Бочкарева А.С. (г. Краснодар)

 

Символы и их сочетание используются как метод массовой коммуникации, метод, который весьма эффективен с позиций психологии. Разрушение политических символов является способом борьбы с властью и идеологией. Точно также и восстановление или возвращение исторических символов является отражением позиций новой власти, выражением ее идеологической направленности, попыткой обоснования тех положений, которые она пытается утвердить в обществе. С помощью символов можно уверить в правоте своих взглядов, привлечь на свою сторону больше сторонников. Умелый подбор символов может открыть доступ в подсознание человека, позволяя играть на глубинных, традиционных моделях поведения и мотивациях.

Советская власть в 1920-х гг. активно создавала собственные политические символы. Именно в них происходило пересечение и взаимодействие междисциплинарных интересов: культуры, искусства, политики, психологии, экономики, математики, социологии, права и многих других аспектов, присущих этому весьма многообразному явлению. Символы не всегда легко вычислить и структурировать в чистом виде. Чаще всего символы, а особенно символы политические, существуют в тесной взаимосвязи с другими символами и актами человеческой деятельности, что и придает им различные, часто «сросшиеся формы», делает их явными и скрытыми.

В качестве одной из разновидностей советских политических символов можно выделить символы-действия (ритуалы).

Символы-действия (ритуалы) включают в себя комплекс социально санкционированных форм поведения, символически воплощающих цели, ценности, нормы социальной жизни, интегрирующих и мобилизующих население на осуществление практических задач, которые ставились новой властью. К символам - действиям (ритуалам) можно отнести митинги, собрания, партийные съезды, конференции, праздники, парады, судебные процессы революционного трибунала, спортивные и оздоровительные мероприятия с участием политических фигур и т.д.

В советское время «вербальные и невербальные ритуалы заполнили жизнь рапортами, портретами, статуями и даже строго выверенным выходом на трибуны Мавзолея – в строгой очередности «приближенных» и «отдаленных», и с обязательным бегом детишек с цветами…в эти ритуальные минуты продолжались массовые физкультурные или военные действа тысяч;…а ведь миллионы и миллионы у репродукторов внимали с замирающим сердцем тому, как печатают шаг, как кричат «Ура!»….

Подобные советские торжества, проходившие в столице, стали образцовыми. Все последующие мероприятия в других городах и селениях представляли собой точную уменьшенную копию грандиозных столичных торжеств. Пpидaнию нoвым торжественным кампаниям oпpеделeнного единообразия способствовал основной принцип их организации. Планы празднований разрабатывались агитационным отделом ЦК ВКП(б) и рассылались на места в форме директивных и циркулярных писем, обязательных для исполнения. Циркуляры, рассылаемые на места, регламентировали буквально каждый этап подготовки и проведения всех мероприятий, включая перечень лозунгов, примерных тем для торжественных вечеров и сценарии художественных постановок. В итоге, Кубань переняла от столичных городов такие атрибуты как массовые шествия «фабрично-заводских и сельскохозяйственных рабочих, трудовых казаков, городской и станичной молодежи, а где возможно детей», детально распланированные и утвержденные агитотделом лекции, доклады, собрания, вечера воспоминаний, концерты, спортивные игры и т.д.

На Кубани популярностью пользовались своеобразные «живые картины». Их постановка предполагала наличие грамотных исполнителей и неоднократное репетирование. Так, например, программная установка партии на смычку рабочих и крестьян во время первомайских митингов изображалась следующим образом: в центре передвижной площадки стояли рабочий и крестьянин, пожимающие друг другу руки, по бокам − красноармейцы с винтовками в полной амуниции, представляющие собой стражей и гарантов этого союза. Основной смысл первомайского праздника, как дня международной солидарности всех трудящихся, выражали фигуры в гриме и рабочих блузах с надписями «Англия», «Франция», «Польша», «Италия» и др., простирающие руки к стоящему в центре с надписью «Интернационал». Свободный труд пролетариата представлялся в виде женщины, стоящей на пьедестале, задрапированной красной материей, окруженной красноармейцами с винтовками. В таких же несколько примитивных образах находили отражение международные события. Например, в первомайских инсценировках 1923 г. проявилась реакция на распространение фашизма: на одной площадке располагались фигуры с надписями «Фашизм», напротив стояла другая, с рабочим, держащим огромную метлу в руках, позади которого шесть красноармейцев направляли штыки в сторону «Фашизма». На фоне этих «живых картин» хор исполнял революционные песни «Интернационал», «Вы жертвою пали» и др. В практике массовой агитационно-пропагандистской работы выделяются и политические суды. В октябре 1921 года в Краснодаре был осуществлен показательный суд над новой экономической политикой. После определенной обработки сценарий этого мероприятия был рекомендован для применения по области.

Одним из направлений деятельности АПО на Кубани было использование такой формы агитации и пропаганды, как «Красный Караван». При создании «Красного Каравана» Политотдел 9-й дивизии исходил из того, что ударных тем агитации и пропаганды очень много, но привить их населению «с таким расчетом, чтобы расположить население к экстренному выполнению требований момента» достаточно сложно, а учитывая, что во время, «когда во что бы то ни стало, требуется в 2-х недельный срок вывести из станиц 8−10 тыс. пудов хлеба, увещеваниями и докладами подействуешь очень слабо», была найдена такая форма агитации и пропаганды, которая просто и наглядно показывала необходимость проводимых на Кубани мероприятий. Наряду с ораторами, раскрывающими смысл и назначение распоряжений центральной власти, в составе Красных караванов были актеры, не обязательно профессиональные, которые в коротких пьесах, поставленных под открытым небом, без декораций и занавес «ярко и живо рисуют безвыходность положения без проведения в жизнь известной меры».

Весной 1923 г. в Краснодаре проводился показательный судебный процесс революционного трибунала по делу епископа Ейского, викария Кубанского Евсевия и еще 19 человек, обвиняемых в контрреволюционных действиях и саботаже против изъятия церковных ценностей в мае 1922 г. Обвиняемый был признан виновным и приговорен к лишению свободы сроком на 7 лет «со строгой изоляцией».

Основной целью подобных мероприятий была необходимость «добиться осознания не только у организованного населения (рабочих делегаток Советов, учащихся и проч.), но и у неорганизованного той великой миссии, какая предстоит пролетариату в дальнейший борьбе за освобождение трудящихся всего мира от ига капитализма».

Таким образом, в изучаемый период политическая символика являлась самостоятельным элементом реализации власти, мощным средством психологического воздействия, эффективным средством в борьбе за утверждение и укрепление советской власти.



XVI Адлерские чтения. Личность, общество, государство. Проблемы развития и взаимодействия: межрегион. научн.-практ. конф., 2-6 окт. 2009 г.,/ Адм. Краснодар. края, Краснодар. регион. орг. о-ва «Знание» России, Кубан. гос. ун-т, Фил. С-Петербург. Ин-та внешнеэконом. Связей, экономики и права в г. Краснодаре. –Краснодар: Традиция, 2009.