Карта казачьих отделов ККВ
Версия для печати

О чём помнит памятник 200-летию Кубанского казачьего войска в станице Бесскорбной

21.09.2016. Количество просмотров: 894

Сегодня, 21 сентября (по старому стилю 8 сентября), исполняется 120 лет со дня открытия в станице Бесскорбной Лабинского района Краснодарского края памятника к празднованию 200-летия Кубанского казачьего войска.

        120 лет назад, 8 сентября 1896 года, ... площадь, пышно украшенная гирляндами и государственными флагами, станицы Безскорбной, Кубанской области, Лабинского отдела являла собой картину исключительного оживления... Накал возрастал, не поместившаяся на площади публика стала занимать прилегающую к площади улицу Красную, по которой из Армавира должен проехать атаман Лабинского отдела … Ровно в 10.00 в сопровождении почётного экскорта, прибывает и поднимается на красочно убранную трибуну атаман Лабинского отдела полковник В.К. Лысенко, по правую руку от него место занимает атаман ст. Безскорбной есаул В.А. Кокаев, по левую почётные старики и высокие гости…

Наступает торжественный момент… После благодарственного Господу Богу молебна, пламенных речей, и зачитки поздравительных телеграмм, при большом станичном сходе торжественно освящается и открывается обелиск в честь 200-летия Кубанского казачьего войска. Праздничный салют, загрохотавший как раз в момент открытия, заставил публику лишь на несколько секунд оторвать взгляды от обелиска. Праздничные торжества продлились три дня. Сегодня трудно охватить всё самое интересное, что происходило в те дни в Бесскорбной, с утра до позднего вечера, на площади, на каждом квартале, на каждой улице, и только можно посочувствовать человеку, пожелавшему успеть везде!         

        Классическая, в духе своего времени композиция представляла стройную чугунную колонну в виде пушечного ствола (3,5м), венчанную золочёным ядром и гербом России, на высоком ступенчатом четырёхгранном каменном пьедестале. Строгую чёткость монумента подчеркивал и сдержанно-лаконичный декор литой чугунной ограды. Высота всего сооружения равнялась примерно 6 метрам. Памятник расположили на станичной площади, на естественном возвышении перед западным фасадом церкви. Удобное местоположение на станичной площади и фоне храма подчеркивала необычайную строгую художественность обелиска, делало его доступным для жителей и гостей станицы.

        Созданный «иждивением народа», т. е. без привлечения казны (бюджетных средств), спонсоров и инвесторов, монумент сразу же стал гордостью и сердцем станицы, своеобразной неотъемлемой визитной карточкой Бесскорбной, а также главным хранителем её исторической Памяти. Четыре овальных мемориальных медальона чугунного литья, расположенные по сторонам света, буквами старой орфографии повествуют о героизме, отваге и самоотверженности кубанских казаков в первые, самые тяжёлые годы, при освоении края во благо Отечества, об атаманах Войска, Лабинского отдела и станицы.

     История памятника уникальна, и неразрывно связана с историей Кубанского казачества. Создание этого монумента было приурочено к празднованию двухсотлетия Кубанского казачьего войска, торжественно отмеченного в сентябре 1896 года. Ещё в 1891 году войско стало готовиться к 100-летию переселения на Кубань, но Военное министерство порекомендовало не отмечать эту дату, а праздновать юбилей войска, приняв за точку отсчета 1696 год, когда казаки старейшего Хопёрского полка, были приняты на службу Петром Великим и «…на разных баталиях шведских и при взятии Азова запечатлели кровью начало своего существования».

        Кубанское казачество тогда, в 1896 году, впервые за всю свою историю праздновало свой юбилей. Специально созданная юбилейная комиссия разработала торжественную, насыщенную и интересную программу празднования 200-летия Кубанского казачьего войска. Это был грандиозный, надолго запомнившийся кубанцам праздник. В праздничных мероприятиях участвовала буквально вся Кубань, одним из этапов празднования было открытие обелисков в виде колонн в станицах Лабинской, Бесскорбной, Вознесенской и селе Армавир. На строительство первых и единственных памятников в своем роде казаки жертвовали сбережения из своих кровных. За два года до этого события станичные сборы этих станиц обратились с просьбой к войсковой администрации просьбой открыть среди казаков подписку и сбор средств на сооружение этих памятников в ознаменование 200-летия Кубанского казачьего войска. Богатые казачьи станицы с несколькими тысячами жителей легко могли позволить себе установку памятников, нужные суммы собрали быстро. Своей лептой участвовали иногородние хозяева, интеллигенция, даже школьная молодежь давала из своей малости. Все обелиски были внешне схожими, но каждый имел свои отличия, на «армавирском», например, мемориальные плиты были прямоугольными, а «ствол» пушки «гранённый». В Екатеринодаре в те предпраздничные дни тоже был заложен обелиск, конечно, больший по размерам, и выразительней по художественному решению.

        Памятник в станице Бесскорбной был установлен в бытность станичного атамана есаула Владимира Артемьевича Кокаева. В.А. Кокаев боевой казачий офицер, участник русско-турецкой войны 1877–1878 гг., по некоторым сведениям имел наградную «аннинскую» шашку с надписью «За храбрость». Его биография, став более известной нам совсем недавно, свидетельствует о его незаурядных способностях, не только как мужественного воина, но и ещё как способного, энергичного и принципиального администратора, блестяще проявившего себя на поприще станичного атамана (1894-1899гг.). Память об атамане запечатлена на одной из мемориальных плит этого обелиска, и по большому счёту именно благодаря памятнику имя есаула В.А. Кокаева, в отличие от других атаманов не затерялось после большевистского переворота 1917 года.

        Уникальность «бесскорбенского памятника» сегодня ещё заключается, в том, что он самый старейший из всех связанных с казачеством и сохранившихся на Кубани памятников. Знаменитый казак-черноморец в Тамани на 15 лет моложе, открыт в 1911г., памятник в ст. Михайловской датируется 1918 годом. Станице Бесскорбной, безусловно, есть чем гордиться!

        Чего только не повидал на своем веку этот памятник, став свидетелем многих событий происходивших, и оставивших заметный след, как в станичной жизни, так и в истории Кубани. От него уходили в 1914-17 гг. казаки на фронты Первой мировой воевать за Кубань и Россию, и «не щадя живота» складывали головы под Сарыкамышем, Эрзерумом, Карсом, Баязетом, на полях Галиции и Буковины, в Прикарпатье.

Видел он, как развращённые пропагандой, пропитанные отвратительным запахом революции криминал-маргиналы захватили власть в 1918-м, так пахла кровь, половодьем которой они залили станицу, разжигая рознь между жителями. Видел он вживую генералов Врангеля и Деникина, взявших после двухнедельного тяжёлого штурма Бесскорбную в октябре 18-го. Видел, как посаженый большевиками на власть «ревком», расстреливал пленных казаков-малолеток во время восстания в 1920-м, сбрасывая убитых и замученных прямо в овраг. Уже поверженный, видел как новая власть, обещая устроить «счастье –всем - даром», устроила разруху и голод, сначала в 21-м, потом, загнав всех в колхозы, люто повторила это в 1933 г. Был невольным свидетелем, как везли на подводах к похоронным рвам ещё живых людей, а в церковь стоящую рядом, - конфискованное зерно.

22 июня 1941 г. слушал вместе со всеми пересказ председателем сельсовета выступления В.М. Молотова по радио. Радио тогда в станицу еще не провели. Мимо него, в «огненном» 42-м» проскакали казаки, отправляясь в бой под Кущёвку. Мимо него спокойно разъезжали немецкие мотоциклисты и румынская кавалерия в оккупацию. Немцам казачий памятник был не интересен, внимание они уделяли больше пролетарским изваяниям.

Видел, как возвращались уцелевшие фронтовики, а станица возвращалась к мирной жизни. Как в несытом начале 50-х мимо него народ спешил на «Кубанских казаков», в холодный зал кинотеатра устроенного в бывшей церкви. Конечно же, он помнит, когда с наступлением тёплых летних вечеров в парке играли целых два духовых оркестра, «детдомовский» и «клубный» – и доступная, всем понятная музыка, её мощь и блеск, затрагивала самые тонкие струны души человеческой.

Помнит как неподалеку, под пристальным взглядом бетонного Ленина, разворачивались действа всех праздничных и торжественных мероприятий 1-го Мая и 7 ноября, Дня Победы. Как 19 мая - красногалстучные ребята жгли костры, дули в горны и стучали в барабаны - День пионерии! Помнит он, как в 1975 г. тогда ещё живые участники Великой Отечественной войны практически возле него заложили «Алею ветеранов» без излишней помпезности и речей. Как рядом, в газетном киоске народ толпился за какой-то «бурдой», предпочитая её «Правде» и «Сельской жизни». Помнит, благо клуб рядом, танцы 60-70-х и дискотеки 80-х, видел и драки - «центр» бил «будёновцев» и «молотовцев», потом все вмести били «центр».

В 70-80-х каждый день мимо него ходил пешком на работу Герой социалистического труда, фронтовик П.Я. Штанько председатель колхоза «Родина». С болью посматривал, как в 90-х ещё здесь хаживал невысокий стройный старик-ветеран Педенко, в кубанке, при газырях, последний из стариков, кто никогда не снимал настоящую справу… Всего не перескажешь, на памяти обелиска гораздо больше событий, чем мы привыкли думать. Каждое событие, это отдельная история. Каждая эпоха оставила отметины на его облике, советская - жуткие шрамы.

        Все материальные свидетельства о казачестве коммунистическая власть, проводя расказачивание, тщательно вымарывала со страниц истории, безжалостно разрушала и стирала с кубанской земли. Из четырёх обелисков, установленных тогда, в 1896 году, печальной участи избежал только бесскорбенский. Если кто забыл - 12 апреля 1918 г. был принят декрет Совета народных комиссаров «О памятниках Республики», подписанный Лениным, Сталиным и Луначарским, согласно которому официально подлежали уничтожению тысячи монументов старой России. С выходом декрета о сносе памятников «царям и их слугам» началось тотальное уничтожение Старой России.

        По рассказам старожилов, после кровавого подавления восстания генерала М.А. Фостикова в сентябре 1920 г., в котором казаки Бесскорбной приняли самое активное и мотивированное участие, большевики разрушили памятник. Будучи даже «свергнутым» обелиск был постоянным бельмом в глазу у новых «радетелей земли кубанской», но до того, чтобы свезти в Армавир и переплавить на «Армалите» руки так и не дошли. Неоднократные попытки убрать пьедестал также терпели неудачу, пьедестал оказался очень прочным и выдерживал все испытания. Было желание приспособить его для памятника   «красным партизанам», но Бог уберёг от такой участи. Озеленение станицы, начатое казаками в 1910 г., и продолженное советской властью, окружило пустующий пьедестал деревьями и он находиться в глубине рукотворной рощи до конца 70-х гг. Многие бесскорбенцы до сих пор помнят это место, и без труда укажут на него. Окончательно судьба пьедестала был решена, когда парк реконструировали в связи со строительством нового клуба. Клуб разместился на святом для каждого бесскорбенца месте – осквернённой и погубленной церкви, и погосте возле неё, на котором прежде покоились атаманы, почётные граждане и священники.

        Небесное заступничество в прямом смысле берегло памятник, почти два десятилетия, поросший мхом и лишайником, забытый монумент валялся в бурьянах возле тогда еще стоявшей церкви. Властям станицы, погрузившимся с головой в колхозное строительство, выселение «раскулаченных» казаков, «голодомор», битвы за урожай, борьбу с саботажем, шпионами и вредителями, было не до памятника. О его существовании как-то стали даже забывать. Но перед Великой Отечественной войной про обелиск вдруг вспомнили, и вернули к жизни.

        Торжеством исторической справедливости или великодушием такое решение назвать сложно. Обострявшееся международное положение в конце 30-х гг. заставило советское руководство вспомнить о главном предназначении казачества – защищать Отечество. Стартовавшая в 1936 году кампания «За советское казачество», «благословлённая» ВКП(б) во главе со Сталиным, предусматривала для казачества, от которого остались лишь тлеющие угольки, некоторые послабления. Восстанавливать казачьи сообщества в их традиционном социальном обличье большевики не собиралась, всё предлагаемое полностью укладывалась в русло их предшествующей политики по отношению к казачеству, но надевать иногда форму, служить в армии, проводить митинги-съезды, петь и плясать в клубах, создавать кружки «ворошиловских всадников» и т.д. стало можно! Кампания быстро превратилась в кампанейщину, срочно требовались отчёты и показатели. Власти стали демонстрировать лихорадочную активность. Слова Е.Г. Евдокимова, тогда 1-го секретаря Северо-Кавказского крайкома, произнесённые им на совещании секретарей горкомов и райкомов ВКП (б) Северо-Кавказского края в августе 1936 г. - «…что мы реального сделали из решения ЦК партии» для казаков – сельсовет Бесскорбной, по-видимому, понял буквально и, «идя навстречу решениям ЦК партии», вернули памятник к жизни!

Уцелевший чудесным образом обрубок монумента (ствол и нижний куб с медальонами) установили на новом месте, на новом, наспех оштукатуренном кирпичном пьедестале. Естественно о каком-то первоначальном облике речи не могло быть. Во время «восстановления» памятник понёс значительные утраты: двуглавого орла - символ Императорской России, чугунные ограждения и первоначальный пьедестал советская власть посчитала излишеством, незатейливую оградку сковали колхозные кузнецы. Его высота уменьшившись более чем на метр, стоящий поблизости «Ленин несущий пальто на продажу» был явно выше. В таком виде, скорее ландшафтная единица станичного парка, чем памятник, густо подкрашиваемый к праздникам, почему-то всегда синей краской, он сиротливо простоял до начала 90-х гг.

Было бы упрощением сказать, что власти совсем не уделяли ему внимания, наоборот, ограждая народ от старорежимных привычек и нравов, парторги и комсорги строго следили за количеством возлагаемых к нему цветов, всегда готовые пионеры по праздникам возле него с «салютом» не стояли, молодожёны с букетами вообще не подпускались. Своё 100-летие, в 1955 г., станица Бесскорбная также отметила в стороне от памятника, возле «вождя мирового пролетариата».

Тем не менее, для каждого уважающего себя жителя Бесскорбной, даже оторванного от станицы на долгие годы, памятник был особо любим и узнаваем. Тропа к нему никогда не зарастала, даже под прессом советских идеологических реалий для многих поколений потомков казаков-бесскорбенцев он всегда был Памятник – безусловно, с большой буквы. Для определённой части ещё и символом непокорности большевистскому режиму. Находясь возле него, на этом «островке памяти», Святом месте, всегда испытываешь чувство уважения, любви, благоговения и священного трепета перед этим творением наших далеких предков.

         По иронии судьбы памятник от «перестановки» только выиграл, он оказался в самом центре станицы, на самом людном и престижном месте, именно на него открывается вид из кабинетов первых лиц Бесскорбной! Как же такое могло случиться, может тогда в бесскорбенском сельсовете сидели какие-то «аполитично рассуждающие» товарищи? Нет, товарищи были самые заядлые большевики, беззаветно преданные делу своей партии, «идущие в авангарде борьбы за проведение в жизнь ее политической линии». Дело здесь в другом, перед войной власти Бесскорбной заседали не там где сегодня, а в здании бывшего казачьего правления – ныне одно учебных корпусов спецшколы, с противоположной стороны парка, там же располагалась и станичная площадь. Разумеется, восстанавливать его на старом месте советская власть не могла и не собиралась, слишком близко к сельсовету, и к масштабным мероприятиям типа митингов, демонстрацией часто тогда проводимых. Отправляя памятник, казалась бы на задворки на противоположную сторону парка, в церковную ограду, под листву деревьев, власти вряд ли предвидели грядущие перемены, что в скорости парадная сторона парка также переместится туда, куда отправили они памятник. Как все мы знаем, большевистский эксперимент над собственным народом имел детдомовское эхо по всей стране, в самом конце 30-х появился такой дом и в Бесскорбной. Просторные помещения бывшего казачьего правления, так и размашистая планировка территории вокруг него, думается, очень приглянулась краевому начальству для размещения детей «врагов народа». «Сельсовету» пришлось уступить и срочно съезжать в стены церковной сторожки (причтовый дом) на другую сторону парка. Расположившись на новой «жилплощади», советская власть вдруг обнаружила практически у себя под окнами хотя и вроде бы признаваемый, но всё равно идейно чуждый памятник. Оперативно исправить свой грубейший просчёт, и снова его передислоцировать, почему-то сразу не получилось, скорее всего, надвигающаяся война помешала. После Победы уже не хватило духу что-либо менять, и трогать его больше не стали.

         Третье своё рождение обелиск обрёл, когда ветер Истории сдул советскую эпоху. По русской традиции, если какое-то дело удается с третьего раза, то это обещает самый хороший, самый долговременный результат. В третий раз — это уже на века! Перед своим 100-летием, в 1994 году, с божьей помощью облик памятника искажённый коммунистами был почти полностью приближен к первоначальному виду. Возродившееся тогда казачество, совместно с казаками Армавира, в числе которых были историки и краеведы, тоже внесло вклад в восстановлении монумента. На тогда ещё живом «Армалите» из водопроводных краников был отлит бронзовый орёл, который вновь обрёл своё место на завершии! Взамен утраченных литых решёток использовали сохранившиеся столбы от бывшей церковной ограды, цепи привезли из Армавира. С первым орлом не повезло – украли, в 1997 г. пришлось отливать алюминиевый дубликат и окрашивать «бронзой».

Сегодня, в 25 лето по счету от установления в России демократии и свободы слова памятник, это «свидетельство» более чем вековой истории Бесскорбной и Кубани, находящееся под защитой государства, снова в плачевном состоянии, и нуждается в более тщательной и продуманной реставрации. Чтобы вернуть аутентичный вид этой культурно-исторической жемчужине Кубани, нужны специалисты, имеющие профессиональный опыт в области реставрационных работ на архитектурных и мемориальных объектах, ну и, естественно, деньги. Власть вздыхает – денег нет…, есть дела поважнее, и дальше благозвучия дело не идёт. Да, что там власть, в крае процветают общественные организации, в уставах которых есть пункты, посвященные заботе об историческом и культурном наследии. Единственный выход, в этом соприкосновение прошлого и настоящего, вспомнить бескорыстие наших предков 120-летней давности, когда жители сами, сообща собирали средства на этот обелиск, когда в сердцах жила вера – тратя деньги на памятник, они тратят на самих себя, на своих детей и внуков.

         Как в годы советской власти, и особенно в нынешнее время предпринимаются попытки выхолостить и исказить первоначальный смысл памятника. Удивительно, но давний спор об установлении старшинства для Кубанского войска продолжается до сих пор. В этом плане «бесскорбненский памятник» не подкрепляет результаты новейшего исторического мифотворчества. Отдельные историки и чиновники занимают довольно странную позицию - утверждая, что считать годом образования ККВ 1696 год - нельзя! В Едином государственном реестре объектов культурного наследия, памятник теперь скрывается за №2302264000, под названием - «Обелиск в честь основателей станицы Бесскорбной».

Краснодарскому и Новокубанскому отделениям Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры надо бы как-то отвлечься от своих важных мероприятий, и проявить интерес к курируемому объекту, провести, к примеру, экспертизу. Забавно также, что к этому объекту регионального значения, приписывают любовь нашего легендарного полководца Георгия Константиновича Жукова, стыдливо игнорируя при этом, другую, абсолютно достоверную историю, связанную с пребыванием будущего маршала в 1920 году в «…районе Урупской, Отрадной и Бесскорбной», а также пронесенную сквозь года живую память станичных жителей.

         Безусловно, мифы и легенды наряду со сказками имеют право на существование, можно сказать даже больше - у каждого уважающего себя населённого пункта легенды и мифы должны быть! Ну а если кому-то всё-таки захочется убедиться в реальности Истории, пожалуйте в архивы, с 1995 г. никаких тайн нет, полистайте, к примеру, «оперативные сводки о борьбе с бело-зелёными бандами», или «протоколы заседаний Ревкома ст. Бесскорбной». Сомневающимся в старшинстве казачьих войск, а также в честь чего собирались казаки Бесскорбной на станичной площади 8 сентября 1896 года, к памятнику - прочитать надпись на южном медальоне, оставленную в металле нашими предками: «...сооружёнъ обществомъ станицы Безскорбной въ память 200 лътнего существованiя Кубанскаго Казачьяго Войска».

        Кстати в тот день, 120 лет назад, 8 сентября 1896 г. в ознаменование особого Монаршего благоволения за верность и преданность Престолу и Отечеству Кубанскому казачьему войску было пожаловано войсковое Георгиевское знамя «В память 200-летнего существования Кубанского казачьего войска» «1696—1896» с юбилейной Александровской лентой. Среди возвращённых недавно из Америки регалий оное знамя имеется.

       Напрямую с памятником связан и другой казус. К сожалению, у большинства городов, станиц и сёл нашей огромной страны точная дата образования зачастую неизвестна. У Бесскорбной эта цифра точная, наши потомки завещали нам праздновать день рождение станицы – 24 июня каждого года, запечатлев эту дату на северной стороне обелиска. Казалось бы, радуйся! Однако, со времён советских дату эту – сугубо индивидуальный праздник станицы, слуги народа упорно не замечают, и стараются её «приурочить», «совместить», «отпраздновать» в любой другой день, но только не в этот. С советской властью понятно, непонятно сегодня, а может нам действительно праздновать нечего?

         Памятник, о котором всем другим только мечтать, — одна из духовных скреп. Построенный всем миром, по собственной воле и на свои деньги, памятник посвящался, прежде всего, внутреннему единству и самоорганизации казачества, проверенной двумя веками. В этом главный его смысл. Именно эти качества казачьего народа были неугодны большевистской власти, и которые они всеми силами выжигали. Почему до сих пор эта «скрепа» оказывается не вполне востребованной здесь, у нас, на земле казачьей, и прозябает имуществом местной администрации на задворках кубанской истории? На самом деле логика происходящего проста, и вполне объяснима с точки зрения идеологии, с которой мы расстались почти четверть назад.

       P.S. 120 лет спустя, 4 сентября 2016 г. 10.00 часов, на скромно украшенной площади Бесскорбенского сельского поселения собрались жители и гости, цель: смотр хуторского казачьего общества ст. Бесскорбной Новокубанского района. Всех причастных к этому событию, так и собравшихся посмотреть площадь легко вместила. Ожидаемый приезд главы района, атаманов Лабинского отдела и Новокубанского района не случился. Глава прислал чиновника, фамилию которого никто не запомнил. Разделять волнение ритуала подношения «хлеб-соли» пришлось главе Бесскорбенского поселения С.А. Майковскому вместе с недавно избранным атаманом Бесскорбенского хуторского казачьего общества Алексеем Леморенко. Смотр открылся молебном и пением кубанского гимна.

Атаман станицы С.А. Леморенко рассказал о жизни общества, службе казаков и их задачах на будущий период. Доклад главы поселения, казака С.А. Майковского, также был ярким, и слушали его с неподдельным интересом. Священник станицы иерей Андрей произнёс речь о духовных ориентирах казачества, и поблагодарил казаков за активное участие в возрождении храма. С теплыми пожеланиями дальнейшего развития Бесскорбенского казачьего общества выступил и представитель администрации Новокубанского района. Торжественная часть завершилась Присягой молодых казаков. Всё прошло на едином дыхании, настрой был самый оптимистичный, праздничное настроение закрепили выступлением артистов местной самодеятельности.

Предпоследним пунктом программы, после посещения музея и храма, стало посещения казаками памятника, где многие впервые услышали его непростую историю. Неожиданная, трагическая и радостная одновременно, показанная с неизвестных сторон 120-летняя история памятника оставила всех под неизгладимым впечатлением, в том числе и местных казаков. Традиционная трапеза с казачьими песнями завершила праздник. Всем всё понравилось! Старались, казаки-бесскорбенцы, не зря.

В день юбилея обелиска, по старому стилю 8 сентября, председатель Отрадненского районного общества историков-архивистов во имя святого преподобного Нестора Летописца С.Г. Немченко, и член этого общества В.И. Казанков возложили два одиноких букета к памятнику. Днём состоялось экскурсия к памятнику казачьих классов МОУСОШ №11, инициаторами которой стали учителя А.Д. Дунин, Е.И. Василенко, Л.В. Михалёва и Г.В. Павлова. Вниманию учителей, юных казачат, а также их родителей был представлен живой, познавательный рассказ от «Отрадненского исторического общества» о памятнике «В честь 200-летия Кубанского казачьего войска», об истории Бесскорбной, быте и жизни казаков и казачества в целом. Доброжелательная, оживлённая атмосфера мероприятия и проявленный познавательный интерес были искренни. Многое действительно было услышано впервые и вызвало массу разнообразных вопросов, на которые были даны исчерпывающие ответы. Встреча у памятника, и у детей, и у взрослых оставила самые положительные эмоции, у всех возникло желание узнать еще больше, расходились с надеждой, что такие встречи продолжатся и станут доброй традицией! История повторяется, сегодня — это история борьбы с беспамятством, равнодушием и фальсификациями.

Сведения об авторе:
Казанков Владимир Иванович – казак ст. Бесскорбной, краевед, член Отрадненского районного общества историков-архивистов во имя святого преподобного Нестора Летописца, член общероссийской общественной организации «Общество развития русского исторического просвещения в память императора Александра III». Электронная почта vl.kazankov56@mail.ru

На фотографиях:

1.     Современный вид 120-летнего памятника

2.     Атаман ст. Бесскорбной (1894-1899гг.) есаул Владимир Артемьевич Кокаев. (фото из архива Г. Козьмина).

2. Правнучка атамана Кокаева В.А. – Морозенко Лариса возле знаменитого памятника. Конец 1950-х. (фото из архива Г. Козьмина).

3. Западный медальон - «Сооружен в бытность Начальником Области Генерал-Лейтенанта Я. Д. Малама и Атамана Лабинского отдела В. К. Лысенко».

4. Южный медальон, текст: «Сооружен Обществом станицы Безскорбной. В память 200-летнего существования Кубанского Казачьего Войска в бытность Атамана Станицы Есаула В. А. Кокаева 8 сентября 1896 г.»

5. Северный медальон, текст: «Станица Безскорбная населена из добровольцев: Черниговскими, Полтавскими и Старолинейными Казаками 24 июня 1856 г. Начальник Станицы. Он же строитель Есаул Лазарев»

6. Восточный медальон, текст: «Нападение на станицу горцами было два раза в 1856 и 1857 гг. горцы ворвались в ограду станицы, было убито много казаков, но горцы оба раза были отражены казаками и потерпели большой урон от оружейного и орудейнаго выстрелов причем в 1856 г. горцы взяли в плен 2 братьев-казаков Афанасия и Михаила Улашенковы».

7. Армавирский краевед Берендюков Борис Николаевич после установки дубликата орла. 1997 г.

8. Казаки у памятника 4 сентября 2016 г.

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел: История ККВ // Исторические памятники и места

Рейтинг@Mail.ru