Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

Кубанское казачество на завершающем этапе гражданской войны: характеристика комплекса источников

17.10.2012. Количество просмотров: 272

Баранов А.В. – доктор политических наук, 
доктор исторических наук,
профессор ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет»




Роль кубанского казачества в гражданской войне привлекала внимание историков на протяжении всех 80 лет развития научных исследований. Казалось бы, что нового может быть в изучении темы? Однако подобное мнение поверхностно. До сих пор отсутствует системное источниковедческое исследование о политической истории казачества на завершающем этапе войны (весна 1920-1922 гг.). Крайне мало известно о биографиях видных участников конфликта. Цель работы – выявление, систематизация и комментирование комплекса источников по истории казачьего движения на Кубани в 1920 – 1924 гг.

Объектом исследования стала общественно-политическая активность казачества Кубанской области. Новизна подхода в следующем:

1) Казачество одного из важнейших аграрных районов России изучено в качестве субъекта самоорганизации общества в условиях гражданской войны.

2) Революция, Гражданская война и зарождение НЭПА оценены как единый процесс большой исторической протяженности, а также как система политических факторов активности земледельцев.

3) Общественно-политическая активность казаков в кризисном обществе рассмотрена системно, как многофакторный процесс. В нем играли самостоятельную роль социально-демографические и этнические факторы, противостояние политического «центра» страны и ее «периферийных» территориальных общностей, социокультурные ценности массового сознания.

На уровне принципов анализа взяты за основу следующие: 1) выявление источников должно проводиться как в центральных, так и в региональных архивах; 2) выявленные документы должны охватывать весь изучаемый период, позволять реконструировать целостную картину событий; 3) объективность и полнота информации достигается благодаря сравнительному анализу противоборствующих сторон – власти и повстанцев. Это потребовало провести критический анализ состояния историографии по теме, а также выявленных и опубликованных предшественниками документов. Одновременно решались задачи исторического и археографического анализа источников различной видовой принадлежности и политической направленности. Документы выявлялись в Российском государственном военном архиве (РГВА), Государственном архиве Краснодарского края (ГАКК), Центре документации новейшей истории Краснодарского края (ЦДНИКК). Археографическая работа потребовала сравнить опубликованные и неопубликованные варианты текстов, выявить редкие книжные и периодические издания.

Комплекс источников состоит из следующих видов документов.

1. Документы политических партий, подразделяемые на директивные (резолюции и постановления) и нормативные (протоколы и стенограммы заседаний, информационные тексты, отчеты о работе). Выявлены документы РКП (б) и Партии социалистов-революционеров. Значимость их различна. Документы РКП (б) характеризуют идейную направленность и замыслы правящей элиты, показывают противоречивый процесс их воплощения в жизнь. Особенно ценны стенограммы областных партконференций и информационные доклады обкомов, направленные в ЦК. Они отражают острую борьбу «либерального» и радикального течений по вопросам расказачивания и репрессий. Напротив, документы ПСР раскрывают сущность несбывшихся проектов 1920-1924 гг., показывают противоречивые, реакции крестьянской оппозиционной партии на стихийные народные бунты и начало нэповских реформ.

2. Документы органов государственного управления регионального и местного ровней (революционных комитетов, Советов и их структурных подразделений) имеют исключительное значение для познания форм и методов повседневной политики, правовых норм, обратной связи общества с властью. Специфика советской системы, отрицавшей разделение властей, затрудняет поиск механизмов принятия решений. Незавершенность данной системы в начале 1920-х гг., что выражалось в проявлениях оппозиции на предвыборных собраниях и беспартийных конференциях, дает возможность выявить политические настроения. Вторичную информацию такого рода содержат доклады и отчеты о «политическом состоянии» местностей. Весьма важен и комплекс документов казачьей секции при отделе управления Кубано-Черноморского ревкома, руководители которой защищали хлеборобов и возглавили повстанческое движение с февраля 1921 г.

3. Информационные сводки, обзоры и анкеты ВЧК – ОГПУ, Особых отделов РККА, милиции и ЧОН - наименее изученный активно публикуемый ныне вид источников. В силу важной роли «силовых структур» в системе органов власти 1920-х гг. эти источники сравнительно объективны. Они дают регулярные и подробные сведения о динамике общественного мнения, о ходе боевых действий и дислокации оппозиционных сил. Поскольку обзоры областных и краевых органов включали в себя как детальные сообщения с мест, так и их краткий обобщенный анализ, можно перепроверить информацию и установить ее источник. Сравнительная ценность сводок неодинакова. Самую подробную, но неупорядоченную информацию дают станичные и уездные «политбюро» (местные органы ВЧК – ОГПУ) в ежедневных сообщениях и анкетах. Наиболее аналитичны еженедельные и двухнедельные сводки с мест, а также обзоры областных ЧК. По этим документам нужно перепроверять сводки ВЧК и Центральной межведомственной комиссии по борьбе с бандитизмом.

4. Военно-оперативная документация (директивы командования фронтов и подразделений, аналитические разработки о военном положении, рапорты и разведсводки с мест) дает представление о ходе боевых действий. Обособленную часть массива источников составляют документы политотделов воинских частей и комиссий по борьбе с дезертирством, позволяющие судить об общественном мнении. Нами выявлены в ГАКК документы повстанческих соединений - приказы командующего Армией возрождения России М.А. Фостикова; воззвания 1-й Кубанской повстанческой армии; листовки отрядов Захарченко, Рябоконя и Сапрунова. Аутентичность содержания установлена сравнением подлинников и заверенных копий повстанческих текстов с воспоминаниями и пересказами в советской военной документации. Военно-оперативная документация обоих сторон конфликта перепроверена по иным видам источников, т.к., будучи изученной изолированно, ведет к односторонним выводам и не дает сведений о секретных операциях РККА.

5. Документы следственных и судебных органов, к сожалению, с наибольшим трудом поддаются объективному анализу, т.к. большинство судопроизводственных документов все еще недоступно. Изучен ряд протоколов выездных сессий реввоентрибуналов и судебных процессов 1920-х гг., комиссий местных советов по рассмотрению жалоб лиц, лишенных прав гражданства. Сопоставление этих источников со свидетельствами оппозиции и материалами по реабилитации дало возможность приблизиться к истине.

6. Статистические материалы представлены данными городской и всеобщей переписи населения, сводками о текущей численности населения станиц, итогами выборов в советы и общественные организации. Они важны для объективной оценки масштабов смертности воюющего и мирного населения, миграции, этнического и сословного состава населения.

7. Документы этнографических наблюдений выявлены в сборнике «Революция в деревне» (1924-1925). Эта публикация содержит уникальные свидетельства профессиональных наблюдателей о быте земледельческих коммун и казаков Кубани, о «повседневности» военного коммунизма и раннего нэпа. Полезны и материалы обследований станичной жизни, проведенных в 1923-1925 гг. партийно-государственными органами. Но последние, в отличие от этнографического сборника, не обладают качествами научной публикации.

8. Произведения политических деятелей (выступления, брошюры, газетные и журнальные статьи, интервью) характеризуют обоснование идей и действий. Сравнение опубликованных и архивных текстов, их редакций позволяет судить о мере нравственности политиков, об их последовательности и эффективности. Особенно важны в этой связи работы В.И. Ленина, И.В. Сталина, Л.Д. Троцкого, Г.К. Орджоникидзе, А.Г. Белобородова, и других деятелей большевизма, определявших стратегию политики в отношении региона. Смысл проводимого курса можно понять в сравнении политико-идеологических проектов и с их воплощением в деятельности.

9. Переписка крайне ценна для понимания социальной психологии и оценки личностного фактора в истории «малой гражданской войны». Использована переписка В.И. Ленина с членами руководящих органов РКП (б) и государства. Существенными особенностями обладают письма граждан во властные структуры и органы печати. Анализ этой группы документов позволяет выявить структуру восприятия власти различными слоями населения, типы их требований.

10. Публицистические материалы и периодическая печать (листовки, газетные и журнальные сообщения) играли главную роль в создании общественного мнения. Поскольку архивные материалы за 1920-1922 гг. сохранились неравномерно, так как в обширных регионах шли непрерывные бои, публицистика остается единственным источником оперативной регулярной информации о многих событиях. Из советских изданий наиболее ценны по проблеме журналы «Война и революция» и «Красный воин», газеты «Советский Юг», «Красное знамя», «Северный Кавказ». Богатейшая традиция периодики возникла в зарубежье. Выделим по информативности эсеровский журнал «Революционная Россия» (Прага), казачьи издания «Вестник Казачьего Союза» и «Информационный листок Объединенного Совета Дона, Кубани и Терека» (Париж). Эти и другие журналы давали сообщения о политических событиях в казачьих областях, публиковали письма казаков зарубежным родственникам. Уже есть опыт издания сборника данных писем, но по соображениям личной безопасности корреспонденты эмигрантской печати умалчивали о деталях боевых действий. Публикаторы зарубежья, в свою очередь, укрывали истинные биографические данные корреспондентов, подменяли географические реалии.

11. Воспоминания участников и современников повстанческой борьбы можно классифицировать по воззрениям авторов, по степени их вовлеченности в события и осведомленности, по времени создания текста. Так, активными участниками утверждения советской власти были С.М. Буденный, Е.И. Ковтюх, И.Б. Шевцов, И.Л. Хижняк. Недавно стали доступными для изучения мемуары кубанских эсеров Г.К. Покровского (под псевдонимом Люсьмарин) и Н.В. Вороновича. Участники белого движения - П.Н. Врангель, И.М. Калинин, Г.Н. Раковский, К. Баев, Ф.И. Елисеев, С. Макеев другие анализировали причины провала десантов 1920 г. и восстаний.

Создатели упомянутых мемуаров в различной мере были вовлечены в водоворот братоубийства. Одни оставались созерцателями и могли в лучшем случае выразить личные эмоции. Другие участвовали в борьбе, будучи на второстепенных ролях (Хижняк, Покровский, Ковтюх). Третьи руководили крупными политическими и военными структурами (Буденный, Врангель). Естественны различия в ракурсе освещения темы, в круге источников и на уровне информированности авторов.

Замысел мемуаристов во многом определил выбор жанра. Выделим три группы текстов. Врангель, Буденный, Воронович претендовали на объективность и политический резонанс своих работ, написанных в пылу острой полемики о прошлом. Их воспоминания, в которых широко используются архивные документы и приемы публицистов, близки к жанру военно-исторического очерка. В ином ключе созданы жизнеописания Ковтюха, Буровой, Гулого. В них главным стало описание личного участия в событиях, индивидуальных переживаний. В третьих, - мемуары в стиле журналистского репортажа. Публикации Люсьмарина и Раковского подчеркнуто сиюминутны, рассчитаны на немедленный политический эффект. Цель Люсьмарина – усилить антибольшевистские настроения на Западе перед судом над правыми эсерами (1922 г.). Напротив, Раковский стремился обличить «разложение» врангелевского лагеря, почти не прибегая к антикоммунистической риторике.

Информация данного вида источников может быть разделена на три сюжетных «узла»: врангелевские десанты 1920 г. и одновременные действия «Армии возрождения России»; повстанческое движение эсеровской ориентации в 1921-1922 гг.; политика РКП(б) в регионе. Особенно ценны свидетельства советских военачальников, репрессированных в 30-х годах, - Е.И. Ковтюха, И. Шевцова. В них часты документальные приложения и цитирование редких архивных материалов. Впервые вводятся в научный оборот мемуары повстанцев Баева и Макеева. Текст Ф.И. Елисеева - редкое свидетельство офицера Кубанской армии, насильно мобилизованного в РККА и избежавшего расправы в 1920-1921 гг. К комплексу мемуаров примыкают по замыслу, но составляют обособленную группу военно-исторические работы 20-х годов, созданные в СССР. Авторы - активные большевики и участники боевых действий (А.В. Голубев, Е.С. Шейдеман, А. Козаков, Стройло) давали оценку «бело-зеленого» движения как продолжения гражданской войны на «внутреннем фронте». Создатели этих исследований, еще не выхолощенных догматизмом 1930-50-х гг., признавали противоречивость курса РКП(б) в казачьих областях; критиковали и цитировали документы «классовых врагов», многие из которых до сих пор известны только в данном пересказе.

Проведены поиск и составление биографических справок на лиц, упоминаемых в источниках. На основе комплекса документов составлен указатель биографических данных о: С.Т. Арканникове, Ф.Н. Буряке, А.А. Геймане, М.А. Пржевальском, М.Н. Дубине, А.И. Крикуне, Н.А. Морозове, М.А. Фостикове, В.Д. Савицком, М.Н. Жукове, В.Г. Крыжановском, Н.В. Вороновиче, М.П. Пилюке, В.Ф. Рябоконе, К.И. Ландере, Д.В. Полуяне, Я.В. Полуяне. Выявлены фотографии Н.В. Вороновича, М.А. Пржевальского, М.А. Фостикова.



Источник: Российское казачество: история, проблемы возрождения и перспективы развития: материалы Всероссийской заочной научно-практической конференции (октябрь 2011 г.)/ Администрация Краснодарского края, Кубанское казачье войско, Кубанский государственный университет, Краснодарская региональная просветительская общественная организация «Общество «Знание»; редколлегия: В.Н. Ратушняк (ответственный редактор). – Краснодар: Традиция, 2012.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: История ККВ // Источниковедение

Рейтинг@Mail.ru