Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Незамаевская трагедия в партийных документах

15.07.2013. Количество просмотров: 866

Дикий Евгений Александрович – краевед,
член Русского географического общества,
г. Краснодар, Россия. evgenijdikij1951@rambler.ru

 


Паны ж мои, паны ж мои,
Що вы наробылы?
Разигналы хлиборибив
В сырыйи могылы.
(Из кубанской казачьей песни)


В бывшем краевом партийном архиве, а ныне – Центре документации новейшей истории Краснодарского края мне довелось работать с материалами Павловского райкома ВКП (б) за 1924–1933 гг. Документы того времени характеризуются своей жесткостью, нападками, несправедливостью по отношению к отдельным людям, коллективам и населённым пунктам в целом, а пострадали только Незамаевская и входившая с 1926 г. в состав района Уманская. Хотелось понять, почему именно Незамаевская, а не другая станица, попала на «чёрную доску», почему ей суждено было испытать на себе тяжкое бремя голода, гонений, выселения.

Когда-то Незамаевское куренное селение поселили на северной окраине Черномории, у речки Ея. Пустующей земли вокруг было много, паши – сколько хочешь. Это позже нарезáли дополнительные наделы малоземельным станицам. Войсковое и отдельское начальство далеко, тракт и «железка» проходили за десятки вёрст. Вот и жили незамаевцы самостоятельно, вольно и даже вольготно. Службу несли хорошо, участвовали во всех военных кампаниях, но и свои права отстаивали гордо. Станичники долго не хотели вступать в колхозы, берегли своё добро и урожай, не хотели просто так расставаться с ним. «Ты нас не замай – и мы никого не тронем!» – как бы говорили они. Этот вольный дух, бесшабашность незамаевцев, возможно, в какой-то степени сыграли свою отрицательную роль в их судьбе.

Немного прояснилась ситуация при прочтении резолюции бюро РК ВКП(б) от 24 января 1931 года «Об организации МТС в станице Незамаевской»: «… принимая во внимание, что станица Незамаевская является самым отдаленным пунктом от райцентра и в политическом отношении неблагонадежна, так как на территории станицы в период гражданской войны находились белые войска, откуда реформировались отряды Белой армии. Кроме того, в станице Незамаевской имели свое прочное гнездо прямые пособники, высший слой духовенства (архиерей, протоиерей и т.п.).

Наличие этих факторов не могли не отразиться на закабалении основной массы станицы (батрачества, бедноты и середняков) и, несмотря на ряд принятых мер (посылки лучших работников и т. п.) в настоящее время эти факторы еще не сломлены, о чем свидетельствует то, что на протяжении ряда лет станица Незамаевская тянулась в хвосте по выполнению хозполиткампаний» [д. 62-а, л. 73].

1927 год: «В станице Екатериновской зажиточные хлеборобы ведут агитацию, что скоро будет война и Совет не нужно избирать, ибо скоро придут «наши» и тогда будет плохо. В Незамаевской станице кулацкая часть ведет явную агитацию о неявке на избирательные собрания, а бойкотировать таковые» [д. 32, л. 19].

С 1929 года начались кампании по сплошной коллективизации, раскулачиванию и против сокрытия излишек хлебопродуктов. Опять среди «нарушителей» незамаевцы: возбуждены уголовные дела «на гр-на Коробка Ивана Корниловича за укрытие хлебозерна со спекулятивной целью, а также привлечь к судебной ответственности гр-на Ячкулу Ивана за сокрытие хлебоизлишков с той же целью» [д. 45, л. 21].

Словно предчувствуя надвигающиеся трагические события, десятки ранее приехавших в наши станицы крестьян, так и не научившись говорить на украинском языке, стали уезжать в «русскоязычные» районы края и другие регионы Кавказа [д. 62-а, л. 30, 167]. К осени 1931 года процент казачьего населения в станицах составлял: Уманской – 67, Леушковской – 73, Екатериновской – 32, Незамаевской – 90…» [д. 62-г, л. 4].

Особенно часто и безжалостно стали «наезжать» на Незамаевскую в 1932 году. На бюро райкома и совещаниях «хлебной тройки», собиравшихся чуть ли не по 2 раза в неделю, постоянно заслушивались вопросы, в которых фигурировали незамаевцы:

«…247. О Незамаевской.…За обман партии, за проявление кулацкой политики, за сопротивление и невыполнение планов, за нежелание организовать массы на борьбу с потерями…» сняты с работы, исключены из партии и отданы под суд секретарь Незамаевского парткома Жуков и замдиректора Незамаевской МТС Сердюк, объявлены выговоры директору МТС Смирнову и председателю стансовета Фисенко» (протокол от 23.07.1932 г.) [д. 65, л. 35].

Некоторые руководители не выдерживали нападок и репрессий, сами уходили в мир иной: «…349. Сообщение тов. Косовцева (уполномоченного ОГПУ – Е. Д.) о самостреле предколхоза «Ударник» Букерова… Как симулянта, испугавшегося трудностей, быв. предколхоза «Ударник» Букерова из рядов партии исключить с преданием суду. Обязать Незамаевские организации разоблачить это дело, мобилизовав на выполнение планов сева и хлебозаготовок» (протокол № 23 от 14.11.1932 г.) [д. 65, л. 140].

Из протокола №24 от 26 ноября 1932 г. заседания бюро райкома ВКП (б): «…372. Решение бюро Крайкома от 25/XI–1932 г. Во исполнение решения бюро крайкома о занесении ст. Незамаевской на «черную доску», считать необходимым провести следующие мероприятия:

1. Поручить тов. Меняйло закрыть все магазины и вывести все товары как из магазинов ЕПО, так и из «Гортовских» магазинов.
2. Возложить на тов. Сердюк с привлечением работников райфо и соцзембанка взыскание с колхозов, колхозников и единоличников досрочной уплаты всех кредитов и денежных платежей (ЕСХН, самообложение, культналог, Госстрах, дорстроительство и т. д.), организуя в случае невнесения колхозами, колхозниками и единоличниками продажу имущества, согласовывая с тов. Будгером (секретарём РК – Е. Д.). Установить срок взыскания денежных платежей недельный.
3. Организация оцепления станицы с целью недопуска выезда в другие станицы на базары, организация охраны в станице и наблюдение за прекращением какой бы то ни было торговли в станице возложить на тов. Жихаревича (начальник милиции – Е. Д.). Поручить тов. Косовцеву дать необходимые указания тов. Жихаревичу.
4. Считать необходимым проведение повторной проверки и чистки колхозных, кооперативных и советских аппаратов в станице. Проведение этой чистки возложить персонально на тов. Калмыкова.
5. Просить выездную редакцию "Рабочий Ростов" переброситься из ст. Екатериновской в ст. Незамаевскую, обеспечив выпуск первого номера газеты не позже 28-го ноября. Поручить тов. Гапич (редактор районной газеты "Коллективист" – Е. Д.) обеспечить широкое освещение значения занесения ст. Незамаевской на черную доску, выслав для этой работы специальные бригады.
6. Провести сегодня 26-го ноября общестаничное партийное собрание и 27-го ноября заседание Пленума стан/совета с колхозным активом, после чего общее собрание по колхозам и бригадам, с объяснением на этих собраниях причин о занесении станицы на черную доску и мер, вытекающих из этого, с предъявлением на собраниях категорических требований, сроки выполнения отдельными колхозами и единоличниками заданий по уборке хлеба, обмолоту, ломке кукурузы, уборке масляных культур и выполнение плана хлебозаготовок в срок.
7. Поручить тов. Гапич и просить Камегулова развернуть организационно-массовую работу вокруг этих мероприятий. К утру 27-го ноября выпустить специальную листовку.
8. Просить комиссию по чистке провести в первую очередь по езамаевской парторганизации.
9. Поручить Заготскот тов. Рудакову обеспечить по станице Незамаевской выполнение мясозаготовок по всем секторам в десятидневный срок, обязав Лукашова выехать лично.
10. Снять с работы секретаря парткомитета ст. Незамаевской тов. Уварова как необеспечивающего выполнение решений крайкома и райкома по организации перелома в деле хлебозаготовок. Просить комиссию по чистке Уварова учесть это при определении вопроса о возможности оставления его в рядах партии. В целях укрепления парторганизации рекомендовать секретарем парткомитета ст. Незамаевской тов. Мельникова, культпропа райкома…» (далее в решении говорится о недостатках в работе других населённых пунктов района, в числе которых станицы Старо-Леушковская, Павловская, Атаманская, Екатериновская) [д. 65, л. 141–145].

«…388. О роспуске Незамаевского с/совета (Будгер). Ходатайствовать перед крайкомом партии распустить Незамаевский стан/совет как совершенно не обеспечивающий выполнение директив партии и правительства» (из протокола № 25 от 30.11.1932 г.) [д. 65, л. 151].

«…393. О ходе хлебозаготовок. – Отметить, что колхозы "Жлóбы", "Прогресс", "Красное Знамя", "Буденного", "Червонный Шлях", "Молотова", им. 1-й Конной Армии, "Коммуны Ленина", где парторганизации доподлинно мобилизовались на борьбу с саботажем, выполнили годовые планы хлебозаготовок…». Эти колхозы «взяли» встречный план, создали «буксирные бригады», чтобы подтянуть остальные хозяйства. В то же время резко критиковались незамаевские колхозы «Страна Советов», «Красный Кубанец», «Ударник», «Партизан», «Красная Звезда», «Коммуна Шевченко», «Чингарец», «Восток» (протокол № 26 от 7.12.1932 г.) [д. 65, л. 152–154].

Соответствующее решение принял и краевой комитет партии: «…397. Решение Крайкома ВКП (б) от 16 декабря о выполнении плана хлебозаготовок. …7. Предложить Незамаевскому парткому и уполномоченным района разъяснить колхозникам и единоличникам решение крайкома от 16 декабря, что в силу продолжающегося саботажа станица снята с обслуживания МТС, и предупредить колхозников и единоличников, что при отсутствии в ближайшие дни перелома в деле выполнения годового плана дополнительно к уже высланным из пределов края организаторов кулацкого саботажа будут высланы те граждане, которые злостно сопротивляются в деле выполнения хлебного плана. А так же категорически предупредить в последний раз Незамаевские колхозы, что в случае невыполнения преподанных годовых планов в срок, указанный райкомом, будут распущены как лжеколхозы...» (протокол № 27 от 17.12,1932 г.) [д. 65, л. 157].

«…408. О ходе выполнения решения крайкома ВКП (б) от 16 декабря (тов. Будгер, Соколов, Косовцев) (секретарь РК, уполномоченные партийной контрольной комиссии и ОГПУ – Е. Д.).

…Особенно бюро РК отмечает прямое игнорирование решений крайкома, граничащее с изменой партии со стороны райпрокуратуры и прямое предательство партии со стороны члена бюро райкома – редактора газеты «Коллективист» – уполномоченного по станице Павловской – Гапича.

…4. …За явно право-оппортунистическую практику, выразившуюся в прекращении ряда дел по станице Незамаевской, связанных с укрывательством и расхищением колхозного хлеба, прокурора Копачева исключить из партии, снять с работы и просить крайком ВКП (б) утвердить это решение (прокурор Копачев отложил 20 дел по единоличникам Незамаевской, посчитав их несправедливыми. – Е. Д.).

5. Члена бюро РК – редактора газеты «Коллективист» Гапича за прямое смыкание с классовым врагом, за укрывательство кулаков-родственников станицы Ст.-Леушковской, за скрытие материалов селькоров, разоблачавших его родственников-кулаков, за саботаж с его стороны как уполномоченного райкома по Павловской, реализации решения крайкома – как изменника делу партии из рядов ВКП (б) исключить, снять его с работы редактора и применить к нему меру высылки за пределы края…» (протокол № 28 от 22.12.1932 г.) [д. 65, л. 161–163].

И под конец года наступил черед станицы Уманской. То ли царское прошлое тяготело над ней (бывший центр Ейского отдела, место формирования Уманских полков, сочувствие белому движению в годы Гражданской войны), то ли явное недовольство уманцев вхождением летом 1926 года станицы в состав Павловского района, но и её постигла та же участь. (В 1927 году даже заслушивался вопрос «о недовольстве Уманской парторганизации, что её присоединили к Павловскому району, а не наоборот», протокол № 16 от 11.03.1927 г.) [д. 32, л. 37].

«…411. Решение бюро крайкома от 26.12. о ходе реализации выполнения плана хлебозаготовок (Будгер, Соколов). …несмотря на последние предупреждения крайкома от 16/XII и после решения бюро РК от 22/XII…

…2. Признать совершенно правильным решение крайкома ВКП (б) о занесении на «черную доску» станицы Уманской за злостный саботаж в выполнении хлебозаготовок и исключение из партии уполномоченного РК председателя РИКа тов. Волкова за явное оппортунистическое руководство и способствование классовому врагу…» (протокол № 29 от 26.12.1932 г.) [д. 65, л. 164–165].

Были исключены из партии и отданы под суд секретарь станичного парткома Незамаевской Кузьменко («дезертировавшего в момент напряжённой классовой борьбы»), председатели правления колхозов «Страна Советов» – Деревянко, «Чонгарец» – Шмыков, «Комсомолец» – Выкрист и бригадир Кривонос, пропагандист райкома Хорошилов, уполномоченный РК по Веселой Молчанов и многие другие партийцы. Ещё больше пострадало простых людей, колхозников и единоличников, «бедняков и середняков», «кулацких элементов». Так завершился 1932 год, принёсший много горя в казачий край. Но это было только начало трагических событий тридцатых годов.

Признаюсь – в архивных документах я ожидал прочитать самое страшное о событиях 1933 года: голоде, выселении жителей, трагической их гибели. Но в трёх томах архивных дел по Павловскому району, каждое из которых – под 200 листов, об этом почти ничего не сказано. Принимались решения о хлебосдаче, ремонте техники, полевых работах и т. п. Доставалось Павловскому зерносовхозу, артелям Атаманской, Старолеушковской, Павловской станиц, и гораздо реже, чем в 1932 году, – Незамаевским и Уманским колхозам. Вероятно, это делалось по указанию свыше, чтобы не афишировать голодомор в занесенных на «чёрную доску» станицах, не будоражить общественное мнение жителей. «Отыгрывались» на работниках разных уровней – от репрессий пострадали сотни партийных, советских, хозяйственных руководителей, бригадиров, механизаторов, партийцев и комсомольцев. Объявление выговоров, снятие с работы, исключение из партии и комсомола, направление материалов в суд и выселение за пределы края – такие меры принимались на каждом заседании райкома. Порой причины наказания работников были не обоснованы и до смешного абсурдны.

Павловская районная газета «Единство» не раз публиковала материалы о том страшном времени – воспоминания очевидцев и селькоров В. Ф. Задорожнего, Н. А. Сидоренко, Т. И. Клименко, А. И. Бессчётновой, В. Ф. Гуркалова и многих других. Вот как были отражены события 1933 года в партийных документах того времени.

Из протокола № 2 бюро РК от 12 января 1933 г.: «…За измену делу партии, срыв плана хлебозаготовок по ст. Ст.-Леушковской уполномоченного РК Федорова – из рядов партии исключить с преданием суду, Цибизова – исключить и выслать за пределы края, секретаря Атаманского партколлектива Пугачева – исключить и отдать под суд, Екатерининского – Рясного – исключить, директора Павловского зерносовхоза Мордивского – исключить, Холодова, Васяткина, Ширмана и Филькина, (Уманская) – исключить и отдать под суд как организаторов кулацкого саботажа, написавшим обращение рабочим Ростова кулацкого содержания. Директора Незамаевской МТС Смирнова за срыв повторного обмолота, за бездеятельность в деле ремонта сельхозинвентаря – снять с работы, материалы передать в КК (контрольная комиссия – Е. Д.)… Рассмотреть вопрос об уполномоченном РК т. Валюжском, если не будет обеспечивающего перелома в эти дни. Председателю с/совета ст. Екатериновской Мезенцеву – объявить строгий выговор.

…За особо-злостный саботаж станиц: Екатериновской, Ст.-Леушковской и х. Белого в качестве дополнительных репрессивных мер провести внутри станичные переселения злостных саботажников из лучших домов и лишение их усадебных мест в пределах от 30–50 хозяйств со вселением в эти дома преданных Советской власти этих-же станиц (бывших красных партизан, коммунистов и т. п.)» [д. 67, л. 4–5].

Из протокола от 21 января 1933 г.: «Особо предупредить парторганизации и колхозы ст. Незамаевской и персонально секретарей парткомов и пред/советов (находящейся на черной доске), Павловской, Ст.-Леушковской и Атаманской, которые предательски срывают выполнение плана хлебозаготовок, что в случае, если они не добьются в ближайшие 3 дня решительного перелома в деле завершения в срок данный крайкомом план хлебозаготовок, райком партии примет самые жестокие меры как к явным саботажникам, не желающих выполнять своих обязательств перед пролетарской страной» [д. 67, л. 22].

«…Признать, что явка Цибизова, Мельникова и Ермолаева в РК в пьяном виде с обвинением бюро в том, что из партии исключают лучших коммунистов ("посмотрим, как будут работать и выполнять план хлебозаготовок оставшиеся большевики…"» [д. 67, л. 24].

Из «Постановления бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП (б) "О продовольственной помощи для актива, колхозов и колхозников" от 23 февраля 1933 г.»: «Постановили: …Поставить на вид секретарю Павловского райкома т. Будгеру, председателю РИКа т. Ильченко …за формальное и бюрократическое отношение к директиве крайкома от 8 февраля, несмотря на факты прямого голодания в отдельных станицах, что говорит о том, что, несмотря на проведенное совещание в крайкоме во время пленума, они по-прежнему бюрократически относятся как к фактам кулацкой провокации и спекуляции якобы на голоде, так и в деле помощи действительным фактам нуждаемости отдельных добросовестных колхозников…».

Из протокола от 3 марта 1933 г.: «С отзывом тов. Будгер согласиться, откомандировав его в распоряжение крайкома. Избрать секретарем РК ВКП (б) тов. Барнбейм, провести это решение опросом членов райкома» [д. 67, л. 58].

«…Саботаж, организованный кулачеством на Кубани, нашел свое проявление и в школах нашего района. Со стороны части учительства были кулацкие, антисоветские выступления. В Павловских и Уманских школах имело место травля и притеснения детей бедноты и красных партизан. В станице Веселой был случай подвешивания пионеров…» [д. 67, л. 63].

Из протокола от 9 марта 1933 г.: «…Немедленно снять с ответственной работы исключенных из партии: Валюжский – заворг РК, Минин – зам. предрайисполкома, Боровой – секретарь КК РКИ, Цибизов – предрайколхозсоюза, Апанасович – предрайсовпрофа, Стариков – народный судья, Лактионов – управсоцзембанка, Попов – секретарь РИК, Лукашов – упрзаготскот, Дубоносов – заворг комсомола» [д. 67, л. 85].

«Об отказе тов. Колосовского от работы и поездки на посевную. Просить РКК рассмотреть вопрос о пребывании в партии тов. Колосовского, сдрейфившего перед трудностями и отказавшегося от поездки на посевную» [д. 67, л. 96].

«Несмотря на оказанную помощь (продовольствием, фураж, транспортные средства, уполномоченные) – Ново-Пластуновская и Незамаевская МТС систематически не выполняют ежедневного графика по севу… За недостаточное руководство, нежелание организовать работу тракторных бригад – директору Незамаевской МТС тов. Стекольникову объявить выговор».

«О продовольственной помощи ст. Уманской.

1. Отпустить из фонда продссуды колхозов муки для продпомощи истощенным нуждающимся колхозникам и единоличникам…
2. Обязать ячейку Уманской использовать эту помощь для ликвидации смертности от истощения и организации всех на борьбу за окончание сева…» [д. 67, л. 101].

«О положении с севом в Незамаевской МТС. Констатировать, что предупреждение бюро РК Незамаевской парторганизации не послужило для перелома в темпах сева. Станком, с/совет и отдельные коммунисты не извлекли для себя уроков и не организовали по-большевистски массу колхозников и единоличников на сев по-боевому, не использовали большую продовольственную и семенную, а также людьми помощь, оказанную Незамаевской МТС…

За неумение организовать ударников, а через них массу колхозников на слом кулацкого саботажа, на преодоление трудностей – Незамаевский станком распустить, секретаря станкома тов. Брюзгина снять с партийной работы.

За саботаж организации единоличников на сев председателя с/совета тов. Беденко снять с работы, исключить из партии.

За некорректное руководство бригадами, неуменье по-деловому организовать повседневную работу бригад по графику объявить выговор с предупреждением председателю колхоза "Чонгарец" тов. Ильяшенко» [д. 67, л. 103].

Из протокола от 15 марта 1933 г.: «О заметке "Гнилая политика работников милиции" в газете вагона [агитпоезда – Е. Д.] редакции "Труд" и "Пролетария" …Учитывая, что кроме факта позорного для работников милиции указанного в заметке имели место, в эти дни случай освобождения инспектором милиции ст. Веселой Гузия арестованных воров х. Упорного –

1. Прокурору в 3-х дневный срок привлечь виновных к ответственности.
2. Начальнику милиции т. Шабашеву объявить выговор и предупредить его о предании суду в случае повторения этих явлений.
3. Предупредить всех работников милиции и других административных органов о суровых карах за снисходительное отношение к ворам, расхитителям общественной собственности» [д. 67, л. 111].

Из протокола от 22 апреля 1933 г.: «О тов. Калабердине. За дачу согласия на прием в 9-ю тракторную бригаду в качестве учетчика Шостенко, исключенного из колхоза, репрессированного, сына пом. атамана и церковного старосты директору Павловской МТС т. Калабердину объявить строгий выговор с предупреждением с занесением в личное дело».

"О положении в Незамаевской.
1. …Принять меры к тому, чтобы 25 тракторов Павловского зерносовхоза из 50 назначенные крайкомом в виде производственной помощи начали работать 25.04 на полях колхозов Незамаевской МТС.
2. Направить в Незамаевскую 600 пудов из фонда актива и продссуды для помощи истощенным колхозникам и фондом продпомощи единоличникам ранее отпущенных Незамаевке.
3. Направить в Незамаевскую медицинский отряд в составе 5 человек для организации лечения и питания.
4. Командировать группу работников т.т. Абраменко, Семихненко, Алексеева, Меняйло, Кузькину, Перенашвили, Фурман для организации питания истощенных колхозников и единоличников и помощи Незамаевской парторганизации» [д. 67, л. 134].

Из протокола от 5 мая 1933 г.: «…Отпустить дополнительно 400 пудов (из фонда продссуды колхозам 300 пудов и единоличникам 100 пудов) для питания нуждающимся в помощь ст. Незамаевской» [д. 67, л. 143].

«О продовольственной помощи ст. Уманской. Выделить продпомощь и организовать продовольственные пункты с расчетом обслуживания на дому нуждающихся пищей в жидком состоянии.

…Использовать эту помощь для ликвидации смертности от истощения и организации всех на борьбу за окончание сева» [д. 67, л. 148].

«Об инструкции ЦК и СНК о новых методах работы в связи с новой обстановкой (т. Барнбейм)… Разъяснить всем коммунистам и комсомольцам, что победы партии в колхозном строительстве создают новую благоприятную обстановку, позволяющую, как правило, прекратить применение массовых выселений и острых форм репрессий в деревне. Заострить внимание всех коммунистов и комсомольцев на том, что новая обстановка требует перенесения центра тяжести на массовую политическую и организационную работу…» [д. 67, л. 155].

«За непривлечение коров в борозду» наказали секретаря партячейки колхоза «Безбожник», предколхозов «Заря» х. Междуреченского и «Пятилетка в 4 года» ст. Атаманской [д. 67, л. 161].

Из протокола от 2 июля 1933 г.: «Об охране урожая. ...В районе имеет место массовое срезание колосков, особенно на своих огородах (39 случаев, из них 7 случаев на общественных и колхозных полях). В основном резку производят кулацко-зажиточная часть и единоличники (из 34 случаев – 13 случаев относится к последним)… Из выделенных 224-х бригад удалено 33 объездчика как социально-чуждых и как неспособных нести охрану по старости, болезненному состоянию и т. д.» [д. 68, л. 43].

Из протокола от 15 июля 1933 г.: «О нападении на переселенцев ст. Ленинградской. Совершение нападения на переселенцев… со стороны разложившихся Ворошилова – сына торговки и Костюченко с возгласами "бей белорус" представляет собой вылазку классового врага, направленную на запугивание, терроризирование переселенцев с целью сорвать успешное проведение уборочно-хлебозаготовительной кампании…» [д. 68, л. 54].

Из протокола бюро от 2 октября 1933 г.: «3. Принять предложение тов. Гатина и просить КК ВКП (б) разрешить выделить из колхоза "Молот" ст. Старо-Леушковской 3-й бригады с преобладающим количеством вселяемых красноармейцев для организации нового колхоза» [д. 68, л. 139].

«О ходе сева единоличниками по Незамаевской. …За срыв сева среди единоличников и отсутствие борьбы за выполнение ими плана хлебосдачи – снять с работы председателя Незамаевского с/совета т. Мельникова. Вопрос о его партийности передать в РКК» [д. 68, л. 115].

Из протокола от 14 октября 1933 г.: «О бригадирах колхозов "Путь к коммунизму" и "2-я пятилетка". Бригадира 6-й бригады колхоза "Путь к коммунизму" Зубенко, ранее осужденного за преступное отношение к колхозному добру за то, что в дни ударного пятидневника по скирдованию не использовал 16 коров, переданных колхозниками в бригаду для работы по скирдованию, за то, что не обеспечил работу молотилки снять с работы и поставить вопрос перед колхозом об исключении из колхоза. Машиниста Аулу Дениса за то, что молотилка не работала 14.10 и 1/2 дня 15.10 поручить дирекции МТС оштрафовать.

Бригадир 2-й бригады колхоза "2-я пятилетка" т. Белоус, обходя прогульщиков своей бригады, застал колхозницу Шаховец лежащей в кровати, представившейся больной. Поверив ей, не организовав через фельдшера проверки, Белоус зачислил ее неявившейся по уважительной причине. По проверке оказалось, что Шаховец не была больна, что она, увидев бригадира, когда он заходил к соседу, легла в кровать, представив себя больной.

За то, что бригадир Белоус плохо борется с прогулами, не проверяет причины неявки на работу, объявить ему строгий выговор. Поставить перед колхозом вопрос об исключении из колхоза Шаховец за злостный подрыв дисциплины» [д. 68, л. 119].

Из протокола от 20 октября 1933 г.: «Об осеннем севе. ...Гибель в районе до 20 тыс. га озимой пшеницы 1932 г. явилось результатом кулацкого саботажа при отсутствии классовой бдительности и классового чутья колхозников, при слабой мобилизации колхозников на борьбу с саботажем. Вследствие этого имело место не выполнение плана сева в срок, нарушение агроправил (вредительский сев по бурьянам, мелкая вспашка, высушивание почвы вследствие больших разрывов между пахотой и боронованием, мелкая заделка семян, сев несчищенными и не протравленными семенами, снижение нормы высева)…» [д. 69, л. 45].

«…За вредительское отношение к уборке урожая, а именно припашка колосьев по неогребленному полю на участке 1-й бригады колхоза "Партизан", за преступно-халатное отношение к работе (пять дней не являлся в бригаду), чем разложил бригаду, за необеспечение продуктами для общественного питания колхозников (один раз варил горячую пищу) – бригадира 1-й бригады Жаданова Михаила снять с работы и отдать под суд» [д. 69, л. 129].

Из протоколов от 23 и 30 октября 1933 г.: «О дополнительном вселении красноармейских семей. ...План вселения 800 красноармейских семей: Ленинградская МТС – 200, Павловская МТС – 200, Незамаевская МТС – 200, Крыловская МТС – 100, Курчанская МТС – 100…» [д. 69, л. 132].

«О вселении красноармейских семей в станицы района. …В большей части домах переселенцев отсутствуют лампы, табуретки, топчаны, столы, особенно по колхозу "Кубанец" ст. Незамаевской… Нет повседневной систематической заботы о переселенцах. Крайне слабо поставлена организационно-массовая работа среди переселенцев и наоборот интенсивно ведется кулацкая контрреволюционная агитация классового врага среди переселенцев, направленная на срыв и дискредитацию переселения» [д. 69, л. 155].

«…Красноармейские переселенцы, прибывшие в ст. Незамаевскую со станции Ново-Леушковской, двое суток не были перевезены по вине Незамаевской МТС, проявившей бездушное бюрократическое отношение к важнейшему делу приема красноармейских переселенцев, непонимания всей полной важности этого мероприятия… Отказать 16 красноармейским переселенцам в Незамаевскую, а направить в Ново-Пластуновскую МТС…» [д. 69, л. 163].

Предстоит ещё изучить дела 1934–1937 годов, чтобы лучше понять трагедию кубанской станицы Незамаевской.

Источники

Центр документации новейшей истории Краснодарского края. Ф. 1384.
Павловский РК ВКП (б) Краснодарского края. Оп. 1. Дела 15, 32, 45, 62-а, 62-г, 65, 67, 68, 69.


Кубань-Украина: вопросы историко-культурного взаимодействия. Выпуск 5. / Сост. А. М. Авраменко. - Краснодар – Киев: ЭДВИ, 2011. 352 с.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: История ККВ // 1920-1989 гг. в СССР

Рейтинг@Mail.ru