А. Бровко и В. Казанков - казаки ст. Безскорбной,
краеведы-поисковики,
члены Отрадненского районного общества
историков-архивистов
во имя святого преподобного Нестора Летописца



Станица Бесскорбная (Безскорбная) Кубанской области, расположенная на 44°38′00″ с. ш. и 41°18′00″ в. д., основана в 1855 году как звено оборонительной линии по реке Уруп. Название «Бесскорбная» относится к числу тех, «сберегательных имен», которые должны были, по представлениям большинства народов мира, как бы предопределить судьбу поселения. Сравните названия расположенных неподалеку станиц: Отрадная, Надежная, Удобная, Спокойная и т. п. Действительно, «бесскорбный» - это «не скорбящий сам и не причиняющий скорби и печали, горя; спокойный, приятный, веселый» (Даль В. Толковый словарь живого русского языка, Т. I, с. 73)[1]. И хотя первые годы станичной истории ознаменовались известными драматическими событиями (борьба с горцами, повлекшая человеческие жертвы), а последующий процесс расказачивания прошелся по станице тяжелым катком, оптимизм названия олицетворял всегдашнюю мечту людей о грядущем покое и счастье. За бесскорбную жизнь сложили головы лучшие из лучших, и косточки станичников рассеяны по всему свету - от греческого Лемноса и до американского Сан-Франциско.

Существует легенда, как будто все расставляющая на свои места: при рытье котлована для строительства церкви была найдена икона «Скорбящей Божьей Матери» [2]. Она, конечно, была подложена служителями церкви, и они объяснили свою «находку» так: раз сама «Скорбящая за всех» явилась к нам, значит, она будет покровительствовать поселившимся на этой земле, они под ее покровом будут жить без скорбей! И настояли на том, чтобы дать станице название Бесскорбная, то есть общество людей, живущих «бесскорбно». Но это спорно, поскольку церковь никогда не строилась одновременно с самим населенным пунктом, а в зоне боевых действий было просто не до этого, тем более что первое упоминание о строительстве церкви относится к 1861г. когда название станицы уже существовало [3].

Выборные принципы у линейных казаков были исключены. В силу параграфа 289 «Положения о Кавказском линейном казачьем войске 1845г.» [4] станичное управление назначалось вышестоящим начальством из войсковых офицеров или чиновников. Первым начальником ст. Бесскорбной был есаул Филипп Павлович Лазарев, он же одновременно строил станицы Попутную (1856г.) и Отрадную (1858г.), будучи уже подполковником (войсковым старшиной) [5]. Такое положение станичного начальника, как независимого во всех отношениях от общины лица, обуславливалось чисто военными обстоятельствами. На него были возложены как военные обязанности - принимать решения в чрезвычайных ситуациях, так и чисто хозяйственные - ведать обустройством станицы и сельскохозяйственными работами, а также всеми мелочами и подробностями обыденной жизни.

Отмечено, что период управления станицами по назначению был временем бесправия населения и своеволия назначенного начальства. Во всех линейных станицах на службе, в общественной, даже семейной жизни, в домашнем быту, во всем царил военный закон, всем распоряжалась военная власть - грубая, прямолинейная и очень часто несправедливая. Давление на общину и каждого казака в отдельности кроме станичного начальства оказывала вся чиновничья старшина - были и обиды и несправедливость. Бригадные, полковые члены военно-судных комиссий, заседатели, адъютанты, землемеры, станичные начальники и прочие - всё это были свои люди - люди чиновные, облечённые властью и склонные, не забывать о своих собственных интересах.

Тем не менее, даже в таких условиях самоуправление не было мёртвою буквой для станичных обществ. Кроме начальника станицы в станичное правление входили двое судей, которые были выборными лицами, обычно суд избирался сроком на три года. Без «Общественного приговора» ни один серьёзный вопрос решить было нельзя, скажем, получить деньги в Войсковом правлении можно было, только предоставив протокол заседания станичного правления, а потом и отчёта об использовании выделенных сумм. Начальник станицы и «старики», т. е. старейшие и самые уважаемые казаки, избранные в станичное правление, следили за целевым использованием денег. В одном из распоряжений штаба КЛКВ указывалось; «Старики в станичное правление должны быть избраны благонадёжные. От войска выдать шнуровую книгу» [6].

После окончания масштабных военных действий на Северном Кавказе, повседневная жизнь во всем регионе претерпела значительные изменения. Согласно «Положения об общественном управлении в казачьих войсках», которое вышло 13 мая 1870г. [7], станичное общество составляют все, без различия сословий, жители станицы с принадлежащими поселениями любого типа. Соответственно, станичный сход составляют все без исключения домохозяева, принадлежащие к станичному обществу. Но иногородние имели право голоса только при обсуждении дел, касающихся лиц не казачьего сословия, то есть, получили право голоса при решении большинства хозяйственных вопросов. На станичного атамана были возложены административно-полицейские функции. Станицы и хутора имели свое местное самоуправление. На станичном уровне оно включало: станичного атамана, станичный сбор, станичное правление и станичный суд. Станичный атаман избирался сроком на три года станичным сбором и утверждался в должности Наказным атаманом.

Первым избранным атаманом ст. Безскорбной в 1870 году стал урядник Григорий Ефимович Нечаев [8]. При его правлении население составляло: казаков-мужчин - 1406 душ, женщин - 1405 душ.

Следующим атаманом Безскорбной был урядник Афанасий Яковлевич Улащенко [9], он избирался на два срока и возглавлял станицу в 1874-1879 гг. Крепла и ширилась станица, население быстро росло, в 1875г. оно состовляло: 3884 души, из них казачьего сословия 2845 (1427 муж. +1418 ж.), духовного звания 13 (7 м. + 6 ж.), иногороднего 446 (265 м. + 181 ж.), станица владела 24738,5 десятинами юртовой земли.

Кто после урядника А.Я. Улащенко был следующим атаманом нам пока неизвестно. Далее находим, что 1883 году атаманом станицы был урядник Иван Родионов [10]. В это время станица насчитывала 286 дворов, в которых было 702 строения. Население уже составляло 4736 душ, из них казачьего – 2740 (1377 м. +1363 ж.), оседлого иногороднего - 1646 (916 м. + 730 ж.). В станице было одно училище, насчитывающее 60 учащихся, педагогический коллектив состоял из: учитель Михаил Андрианович Андрианов, законоучитель - священник Николай Артемьевич Кокаев, Почётный блюститель урядник Георгий Игнатьевич Мешков. В станице насчитывалось: мельниц водяных - 11, лавок - 8, питейных заведений, для продажи «водок и вина хлебного произрастания» - 3, маслобоен - 2, число троек обывательской почты- 3. Общий пай станицы- 25574 десятины.

В 1891г. атаманом станицы стал урядник Аким Семёнович Леонидов [11], население станицы при нём составило - 6575 душ, из них 3216 (1605 м. + 1611 ж.) казаков, иногородних, имеющих оседлость – 2857 (1470 м. + 1387 ж.), иногородних, не имеющих оседлости - 271человек. Количество земли в общинном пользовании 26574 десятины, офицерских участков пять, общее количество земли этих участков 850 дес. В станице имелось: 1205 лошадей, гужевых быков - 3152, коров - 6363, овец и коз - 7442. Одноклассное училище одно - 52 ученика. Почётный блюститель - урядник Георгий Игнатьевич Мешков, учитель, зав.училища Илья Алексеевич Остриков, законоучитель священник Андрей Георгиевич Хованский. В станице было 16 торговых лавок и магазинов, питейных заведений - 4, водяных мельниц - 12, одна бондарня, оптовый склад спирта, кроме этого были кузни, маслобойни. Содержалось 3 тройки для «летучей почты».

В 1894г. атаманом избирается отставной есаул Владимир Артемьевич Кокаев [12], осетин по национальности. Родился 14 августа 1849 г. в Терской области, православный. Окончил 5 классов Ставропольской губернской гимназии. 18 мая 1868 г. поступил на службу казаком. 15 августа 1875 г. после окончания курса в Ставропольском юнкерском казачьем училище по 2-му разряду произведён в хорунжие. Принимал участие в компании 1877-78гг., был в сражениях. С 28 августа 1885 года командир сотни 2-го Хопёрского конного полка; с 31 декабря 1885 г. – подъесаул. Состав семьи: жена Мария Ивановна, два сына, жена и дети православные [1].

Существует много версий о его появлении в станице, вот одно из них: во время больших учений, которые принимал сам Наказной Атаман, подразделению, которым командовал Владимир Артемьевич, приказали атаковать засеку (препятствие из заострённых кольев и брёвен), но он отказался «не война, зачем людей калечить, даже в боевых условиях её обходят!». Его обозвали трусом, в ответ он выхватил шашку, которую получил за участие в только что закончившейся турецкой войне, и шашка не простая была у него, а с надписью «За храбрость». Дело замяли, но из армии уволили и, видимо, без «льготы» - т.е. без жалования. Офицеры вообще неохотно шли в атаманы, но у В.А. Кокаева, похоже, другого выхода не было, как садиться на оклад атамана. Боевой офицер, оказавшийся не у дел, приехал в Безскорбную, где проживал его брат - Николай Артемьевич Кокаев, священник и законоучитель при местной церкви и школе (потом священник ст. Темиргоевской). Безскорбная Владимиру Артемьевичу понравилась, и он остался на жительство.

Развитие станицы в это время приобрело активный характер, да и предыдущий атаман А.С. Леонидов оставил хороший задел для своего преемника В.А. Кокаева. В 1893г. население уже составляло - 7631 чел., казаков - от общей численности стало уже 48%, 628 семей, 3662 души (1854 м. + 1808 ж.), количество дворов- 658, жилых домов - 802. Иногородних оседлых 38%, 2945 (1497 м. + 1448 ж.) чел., 604 семьи, дворов 592, жилых домов 609. Иногородних без оседлости - 14%, 1204 (561 м. + 463 ж.). Хуторов - 3 на общественной земле, 2 на владельческих участках. Одна церковь, общественных зданий - 4, торговых заведений - 22, мельниц водяных - 13, производств, кирпичных, маслобоен и других - 6. Общественная земля – 26985 дес., офицерские участки - 872дес. У населения было 1261 лошадь (у казаков - 585), из них строевых - 152. Рабочих волов – 1537 (1307), дойных коров – 1870 (1399), коз - 3787 (3348), поросят - 7915 (7653), свиней – 2067 (1465), тонкорунных овец – 3010 (1410). Колодок пчёл – 1431 (1051). При В.А. Кокаеве начались по настоящему большие работы по благоустройству и улучшению санитарного состояния станицы, вводились строгие карантинные меры. Некоторые детали этих мероприятий до сих пор не потеряли актуальности и представляют большой интерес для нынешних «отцов и матерей» станицы - как малыми силами и почти без затрат была решена такая угроза станице как обвалы и оползни круч Урупа. Также продолжилось строительство новых школ, начали перестройку церкви, старая стала слишком мала для растущего населения.

Как мы уже говорили - главной и отличительной чертой казачьего самоуправления было то обстоятельство, что все упоминающиеся органы самоуправления строились на выборных началах. Владимир Артемьевич Кокаев избирался атаманом два срока подряд. Вскоре после второго избрания в 1899г., доносит молва, он заболел и скоропостижно умер. Кому бесзкорбненцы оказали доверие после В.А. Кокаева, пока, к сожалению, не известно (Седак? Глыга?).

Известно, что в 1908 году атаман ст. Безскорбной младший урядник Пётр Яковлевич Глыга был удален от должности атамана станицы, как допустивший «волнения» иногородних. Архивные источники свидетельствуют о том, что в ст.Безскорбной были волнения, и это были не волнения казаков, а иногородних. Известно также, что в станицы Безскорбную и Отрадную вводились строевые части, поскольку между казаками и иногородними происходили стычки, и перед войсками была поставлена задача защиты иногородних от самосуда.

Вместо Глыги был избран нестроевой старшего разряда Степан Кузьмич Яценко. На момент избрания Степану Кузьмичу было всего 27 лет, но, несмотря на это, он заслужил уважение станичников своей честностью, хозяйственностью и справедливостью. На некоторых фотографиях в станичном музее С.К. Яценко запечатлен в офицерской форме хорунжего, что вполне объяснимо - в 1894 году станичным атаманам из нижних чинов была присвоена офицерская форма и личные права хорунжего на время состояния ими на должности. В 1911 им были добавлены ещё и следующие отличия - станичные атаманы из урядников пользовались не только правами хорунжего, но и по окончании второго срока получали этот чин.

В памяти станичников С.К. Яценко остался как разумный и рачительный хозяин. Особенно значителен его вклад в дело народного просвещения родной станицы, «неграмотный казак - не казак» - говорил он. К.Я. Яценко был инициатором и руководителем строительства народных училищ. Построенные по краям станицы училища преобразили и до сих пор украшают станичные окраины, строились школы также и для иногородних. Самой значимой заслугой Степана Кузьмича является организация и строительство среднего специального учебного заведения - Безскорбненской учительской семинарии, на которую возлагалась задача «действительного обслуживания образовательных нужд родного края».

При С.К. Яценко, к 1916г., население Безскорбной достигло 16734 души [14], это без хуторов, и, несмотря на то, что шла война - чуть ли не половина мужского населения воевала, и многие уже погибли. Это был своеобразный рекорд - такой численности населения станица больше не достигала никогда, как, впрочем, и тогдашнего экономического расцвета. Во все времена человечество считало, что главное богатство и основа общества любой страны - это люди, и вполне справедливо считать основной потерей - это потерю людей. 1917-й год положил конец процветанию и развитию станицы. Ущерб, нанесённый станице советской властью, превышает все обычные понятия, и столь очевиден, что даже не требует никаких доказательств.

В январе 1918 года станица избирает атаманом Троценко Ф.В.(по иным данным - Проценко). Последний атаман был избран летом 1920 года во время восстания М.А. Фостикова, по устным свидетельствам это был Пащенко, расстрелянный большевиками в том же году.

Качественный состав станичных атаманов был стабильно высок, поскольку атаманами обычно избирались казачьи унтер-офицеры (вахмистры, урядники), являвшиеся, как правило, авторитетными и законопослушными людьми с опытом административной работы. Одним из основных показателей результативности работы станичных атаманов на благо своих одностаничников является значительный процент переизбраний атаманов на второй и последующие сроки. По данным на начало ХХ в. 46 % станичных атаманов избиралось на этот ключевой в жизни станицы пост несколько раз подряд. Это мы наблюдаем и в ст. Безскорбной, дважды станичный сбор утверждал атаманом урядника Улащенко Афанасия Яковлевича (1874г. - 1880г.), дважды есаула Кокаева Владимира Артемьевича (1894 - 1899г.), три срока отработал хорунжий Степан Кузьмич Яценко (1908 - 1918г.).

На станичного атамана возлагалась обязанность объявлять станичному обществу и приводить в исполнение все распоряжения войскового начальства по вопросам отбывания казаками воинской повинности. Он должен был наблюдать за исправностью снаряжения казаков служилого состава при отправке на службу при мобилизации и при выходе казаков на службу в мирное время. Принимать необходимые меры при отсутствии у казаков исправного снаряжения и доносить о них атаману отдела.

Станичный атаман за маловажные проступки мог подвергать лиц денежному взысканию на сумму до 1 руб. в пользу общественных сумм, аресту или назначению на общественные работы на срок до двух дней. Для лиц, подвергавшихся взысканиям неоднократно, сумма взыскания могла быть увеличена до 2 руб., а сроки ареста или общественных работ, соответственно, до пяти дней.

Общественные дела решались станичным сходом, в котором участвовало всё старшее казачье мужское население станицы, в 1891 году ввиду большого неудобства в созыве на сборы всех членов станицы, полные сходы заменили выборными лицами от десятков, т. е. одно лицо от десяти дворов. Станичный сбор ведал общими станичными суммами и назначением сборов (денежных или натуральных) на станичные потребности; разверсткой земских и станичных повинностей между отдельными поселковыми обществами; определением на основании положения о военной службе платы с казаков, неспособных к службе, но способных к труду; назначением этой категории казаков на внутреннюю службу по войску; рассмотрением и утверждением проектов именных и очередных списков; определением казаков, нуждающихся для выхода на службу в пособиях или ссудах; избранием лиц на общественные станичные должности. Сбор созывался, как правило, один или два раза в месяц, а иногда и реже. Станичное правление представляло собой орган, в состав которого входили: станичный атаман, его помощники, станичный казначей и доверенные.

Станичное правление решало менее важные вопросы по сравнению со станичным сбором. Оно занималось ежемесячной поверкой станичных сумм, проверкой всего станичного имущества (не реже одного раза в год), ежегодным составлением сметы станичных доходов и расходов, составлением именных, очередных и посемейных списков и организацией публичных торгов, вело штрафной журнал и ведомости поземельных угодий. Станичное правление отвечало за исправление казаками войсковых, станичных и хозяйственных повинностей и вело их учет. Войсковые повинности состояли в содержании почтовых станций, устройстве и ремонте дорог и мостов, обеспечении воинского постоя и препровождении полков и команд через станичные юрты. Станичные повинности заключались в сопровождении летучей почты, конвоировании арестантов, установлении караулов при станичном правлении, при запасном хлебном магазине, у лесов и др. К хозяйственным повинностям относилось сенокошение для общественного употребления, устройство зимовников для жеребцов, ремонт мельниц и плотин, содержание перевозов и другие работы по обеспечению неотложных нужд станицы. Хозяйственные повинности распределялись между казаками в возрасте от 17 до 55 лет на полном сборе. От исполнения повинностей освобождались войсковые дворяне. Повинности возлагались на казаков, перечисленных во внутреннюю службу после 25 лет полевой службы, малолеток, а также служивых казаков, временно свободных от полевой службы. Последних употребляли для препровождения арестантов и летучих почт.

Станичный суд рассматривал дела, связанные с маловажными проступками - станичные споры, тяжбы и состоял из двух органов: суда станичных и суда почетных судей. Под юрисдикцию станичного суда подпадали гражданские дела на сумму до 3 руб., а уголовные – по мелким преступлениям. Суд станичных судей действовал в каждой станице, в его состав ежегодно избирались от 4 до 12 человек. Суд почетных судей (3–6 человек) был один на две станицы.

Чрезвычайно строго казаками, наряду с заповедями Господними, соблюдались и традиции, обычаи, поверья, которые являлись жизненно -бытовой необходимостью каждой казачьей семьи, несоблюдение или нарушение их осуждалось всеми жителями станицы, эта система ценностей передавалась из поколения в поколение. О высоких моральных устоях казачества и их нравственности говорят вот эти цифры - доля казаков в области, подвергнутых аресту за правонарушения в 1897г., составляет всего 10,1%, остальных сословий - 89,9% (иногородние - 46,3%, горцы - 11,2%).

Таким образом, существовавшая система высшего управления и местного самоуправления в казачьих войсках страны имела довольно стройную структуру, включавшую в себя управленческие органы всех уровней, отличавшуюся всесторонностью и функциональной эффективностью. Она охватывала практически все стороны жизни и деятельности войск и их структурных элементов внутренней организации. При этом данная система имела два управленческих поля, которые не просто были тесно взаимосвязаны, но даже как бы накладывались друг на друга, составляя при этом единый властно-управленческий комплекс. Во-первых, в нем присутствовали как гражданские, так и военные органы высшего управления войск. Во-вторых, имелись все звенья управленческой вертикали и по гражданской, и по военной частям: верхние (войско), средние (отдел, округ), нижние (станица). Причем последний уровень местного станичного казачьего самоуправления имел достаточно обширный спектр властных полномочий и весьма демократичные принципы формирования и функционирования.


На фото:
1.Печать Бесскорбненского правления- сургучовая.
2. Правление ст. Бесскорбной 1910г. Фото из станичного музея.
3. Есаул Кокаев В.А.- атаман ст. Бесскорбной 1894- 1899гг. В руках та самая «анненская» шашка!
4. Хорунжий Яценко Степан Кузьмич - атаман ст. Бесскорбной 1908- 1918гг.


Примечания

1. Виноградов В. Б. Топонимия Средней Кубани. Армавир. 1993.
2. Самовтор С.В. Отражение процессов казачьей колонизации в топонимии Кубани (конец XVIII - начало XX вв.) Ставрополь 2008г.; Филимонов В.Г. Что в имени твоем?.. // газ. «Советская Кубань». 1991. 8 марта.; Чучмай Г.Т. Тайна географических названий. Краснодар, 2000. С.64-65.
3. ГАКК (Государственный архив Краснодарского края). Ф. 355. Оп. 2. Д. 24. Л.18-19об. Рукописная копия.
4. Ф.А. Щербина, Е.Д. Фелицын. «Кубанское казачье войско . 1696 - 1888 гг.». Положение о Кавказском линейном казачьем войске. - СПб, 1845.
5. РГВИА. ф 330.о 56. дело 1227.
6. Петрова-Хорина Н.Н. Приурупье мое, суровое и прекрасное. 1856–2011. Краснодар: Просвещение-Юг, 2011.
7. Положение об общественном управлении в казачьих войсках (Высочайше утверждено 13 мая1870 г.) // КСК на 1891 г.. Екатеринодар, 1891.
8. Памятная книжка Кубанской области на 1874г.
9. Памятная книжка Кубанской области на 1875г. Памятная книжка Кубанской области на 1876г. Памятная книжка Кубанской области на 1878г.
10. Памятная книжка Кубанской области на 1883г.
11. Кубанская справочная книжка. 1891г.
12. Кубанская справочная книжка. 1894г. Кубанский календарь за 1898г. Кубанский календарь за 1899г. Кубанский календарь за 1900г.
13. Государственный архив Краснодарского края. Д.461. Л.8-12; Д.641. Л.31; Д.655. Л.166; Д.479 б.Л. 123об. – 124.
14. Кубанский календарь за 1916г.