В числе охотников на переселение в 1861 году на линию Майкоп-Лабинск была и семья казака Елисея Головинова, которая заселилась в ст. Кужорскую Майкопского казачьего отдела. В «Кубанских ведомостях» за 1912 год значится, что семья имела 7 десятин земли, а в семье были дети: Сергей, Варвара, Ирина и невестка Ксения. Построили казаки дом на берегу реки Кужоры и зажили на новом месте.

В семье Сергея Головинова и его жены Ксении родились Корнелий, Прокофий, Герасим, Терентий, Пахом, Федор.

Корнелий, Прокофий и Герасим служили в Кубанском казачьем войске и воевали на Юго-Западном фронте в Первую мировую войну. Они - участники знаменитого Брусиловского прорыва и все трое сложили свои головы «За веру, царя и Отечество». Казак Герасим Головинов был награжден Георгиевским крестом 4 степени за личное мужество.

Федор Головинов тоже был участником Великой войны, имел чин приказного и за бои с турками был награжден Георгиевским крестом 4 степени. Федор был в составе отряда казаков, который совершил поход в Персию… «через эту Персию дорога лежит…» (песня). Во время Гражданской войны Федор воевал под Царицыным. На фронте было голодно, вши заедали в окопах, успехов в боях не было и солдаты, в том числе казаки, оставили фронт и вернулись домой. Федор начал заниматься хозяйством, но мирная жизнь продлилась недолго, всех вернувшихся с фронта собрали в Ревкоме и обратились с призывом вступить добровольцами в Красную армию. Добровольцы получали справку красноармейца. Чтобы не навлечь на семью недовольство новой власти, Федор пошел добровольцем, но уже в 1920 году при вступлении Красной армии в станицу значился в именном списке граждан ст.Кужорской, как ушедший в леса к «зеленым». Воевать он уже не хотел.

Приказный Федор Головинов вернулся из леса, как и многие другие станичники, достроил дом и пошел работать пастухом в колхоз «Власть Советов». До 30-ых годов он имел деревянный рубленый дом (сохранился до настоящего времени), постройки для крупного рогатого скота и для кормов, повозку, бороны, корову дойную, телок, быков рабочих, овец. В его семье росло шестеро детей. В 1931 году Федора арестовали, обвинив его в якобы контрреволюционной деятельности, при этом без ссылки на Закон. Аресту способствовал донос станичника об эксплуатации Головиновым наемного труда. Дело было сфабриковано, не помогла и справка красноармейца. Ему присудили 5 лет и выслали на лесоповал в Вологодскую область. Семью Федора, жену Агафью Игнатьевну с шестью малолетними детьми сослали в Ставропольский край в село Кугульту. Жена Федора одна воспитывала шестерых детей: Анну - 1908 г.р., Матрену - 1913 г.р., Николая - 1911 г.р., Владимира - 1919 г.р., Алексея - 1921 г.р. и Василия - 1927 г.р.

Агафья Игнатьевна вынесла все тяготы пятилетней ссылки. Настоящая казачка умела найти выход в самой безнадежной ситуации, бралась за любую работу, чтобы сохранить своих детей. В ссылке ее выбрали готовить пищу для артели, готовила еду вкусно и старалась ее разнообразить. Этим она скрашивала тяжелый труд ссыльных. Вернулись супруги Головиновы в Кужорскую из Кугульты и Вологодской области в 1936 году. Сначала жили в дедовском доме, потом ушли на квартиру, а через некоторое время купили развалюху, начали ее готовить под жилье, ведь родной дом и надворные постройки им не вернули. Семья вступила в колхоз «Заветы Ильича», где в основном работали армяне, переселенные из Абхазии. Федор работать в колхоз не пошел, а стал пасти общественный скот, так как надо было кормить семью, а за работу пастуха хозяйки платили хлебом, молоком и другими продуктами.

Мирная станичная жизнь продолжалась недолго: в 1937 году Федора арестовали второй раз прямо на пастбище. Его опять обвинили в контрреволюционной деятельности, вменяя ему то, что пас не колхозный, а личный скот станичников, тем самым игнорируя колхозы и, якобы агитируя против них. Присудили Федору 10 лет и отправили на лесоповал снова в Вологодскую область. Во время второй ссылки у него на ноге образовалась сибирская язва, затем язва открылась на руке, отчего он и умер. Второй круг ссылки оказался последним. Лишь в 1964 году президиум суда Краснодарского края пересмотрел дело по обвинению Головинова Федора Сергеевича, и дело было прекращено, он был реабилитирован.

Перед началом Великой Отечественной войны судьба четырех сыновей Федора и Агафьи Головиновых сложилась по-разному. Николай Федорович был уже женат. Его призвали на войну не сразу, не в начале войны, а позже и доверили только лопату и кирку, в так называемом трудовом батальоне. Он был поднадзорен НКВД, как сын врага народа. Оружие ему доверили только в 1943 году, когда Николай окончил полковую школу. Он воевал в Крыму, освобождал Перекоп, Эстонию. Во время освобождения Эстонии от фашистов Николай погиб, семья получила извещение из военкомата о его гибели. Семье назначили пособие.

Владимира Федоровича 1912 г.р. долго не брали на срочную службу в Красную армию. Призвали накануне войны, служить начал в Ставрополе, окончил полковую школу. За три месяца до начала войны его полк принял участие в маневрах под Киевом. Войну встретил там же. Через две недели был ранен в ногу, попал в госпиталь г. Артемовска. В семью пришло от него письмо, это письмо было последним. Военкомат прислал извещение о том, что Владимир Головинов пропал без вести. В тех первых страшных месяцах войны 1941 года такое явление было частым.

Алексей Федорович Головинов начал служить в Красной армии в 1940 году. Служил в г.Бузулуке Оренбургской области в 117 стрелковой дивизии. После окончания полковой школы в июне 1941 года был переброшен в г. Чернигов на Украину. Свой первый бой принял г. Жлобине в Белоруссии, а в боях под г. Рогачевым в июле 1941 года Алексей был ранен в руку и ногу. Его раненого случайно среди погибших нашел санинструктор и погрузил в полуторку, шедшую в тыл. Лечился Алексей в госпитале г. Аркадек Саратовской области. После госпиталя попал на формировочный пункт в ст. Абинскую Краснодарского края. Сформированная воинская часть, погрузившись в эшелон, направлялась в Новороссийск, но в дороге эшелон немцы разбомбили, и войсковую часть опять вернули на переформирование, поскольку во время бомбежки погибло очень много солдат. Алексей Головинов участвовал в боях за г. Ростов, Шахты (Матвеев Курган), на реке Миус. В декабре 1941 года он был тяжело ранен в обе ноги, находился на излечении в Ленинакане (Армения). Алексей остался инвалидом, вернулся в станицу на костылях. Работал в колхозе «Заветы Ильича» сторожем, пчеловодом, чабаном, объездчиком. Стремительно терял зрение, сказались ранее полученные ранения.

Самый младший Василий Федорович Великую Отечественную войну 1941-1945 гг. встретил 14-летним подростком. После освобождения станицы от фашистов в 1944 году его призвали в Советскую армию, определили на учебу в школу сержантов. Требовалась справка с места жительства о составе семьи. В сельском совете ст. Кужорской дали такую справку, указав, что Головинов Василий Федорович является казачьей беднотой. Он был из детей военного времени, да еще находился с матерью в ссылке, поэтому школу не закончил, учиться пришлось уже после войны. Из новобранцев сформировали батальон в 120 человек для охраны пленных немцев. Это были немцы из рабочего батальона, не участвовавшего в боях. Далее Василий служил на Западной Украине, вблизи г. Львова до 1951 года участвовал в ликвидации бандеровских банд. В армии он прослужил 6 лет. Имеет награды: Орден Отечественной войны, медали: Ветеран труда «За долголетний доблестный труд», «70 лет Победы в Великой Отечественной войне», медаль к 100-летию со дня рождения Г.К. Жукова, памятные медали: «130 лет со дня рождения И.В. Сталина», «140 лет со дня рождения В.И. Ленина», и др.

Мама этих четырех казаков перенесла ссылку в селе Кугульта Ставропольского края. Она пережила смерть мужа, дважды ссыльного, смерть сыновей Николая и Владимира, увечье Алексея, но по-казачьи была мужественной и стойкой, помогая всей своей семье выживать в труднейших условиях. Умерла Агафья Игнатьевна 1958 году. Она была из семьи казаков-первопоселенцев Леонидовых. Ее отец в станице был казначеем у атамана.

Два ее брата Даниил и Алексей служили в царской армии, были офицерами, участниками Первой мировой войны. В 1920 году Даниил ушел с белыми в эмиграцию. Проживал во Франции, работал садовником в поместье, женился, имел дочь Катрин. В России у него тоже оставались дочь и сын, следы их потеряны. В 1936 году пытался наладить почтовую связь с семьей, но его попытки не увенчались успехом, так как родственники боялись репрессий.

Алексей до Первой мировой войны был лихим джигитом, отличным рубакой, лихим казаком. На фронте ему не повезло - оторвало ногу, и он стал инвалидом. Вернулся и проживал в станице и все время говорил: «Я за Советскую власть, но без большевиков». В 1918 году его арестовали и на линейке повезли в тюрьму Майкопа. По пути он отвинтил гайки в колесе. И пока конвойные искали гайки, чтобы ехать дальше, Алексей выхватил винтовку у кучера и расстрелял конвой. Как ему удалось сбежать на костылях, остается загадкой. Он спрятался под полом в туалете, и хотя по тревоге подняли гарнизон, его не нашли. Ночью он выбрался и добрался до знакомых, жена вывезла его в Дондуковскую, заменила документы на имя Петра Корабельникова. Алексей добрался до реки Лабы, уходя от погони, ему пришлось выбросить в воду пистолет. Второй раз чудом оторвался от погони и добрался в г. Чистополь. За время побега он простыл, долго болел и умер от туберкулеза.

Три поколения казаков Головиновых служили в Кубанском казачьем войске, были участниками Первой мировой и Великой Отечественной войны, растили хлеб, восстанавливали разрушенное немцами хозяйство, не помня обид за лишения, которым подверглась семья в 20 веке прошлого столетия.

Галина Романова,
краевед, сотрудник музея казачества ст.Кужорской
На фото: Василий Федорович Головинов