Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Кубанская казачья эмиграция в Белграде

02.11.2011. Количество просмотров: 298

Н.А. Корсакова,
Краснодарский государственный
историко-археологический
музей-заповедник им. Е.Д. Фелицына


В конце 1920 и начале 1921 гг. около 100 тысяч российских казаков ушли в эмиграцию в страны Европы. Сербия, король Александр первыми протянули руку помощи российским эмигрантам. Сербия стала второй родиной для более чем 10 тысяч кубанских казаков (Науменко В. Из недавнего прошлого Кубани. – Белград, 1923. – С. 27–28.).

Белград в 20-40 годах ХХ в. – центр духовной и политической жизни российской и казачьей эмиграции. В Белграде, в бывшем здании Российского посольства, была организована «Державная комиссия» – фактически министерство по русским делам. Во главе комиссии стоял председатель, бывший русский посол в Сербии.

Сербское правительство возложило на эту организацию заботу о российской эмиграции. За счет сербского государства всем престарелым выдавалась пенсия, малоимущим – пособия, всех старались устроить на работу. Державная комиссия существовала вплоть до наступления немецких войск в 1944 г.

Особенно теплые отношения у короля Александра и населения Сербии сложились с кубанскими и другими казаками. Король Александр был знаком с русской историей, владел русским языком – он закончил Пажеский корпус в Петербурге. При крещении его сына и престолонаследника Петра в 1925 г. присутствовали казачьи атаманы: кубанский – В.Г. Науменко, донской – А.П. Богаевский, терский – Г.А. Вдовенко. Сербскому королю они подарили серебряную шашку, а наследнику – серебряный кинжал. В Белграде существовали русские кадетские корпуса, два женских института, русский госпиталь. По окончании кадетского корпуса многие казаки поступали в Сербское военное училище, шли служить офицерами в сербскую армию.

Самые значительные события в жизни кубанских казаков в 1921–1922 гг. проходили в Белграде. В самом центре Белграда на главной улице по распоряжению – и на личные средства – короля Александра было построено двухэтажное здание, на участке бывшего российского посольства – Русский дом. В нем были залы театральный и гимнастический, походная церковь, кафе, сувенирные магазины. Каждый месяц на русские вечера сюда стекалась русская эмиграция.

В Русском доме в Белграде находились и казачьи учреждения. Здесь проходили гастроли Кубанского Войскового певческого хора, станичных хоров и ансамблей. Сербия, Белград стали тем местом, где был не только восстановлен, но и достойно продолжил свой исторический путь Кубанский певческий хор (ГУ «Государственный архив Краснодарского края». Дневники атамана В.Г. Науменко за 1923 год. Ф. Р-1864, Оп. 1. Д. 10. Л. 13.).

В Белграде находились главные Кубанские казачьи учреждения: Войсковой штаб, Войсковая канцелярия, типография. Здесь издавались все казачьи журналы и газеты.

Огромный фактический материал по истории казачьей эмиграции содержится в журналах «Кавказский казак», «Вольная Кубань», «Кубанский календарь», «Атаманский вестник», «Терский казак» и др. В них были рубрики «Хроника казачьей жизни за рубежом», «Умершие казаки», «Письма с Родины», публиковались официальные сообщения, приказы. В статье «От кубанского атамана» В.Г. Науменко писал:

«Как отрадно читать такие издания, которые посвящены воспоминаниям славного прошлого наших казачьих войск. На этих воспоминаниях можно воспитывать наших детей, не видавших наших родных краев, не знающих их жизнь. Да и старый казак отдыхает душей, вспомнив старину. Я искренне желаю, чтобы то чувство братства и миролюбия, которое охватывает большинство из нас в дни великих праздников, стало бы постоянным, и чтобы казачество встало на старый путь единства, которое всегда было его отличительной чертой» (Науменко В.Г. От кубанского атамана // Кавказский казак. – Белград. – 1935. – № 3. – С. 2–4.).

На страницах казачьих изданий печатались многие известные деятели русской эмиграции. Так, генерал А.И. Деникин в интервью, останавливаясь на русском вопросе, говорил: «В противовес мнению П.М. Милюкова о том, что эмиграция почти бессильна помочь в спасении России», он убежденно заявляет – «эмиграция может и должна вести борьбу с большевиками. Ищите другие средства, другие пути, но только не молчание и бездействие – таящие симптомы разложения и смерти России» (Кавказский казак. – Белград. – 1935. – № 3. – С. 18–19.).

Согласно «Положению об управлении станицами и хуторами за границей» в местах расселения казаков создавались станицы, хутора и курени во главе с избранными атаманами. Они сохраняли и административное управление, и культурно-исторические казачьи традиции. В Югославии кубанские казаки были объединены в Кубанскую казачью дивизию, состоявшую из трех сводно-кубанских полков и дивизиона лейб-гвардии кубанских и терских сотен. По данным казачьей периодики, в Югославии были созданы 22 казачьих станицы, 9 хуторов, 2 куреня и 16 небольших групп. Во Франции – 9 станиц и 4 хутора. В Болгарии – 3 станицы и 6 хуторов. В Чехословакии, Румынии, Бельгии, Германии и Венгрии – 7 станиц, в Греции – 2 станицы, в Америке – 3 станицы и 4 группы (Кубанский календарь. – Белград. – 1931. – С. 98–104.).

В Белграде находились 2 кубанские станицы: имени кошевого атамана Сидора Белого, атаман П.И. Курганский, и кубанская казачья станица, атаман И.Я. Кишка. Также в Белграде существовала Белградская студенческая общеказачья станица, атаман А.П. Беломестнов. В начале 1930-х гг. в Белграде образовано два хутора: Вольно-казачий, атаман известный бандурист А. Черный и Кубанский, атаман М.А. Шеремет.

В 1922 г. в Белграде создана первая артистическая джигитская группа кубанских казаков – под управлением сотника А.З. Соловьева и вахмистра А.В. Попова. В Югославии эти группы назывались кубанские команды джигитов. К середине 1930-х гг. их насчитывалось более 20. Известны имена кубанских казаков – создателей команд: подхорунжий Даниил Алексеевич Пьянов, есаул Иван Никифорович Сиволобов, Афанасий Приймак, Алексей Георгиев, Алексей Ильич Загута, подъесаул Ф.Г. Селин, войсковой старшина А.Н. Краснюк, подхорунжий Стиба, вахмистр Александр Иванович Мамай, войсковой старшина Андрей Крикливый, подхорунжий Д.А. Кривчун, вахмистр Д.Д. Тырин, подъесаул А.С. Тырин, генерал И.Д. Павличенко, хорунжий А. Секрет…

Команды кубанских джигитов Д. Тырина, А. Тырина, А. Крикливого, Д. Кривчуна, А. Попова приняли участие в олимпиаде в Мюнхене в 1929 г. На лыжных гонках два первых приза получили А. Попов и Д. Тырин (Кавказский казак. Белград. – 1933. – № 5. – С. 12–14.).

В июне 1931 г. казаки после концерта на стадионе в Копенгагене были приглашены на обед Великой княгиней Ольгой Александровной. Она радушно приняла кубанцев, показала картины, написанные ею, на сюжеты казачьей жизни. Их эскизы княгиня сделала на Кубани, где ей пришлось побывать в годы Гражданской войны. На этом приеме казаки встретились с кубанцами-конвойцами – подхорунжим Г.К. Ящиком и войсковым старшиной Нагайцем. Во время встречи они сделали снимок – он помещен в журнале «Кавказский казак», № 5 за 1933 г. На гастролях в Дании казаки нашли время, чтоб возложить венки и цветы на могилу императрицы Марии Федоровны (Кавказский казак. Белград. – 1933. – № 5. – С. 16–17.).

В съемках фильмов кубанские казаки участвовали и в Голливуде, и – в августе 1934 г. – под Белградом. Известная немецкая кинокомпания «Уфа» (администратором которой был В.В. Яновский, в прошлом есаул Кубанского казачьего войска, сын бывшего директора Русско-Азиатского банка в Екатеринодаре) пригласила кубанцев сняться в фильме «Босна». В съемках приняли участие 170 казаков. Есаул Д. Пьянов и хорунжий А. Секрет дублировали главных героев фильма (Кавказский казак. Белград. – 1934. – № 7. – С. 18.).

Большое значение в культурной жизни кубанцев в Югославии имело создание в начале 1920-х гг. общества «Русский Сокол». Старшиной этого общества стал атаман Кубанского казачьего войска в эмиграции генерал В.Г. Науменко. В г. Новый Сад общество возглавил генерал В.М. Ткачев (Кавказский казак. Белград. – 1934. – № 4. – С. 14.). «Русский сокол» – общество воистину замечательное. Сколько оно сделало и для сбережения культурных, духовных основ народа, оказавшегося далеко от границ Родины, и для воспитания патриотизма у казачьих детей! Почему бы не попытаться возродить сегодня его традиции? (См. фото.) – Ред.

В деятельность общества было вовлечено много молодежи. Они несколько раз в год устраивали театрализованные праздники в Белграде. У девушек были красивые костюмы цветов российского флага – синяя блуза, белая юбка и красная косынка… Интересно отметить: в Советской России в 1920–1930 гг. пытались заимствовать некоторые традиции русской эмиграции. Это и движение «Синеблузники», и казачья джигитовка на праздниках в колхозах, и восстановление песенной традиции – создание ансамбля песни и пляски кубанских казаков.

В Советском Союзе пристально следили за русской эмиграцией. Идеологи старались внести раздоры в ее среду, шли на провокации и даже на физическое уничтожение наиболее ярких личностей. Многие эмигранты пытались материально помочь своим родным – посылали деньги, собирали посылки… Но они и не доходили, и не возвращались... По данным русской прессы, ежегодно СССР через «Торгсин» получал 25 миллионов рублей золотом, которые не поступили родственникам эмигрантов (Кавказский казак. Белград. – 1935. – № 2. – С. 8.).

Среди благотворительных организаций в Белграде отличался своей деятельностью Кубанский дамский комитет во главе с А.П. Майгур. Он организовывал новогодние елки, праздники, готовил подарки, материальную помощь, проводил благотворительные концерты и балы.

В Белграде находился один из главных духовных центров казачества – Кубанский казачий музей. Он хранил историю горячо любимой казаками родины – Кубани. Кубанские казачьи реликвии – регалии были помещены в Белграде в Военно-исторический музей, который находился в старой крепости. Среди них – жалованная грамота, данная императрицей Екатериной II в 1792 г. на право вечного потомственного владения кубанской землей, грамоты и награды всех российских императоров – за участие в сражениях XVIII – начала XX вв., казачьи знамена… Эта историческая коллекция экспонировалась в Белграде до сентября 1944 г., затем перевезена в США, где и сейчас действует Кубанский Войсковой музей (Науменко В.Г., Назаренко Н.В. Пути-дороги казачьих регалий. – Краснодар, 2006. – С. 24–26.). Кубанские войсковые регалии объединяли казаков, воспитывали молодежь на исторических традициях, способствовали сохранению духовной связи с Россией. По воспоминаниям старых эмигрантов, коллекция кубанских казачьих реликвий была украшением Белградского военного музея.

В Белграде коллекция войскового музея пополнилась еще одной реликвией – иконой «Войсковой образ Кубанского казачьего войска». В 1925 г. эту икону написал художник Предалевич (Кубанский календарь. – Белград, 1931. – С. 17.).

На погостах Югославии покоится прах сотен кубанских казаков: генерала П.Н. Врангеля (1878–1928), атамана А.П. Филимонова (1866–1948), историка казачьих полков В.Г. Толстого (1885–1935), хранителя войсковых регалий генерала П.И. Кокунько (1851–1939), председателя отдела Союза Первопоходников генерала П.Д. Проскурнина (1869–1934), устроителя учебных заведений в эмиграции генерала С.М. Топоркова (1860–1933), автора трудов о кубанских пластунах И.Е. Гулыги (1857–1934)...

О жизни русской эмиграции в Сербии оставила свои воспоминания дочь атамана В.Г. Науменко Наталия Вячеславовна Назаренко; воспоминания частично были опубликованы в газете «Казачьи вести» (Науменко В. Пережитое // Казачьи вести. – 2002, 23 января.). Она пишет о поистине братской поддержке в течение более чем двух десятилетий со стороны короля и народа Сербии русских эмигрантов, об их обустройстве, жизни в Югославии…

Белград в 20–40-е гг. XX в. стал центром духовной казачьей жизни, способствовал сохранению традиций казачества. Современники сравнивали значимость Белграда в жизни русской эмиграции с Парижем.

На стадионе Белграда несколько раз в год устраивались театрализованные казачьи выступления, отмечались главные войсковые праздники, проходили военные парады. В Белграде на Русском доме, в кубанских станицах Югославии развевались гордо флаги России и Кубани, здесь исполнялись российский и кубанский казачьи гимны, народные кубанские песни. А на Родине все это было под запретом долгие десятилетия…

 


Конференция «Ф.А.Щербина, казачество и народы Юга России» 2007 год, февраль, г. Краснодар

На фото: Атаман ККВ в эмиграции В.Г.Науменко в костюме Русского сокольского общества. Белград. 30-е гг. ХХ в.
 

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: История ККВ // ККВ в Зарубежье с 1920 г.

Рейтинг@Mail.ru