Тиховские поминовения. Раннее утро 18 января 1810 года. Ольгинский кордон (в районе современного хутора Тиховского Красноармейского района). Река Кубань в то время была границей между Россией и территорией, подконтрольной Турции. Османская империя никак не могла смириться с потерей Кубани и всячески провоцировала горские народы, чтобы те совершали набеги на казачьи хутора и станицы.

В то время между Турцией и Россией шла одна из многочисленных войн. Набег горцев, если бы он удался, смог бы отвлечь силы русской армии с южного театра военных действий и серьезно ослабить Черноморскую оборонительную линию. Турецкие стратеги не исключали возможности выхода горцев, выражаясь современным языком, на оперативный простор, и тогда бы под ударом оказалась значительная часть кубанских земель и укреплений.

От героев былых времен

Отряд горцев численностью около четырех тысяч, в состав которого входили конные и пешие воины, попытался скрытно перейти Кубань и напасть на казачьи станицы. Накануне горцы намеревались захватить пост Съездной. Нападение, которое, возможно, было разведкой боем, было отбито. Вероятно, горцы решили, что после этого казаки ослабят контроль за границей. Однако они просчитались. Нарушение границы было обнаружено дозором под командованием есаула Ивана Плохого. Полковник Лев Тиховский, командовавший 4-м конным полком, приказал подать сигнал тревоги. Пешие горцы завязали перестрелку с казаками, а конная лавина в несколько тысяч всадников хлынула вперед. Вскоре они разделились на четыре колонны. Две пошли на станицы Ивановскую и Старо-Нижестеблиевскую, а две блокировали Славянский и Ольгинский кордоны. На помощь Льву Тиховскому пришла полусотня казаков есаула Гаджанова. В Ивановской горцы получили отпор стоявшей там роты егерей регулярной русской армии. Услышав пушечные выстрелы в своем тылу, конница горцев повернула назад. Казакам пришлось вести бой на два фронта: и с пешими, и с конными горцами. Более трех часов казаки не подпускали горцев к переправе, но соотношение сил было явно не в их пользу. Кончились заряды, последний раз выстрелила единственная пушка. К тому времени многие казаки были ранены, в их числе и Лев Тиховский. Когда кончились патроны, казаки, выхватив шашки, вступили в рукопашную схватку. Все 148 героев полегли на поле боя и ценой своей жизни защитили мирных жителей станиц и хуторов.

Их похоронили у Ольгинского кордона в братской казачьей могиле. В 1869 году на могиле по инициативе генерал-майора Василия Вареника был установлен большой каменный крест, что стоит и по сей день. 30 лет спустя вблизи поля боя образовалось казачье поселение, получившее название хутор Тиховский. Это место стало святым для казаков. Они ежегодно собирались здесь для того, чтобы почтить память героев. В первые годы советской власти, когда на казаков обрушились массовые репрессии, крест на могиле зарос травой и мало кто помнил о ней.

— Память о подвиге казаков советская власть не смогла стереть. И в те времена здесь полуподпольно собирались казаки. Старики нам рассказывали о событиях 1810 года, — говорит первый атаман Полтавского казачьего общества Валерий Миргородский. — Когда хутора здесь не стало, могила заросла, креста практически не было видно. В 1991 году мы привели в порядок это место, а еще десять лет спустя над памятным крестом была возведена часовня.

— Еще в начале 90-х годов сюда приезжало немного казаков. Все мы могли поместиться вокруг одного расстеленного на траве покрывала, — вспоминает один из ветеранов казачьего движения атаман Таманского отдела Иван Безуглый. — Моя жена, помню, жарила рыбу, мы садились и поминали наших предков. — А сейчас здесь ежегодно собираются тысячи казаков с семьями, детьми. Люди идут сюда сами, потому что память о подвиге Льва Тиховского и тех, кто погиб с ним в бою, для нас свята.

С возрождением кубанского казачества здесь снова стали проводиться поминовения. С каждым годом сюда приезжает все больше казаков. Многие из них с семьями и детьми.

Упокой, Господи, души убиенных воинов

В минувшие выходные в очередной раз прошли Тиховские поминовения. Около двух тысяч казаков собрались, чтобы почтить память предков.

Настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы станицы Полтавской благочинный церквей Красноармейского района игумен Симеон отслужил заупокойный молебен. Казаки возложили венки и цветы к могиле героев.

На площадке выстроились парадные коробки районных казачьих обществ. В одном строю стояли седобородые ветераны Кубанского войска, молодые казаки и ученики казачьих классов.

— Возродившееся казачество вспомнило о своих героях. Два десятилетия мы проводим поминовения на этом святом для всех нас месте, — открывая торжественный митинг, сказал первый заместитель атамана Кубанского казачьего войска казачий полковник Николай Перваков. — Мы доказали, что достойны их памяти. Сегодня возрожденное кубанское казачество имеет своих героев. Казаки сражались в Приднестровье, в Абхазии, в Чечне, пришли на помощь своим братьям в Крыму. Они с честью выполнили свой долг. Причем не по принуждению, а добровольно!

Глава Красноармейского района Юрий Васин отметил, что о подвиге казаков-тиховцев знают не только на Кубани, в России, но и за рубежом.

— Казаки во главе с Львом Тиховским отдали свои жизни за земляков, за родной край и навеки покрыли себя неувядаемой славой!

Торжественное прохождение казаков стало своего рода уменьшенной копией парада Кубанского войска в Краснодаре. Четко печатая шаг, по площади прошли казаки всех районных обществ Таманского отдела. Впереди каждого из парадных расчетов рядом со знаменем шагали казаки с обнаженными шашками. Черкески многих казаков украшали кресты и новенькие медали, полученные за воссоединение Крыма и его защиту. Часть наград наиболее отличившимся казакам в тот день вручил казачий полковник Николай Перваков, который вместе с добровольцами участвовал в обороне границ Крыма от неонацистской нечисти.

Торжественно клянусь!

После торжественного прохождения тут же, на площади, молодые казаки принесли клятву. По моим наблюдениям, их было около двухсот человек. Слова клятвы, благословение священника, поцелуй, запечатленный на полотнище знамени, и рукопожатие атаманов. Ставшие полноправными казаками молодые парни один за другим занимают место в строю.

— Испытываю чувство гордости, ответственности и какое-то ощущение трепетности от того, что дал клятву на этом священном месте, — поделился своими впечатлениями казак Славянского городского общества Иван Емельянов. — Никогда не забуду этот день, так же как и клятву верно служить своей Родине и кубанскому казачеству!

С удивлением увидел среди тех, кто готовился принести клятву, взрослую женщину.

— Что побудило вас вступить в ряды казачества?

— Я хочу быть полезной Кубани и России, так же как и мои предки, — сказала Галина Наколесева, младшему из троих детей которой накануне исполнилось два годика. — Я хочу, чтобы наши обычаи и традиции сохранились и крепли, чтобы мои дети и будущие внуки никогда не забывали, что они казаки!

Очень хотелось бы, чтобы скептики и откровенные недоброжелатели казачества послушали слова этой женщины. Возможно, тогда бы они по-другому взглянули на современное кубанское казачество.

Развернись, курень!

На поляне по традиции развернулись казачьи курени. Плетеные заборы, колодцы, предметы быта казачьих семей: утюги XIX века, орудия труда, старинные сабли и кинжалы, украшающие домотканые ковры. В общем, было на что посмотреть.

Николай Перваков, Иван Безуглый и Юрий Васин обошли все курени. Где-то им преподнесли караваи, где-то стопку горилки. Хозяйки куреней расстарались на славу! Таких вкусных вареников с картошкой, признаться, отроду не ел.

— Мы приехали в гости к родственникам, живущим в Славянске. Они уговорили нас приехать сюда. Я просто в шоке от увиденного! — поделилась своими впечатлениями жительница Екатеринбурга Ирина Городько. — Даже представить себе не могла, сколько интересного здесь. Теперь понимаю, что когда говорят о возрождении казачества на Кубани, то это не выдумки, а чистая правда!

Честно говоря, и я не ожидал подобного размаха! В карете восседает императрица Екатерина II. В сопровождении фрейлин она сходит на землю и спрашивает: «Так вот какие мои подданные — кубанские казаки! Жалую им землю кубанскую в вечное пользование!». И тут же ей подают жалованную грамоту, текст которой громко зачитывает казак в традиционном наряде запорожцев:

— Все состоящие на помянутой нами пожалованной земле всякого рода угодья, на водах же рыбные ловли остаются в полном владении и распоряжении войска Черноморского!

На спортивной площадке боксеры, бойцы-рукопашники, атлеты, выжимающие гири. Один из них без видимых усилий крестится пудовой гирей. Борцы демонстрируют различные приемы самбо, айкидо и ушу. Девчонки лет по 10—12 демонстрируют умение остановить вооруженного ножом противника. Рядом каратисты разбивают ударом ноги доски. На груди у многих золотые медали, полученные на российских и мировых чемпионатах. Да, казачья молодежь может дать фору своим сверстникам.

Разговор по душам

Улучив момент, попросил первого заместителя атамана Кубанского войска казачьего полковника Николая Первакова поделиться своими впечатлениями о Тиховских поминовениях.

— Порой еду на поминовения — и приходят разные мысли. Может быть, мы сами себе придумали казачью тему, развиваем ее, варимся в собственном соку, слишком погрузились в нее? А может быть, все, что мы делаем, кому-то уже поднадоело? А вдруг приеду, а здесь казаков будет мало? Ведь у каждого из них есть семьи, дети, свои дела в выходной день. И все же в очередной раз убеждаюсь в том, что мы на правильном пути. Да, не все в войске обстоит так, как хотелось бы, есть нерешенные вопросы, некие шероховатости и упущения. Мы ведь не воинское подразделение, а общественная организация, — раздумчиво говорит Николай Семенович. — И всякий раз, приезжая на поминовения, а мы в войске проводим их более десятка, видишь: у казаков есть потребность собраться и почтить память предков. Это жизненная потребность, которая вошла в плоть и кровь, причем не только у тех, кто стоял у истоков возрождения казачества, но и у молодежи. Вы посмотрите, сколько вокруг молодых лиц! Душа радуется! Я убежден в том, что у казачества есть будущее.

— Как вы считаете, может ли стать казачья идеология, основанная на патриотизме, духовно-нравственных ценностях, частью либо в целом идеологией современной России?

— Безусловно, поскольку казачья идея выжила — вопреки гонениям. То, о чем говорят на уровне государства: о развитии патриотизма, о необходимости развивать семейные ценности, — мы делаем, и делаем достаточно успешно. Но для этого необходимо более внимательное отношение со стороны руководства страны к казачеству. Так, как это было во времена Российской империи. Ведь тогда правительство внимательно и вдумчиво относилось к казачеству, на котором лежала охрана рубежей от Кубани и до Дальнего Востока.

Поделился своими мыслями с автором этих строк и атаман Таманского отдела Иван Безуглый.

— Итог нашей работы по развитию казачества принес, на мой взгляд, самое главное — возрождение казачьего духа. Сколько бы мы ни проводили военно-полевых сборов, сколько бы ни тренировали казаков, без истинно казачьего духа нам вряд ли бы удалось выполнить миссию в Крыму. Сила духа во многом формируется поминовениями. Когда мы вспоминаем героические подвиги предков, то это своего рода толчок, запускающий такие качества, как любовь к Родине, жертвенность, самоотверженность, отвага, которые у казаков на генном уровне.

— Если бы в Крыму, не приведи Господь, сложилась ситуация, подобная той, которая была здесь более двухсот лет назад, и 140 казакам пришлось бы держать оборону против двух-трех тысяч боевиков «Правого сектора» и прочих неонацистов, смогли бы они, на ваш взгляд, поступить так же, как и те, кто был под командованием Льва Тиховского?

— Я в этом не сомневаюсь, ибо связь поколений неразрывна.

К сожалению, пока не пришло время раскрывать все подробности о крымском подвиге Кубанского войска. Но одно можно сказать точно: Кубань может всегда рассчитывать на своих сынов. В обиду они свою землю никому не дадут.


Сергей Капрелов, 22.05.14
Материал с сайта газеты «Вольная Кубани» http://gazetavk.ru
Фото: Арсений Рябко, Кубанское казачье войско