Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Кубанские казачьи ансамбли зарубежья

12.06.2009. Количество просмотров: 297


К.Н. Хохульников,
директор некоммерческого фонда  «Казачье зарубежье»,
Ростов-на-Дону


О казачьем зарубежье XX столетия, в целом, и, в частности, о его богатейшем культурно-историческом, духовном наследии мы пока знаем мало. А жаль! Ведь оно – в том числе яркое, расцвеченное немалым количеством талантов, песенное наследие казаков-кубанцев, разбросанное трагическими событиями по разным странам и континентам, – неотъемлемая часть нашего национального достояния, заслуживающая самого пристального внимания.

Уже в конце 1920 г. на контролируемом французами греческом острове Лемнос в эвакуировавшейся из Крыма Кубанской пластунской казачьей дивизии был сформирован дивизионный хор.

Несколько позднее, после передислокации дивизии в Королевство С.Х.С., этот хор возглавил казак станицы Вознесенской Кубанского казачьего Войска Степан Фомич Шелухин (1897–1926, г. Бронкс, США), ранее получивший музыкальное образование в Тифлисе, в консерватории, и в музыкальной школе артиста Ряднова. До революции С.Ф. Шелухин пел в хоре наместника на Кавказе.

С разрешения Войскового атамана Генерального штаба генерал-майора В.Г. Науменко и командира корпуса хор был назван Войсковым. Регент – С.Ф. Шелухин. Летом 1921 г. прошли его первые гастрольные выступления в городах Югославии и Румынии.

Практически одновременно там же, на Лемносе, зародился другой кубанский казачий хор. Как писал в № 2 (30 мая 1923 г.) журнал «Казачьи Думы» (г. София), «хор родился на острове Лемнос в Эгейском море в 1920 году усилиями капитана Кузенко, который ранее входил в состав хора В. Кн. Николая... Он, Кузенко, нашел и... капитана Сергея Соколова, молодого композитора, которому война, давшая три славных ранения, быстро закрыла дальнейшую карьеру – сделала его заведующим хором…»

Переехав в 1921 г. в составе кубанской дивизии в Королевство С.Х.С., хор под управлением Сергея Георгиевича Соколова с неизменным успехом выступал в различных городах страны.

В начале 1923 г. оба коллектива объединились в Кубанский Войсковой хор под управлением С.Г. Соколова, и уже 11 апреля 1923 г. хор выехал в турне по Европе, дав концерты во многих городах Италии, Франции, Испании и Португалии. Только в Италии хор с успехом выступил в Милане, Венеции (дважды), Парме, Триесте, Удино, Тревези, Падуе и др.

«Публика была совсем покорена, – писал, цитируя газету «Венецианский народ» (г. Венеция), журнал «Казачьи Думы» (г. София), в № 2 от 30 мая 1923 года, – хорошо варьированной программой, сразу поняв, что она находится лицом к лицу с артистическим целым выдающейся ценности: прекрасные голоса, льющиеся, колоритные, очень звучные; захватывающие песни, богатые чувством, дышащие туманной меланхолией славянской души, способные заставить вибрировать душу публики...»

От директора Миланской консерватории хор получил почетный диплом – как свидетельство музыкальных достоинств коллектива.

Однако во время гастролей не всё, к сожалению, было ладно в самом коллективе. «С переездом во Францию, – сообщал (в № 10 от 1 декабря 1924 г.) выходивший в Париже «Информационный Листок» Объединенного Совета Дона, Кубани и Терека (Парижская делегация), – в составе хора начались нелады: хор распался – часть его уехала в Испанию, другая – в Бельгию, обессилив друг друга.

В сентябре 1924 г., во время пребывания во Франции Кубанского атамана, обе части соединились снова, и хор выехал в Мексику».

Однако после 4-месячных успешных гастролей хор – в основном, из-за внутренних неурядиц – вновь разделился на два самостоятельных коллектива – ими руководили С.Г. Соколов и С.Ф. Шелухин.

Сохранивший название – «Кубанский Войсковой» – хор под управлением С.Г. Соколова 25 октября 1925 г. прибыл в США. С февраля 1926 г. он обосновался в Чикаго, систематически выезжая с концертами по городам США, а также в Канаду. По США хор гастролировал, передвигаясь на собственных, специально приобретенных автомобилях.

Следом прибыли в США и хористы коллектива, руководимого С.Ф. Шелухиным, осевшие на жительство, в основном, в Нью-Йорке и в большинстве своем вступившие в существовавшую там Терско-Кубанскую станицу.

В связи со смертью в 1926 г. в Сейнт-Джонс госпитале в г. Бронксе от туберкулеза легких регента С.Ф. Шелухина хор распался, и большинство хористов вынуждены были устраиваться на различные, в основном физические, работы.

А Кубанский Войсковой хор под управлением С.Г. Соколова «в середине июня (1926 г. – К.Х.), – сообщал в № 5–6 (август 1926 г.) «Вестник Казачьего Союза» (Париж), – пел литургию Чайковского во время церковного католического конгресса в присутствии до 5000 человек публики и 200 участников конгресса, нескольких кардиналов и епископов. Хор имел громадный успех...»

К сожалению, отметив 2 сентября 1933 г. свое 10-летие, Кубанский Войсковой хор под управлением С.Г. Соколова, опять-таки в основном из-за внутренних проблем и трений, распался и прекратил свое существование.

Но как в довоенные, так и в послевоенные десятилетия это были далеко не единственные зарубежные хоровые и иные творческие (музыкальные) коллективы кубанских казаков.

В начале 20-х годов в Югославии пользовался известностью Кубанский казачий хор с группой казаков-танцоров, созданный по инициативе Кубанского Войскового атамана В.Г. Науменко и руководимый казаком станицы Пашковской Кубанского КВ Александром Ананьевичем Таранцом (1893–?). Хор с успехом выступал как перед российской эмигрантской, так и перед сербской аудиториями.

В 20–30-е гг. в г. Сплит (Югославия) регентом церковного хора православного храма был казак станицы Крымской, ККВ, генерал-майор Николай Леонтьевич Закладный (1868–18.05.1938, Югославия). Кроме того, имея музыкальное образование, Н.Л. Закладный в начале 20-х годов служил музыкантом в военном оркестре, а затем, вместе с дочерьми, открыл в г. Сплит музыкальную школу, в которой преподавал почти 15 лет.

В г. Нови Сад (Югославия) в 20–30-е гг. регентом церковного хора русской церкви был кубанский казак войсковой старшина Василий Федорович Григорьев (1884–1970), а регентом хора городских ремесленников «Невен», смешанного венгеро-немецкого хора и хора Сербского Соборного храма Св. Георгия более пятнадцати лет был казак станицы Упорной, Кубанского КВ, есаул Павел Александрович Фигуровский (1889–1959).

В 30-е гг. в Югославии успешно выступал и хор Белградской Общеказачьей имени Кошевого атамана Сидора Белого станицы, созданный в 1931 г. и руководимый (вплоть до его высылки властями из Югославии) регентом, казаком станицы Новопашковской, Кубанского КВ, Антоном Павловичем Черным (1890–24.05.1973, г. Кильмес, Аргентина).

Как до, так и после Второй мировой войны в Аргентине, где проживал А.П. Черный, успехом у слушателей пользовались исполняемые им казачьи песни – под собственный аккомпанемент на бандуре.

В 20–40-е гг. в Югославии на различных торжествах и богослужениях регулярно выступал хор с оркестром балалаечников – в основном, из казаков 2-го Запорожского полка Кубанской казачьей дивизии, созданный еще в 1919 г. и все годы руководимый бывшим командиром полка полковником Вениамином Исаевичем Рудько (?–9.04.1941), погибшим при первой бомбардировке Белграда немецкой авиацией.

В 20–30-е гг. во многих городах Югославии, Италии, Венгрии и Чехословакии с успехом выступали хор трубачей Новосадской кубанской казачьей станицы в Югославии, а также хор гвардейских трубачей-кубанцев под руководством капельмейстера – чиновника Я. Разумного.

1 мая 1931 г. на празднике Кубанской казачьей станицы в Белграде выступал небольшой симфонический оркестр, состоявший, в основном, из студентов-казаков, в том числе и кубанцев, под руководством Г.Л. Зверева.

В Украинской академии в г. Подебрады (Чехословакия) в 20–30-е гг. большую часть как церковного хора (регент – кубанский казак Ф. Ерш), так и академического хора составляли студенты из числа кубанских казаков. Среди них выделялся бас-октава Николай Богатырев.

В 1926 г. в Париже казаки создали спортивный клуб «Кубанский Сокол», учредивший смешанный (мужской и женский) хор.

В конце 20-х гг., как сообщал журнал «Путь Казачества» (Прага, Чехословакия) в № 34 (127) за август 1928 г., в городском парке г. Виши (Франция), а также в ряде других французских городов успешно выступал ансамбль балалаечников-кубанцев: «Сидят кубанцы и славят русскую музыку...»

В довоенные годы во Франции с успехом выступал Кубанский казачий хор под управлением М. Подгурного.

Начиная с середины 20-х гг. по городам ряда стран Европы (в частности, в 1930 г.), с большим успехом – в Бельгии, гастролировал 2-й Кубанский казачий хор под руководством регента, полковника Хмелевского.

В 20-е гг. в городах ряда европейских государств прошли успешные гастроли 3-го Кубанского Войскового хора под управлением кубанского казака сотника Георгия Яковлевича Винникова. Он умер 31 августа 1927 г. в Брюсселе, Бельгия, после чего хор распался.

В 1922 г. на базе бывшего Дроздовского полка был создан «Кубанский Войсковой хор» во главе с регентом, композитором и мастером аранжировки Степаном Дмитриевичем Игнатьевым. Первые выступления хора прошли в австрийской столице. В репертуаре хора, записавшего в 30-е гг. ряд граммофонных пластинок в фирме «Электрола» (Германия), были казачьи, русские военные и народные песни. В том числе – и в аранжировке С.Д. Игнатьева.

Все годы хор базировался в Берлине, где С.Д. Игнатьев в 20–30-е гг. был и регентом хора при Св. Владимирском храме.

В конце 30-х гг. хор успешно гастролировал по городам ряда стран Европы. В годы Второй мировой войны С.Д. Игнатьев создал балалаечный ансамбль, выступавший во фронтовых частях вермахта, в том числе – и на Восточном фронте. По окончании войны С.Д. Игнатьев выехал в США, жил в штате Калифорния, некоторое время был регентом церковного хора в одном из храмов.

В конце 1929 г. известная в зарубежье поэтесса сибирская казачка М.В. Волкова посвятила своё стихотворение «Песня» Донским хорам С.А. Жарова и Н.Ф. Кострюкова, а также – «хору Кубанскому Дригайло». К сожалению, информацией об этом хоре и его регенте пока не располагаю...

20 мая 1933 г. в Нью-Йорке состоялись 8-й «День Русского Инвалида» и концерт, в котором принимал участие Кубанский казачий хор (регент А.И. Колесников), а исполнителями казачьих и кавказских танцев были М. Узданов, Д. Матвиенко, Д. Бондарь.

В русском корпусе на Балканах в годы Второй мировой войны, а по её окончании почти шесть лет в лагере Келлерберг (Австрия) на различных торжествах и на всех богослужениях пел хор запорожцев под руководством многолетнего помощника упомянутого ранее полковника В.И. Рудько – казака станицы Староминской, Кубанского КВ, Петра Петровича Кошеля, получившего ранее в г. Ниш (Югославия) специальное музыкальное образование.

В 1949 г. при Кубанской казачьей станице в лагере Шляйсгайм в районе Мюнхена (Зап. Германия) существовал Кубанский хор под управлением регента Н.И. Краснянского.

В 40–50-е гг. в США выступала солистка Вера Северная с ансамблем музыкантов – кубанских казаков. К сожалению, информация о Вере Северной и её казачьем ансамбле пока крайне ограниченная.

В 1938 г. уроженец Дона – известный к тому времени в Европе регент Б.М. Ледковский – основал в Германии хор «Черноморских казаков». С ним он успешно концертировал не только по городам Германии, но и ряда европейских государств. Вплоть – до 22 июня 1941 г., когда хор был запрещен в Германии, как и все «русские национальные организации».

В 1948 г. в Западной Германии по договору с концертной дирекцией Курта Коллина Б.М. Ледковский воссоздал, но уже в другом составе хор «Черноморских казаков», с которым в 1948–1951 гг. выступал во многих городах Западной Германии, а также скандинавских государств.

После отъезда в 1951 г. Б.М. Ледковского с семьей на жительство в США регентом хора «Черноморских казаков», успешно выступавшего в ряде стран Западной Европы и США, определенное время был Сергей Горбенко, до войны якобы работавший в Киеве – в консерватории и в оперном театре.

Все эти годы в репертуаре хора были как православные песнопения, так и казачьи и русские народные песни. В 1963 г. фирма «БОКС» (США) выпустила пластинку с записями хора, солистами которого в те годы были К. Трофимов, Т. Хлибский, Л. Питаевский.

После С. Горбенко в хоре был еще ряд регентов. Но установленный Б.М. Ледковским высокий уровень исполнительского мастерства «Черноморских казаков» им удержать, к сожалению, не удалось...

Казак станицы Полтавской, Кубанского КВ, Александр Данилович Юрченко (1896–17.02.1967, США) ещё в 1916 г., будучи мобилизован в армию, пел в хоре Я.М. Тараненко. В зарубежье (1921–1930 гг.) пел в Кубанском Войсковом хоре; в его составе объехал многие страны мира. В 1930 г. А.Д. Юрченко осел на жительство в США, где многие годы был регентом в православных храмах. Последние восемь лет А.Д. Юрченко был регентом в Белорусской церкви Св. Георгия в Чикаго.

3 марта 1958 г. в г. Патерсоне (США) умер бывший регент Кубанского казачьего хора в США, Георгиевский кавалер всех 4-х крестов и медалей, выдержавший в 30-е гг. в Югославии государственный экзамен и преподававший в гимназии, – казак станицы Староминской, Кубанского КВ, сотник Михаил Иванович Хайло (1895 г. рождения). Он был в последние годы жизни регентом хора церкви Косьмы и Дамиана в г. Пассейк, штат Нью-Йорк, США.

Почти 18 лет в 50–60-е гг. регентом церковного хора и псаломщиком церкви в г. Валенсия (Венесуэла) был кубанский казак есаул Николай Николаевич Пупынин (1888–20.03.1968, Венесуэла). Он выполнил также роспись иконостаса и икон церкви.

В 50-е гг. в среде определенной части молодежи Нью-Йорка и его окрестностей был популярен джаз-оркестр под управлением Степана Кубанского. Он неоднократно выступал и на вечерах, организовывавшихся в Нью-Йорке казачьей общественностью.

В 50–60-е гг. в ряде стран Западной Европы успешно выступал Кубанский струнный оркестр, создателем и руководителем которого был казак станицы Черноярской, Терского КВ, Аркадий Александрович Жускаев (?–02.01.1968, г. Сиеттл, США).

...Полагаю, что этим перечнем зарубежные кубанские творческие коллективы не исчерпываются. Естественно, эти коллективы были не равноценны по уровню мастерства и популярности. Но все они – и другие, неизвестные нам – пусть, может быть, и небольшая, но неотъемлемая часть культурно-исторического духовного достояния и казачества, и Кубани, и России в целом.

Хочется надеяться на то, что с помощью соотечественников за рубежом будет получена более полная информация о них – об их создателях, руководителях и солистах, об их судьбах... Будут получены записи репертуара хотя бы некоторых из них... И – фотографии, рекламные проспекты, другие документальные материалы...


Конференция «Ф.А.Щербина, казачество и народы Юга России» 2007 год, февраль, г. Краснодар

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: История ККВ // ККВ в Зарубежье с 1920 г.

Рейтинг@Mail.ru