За период борьбы в тылу врага только партизаны и подпольщики Кубани истребили свыше 12 тысяч гитлеровских солдат и офицеров, ранили 3 тысячи шестьсот и взяли в плен более 300 фашистов.

Кавказ очистится от захватчиков только после Сталинградской битвы, когда под угрозой окружения немцы будут вынуждены отступить. Однако осенью 1942 года Красная армия грамотно организованной обороной, не дала вермахту переломить ход войны.