В.И. Чёрный, 
кандидат исторических наук, профессор,
заведующий кафедрой новейшей
отечественной истории КубГУ

 

Краснодарский край был и остаётся важнейшим сельским регионом России. 

«Житница страны», «Жемчужина России» – такие названия прочно закрепились за краем. Кубань, располагая 0,43 % территории и 3,5 % населения, даёт стране около 8 % продукции сельского хозяйства, более 10 % зерновых, около 80 % риса и винограда. У нас производятся самые северные в мире чай и рис; промышленное виноградарство тоже претендует на роль самого северного.

Преодолев спад 90-х годов минувшего века, экономика края стала на путь устойчивого развития. В современных условиях, когда государство наконец-то стало выделять на развитие села значительные бюджетные средства, появилась возможность избавиться от неограниченного импорта продуктов питания, обеспечить продовольственную независимость. И даже – стать экспортёром сельскохозяйственной продукции.

Об этом мечтал – и всё делал для этого – наш выдающийся земляк Фёдор Андреевич Щербина. В конце ХIХ в., работая в составе правительственной комиссии, Ф.А. Щербина показал влияние урожая сельскохозяйственных культур на рост народного благосостояния.

Проблема обеспечения населения продовольствием всегда была актуальной в России – как до революции, так и после неё. Не накормила вдоволь страну и сплошная коллективизация. «Великий перелом», наоборот, усугубил некоторые проблемы. Потеряли актуальность проблема ценообразования, прибыли; возникла острая нехватка продовольствия; и это в итоге привело к невиданному на Кубани голоду 1933 г., к бесчисленным человеческим жертвам.

Начавшаяся в 1941 г. война ещё более обострила продовольственную проблему. В первый период войны фашисты оккупировали территорию, на которой выращивалось 50 % товарного зерна, 90 % – сахарной свёклы, получалось около половины мясомолочной продукции. Посевные площади в стране сократились более чем вдвое.

Война началась в пору, когда на Кубани созревал хороший урожай. Начавшаяся уборка проходила быстро и организованно. Это отметила и газета «Правда», которая писала: «Целые районы Краснодарского края убрали хлеб за 10 дней, вдвое сократив намеченные сроки. На полях работало поголовно всё население. За последние семь лет такие темпы были достигнуты впервые».

Половину кубанского поля убрали вручную. В основном – руками стариков, женщин, детей. Орудия труда были привычные – коса, серп, грабли. На уборке урожая работало 120 тысяч учащихся. Режим рабочего дня был везде один: начало – с трёх часов утра, окончание – в 12 ночи. Работать круглосуточно мешало лишь одно: роса. И в тылу всё было – как на войне: ни дети, ни взрослые себя не щадили.

По завершению уборки на хлебоприёмные пункты поступило хлеба почти в два раза больше, чем в 1940 г.

Темпы военной уборки были высоки. Но ещё выше стали цифры сдачи хлеба в «закрома государства».

Страна и фронт требовали зерна, поэтому из амбаров выгребали порой всё, до последнего зернышка…

Эта политика уже осенью 1941 года привела к острой нехватке муки на хлебопекарнях, породила острый дефицит хлеба.

Проблема усугублялась тем, что в это время в край прибыли более 40 тыс. беженцев, 13 тыс. раненых воинов.

Усложняла ситуацию и проблема колхозных рынков. Селянам не только не хватало транспорта для вывоза продукции в город – порой им нечего было везти. Практически вся продукция, получаемая на трудодни и с приусадебных участков, сдавалась в Фонд обороны, шла на скудное собственное пропитание.

Стали расти цены, сокращался ассортимент, росла спекуляция. Руководству городов и районов было поручено «взять в свои руки организацию колхозной торговли, усилить борьбу со спекулянтами и перекупщиками». К ответственности было привлечено 79 человек.

С приближением фронта резко увеличился приток раненых. И это также приводило к острой нехватке продовольствия. Ежедневно без хлеба оставалось 3 тысячи человек. Очереди в городе – от 600 до 1000 человек. Занимать очередь приходилось с трёх утра, стояли в них нередко по двое-трое суток. И это вызывало острое недовольство населения.

Для решения проблемы с 1 сентября 1941 г. в крае введена карточная система на хлеб, сахар, кондитерские изделия. Но карточками обеспечивались только жители городов и посёлков городского типа. Отпуск продукции был дифференцирован: выдавался по категориям и группам. На человека полагалось от 400 до 800 граммов хлеба.

Не давали карточек селянам, хотя многие из них жили в сёлах, а работали на заводах, железных дорогах, почте...

Карточки помогли не только обеспечить городское население хлебом, но и существенно его экономить. В Тихорецке в первый день выдачи хлеба по карточкам его было реализовано на 4 тонны меньше. Такое же положение было и в других городах.

Не продуманная до конца карточная система, злоупотребления при её реализации имели серьёзные негативные последствия для семей фронтовиков, беженцев-переселенцев, многодетных семей. Эти и другие семьи выручали лишь приусадебные участки. Подсобные хозяйства давали 65 % картофеля, половину овощей, 75 % животноводческой продукции, практически все ягоды и фрукты.

Из края в другие регионы вывозились тысячи тонн продовольствия.

Осенью 1941 г. отправлено: в Азербайджан – 1 400 тонн, в Узбекистан – 4 000 тонн, в Крым – 2 400 тонн, в Грузию – 8 500 тонн.

В этот период началась срочная эвакуация предприятий пищевой промышленности. Их продукция подлежала вывозу или уничтожению. Однако всё вывезти или уничтожить не удалось, многое досталось врагу.

В результате немецкой оккупации страна недополучила 36 миллионов тонн зерна. На Кубань выпала основная нагрузка по обеспечению армии и населения продовольствием. И это в условиях, когда резко сократились посевные площади, трудовые ресурсы. Снизились урожайность, продуктивность животноводства. Резко упала производительность труда.

Из колхозов, совхозов и МТС края для армии было изъято только автомобилей 745 единиц. Практически полностью прекратились поставки запасных частей, уменьшились объёмы горюче-смазочных материалов, удобрений.

В годы войны Кубань была и прифронтовым районом, и театром военных действий, и оккупированной территорией.

В 1943 г., после освобождения, несмотря на разруху, от Кубани потребовали значительно увеличить поставки зерна.

Для увеличения посевных площадей необходимо было разминировать тысячи гектаров полей. Фашисты оставили 563 минных поля. На них сапёры обезвредили 2,5 миллиона взрывоопасных предметов.

Практически сразу же после освобождения Кубани правительством принято решение о восстановлении Краснодарского края. МТС и колхозы вскоре получили запасные части к тракторам и комбайнам, благодаря чему было восстановлено более 7 000 тракторов, 3 600 комбайнов, 137 автомашин и много другой техники.

Краснодар вошёл в число пятнадцати городов, подлежащих первоочередному восстановлению. И это также говорит о том, какое значение в жизнеобеспечении страны придавало правительство нашему краю.

Посевной материал собирали по сусекам. Селяне из личных запасов сдали более 100 тысяч тонн семян различных культур.

Остро ощущались нехватка рабочих рук, квалифицированных кадров. До конца 1943 г. на краткосрочных курсах их было подготовлено 40 тысяч, квалификацию повысили 17 тысяч колхозников, рабочих совхозов и МТС.

При нехватке техники колхозники брались за ручной инвентарь. Не хватало рабочего тягла – впрягали домашний скот.

Вручную, под тяпку засеяли десятки тысяч гектаров.

Кубанцы более чем на 100 тысяч га перевыполнили план весеннего сева, сдали в хлебный фонд почти 600 тысяч тонн зерна.

В животноводстве положение было гораздо сложнее. Война, оккупация резко сократили поголовье. Животноводческие фермы приходилось строить заново. Однако и план по животноводству в 1943 году был перевыполнен. Правда, сделано это было за счёт личного скота колхозников и рабочих совхозов.

В 1944 г. колхозы и совхозы края сумели посеять зерновых почти на 160 тысяч га больше, чем в 1940 г. Сдали государству хлеба почти в три раза больше, чем годом раньше. В 1945 г. валовое производство сельхозпродукции не уменьшилось, в зерновой фонд поставлено на 40 тысяч тонн больше, чем годом раньше.

Кубань вновь стала главным регионом по производству озимой пшеницы.

В годы войны многие показатели измерялись в процентах, а валовое производство держалось в секрете. Но подсчеты дают возможность утверждать: Кубань дала государству не меньше, чем поставили нам по Ленд-лизу США в годы войны.

Наша Красная армия разгромила фашизм не только благодаря более совершенному оружию, стратегии полководцев, воинской доблести солдата, но и благодаря героическому тылу. В том числе – нашему, кубанскому.



Сборник материалов IX международной научно-практической конференции «Федор Андреевич Щербина, казачество и народы Северного Кавказа: история и современность» (г. Краснодар, 27 февраля 2009 г.). – Краснодар: ИМСИТ,2009.