Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Вольно-казачье движение в эмиграции: факторы формирования, сущность, платформа

27.06.2013. Количество просмотров: 236

Гаврилов Александр Николаевич магистр истории,
аспирант исторического факультета Южного федерального университета,
научный сотрудник Государственного музея-заповедника М.А. Шолохова


Окончание Гражданской войны ознаменовалось массовой эмиграцией антибольшевистских сил из России. Эта участь постигла и российское казачество. По подсчетам историков, из России в 1920 г. эмигрировало более 100 000 казаков, в том числе 40 000 донцов. Казаки уходили из Советской России со своими атаманами, правительствами, кругами и кадетскими корпусами. Первоначально их разместили по лагерям в Галлиполи, Лемносе, Чаталдже и др. Далее казаки-эмигранты расселились по странам Восточной и Западной Европы. Географическими, культурными и политическими центрами казачьих диаспор являлись: Париж в Западной Европе и Прага в Восточной Европе. В этих столицах казаки консолидировались вокруг общественно-политических организаций. Это – Казачий Союз, Лига Возрождения казачества, Союз Сохранения казачества, которые в своей деятельности старались объединить казаков по всей Европе и вернуться вместе с ними обратно на родину.

В своих политических предпочтениях казаки за границей разделились на несколько лагерей в лице общественно-политических организаций со своей программой, тактикой, стратегией и планами на будущее России. Монархисты выступали за восстановление в России царской власти и свержение большевиков, демократы-«непредрешенцы» ратовали за возвращение на родину, но после того, как сам русский народ решит свергнуть Советскую власть и позовет на помощь «верных сынов Отечества» – казаков. Но были и те, кто выступал за скорейшее свержение советского режима в России и создание на территории проживания казаков отдельного федеративного государства – Казакии. По мнению идеологов вольно-казачьего движения, Казакия включала бы земли от Мариуполя до Оренбурга и Яика, а вся жизнь государства регламентировалась бы собственной Конституцией. По определению Г.В. Губарева, автора энциклопедии казачества, вольно-казачье движение – это «организованная политическая деятельность, основанная на убеждении, что казаки ведут свое начало от особых национальных корней и потому имеют естественное право не только на самостоятельное культурное развитие, но и на политическую независимость в стране, которая объединяет земли всех европейских казаков и называется Казакией» [1. С. 70].

Цель статьи: выявить условия возникновения и характер вольно-казачьего движения в эмиграции и влияния на него зарубежных стран.

В историографии деятельность вольно-казачьего движения изучена фрагментарно. В изучении данного вопроса существуют «белые пятна» по причине отсутствия источниковой базы, в том числе официальных печатных органов движения – журналов «Вольное казачество», «Путь казачества», «Казакия» и др., а также воспоминаний участников движения – Т. Старикова, И. Быкадорова, П. Кудинова, Ш. Балинова и других идеологов «вольных казаков». Исследование деятельности вольно-казачьего движения началось лишь в последнее время. Начиная с 90-х гг. ХХ в. историки русского зарубежья отмечали, что казачья эмиграция требует конкретного и комплексного изучения, в том числе деятельности различных казачьих организаций в европейских странах.

Одним из первых к теме исследования вольно-казачьего движения обратился Ю. Кириенко, который подчеркнул, что идея автономии и обособленности казачьих краев появилась в 1918 г. в стане донских и кубанских казаков. Идеи тех политических заявлений стали востребованы лишь за границей, где часть казаков-самостийников: донцов, кубанцев, петлюровцев, автономистов поддержала идею: «спасти казачество от гибели может только независимое государство» [2. С. 10]. Эта концепция закрепилась в журнале «Вольное казачество», вокруг которого сформировался костяк движения «вольных казаков». Автор утверждает, что издание журнала субсидировалось, конечно, тайно польскими правящими кругами [3.C. 10]. Однако доказательство этому так и не было представлено. Тезис о том, что журнал «Вольное казачество» финансировался за счет средств определенных кругов Польши имеет место в монографиях О. Ратушняка [4], К. Хохульникова [5]. В статье Е. Борисенок говорится о том, что «связи «вольных казаков» с польской верхушкой были давними – Билый еще летом 1919 г. встречался с Пилсудским» [6]. Во всех этих работах гипотеза о поддержке «вольных казаков» польскими властями оставалась без каких-либо фактических доказательств.

Вопрос о состоятельности вольно-казачьего движения как самостоятельной организации, которая отстаивала собственные цели без влияния каких-либо иностранных правительственных кругов, остается на сегодняшней момент актуальным и требующим более конкретного исследования. Актуальность темы заключается еще в том, что в последнее время стал доступен целый ряд архивных источников, которые до сих пор были неизвестны исследователям казачьей эмиграции.

Жизнь казаков в беженских условиях накладывала свой отпечаток на духовною сферу эмигрантов: разочарованность в бывших союзниках в Гражданской войне, антибольшевистские настроения и тоска по родине. Но с другой стороны. «Казаки прониклись национальным чувством; это национальное сознание проглядывается сильно, но кому необходимо это увидеть и учитывать, далеки от казаков», – писали в своих докладах представители советской госбезопасности [7. С. 528]. Воспользоваться этой ситуацией попытались лидеры казачьих диаспор и правительства иностранных государств, заинтересованные в свержении власти большевиков в России.

Первый номер журнала «Вольное казачество» появился 10 декабря 1927 г. в Праге, а с 1934 г. редакция и центр движения уже располагались в Париже. Вокруг журнала объединились И.А. Билый, С.А. Федоров, И.Ф. Быкадоров, Т. М. Стариков, М.Ф. Фролов, И.И. Колесов, Г. Глазков и др. Все они занимались изучением истории казачества, объединением казаков-эмигрантов в странах Европы, а также пропагандированием идей вольного казачества. Для изучения истории было создано «Общество изучения казачества» в Праге, которое распространяло научно-исследовательские статьи по национальному вопросу, в том числе рассылая статьи о «казачьей нации». Первоначально в состав Вольно-казачьего движения вошли вольные казаки Дона и Кубани, немного позже к ним присоединились Калмыцкая национальная организация «Хальмак Тангчин Тук» и Терская вольно-казачья организация. Из их представителей был создан Центральный комитет движения. В своей риторике самостийники придерживались таких выражений, как «оборонительная война против северной страны – Советов», а отсюда продолжение борьбы против Советской власти рассматривалось ими как «освободительная война». В социологическом плане лидеры движения определяли казачество как отдельный народ, нацию. Соответственно создание отдельного, независимого федеративного государства «Казакии» рассматривалось как восстановление исторической справедливости, а именно, возвращение всего, что было отобрано Московской властью, начиная с XVI в. Об этом подробно писал И. Бакадоров в книге «История казачества. Происхождение казачества. Возникновение республик вольного казачества – Донского, Волжского, Яицкого и Терского войск. Основные черты их бытия в период государственной независимости (1549 – 1671 гг.)». Таким способом идейные лидеры старались национально возродить казачество и создать широкое казачье движение [8. С. 5].

В своей политической «перспективной» программе «вольные казаки» выступали за «создание демократических и культурных самостоятельных государств на территории казачьих земель бывшей Российской империи от Дона до Яика и объединения этих государств в тесный братский союз». [9. С. 6]. Основными задачи в эмиграции для лидеров «Вольного казачества» являлись: руководство казачьим освободительным движением, заключение с соседними странами и союзниками единого союза. С их помощью «при первом же удобном случае привести – с боем или без боя – казачью эмиграцию домой» [10. С. 11]. В освобожденной России первым делом, по мнению «вольных казаков», должен быть созван Верховный Круг для создания нового государства – Казакии. На страницах журнала «Вольное казачество» можно было встретить и проекты гимна, герба и флага Казакии. Основная масса русской и казачьей эмиграции отнеслась к идеям «Вольного казачества» с недоумением, видя в этом провокацию в среде казачьего зарубежья. А представители других казачьих общественно-политических организаций выявили в деятельности «Вольного казачества» влияние иностранных государств. Например, председатель «Казачьего Союза» Н.М. Мельников заявил, что «теперь уже всем известно, что самостийное течение создано на средства иностранной державы, преследующей свои особые цели. Иностранная держава установила над журналом «ВК» свою цензуру и статьи самостийников представляются на одобрение чиновнику-иностранцу» [11. С. 13]. Бывший донской атаман П. Краснов резко раскритиковал идею самостийников, назвав создание самостоятельного государства «дикостью». Представители русской эмиграции на страницах «Нового Русского слова» обвинили лидера «Вольного движения» И. Билого в шпионаже в пользу СССР, якобы, распознав в деятельности вольных казаков лишь признаки развала казачьего общественно-политического движения за рубежом. Но это были лишь предположения.

Безусловно, массовая эмиграция из России была антибольшевистской. Этим решили воспользоваться в своих целях иностранные государства: Англия и Польша. Сами «вольные казаки» заявляли, что «развитию Вольно-казачьего движения помогла и международная обстановка: Англия заинтересовалась распространить свое влияние на Восток» [12. С. 26]. О вербовке казаков английской разведкой рассказал в своих воспоминаниях лидер Вольно-казачьего движения И. Быкадоров: он встречался с полковником Лоуренсом, который предлагал создать на территории проживания казаков «буферное государство новых донцов», которое находилось бы в союзе с Великобританией. Для осуществления этих целей Англия предоставляла бы донцам военную и материальную помощь. Но такое предложение Быкодоров отклонил [13. С. 62]. Польша во главе с Ю. Пилсудским с первых дней установления Советской власти стремилась свергнуть большевиков. «Юзеф Пилсудский и его окружение проводя подрывную, разведывательно-диверсионную работу и постоянно готовясь к интервенции, главную надежду возлагали на возможность искусственного раздувания национализма среди народов СССР», – отмечали историки спецслужб [14. С. 319]. В книге М.И. Мельтюхова «Советско-польские войны: военно-политическое противостояние 1918 – 1939 гг.» есть воспоминания главы польского государства Ю. Пилсудского: «Расчленение России лежит в основе польских государственных интересов на Востоке». Затем должно было последовать «создание ряда национальных государств на территории европейской России, которые находились бы под влиянием Варшавы» [15.С. 19]. Польша решила поддержать радикализм и национализм казаков в эмиграции, вступив в переговоры с лидерами национального движения Фроловым, Быкадоровым и Билым. Быкадоров лично встречался с Пилсудским, который предлагал ему «договор, по которому за Доном признавалась полная самостоятельность в границах, которыми располагала Донская область, с присоединением на востоке всего Поволжья и Урала, а на юге нынешних советских Терекского, Армавирского, Ставропольского, Майкопского, Черноморского, от Туапсе до Гагр, округов и Калмыкии». За это он просил у Быкадорова перевести всех донцов в Галицию и начать комплектовать Донской корпус, так и работу внутри СССР [13. C. 58-59]. Казаки согласились на условия Польши и начали работу в журнале «Вольное казачество», тем самым распространяя сепаратистские идеи по всей Европе. По словам Быкадорова, изначально на журнал «Вольное казачество» выделялось по 25 тысяч чешских крон в месяц. Подтвердил это и другой активный участник движения Павел Кудинов: ««Вольное казачество» находилось на содержании польских разведывательных служб. Сам Кудинов в середине 30-х гг. вышел из состава Вольно-казачьего движения и организовал «Союз казаков-националистов», на его печатный орган Польша выплачивала по 10 тысяч левов ежемесячно» [16. С. 226]. Финансирование национально-освободительных движений казаков и других народов России производилось через клуб «Прометей», который поддерживал азербайджанскую, кавказско-горскую, крымско-татарскую, идель-уральскую, туркестанскую, казачью и карело-финскую эмиграцию. Работа клуба финансировалась из специального фонда «N». На счета этого фонда средства отправлялись из Генерального Штаба, Министерства иностранных дел и Министерства внутренних дел Польши. Например, в 1936 г. на работу «Прометея» было израсходовано более 7 миллионов злотых [13. С. 352]. В Западной Европе работа «Прометея» производилась через «Комитет дружбы», который находился в Париже. Отсюда переводились средства для пропаганды вольно-казачьих идей среди казаков Франции, Германии, Бельгии и других западноевропейских стран [13. С. 131].

Вольно-казачье движение благодаря активной поддержке Польши смогло создать во всех странах Европы свои представительства и секции, были организованы вольно-казачьи группы, хутора и станицы, публиковались книги, статьи, посвященные вольно-казачьей идеологии, проводились семинары и курсы для казаков, где выступали лидеры движения. Однако, идеи «Вольного казачества» так и не были реализованы по следующим причинам: недоверие основной массы казачьего зарубежья, активное противоборство общественно-политических организаций казачьей эмиграции распространению идей «Вольно-казачьего движения», дифференциация среди самого движения и создание отдельных организаций, конфликт среди лидеров движения и выход из состава «вольных казаков» идеологов движения, например, И. Быкадорова. В конце 30-х гг. Польша сократила, а потом и совсем прекратила финансирование эмигрантских национально-освободительных движений в Европе из-за отсутствия ощутимых результатов деятельности и начала Второй мировой войны.

Таким образом, возникновение и деятельность Вольно-казачьего движения были, в целом, связаны с финансовой поддержкой Польши, которая за счет «вольных казаков» планировала разрушить СССР и создать на его территории ряд буферных государств, в том числе Казакию – государство казаков, которое находилось бы под влиянием Польши. Опыт существования Вольно-казачьего движения в эмиграции в 20-30 гг. ХХ в. говорит о том, что развитие вольно-казачьих идей, которые проявляются в современном процессе возрождения казачества в России, пагубны для всего казачества, которое испокон веков находится в политическом, административном, культурном и социальном симбиозе со всеми народами России, являясь ее неотъемлемой частью.

Примечания:

1. Губарев Г.В. Энциклопедия казачества. М., 2008.
2. Вольное казачество. 1928. № 6.
3. Кириенко Ю.К. Казачество в эмиграции: споры о его судьбах (1921 – 1945гг.) // Вопросы истории. 1996. № 10.
4. Ратушняк О.В. Донское и Кубанское казачество в эмиграции (1920 – 1939 гг.). Краснодар, 1997.
5. Хохульников К.Н. Казачью славу приумножив! (Казачье зарубежье ХХ столетия. Культурно-историческое, духовное наследие). Ростов-н/Д., 2009.
6. Борисенок Е. «Казакия – наша цель». Эмигрантские споры о казачьей государственности // Родина. 2009. №4.
7. Русская военная эмиграция 20-х – 40-х годов. Документы и материалы. Т. 1. Так начиналось изгнанье 1920-1922 гг. Кн.2. На чужбине. М., 1998.
8. Вольное казачество. 1930. № 72.
9. Вольное казачество. 1928. № 13.
10. Вольное казачество. 1936. № 200.
11. Родимый край. 1930. № 6.
12. Казакия. 1934. № 2.
13.Соцков Л. Неизвестный сепаратизм: На службе СД и Абвера: Из секретных досье разведки. М., 2003.
14. Былинин В.К., Зданович А.А., Коротаев В.И. Организация «Прометей» и
«прометейское» движение в планах польской разведки по развалу России/СССР //Труды Общества изучения истории отечественных спецслужб. Т. 3. М., 2007.
15. Мельтюхов М.И. Советско-польские войны: Военно-политическое противостояние 1918 – 1939 гг. М., 2001.
17. Кузнецов Ф.Ф. «Тихий Дон». Судьба и правда великого романа. М., 2005.



Вопросы казачьей истории и культуры: Выпуск 8 / М.Е. Галецкий, Н.Н. Денисова, Г.Б. Луганская; Кубанская ассоциация «Региональный фестиваль казачьей культуры»; отдел славяно-адыгских культурных связей Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований им. Т. Керашева. – Майкоп: Изд-во «Магарин О.Г.», 2012. – 220 с.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: История ККВ // ККВ в Зарубежье с 1920 г.

Рейтинг@Mail.ru