Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Толстовский Фонд и его роль в эмиграции кубанских казаков

12.06.2009. Количество просмотров: 193

 

                                                                   Н.А. Корсакова – старший научный   сотрудник
                                                            Краснодарского историко-археологического
                                                            музея-заповедника, г. Краснодар

 


 «Мы лишь тогда истинно живем для себя, когда живем для других.
 Это кажется странным, но испытай и ты, и на опыте убедишься»
                                                                                                  Л.Н. Толстой

 

Толстовский Фонд сыграл огромную роль в устройстве судьбы русских эмигрантов в 30-50-е годы XX века. Своей деятельностью фонд смог добиться  благосклонного отношения к русской эмиграции со стороны европейских государств и США. Так называемый «русский вопрос» – что будет со всеми русскими, которые бежали из Советского Союза или покинули европейские страны – особенно остро стоял после окончания второй мировой войны.

Во всем цивилизованном мире в те годы была известна патриотическая деятельность президента Толстовского Фонда, дочери великого русского писателя А.Л. Толстой (1884-1979). Вся жизнь Александры Львовны была посвящена исполнению основных отцовских идеалов – добра, правды, справедливости, служения ближнему и своему народу. В первую мировую войну Александра Толстая, обладавшая незаурядным организаторским талантом, физической выносливостью и смелостью, идет на фронт в качестве сестры милосердия. За храбрость она была награждена двумя Георгиевскими крестами 3 и 4 степени (1).

Кубанские казаки были знакомы с благотворительной деятельностью графини А.Л. Толстой еще в первую мировую войну на турецком фронте. Ф.И. Елисеев вспоминал в 1984 г. о своей встрече с дочерью великого русского писателя в штабе Ереванского отряда. В начале войны она прибыла в Закавказье, проехав верхом от подножья г. Большой Арарат и крепости Баязет до городка Кара-килис (Черная церковь), где организовала для казаков столовую и бани. «Александра Львовна, – пишет Елисеев, – была первым ярким светильником для нас в гористой полудикой природе турецкого фронта (2).

Покинула Россию А.Л. Толстая в 1929 году. А до этого времени – арест, тюрьма, лагерь в Новоспасском монастыре. Из заключения Толстую удалось вызволить японским ученым, по временной визе, для чтения лекций о творчестве Л.Н. Толстого. В 1931 она переезжает в США. Нелегкими были первые годы в Америке – чтение лекций, занятие хозяйственной деятельностью, работа на ферме. В 1938 году в США переезжает ее близкая подруга, а прошлом тоже сестра милосердия, Татьяна Алексеевна Шауфус, работавшая в Чехословацком комитете помощи беженцам под руководством Алисы Масарик – дочери Президента Чехословакии. У них родилась мысль создать в США комитет помощи русским беженцам – Толстовский Фонд. В марте 1939 года на квартире последнего русского посла Бориса Александровича Бахметьева состоялось первое организационное собрание фонда. На собрании присутствовали представители русской эмиграции: Софья Владимировна Панина, Борис Васильевич Сергиевский, Сергей Васильевич Рахманинов, Михаил Александрович Ростовцев (3). Была сформулирована главная цель Толстовского Фонда: «Помощь русским вне России» (4). Президентом фонда стала Александра Львовна, удивительная и мужественная женщина, доказавшая  своей деятельностью и жизнью, как можно служить России, находясь вдали от нее.

Отмечая в 1974 году 90-летие Александры Львовны, русская общественность за рубежом напишет: «Есть цветы «Иммортели», по народному «Бессмертники». На вид они не блещут красотой, но скромны и вечны. В России ими украшали иконы в православных храмах. Народ верил, что они приносят счастье. Так и среди нас есть люди, имя  которых живет всегда. К ним относится Александра Львовна Толстая. В продолжении всей своей жизни, в век войн, раздоров, жестокости, она сохранила духовную чистоту и любовь к ближнему». (5).

В первое время работа фонда заключалась в сборе средств, пожертвований и помощи русским эмигрантам в Европе и США. Большую организаторскую деятельность Толстая проводила по сбору средств на приобретение фермы, где могли бы жить своей работой русские, у которых не было приюта. Б.А. Бахметьев подарил фонду 5 тысяч долларов, но на эти деньги купить землю было невозможно. Начались поиски земли для покупки под залог. И когда стало известно о продаже близ Нью-Йорка фермы – 79 акров земли с большим каменным домом, несколькими коттеджами и хозяйственными постройками, Александра Львовна решила вести переговоры о покупке. Владелица фермы, узнав о деятельности фонда, о бедственном положении русским эмигрантов, пожертвовала ферму фонду, продав ее за символическую плату – 1 доллар (6). Так у фонда появился свой дом, в котором тысячи русских людей найдут приют, тепло и заботу. На ферме обрабатывался огород, разводились домашние животные.

Май 1945 года – война в Европе закончилась. Прекратились бомбардировки, прорваны колючие проволоки, окружавшие концентрационные лагеря. По дорогам потянулись тысячи грузовиков, украшенных национальными флагами, с бывшими военнопленными, возвращавшимися, наконец, домой. Только у советских военнопленных другой транспорт – плотно забитые товарные вагоны. Они считаются врагами и изменниками за то, что попали в плен. Сюда относятся и эмигранты – старые и новые, несколько миллионов русских, которые проживали в Европе.

И тут, совершенно неожиданно для западного мира открылось, что многие русские не хотят возвращаться на Родину. Но союзное командование, во исполнение Ялтинских соглашений, подписанных в феврале 1945 года, стало проводить репатриацию. По данным Толстовского Фонда в 1945 году были репатриированы: 1-я дивизия генерала Власова, - 20 тысяч человек, 2-я дивизия генерала Власова – 15 тысяч, авиация генерала Мальцева – 2 тысячи, из Дахау – 200 человек, из Платлинга и Айблинга – 15 тысяч, из Римини – 30 тысяч, казаков из Лиенца – 25 тысяч, казаков из Италии – 6 тысяч (7).

Уполномоченный Совнаркома Голиков в интервью корреспонденту ТАСС говорил: «Необходимо с признательностью отметить большую помощь союзников в возвращении на Родину освобожденных ими из немецкого плена советских граждан. Об этом говорит уже сама цифра – более 2 миллионов переданных нам союзниками советских граждан» (8).

 В 1946 году для защиты русских эмигрантов создается Программа Толстовского Фонда в Европе, а представителем центра фонда в Мюнхене становится Т.А. Шауфус. К концу 1954 года было открыто 17 отделений фонда в различных странах мира.

Толстовский Фонд стал первой русской организаций, которая  сыграла решающую роль в судьбе кубанского казачества после окончания второй мировой войны. Уцелевшие после насильственной репатриации казаки были сосредоточены в лагерях, расположенных в Западной зоне оккупации Германии. В 1946 году началась эмиграция казаков в США, Канаду, Австралию и другие страны. В октябре того же года атаман Кубанского казачьего войска В.Г. Науменко (1883-1979) составляет обращение «Основные мысли по вопросу переселения казаков из Европы с целью осесть на землю для занятия земледельческим трудом» В нем говорилось: «Казаки издревле жили своими общинами, занимая окраины Государства Российского. Казаки не были только воинами. Они были искусными земледельцами и обращали занимаемые ими просторы в хлеборобные края. Пределом наших стремлений является получение возможности вернуться к себе на Родину с тем, чтобы там зажить мирною, созидательною жизнью, но это в настоящее время  невозможно, почему казаки стремятся получить землю где-либо вне Европы. В настоящее время  в пределах оккупационных зон… имеется до 15 тысяч казаков и членов их семейств» (9).

По предложению В.Г. Науменко в лагерях было создано «Юго-Восточное объединение православных христиан». В него записалось около 8 тысяч кубанских казаков с семьями. В декабре 1946 года из лагеря Меммингем Науменко написал письмо  в Толстовский Фонд, в котором изложил желание кубанских казаков переехать в США, и просил содействия в этом (10). В 1947-1948 гг. между атаманом и фондом продолжается переписка и идет подготовка документов для переселения.

В августе 1949 года Науменко отправляет пароходом из Бремена регалии Кубанского казачьего войска, а 30 августа сам прибывает с семьей в США. По прибытию в Бостон его с супругой арестовывают по доносам, в которых он обвинялся в сотрудничестве с немецкими властями в годы войны. Доносы были написаны в надежде на то, что его выдадут советскому правительству. По просьбе русских эмигрантских организаций, редактора газеты «Россия» Н.П. Рыбакова в конце ноября 1949 года атаман был освобожден. Но следствие по его делу продолжалось. На защиту Науменко встала А.Л. Толстая. Она помогла найти адвоката, и сам лично выступила 5 апреля 1950 года на судебном заседании. Позже атаман напишет: «С чувством искренней благодарности я обращаюсь к графине Александре Львовне Толстой, которая, увидев всю неправду, творимую вокруг моего имени, энергично выступила для восстановления истины» (11). Суду не было представлено никаких доказательств вины Науменко, и все обвинения были признаны ложными.

Так началась жизнь в Америке для атамана Науменко и кубанских казаков. Кубанцы, попавшие за океан, начали организовываться в станицы и хутора. В 1954 году Войсковым сбором, который ежегодно собирался в Нью-Йорке, было принято «Положение об управлении кубанским войском в эмиграции». В том же году кубанская казачья организация была официально зарегистрирована американскими властями (12).

В последующие годы одним из направлений в деятельности Толстовского Фонда было также сохранение русской культуры, русского языка, православной веры и русских традиций в среде эмиграции. В 1957 году на территории фермы был построен храм во имя Сергия Радонежского, открываются приют для престарелых, детский дом и детский летний лагерь, где тысячи детей прочувствовали свою внутреннюю связь с Россией.

Автору удалось в июле 2000 года побывать на толстовской ферме, посмотреть небольшие, уютные комнаты приюта, в которых дожили свой век и Александра Львовна Толстая, и дочь генерала Врангеля и еще была жива в те солнечные дни последняя из Романовых – великая княгиня Ксения. Домики толстовкой фермы утопали в зелени и цветах, в уюте и тишине, были  похожи на старинную русскую усадьбу, и совсем не верилось, что рядом, в нескольких шагах, бурлит американская цивилизация.

Сейчас Толстовский Фонд один из крупнейших в мире хранителей русской культуры

 

                                                    Источники

 

1. Жигулев А. Незабываемое. К 90-летию А.Л. Толстой. Наша жизнь. Нью-Йорк,  1974.  № 15. С. 4.
2. Елисеев Ф.И. В один зимний день (рукопись). Личный архив Г.Ф. Елисеева (США).
3. Толстая А.Л. Дочь. Лондон, 1979. С. 487.
4. Шауфус Т.А. История Толстовского Фонда. Нива (Нью-Йорк), 1955. № 110. С. 8.
5. Жигулев А. Указ. соч. С. 5.
6. Толстая А.Л. как был создан Толстовский Фонд // Новости Толстовского Фонда
    (Нью-Йорк), 1954. № 18. С. 2.
7. Указ. соч. С. 18.
8. Правда. 1945, 7 сентября.
9. Науменко В.Г. Основные мысли по вопросу переселения казаков из Европы с целью осесть на землю для занятия земледельческим трудом (рукопись).       Личный архив Н.В. Назаренко (США).
10. Науменко В.Г. Письмо к А.Л. Толстой от 27 декабря 1946 г. Там же.
11. Науменко В.Г. Письмо войскового атамана Кубанского казачьего войска генерал-майора Науменко В.Г. Россия (Нью-Йорк), 1951, 16 марта.
12. Науменко В.Г. Кубанское казачье войско. Краткая историческая справка 1550-1959 гг.  // Кубанский исторический и литературный сборник (США, г.     Блаувельт), 1959, № 1. С. 21.

 

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: История ККВ // ККВ в Зарубежье с 1920 г.

Рейтинг@Mail.ru