Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Политический смысл современной интерпретации истории Кавказской войны XIX века

17.10.2012. Количество просмотров: 577

Герман Р.Э., к.и.н., филиал ФГОУ ВПО «Северо-
Кавказская академия государственной службы»
в г.Ставрополе, заведующий кафедрой
социально-гуманитарных дисциплин



По словам историка и экономиста Людвига фон Мизеса, «Политическая пропаганда может злоупотреблять выводами философской интерпретации истории. Однако не представляет особого труда отделить научное ядро доктрины от его политических искажений и модификаций».

Изучение истории Кавказской войны XIX в. – один из ярких примеров того, как политическая действительность оказывает непосредственное влияние на интерпретацию исторических событий, создавая целую серию «политических искажений и модификаций». История Кавказской войны, будучи сама по себе явлением сложным, все еще недостаточно изученным, неоднозначным и многоплановым, неоднократно становилась не только объектом пристального внимания политически ангажированных исследователей, но средством политического воздействия на этносоциальные группы, особенно в кризисные для российской государственности моменты. Именно с таким историко-политико-психологическим явлением мы сталкиваемся сегодня.

Выпячивание негативных сторон российско-кавказского взаимодействия, искажение истории кавказского региона выгодно тем, кто заинтересован в ослаблении России – либо в угоду собственным регионально-клановым интересам (этнократические элиты республик Северного Кавказа), либо для снижения геополитического влияния России в регионе и в мире, (европейские и американские ученые и политики, а также отечественные либералы-западники).

Кавказ принадлежит к таким геополитическим точкам, которые определяют соотношение сил. Выход России к Черному морю превратил кавказские проблемы в предмет весьма заинтересованного участия и интриг всей цивилизованной Европы. История кавказских войн XIX века предстает в трудах европейских исследователей в неприглядном для России свете.

Народы Северного Кавказа в полной мере испытали на себе весь драматизм нашего переходного времени. Процесс лихорадочной суверенизации в 1992 году выдвинул на первый план разномастные группы региональных элит, вступивших в ожесточенную борьбу за власть. Победителям требовались идеологические средства консолидации своих народов, своя «национальная терапия». Одним из мощных средств «исцеления» уязвленного национального чувства стала история.

Пример архаизации социальных отношений - это мифологическая интерпретация исторического прошлого. Тотальное обращение к истории Кавказской войны и ее односторонняя апологетика – пример из этого ряда, как отмечает Л. Гатагова. Когда в действительности ощущается потребность в позитивной идентичности, а реальность межгрупповых отношений в полиэтническом обществе давно уже лишила группу такого ощущения, тогда память реанимирует из прошлого те страницы, с помощью которых создается временно виртуальная этническая идентичность, единственно доступная порой общей массе и выгодная многим силам. Простые решения, ясный образ врага создает психологически комфортную картину мира для большинства. Выгодно обывателям, выгодно коррумпированным представителям органов власти, выгодно конкурирующим силам различного толка. Политизацией этничности они надеются обеспечить высокую степень групповой мобилизации, недостижимой в рамках иной социальной общности.

Наряду с прочими сюжетами на первом плане неизменно фигурирует тема Кавказской войны. В регионе, по существу, развернулась мощная кампания по раскрутке этой темы, на глазах превращавшейся из серьезного исторического сюжета в явление политического порядка. Общественный интерес к теме Кавказской войны имел место и в Чечне, а также в соседних республиках, однако нигде не достиг столь массового охвата, как в Дагестане.

Ныне подавляющему большинству региональных исследований присуща, к сожалению, безапелляционность, не подкрепленная (за редкими исключениями) серьезными доказательствами. Суждения о жестокой экспансионистской политике, колониальном гнете, ассимиляции, русификации, христианизации и геноциде заслоняют или крайне искажают реальную, куда более неоднозначную картину российско-кавказской истории.

История Кавказских войн XIX века и тема захватнической колониальной России, справедливо указывает Н. Нарочницкая, является чуть ли не нормативным клише исторического мышления отечественного либерала-западника, неутомимо воспроизводящего не что иное, как ленинскую большевистскую нигилистическую интерпретацию русской истории.

Опыт Кавказской войны нельзя трактовать как исключительно негативный: ибо за победой российской власти последовал самый длительный мирный период в этом всегда бурлившем регионе. Да и в период самой войны российская администрация на Кавказе не только руководила военными действиями, но развивала агроэкономическую инфраструктуру, заселяла регион, строила дороги, боролась с эпидемиями, организовывала торговлю с местным населением. Однако этот период дает назидательное представление о константах мировой политики вокруг этого региона, вызывает яркие аналогии с недавним международным спектаклем вокруг чеченской темы, что должно было бы побудить к исторической ответственности.

Этот далеко не полный исторический экскурс необходим для того, чтобы понимать, что такое Кавказ для России и что такое Кавказский узел в мировой политике, к которой сегодня добавилась яростная борьба за контроль над нефтяными и газовыми ресурсами и путями их транспортировки.

Здесь решающая роль принадлежит истинной патриотичности исследователей, ибо безоговорочно прав, на наш взгляд, знаменитый философ Иван Ильин, утверждая: «Беседуя с иностранцами о России, каждый верный русский патриот должен разъяснять им, что Россия есть не случайное нагромождение территорий и племен и не искусственно слаженный «механизм областей», но живой, исторически выросший и культурно оправдавшийся организм, не подлежащий произвольному расчленению».

Ловушка этноцентризма (взамен имперского догматизма партийной науки) стала новым тяжким испытанием для региональных историков. Удастся ли северокавказским ученым вызволить историческую науку из идеологического «заложничества» - покажет будущее.



XIV Адлерские чтения. Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Российское общество: историческая память и социальные реалии»/ Адм. Краснодар. края, Краснодар. регион. орг. о-ва «Знание» России, Кубан. гос. ун-т. – Краснодар: Традиция, 2008.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: История ККВ // 1792-1860 гг.

Рейтинг@Mail.ru