Н.А. Корсакова, старший научный сотрудник
Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника им. Е.Д. Фелицына


В.В. Науменко, соискатель кафедры теории и истории культуры
Краснодарского государственного университета культуры и искусств

Данный очерк является коллективным трудом заслуженного работника культуры Кубани Н.А. Корсаковой старшего научного сотрудника Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника им. Е.Д. Фелицына и соискателя кафедры теории и истории культуры Краснодарского государственного университета культуры и искусств В.В. Науменко. Посвященная жизни и деятельности видного представителя региональной культуры Е.Д. Фелицыну, эта работа является едва ли не первой попыткой обобщить наиболее интересные вехи его жизни.

Брошюра адресуется всем, кто интересуется проблемами региональной науки и культуры, а также жизнью и деятельностью ее ярких представителей.





Посвящается 150-летию со дня рождения Е.Д.Фелицына
и 120-летию Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника им. Е.Д. Фелицына



"Пусть навсегда память об этом истинном патриоте
Кубанской области живет и служит образцом для высокой
научной труженической деятельности "
В. М. Сысоев


Страницы биографии

На пороге XXI века мы возвращаемся ко многим забытым именам и пытаемся понять, что мы утратили и что можно еще сохранить. Во второй половине XIX и начале XX века в России не только в больших центрах, но и во многих провинциальных местах усилился интерес местной интеллигенции к изучению истории своего края и созданию музеев, которые становились центрами культурной и научной жизни.

История казачества - часть той истории, которая составляет величие России. В течении последних столетий ратные подвиги казаков вплелись в венок российской славы. Кубанское казачество дало Отечеству многих известных общественных деятелей, ученых, замечательных людей своего времени. Евгений Дмитриевич Фелицын, офицер Кубанского казачьего войска, был одним из первых археологов, статистиков, историков, исследователей Северного Кавказа.

Родился историк 5 марта 1848 года в семье военного, образование получил в Тифлисском военном училище, которое в XIX веке дало России прекрасную плеяду военной интеллигенции. В 1873 году он был направлен в Екатеринодарский конный полк в чине хорунжего и в этом же году был прикомандирован к штабу Кубанского казачьего войска. Через год его приписали к станице Северской. В дальнейшем Фелицын служил офицером по особым поручениям Кубанского войскового штаба. В 1877 году прикомандирован к сборному Хоперско-Кубанскому полку, входившему в состав Марухского отряда, с которым он принимал участие в походе против турок к Сухуму. По окончании войны отряд был расформирован, и Фелицын снова возвратился к своей должности. С этого времени начинается его многолетняя служебная и общественная деятельность, неутомимая работа по изучению истории Кубанского края. [1] Все свободное время Евгений Димитриевич посвящал мирному занятию - изучению истории. Он автор более 100 работ по истории Северного Кавказа.

Вся служебная деятельность Фелицына по военному ведомству совсем небогата событиями, она сочетается с такими мирными занятиями, как увлечение историей, археологией и коллекционированием предметов древности. По воспоминаниям современников, он не стремился к продвижению по военной службе, "ни отличий, ни наград не домогался, ни сам не мог выносить начальнических распеканий, ни других распекать".[2]

В 1896 году он, получив чин войскового старшины, и на этом заканчивает свое военное поприще. Зная увлечение Фелицына, ему всегда поручали задания, выполнение которых требовало основательных знаний истории края. Его отношение к гражданским обязанностям, прожитая им жизнь, дает основание сказать, что он себя вел достойно, как подобает военному на поле боя, с чувством высокого долга, чести и самопожертвования.

Жил историк в Екатеринодаре, снимал квартиру на улице Борзиковской (ныне Коммунаров) и в станице Северской, где у него был небольшой участок земли. Хозяйство велось плохо, заниматься им не хватало времени, и усадьба была продана для покрытия долгов. Доброта, отзывчивость, стремление помочь отличали всегда, по воспоминаниям современников, Фелицына. Лучшего ученика станицы Северской он содержал на свои средства. Современники писали о том, что Евгений Дмитриевич жил очень уединенной жизнью. Внешность, на первый взгляд, имел суровую, но его мог обидеть каждый, а он никого.[3]

Большая дружба многие годы связывала его с кубанским историком Федором Щербиной, В предисловии книги "История Кубанского казачьего войска" [4] Щербина пишет о том, что без помощи Фелицына он не смог бы написать свой труд. Вместе с ним они издали книгу "Кубанское казачье войско. 1696-1888". Она была торжественно вручена наследнику цесаревичу Николаю и напечатана к приезду императора Александра III в Екатеринодар в сентябре 1888 года.[5]

Ф.А.Щербина в своих воспоминаниях в эмиграции писал: "Она не была бы напечатана, ни тем более вручена царю, если бы во главе Кубанского войска не было двух казаков: атамана Г.А.Леонова и кубанского - правой руки атамана - есаула Фелицына".[6] Не побоялся историк тогда защитить опального Щербину и отказаться от награды - золотых запонок, потому что к награде не был представлен Щербина.

Фелицын одаренный человек. Любил музыку, играл на многих инструментах, в том числе на популярной в начале XX века фисгармонии, и сам писал музыкальные произведения. Ему принадлежат полька "Шутка", "Ласточка", великолепная "Кубанская мазурка", "Кубанский войсковой марш", написанный к 100-летию пожалования Черноморскому войску Жалованной грамоты на Кубанскую землю императрицей Екатериной II, вальс "Вдохновение" и другие. Многие его музыкальные произведения посвящены неведомой нам екатеринодарке Евдокии Шереметевой, так например, вальс "Привет с берегов Кубани".[7] Его произведения исполняли полковые оркестры.

Любовь к природе, восторженное отношение к ее величию и красоте способствовали его увлечения фотографией. Многие красивые утолки природы Кубани, исторические места и памятники он запечатлел на своих фотографиях. Некоторые уникальные снимки города Екатеринодара конца XIX века опубликованы в его трудах и работах исследователей Кубани, а многие с видами природы Баталпашинского отдела, дольменов, населенных пунктов, памятников сейчас хранятся в фондах Краснодарского исторического музея.[8]

Большое место в жизни Фелицына занимала благотворительная и общественная деятельность. В 1879 году он становится во главе созданного им Кубанского статистического комитета. В течение восьми лет он состоял секретарем правления Екатеринодарского благотворительного общества; три года исполнял обязанности наблюдателя за типографиями, библиотеками и книжной торговлей Кубанской области и Черноморской губернии.

В 1883 году в составе комиссии, учрежденной в Екатеринодаре, участвовал в обсуждении проекта Новороссийской железной дороги. В течение 13 лет, с 1879 по 1892 годы, Фелицын редактировал неофициальный отдел газеты "Кубанские областные ведомости", где публиковались интересные материалы по истории, этнографии. [9] В 80-е годы много сил и времени отдает Фелицын работе в комитете по истреблению саранчи, которая, как пожар, истребляла посевы, сады и приносила колоссальный ущерб сельскому хозяйству. Он печатает статьи известного ученого энтомолога К. Линдемана, организует его приезд на Кубань в мае 1882 года.[10] Его исследование "Вредные насекомые Кубанской области" было опубликовано им в "Кубанском сборнике".[11] В 1886 году принимает участие в съезде губернаторов Юга России от Кубанской области в городе Одессе, который был посвящен вопросам борьбы с саранчой.

В 1892 году Евгений Дмитриевич назначается председателем Кавказской археографической комиссии в Тифлис. 22 февраля в здании Общественного собрания состоялся прощальный обед, где звучали тосты и речи в честь отъезжающего с такой важной миссией. Оркестр Екатеринодарского конного полка, в котором Фелицын числился, играл марши и вальсы, сочиненные историком. На Екатеринодарском вокзале друзья тепло проводили его к новому назначению.

За свою плодотворную общественную деятельность он избирался почетным членом Ставропольского и Кубанского областных статистических комитетов, общества любителей изучения Кубанской области, действительным членом Московского археологического общества; Императорского общества любителей естествоиспытания, антропологии и этнографии; императорского, одесского общества истории и древностей; Кавказского отдела императорского русского географического общества; Таврической ученой архивной комиссии; членом Петербургского русского археологического общества, Общества любителей древней письменности.



"Труженик, который вдали от главнейших центров науки
единоличным трудом, при ничтожных средствах
накопил необходимый материал для создания священного здания науки".
(Труды V археологического съезда в Тифлисе. М., 1887).

Живая летопись Кавказа

Служебная карьера не играла главную роль в его жизни, более того, своё положение Е.Д. Фелицын использовал исключительно в интересах дела - разностороннего изучения Кубани, которому отдал все свои силы. Он в совершенстве знал историю и географию края, археологию и этнографию, картографию, изучал геологию, ботанику и минералогию. Фелицын исключительный труженик, его всегда можно было застать за работой, продуктивность его занятий изумляла современников. Поразительная быстрота его работы хорошо была известна местным архивариусам, которые "отправляли ему дела повозками и через день получали обратно "[12]. В сентябре 1875 года во Владикавказе был создан Комитет под председательством начальника Терской области по сбору средств для первого памятника М.Ю. Лермонтову в России. В 1878 году комитет возложил сбор пожертвований в Кубанской области на Фелицына, который успешно эту работу провел. 16 августа 1889 года состоялось открытие памятника поэту в Пятигорске. Автор этого памятника академик А.М.Опекушин. Евгений Дмитриевич присутствует на открытии памятника и даёт информацию в газете. Осенью 1879 года он совершил поездку в Тамань, где провёл большую исследовательскую работу по пребыванию Лермонтова. Им были сделаны рисунки и описание хаты казака Мысника, где останавливался поэт, эти материалы были опубликованы первым биографом Лермонтова П.А.Висковатовым [13]. Исследования историка помогли в 1976 году в создании историко-этнографической экспозиции музея М.Ю.Лермонтова в Тамани. При своём скромном образовании, Евгений Дмитриевич упорным неутолимым трудом достиг того, что его труды признаны учёными и научными обществами. Современники писали: "Находясь вдали от главнейших центров науки, единоличным трудом, при ничтожных средствах, он смог накопить необходимый материал для создания священного здания науки и стать энциклопедией Кавказа, живой летописью его"[14].

В 1890 году, в 50-летие обороны Михайловского укрепления, Фелицын публикует очерк о подвиге русского солдата Архипа Осипова, взорвавшего пороховой погреб во время защиты крепости и ценой своей жизни лишившего противника оружия. С 1892 года Фелицын проводит колоссальную работу в должности Председателя Кавказской археографической комиссии. В этот период, работая в Тифлисе, он приводит в порядок собранные предшественниками исторические материалы по истории Кавказа, издаёт XII том документов, куда вошли уникальные документы и по Северному Кавказу. Им были изучены не только архив в Тифлисе, но и архивы Екатеринодара и Ставрополья. Главное достоинство работ Фелицына заключается в их обстоятельности и достоверности. К нему обращались за сведениями учёные, краеведы, все кому дорого историческое прошлое своего народа. И он всем готов был оказать помощь и словом и делом: Охотно делился своими необъятными знаниями, давал ценные сведения, снабжал книгами из своей библиотеки, собранными материалами.

Занимаясь историей заселения Кубанской области и Черноморского побережья, Фелицын знал и прошлую судьбу Кубанского казачества и горских народов. В стремлении уяснить древнюю историю народов, населяющих Северный Кавказ, он с большим энтузиазмом занимался археологией края, выявлением, описанием и сбором археологических памятников. В 1879 он обнаружил в Екатеринодаре и отправил в Москву две греческие плиты, считавшиеся уже потерянными для науки, на которых значились имена Левкона, царя синдов и Ксеноклида (IV в. до н.э.). В начале XIX века они были найдены казаками и до 1846 года хранились в церкви станицы Ахтанизовской [15].Исследования кубанского историка в области археологии были высоко оценены V археологическим съездом, проходившем в Тифлисе в сентябре 1881 года, в подготовке которого он принимал участие. На этом съезде он внёс предложение о создании археологической карты России, чтобы предотвратить хищнические раскопки и утрату памятников древности.

Фелицын - автор уникальной археологической карты древностей Кубанской области с обозначением памятников знаками, утверждёнными Стокгольмским археологическим съездом. Это была первая археологическая карта в России, таковой она остаётся и сейчас. Хранится карта в фондах Краснодарского исторического музея.[16] Она была издана в 1882 году Императорским Московским археологическим обществом. На карте нанесены места, где находятся курганы, древние христианские храмы и часовни, магометанские часовни, каменные статуи, гробницы, дольмены. Интерес к археологии Фелицын сохранил до последних дней жизни. Он изъездил всю Кубанскую область. Им раскопано несколько курганов, он первым описал дольмены, древние христианские храмы и каменные бабы. В феврале 1879 года в Политехническом музее (г. Москва) он выступает с блестящим научным докладом "Кубанские древности: дольмены - богатырские дома", тепло встреченным аудиторией. [17] Дольмены можно встретить и поныне на Кубани и предгорье. "Глядя на огромные плиты памятников этих, - писал Фелицын, - приходилось недоумевать, каким образом они доставлены сюда ничем не вооруженными руками человека?"/. [18] Фелицын исследовал и описал более 700 мегалитических гробниц, во многих он обнаружил погребения, крупные кости домашних животных, осколки глиняных сосудов, кольца и копья из бронзы. Кое-где на внутренних, тщательно обработанных поверхностях плит были высечены орнаменты в виде зигзагов. Историк вёл обстоятельный журнал раскопок, на материале которого в дальнейшем была написана книга "Западно-Кавказские дольмены".

Весной 1888 года у станицы Крымской жителями обнаружена каменная гробница в обвалившемся кургане Карагодеуашх. Об этой находке сообщили Фелицыну, который в свою очередь уведомил о ней телеграммой Императорскую Археологическую комиссию в Петербурге, и, получив разрешение на раскопки, приступил к исследованию, Здесь были найдены интересные золотые украшения и предметы, датируемые концом IV в. до н.э. Они были отправлены в Эрмитаж, где и по сей день хранятся.[19]

О Фелицыне говорили, что "он в своей голове носит всю Кубанскую область". Большой вклад внесён Фелицыным и в изучение истории, этнографии горских народов. Среди горцев у него было много друзей, он знал многие черкесские наречия. К сожалению, его большие научные планы по изучению истории и географии адыгов остались невыполненными, а многие рукописи утрачены. Предполагал издать географический словарь Кубанской области с исчезнувшими географическими названиями. Были опубликованы его крупные работы "Численность горских и других мусульманских народов Кубанской области, с распределением их по месту жительства и с показанием племенного состава жителей каждого аула".[20] и "Князь Сефер-бей Зан (политический деятель и поборник независимости черкесского народа)".[21] Собирался историк написать об известных черкесских фамилиях. Чтобы попасть в число российского дворянства его усиленно осаждали кунаки, искавшие доказательств своего благородного происхождения.

Интересна история открытия им целебных свойств карачаевского кефира, которым в XVIII веке лечили многие болезни, в том числе туберкулёз, рак, малокровие, кожные, детские болезни, желудок. В 1879 году на очередную выставку в Москву вместе с предметами быта горцев он отправил и кефир. Там его исследовали профессор А.Богданов и Э.Корн, результаты были опубликованы в газете "Кубанские областные ведомости".[22] С лёгкой руки кубанского ученого в Москве и Тифлисе открываются мастерские по приготовлению кефира, а в Екатеринодаре у Городского сада было открыто кафе, куда адыги привозили молочные продукты и сыры.

Помимо исторических трудов, Фелицын составляет точные карты: географическая карта Кубанской области, две Военно-исторические карты Северо-Восточного и Северо-Западного Кавказа, собирает карты по истории Северного Кавказа и Кубанской области с 1318 по 1865 годы (125 названий) отдельные планы городов и крепостей.

Особо бережное отношение Евгений Дмитриевич проявлял к памятникам русской истории, памятным местам. Им были описаны и сфотографированы памятник императору Александру II у станицы Царской; памятник сотнику Горбатко, он подавал многие предложения по сооружению памятников воинской славы, помогал разрабатывать важные исторические праздники и события, которые отмечались на Кубани в XIX - начале XX века. Существуют исторические документы о том, что он участвовал в разработке скульптуры Микешина, памятник Екатерине II в Екатеринодаре. Им создан исторический образ этого памятника. Достопримечательностью, гордостью и визитной карточкой города стал этот памятник, открытый в 1907 году и разрушенный в 1920. В 1882 году на заседании Кубанского областного Статистического комитета Фелицын выступил с сообщением о предстоящем столетнем юбилее переселения Черноморского казачьего войска на Кубань, столетии основания Екатеринодара и подал предложение об установке в городе памятника Екатерине II.[23] И на этот раз им предложена идея памятника - поставить императрицу с группой её сподвижников и основателей Черноморского войска: князь Потёмкин, Кошевой атаман Чепига, войсковой судья Антон Головатый и текстом жалованной грамоты. При этом историк представил подробную, составленную им программу истории Кубанского казачьего войска, которая содержала все стороны боевой, гражданской и экономической жизни Казачества. Предложение одобрено статкомитетом, и его Фелицын подал Наказному атаману.

Велика роль Фелицына и в описании организации хранения реликвий Казачьей истории - регалий кубанского казачества.[24] Знамёна, булавы, грамоты хранились в помещении Войскового штаба, в здании на углу улиц Бурсаковской и Гимназической, в отдельной комнате на втором этаже. Только на войсковые праздники они вносились в соответствии с установленным торжественным ритуалом в Войсковой собор Александра Невского. Эти реликвии спасены и в годы гражданской войны, когда историк Ф.А.Щербина с особой делегацией вывез их в Югославию, и в годы II Мировой войны атаманом кубанского зарубежья В.Г.Науменко, много сделавшего для организации казачьего музея в США. [25] Таковы главные направления и результаты многогранной научной и общественной деятельности Евгения Дмитриевича Фелицына, плоды его трудов, надежд и стремлений.



"Все мы сойдем с арены жизни,
а здесь, в музее должны остаться дела рук и разума нашего,
достойные для передачи грядущим поколениям "
И.Е. Гладкий

Кубанский войсковой музей

История основания одного из первых музеев Северного Кавказа, одного из ведущих учреждений культуры Кубани - Кубанского Войскового этнографического и естественно-исторического музея тоже связано с деятельностью Е.Д. Фелицына. Этот музей главное его детище, которое он лелеял, о котором он заботился до последних дней своей жизни. Кубанский Войсковой музей был им основан в 1879 году одновременно с Кубанским областным статистическим Комитетом [26].В основу музея легли личные коллекции Фелицына - предметы этнографии, нумизматики, археологии. За многие из них он платил из своего небольшого жалования. [27] Впервые свою коллекцию историк представил в 1878 году на выставке Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии в Москве. Она составила третью часть всей этнографической коллекции. Оргкомитет высоко оценил труды Фелицына, наградив его золотым председательским жетоном. Впоследствии он становится членом Комитета выставок этого общества [28]. Войсковой музей располагался в трех комнатах Кубанского статкомитета, находился по улице Рашпилевской дом 3.

Современный музей обязан ему одной из лучших в России коллекций каменных половецких статуй, которые Евгений Дмитриевич свозил со всей Кубани во двор Статкомитета. Эта коллекция была самой первой, она положила начало музея. В 1879 году Фелицын опубликовал ее с прекрасными фотографиями в специальном альбоме Войскового Музея. Она насчитывала уже тогда более 20 "баб". Кстати, это были одни из первых фотографий, сделанных историком. С 1879 по 1910 годы вся работа музея была тесно связана с деятельностью Статкомитета, особенно при жизни Фелицына. Ему удалось превратить Комитет и музей в центр развития научного краеведения. Здесь велась научная разработка статистического исследования края, материалы которого служили основой для ежегодных отчетов в Войсковой Администрации. Особое место в работе Комитета и музея занимала организация различных экспедиций для изучения области, описания станиц и городов [29]. В фондах Краснодарского исторического музея хранятся альбомы членов экспедиций ОЛИКО в Карачай (1899 год) и предметы быта горцев из дерева. При музее организована большая краеведческая библиотека, которая дошла до сегодняшних дней как редкий фонд. Создание библиотеки требовало знаний в области библиографии, и Фелицын составляет обширный каталог литературы, послуживший в дальнейшем базой "Библиографического указателя литературы о Кубанской области". Фелицын был бессменным директором Кубанского музея, и он сумел привлечь к музейной работе многие местные научные и краеведческие силы.

Вокруг музея сформировался большой коллектив внештатных сотрудников-любителей. Ими становились представители интеллигенции, священники, чиновники, мещане и даже полицейские. Они заботились о пополнении коллекций, следили за разрушающимися памятниками археологии. В 1897 году кубанским исследователем, ближайшим помощником Фелицына по работе в организации музея, учителем Екатеринодарской гимназии В. Сысоевым, был издан первый каталог коллекций [30]. В нем дается подробное описание предметов, которых к этому времени насчитывалось две тысячи по археологии, одна тысяча монет и шестьсот предметов по этнографии края. В конце девяностых годов Фелицын ставит вопрос об экспонировании в Екатеринодаре редких находок, которые передавались в Эрмитаж или изготовлении копий. Этот опыт интересен и сегодня. В 1879 году Е.Д, Фелицын подготовил программу "Статистико-этнографические описания населенных мест Кубанской области", до настоящего времени она не имеет аналогов. В адрес Комитета и музея присылались подробные описания станиц [31]. Огромный вклад в разработку истории Кубани внесли издаваемые Евгением Дмитриевичем научные труды, "Кубанские сборники" и "Кубанские календари". В коллекции музея хранятся подлинные материалы, рассказывающие о жизни и деятельности Кубанского историка, они составляют его личный фонд [31]. Это труды Фелицына, фотографии и описания к ним, которые им сделаны в конце XIX - начале XX века, фотографии, на которых сам Евгений Дмитриевич; археологические находки, книга с экслибрисом историка, его кинжал. Коллекция представляет большую историческую ценность для изучения научной и общественной деятельности Кубанского историка. Последователями Фелицына, заведующими музеем были известные представители кубанской интеллигенции, известные общественные деятели: В.А. Щербина (1840-1936), К.Т. Живило (1854-1916), Н.Е. Гладкий (1862-1930). На протяжении сравнительно небольшого исторического периода своего существования в Войсковом музее собраны и сохранены интересные казачьи реликвии, предметы кубанской истории, но и разработаны интересные формы музейной деятельности, которые не утратили своего значения и в наше время.

Для организации деятельности музея создавался Совет общественных сотрудников - любителей Войскового музея. Ими становились представители интеллигенции города и области, учителя школ и гимназий, священнослужители, атаманы станиц и отделов, чиновники, представители полиции, мещане, торговые люди и рядовые казаки. Почетный председатель Совета и почетный сотрудник музея с 1909 года Наказный атаман Кубанского Казачьего войска, начальник Кубанской области М.П. Бабыч (1844-1918), потомственный кубанский казак, большой сторонник благотворительности. Почетными общественными сотрудниками становились по специальному распоряжению Наказного атамана. Списки сотрудников ежегодно публиковались в газете "Кубанские областные ведомости". Всем, кто дарил музею интересные предметы, выдавался Почетный диплом. Находясь в различных регионах Кубани, Почетные сотрудники наблюдали за тем, чтобы не было хищнических раскопок курганов и древних памятников, особенно в Таманском и Майкопском отделах, богатых курганами, дольменами, городищами. Почетные сотрудники-казаки, находясь на службе в России и за ее пределами, старались покупать и дарить музею предметы старины. Так сформировались уникальные коллекции: русские головные уборы XVIII -первой половины XIX века, Китайские и Японские ювелирные украшения, народные музыкальные инструменты из Персии, Грузии, Турции, Украины; редкие документы и фотографии [33]. Общественные сотрудники добились специального приказа по Кубанской области за подписью Наказного атамана о строгом наказании за кладоискательство и самовольные раскопки - огромного денежного штрафа, лишения казачьего звания, а для иногородних - высылка из области [34]. Этот указ действовал с 1910 по 1919 год.

По мере поступления экспонатов, в музее организовывались выставки дарителей с изданием каталогов. Эти выставки пользовались большой популярностью в городе. Каталоги и фотографии этих выставок хранятся и в наши дни в фондах краевого музея. Почетные сотрудники - богатые предприниматели помогали музею материально. Так, например, владелец пароходной пристани П. Дицман и начальник железной дороги выдавали заведующему музеем ежегодный бесплатный билет для проезда, как в пределах Кубани, так и в пределах России. Многие музейные коллекции приобретались на средства частных лиц.

В 1910 году при музее было открыто просветительское Общество любителей изучения Кубанского казачества [35], почетным председателем которого стал Наказный атаман М.П. Бабыч. Деятельность этого общества способствовала укреплению авторитета музея, восстановлению разрушенных и забытых казачьих могил и имен, как на Кубани, так и за пределами России. Обществом были изданы брошюры и сборники по истории и культуре, сыгравшие большую роль в воспитании патриотических традиций. Общество работало также над созданием отдельного историко-этнографического казачьего музея в Екатеринодаре с экспозицией под открытым небом. События первой мировой войны и революции помешали этому.

Кубанскому атаману М.П. Бабычу принадлежат прекрасные слова о значении Войскового музея: "Назначен музей не только на наш век. Задача современников дружными объединенными усилиями позаботиться в назидание грядущим поколениям сберечь все то, что наглядно будет напоминать прошлую историческую жизнь людей и настоящее их творчество. Кто не интересуется изучением истории прошлого, тот не может рассчитывать на успех в будущем".

И сегодня представляет большой интерес такая работа, как проведение музейных уроков в гимназиях, училищах и школах. Они проходят в форме небольших театрализованных представлений, которые готовятся учащимися с использованием музейных коллекций на разные исторические сюжеты.

В 1920 году Войсковой музей прекратил свое существование. Основная часть коллекций старого музея вошла в краеведческий музей и представляет его уникальный фонд.





"Он доказал, что можно сделать с весьма скудными средствами,
но с любовью к делу и честным отношением
к раз и навсегда принятым на себя обязанностям ".
Б.М. Городецкий

И прожита жизнь...

Прожил Е.Д. Фелицын недолгую жизнь. Летом 1903 года он заболел и поехал в любимый Геленджик с надеждой поправить здоровье, но поездка не улучшает его состояния. Девятого декабря 1903 года смертельно больного историка привезли в войсковую больницу (сейчас первая горбольница), где он умирает 10 декабря в возрасте 55 лет [36] . 12 декабря в Воскресенской церкви, которая находилась на территории крепости, состоялась панихида. Священник Эмидинский произнес речь о заслугах Фелицына, о его бескорыстном и честном служении обществу. В сопровождении двух сотен Екатеринодарского полка и полкового оркестра Фелицын был погребен на войсковом кладбище. И как писала газета того времени - "ни одной горючей слезы не упало на его могилу", так в старину говорили об умершем одиноком казаке, у которого не было семьи, которого некому было горько оплакать. В последний путь его провожали одни мужчины-друзья, в том числе историк Ф.А. Щербина и атаман Я.Д. Малама.

Председатель Императорского Московского Археологического Общества графиня П.С. Уварова прислала соболезнования. Столичный журнал "Исторический вестник" поместил некролог "В лице Евгения Дмитриевича, - писал В.М, Сысоев, - Кубанская область потеряла одного из самых ревностных тружеников науки, положившего все свои силы на изучение природы, истории и населения" [37].

"Фелица" в переводе значит "вдохновение", "удача". Считал ли себя Фелицын счастливым и удачливым в жизни, мы не знаем. В XX веке его постигла участь многих представителей русской интеллигенции - долгое забвение, затерялась даже его могила. Архив историка, его большая библиотека, фотографии разошлись в частные руки. На бумаги Фелицына заявили свои права Кавказская археографическая комиссия, и часть документов была отправлена в Тифлис, Ф.А. Щербина, занятый в этот период разработкой истории Кубанского казачьего войска, - именно ему он обещал все добытые по этому предмету материалы, а также Войсковой архив. Архив Фелицына, по-видимому, был разобран ведомствами и лицами [38]. Заслуга в возвращении небольшой части архива и библиотеки в Кубанский Войсковой музей принадлежит его заведующим К.Т. Живило и И.Е. Гладкому. В 1909 году был издан приказ Наказного атамана М.П. Бабыча о комплектовании личного архива Фелицына и передаче его Войсковому музею. Музеи, библиотеки и архивы Кубани хранят частицу жизни этого удивительного человека.

Старые уголки города, в которых он бывал по служебным и общественным делам также сохранили эти страницы истории. Мы всегда можем пройти маршрутами историка по Краснодару. Это - старый городской сад (горпарк), дом Наказного атамана (48 школа), территория крепости (Краевая детская больница на Постовой), Екатерининский сквер (угол Красной и Пушкина), Войсковой музей (угол Рашпилевской и Пушкина), Областное управление (4-й Роддом на улиц Комсомольской), улица Красная, Екатерининская (Мира), Соборная площадь (угол Красной и Ленина), гостиница Губкиной (здание Краеведческого музея), Войсковой штаб (угол Гимназической и Красноармейской) и многие уголки старого Екатеринодара. Краснодарский исторический музей стал преемником Войскового музея. В период празднования своего столетнего юбилея в 1979 году и в последующие годы общественность поднимала вопрос о присвоении музею имени его создателя. В ноябре 1990 года решением Краевого Совета музею присвоено имя Евгения Дмитриевича Фелицына. Это решение подписал потомственный кубанец Н.И. Кондратенко. Сегодня мы много говорим о ведущей роли в жизни общества интеллигенции как духовного потенциала народа и государства. Жизнь и деятельность Е.Д. Фелицына - одного из скромных представителей отечественной культуры, убедительный тому пример.


Перечень печатных трудов Е.Д. Фелицына

1. Пятидесятилетний юбилей служения в офицерских чинах генерал-лейтенанта П.Д. Бабич. Куб. вед.; 1879, №№ 23-25
2. Дольмены - богатырские дома ст. Баговской. Читано 17 февраля 1879 г. в заседании комитета антропологической выстави Имп. Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии.Куб. вед.; 1879, №№21,22,25
3. (и Ф.А. Щербина) Кубанское казачье войско 1696-1888 г. Сборник кратких сведений о войске. Воронеж, 1888.
4. О материалах для истории войны с Турцией 1788-1791 гг., хранящихся в Кубанском войсковом архиве. "Записки Имп. одесского общества истории и древностей", т. XIX, отд. 5,с. 28. Одесса, 1879.
5. Акты 1788-1791 гг., извлеченные из дел Кубанского войскового архива. "Записки Имп. одесского общества истории и древностей", т. XIX, отд. 5,с. 105-120; XX, отд. 2,с. 50-59. Одесса, 1896 и 1879.
6. Описание Восточного берега Черного моря, составленное в 1839 г. ген. Н.Н. Раевским. Материалы для истории Кубанской обл. Куб. вед.; 1890, №№ 48-52.
7. Исторические документы из архива Запорожской Сечи. Куб. вед.; 1889, №№ 27-29, №№ и 1892 №№ 21, 25, 27-39, 42, 43,45.
8. К истории колонизации Кубанской области. Куб. вед.; 1885, №№ 21-23.
9. Польские эмиссары Зварковский им Высрцкий у закубанских горцев в 1845-46 гг. Куб. вед.; 1883, №№ 25.
10. По поводу предстоящего столетия пожалования черноморцам земли на Кубани и двухсотлетия хоперского полка. Куб. вед.; 1892, №№25.
11. Хронология достопримечательных событий и фактов, имеющих отношение к истории Кубанско обл. Кубанского казачьего войска. Куб. вед.; 1892, №№ 19-21, 25, 27-29, 35.
12. Документы к завоеванию восточного берега Черного моря. Куб. вед.; 1891, №№5-8.
13. Английские и польские агенты у западно-кавказских горцев в 1834-1840 г.г. . Куб. вед.; 1888, №№ 45, 46, 50.
14. Проект, составленный ген. Н.Н. Раевским в 1839 г. о поселении на восточном берегу Черного моря прибрежных казаков. Куб. вед.; 1890, №№ 49-52 и 1891, №№1, 5, 6.
15. Первое описание земли Черноморского войска профессора Е. Е. Зябловского с примечаниями протоирея Кирилла Российского. Куб. вед.; 1891, №№ 32-33.
16. Столетие победы ген-аншефа И.В. Гудовича над турками и взятие крепости Анапы 22 июня 1791 г. Куб. вед. 1891, №№ 25,26.
17. Западно-кавказские горцы и ногайцы в XIII столетии по Пейсонелю. Материалы для истории западно-кавказских горцев. Куб. вед. 1886. №№ 22, 24, 27, 29, 31, 32, 34, 36. Куб. сборник т.Н. Екатеринодар, 1891
18. Геройская защита Михайловского укрепления и беспримерный подвиг рядового Архипа Осипова 22 марта 1840 г. Куб. вед.; 1890, №12
19. Краткий очерк истории заселения Кубанской обл. Известия кавк. отд.Имп. русск., геогр. о-ва, т.VIII, №1. Тифлис, 1884
20. О контрабанде и её прекращение на Черноморской береговой линии в 1838-42 годах. Документальные материалы для истории Северного Кавказа. Куб. вед.; 1890, №№ 10, 12
21. Действия русских крейсеров у Кавказских берегов Черного моря в 1830-40 годах. Документальные материалы для истории Северного Кавказа. Куб. вед.; 1890, №№ 1, 2, 4, 5, 7, 9
22. Материалы для истории Северного Кавказа. Всеподаннейший доклад князя Потёмкина об учреждении Азовской линии и переселении на Северный Кавказ Волжского и хопёрского казачьих войск. Куб. сборник т.З, с. 1-10
23. Переселение на Кубань казаков бывшего Екатеринославского войска и образование из них Кавказского конного полка Кубанского казачьего войска. Куб. сборник т.З, с. 1-33
24. Побег с Кубани 3-х Донских полков в 1792 г., бунт на Дону и поселение станиц, вошедших в состав Кубанского конного полка. Куб. сборник т.4, с. 1-62
25. Материалы для истории Северного Кавказа. 1787-1791 гг. "Кавказский сборник", т. 17, с. 410-560; т. 18, с. 382-506; т. 19, с. 248-370
26. Статистические сведения о бывшем Черноморском войске. Материалы для изучения Кубанской области. Куб, вед.; 1887, №№ 18, 42-46, 48, 49; 1888. №№ 1,3-17
27. О дольменах в Закубанском крае. "Известия Имп. Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии" т. XXVIII, с. 357; "Труды антропологического отдела" того же общества, т. III. Москва, 1878.
28. Сведения о курганах Кубанской области "Древности" (труды Имп. моск, археологического общества), т. II, Протоколы с. 36. Москва. 1886,1887.
29. К вопросу о происхождении хоперских казаков и формирования их полка. Куб. вед.; 1895, №№ 39-42.
30. Программа для составления истории Кубанской обл. и Кубанского казачьего войска. Куб. вед.; 1896, № 3.
31. Движение марушского отряда в Сухум в 1887 г. Кавказ. 1887, №№ 44,46.
32. Ген.- майор И.С. Кравцов. Библиографический очерк. Куб. вед.; 1891, № 1.
33. Численность зорских и др. мусульманских народов Кубанской обл. с распределением по их месту жительства и с показанием племенного состава жителей каждого аула. Сборник сведений о Кавказе, т. IX. Тифлис, 1885.
34. Заметка о статье Керна о кефире. Куб. вед.; 1882, № 44.
35. Майкоп и его жизнь. Куб. вед.; 1873, № 20.
36. Кубанский Каменный уголь. Памятная книжка Кубанской обл. 1877. с. 35-70.
37. Заметка о суровой зиме 1875-76 г. Куб. вед.; 1876, №2.
38. Таблица ветров в г. Майкопе с 1 марта 1876. Сборник сведений о Кавказе, т. VIII. Тифлис. 1885.
39. Списки населенных мест Кубанской обл. по сведениям 1882 г. Сборник сведений о Кавказе, т. XIII. Тифлис. 1885.
40. Числовые данные о горском и прочем мусульманском населении Кубанской обл.. Сборник сведений о Кавказе, т. I. Тифлис. 1887-1888.
41. Статистические таблицы народонаселения на Кубанской обл. за 7 лет, с 1871 по 1877 гг.. Сборник сведений о Кавказе, т. VII. Тифлис. 1880.
42. Черкесы адиге и западно-кавказские горцы. Материалы для изучения горцев и принадлежащей им страны. " Куб. вед.". 1884, №№34,50; 1885, №1.
43. Статистические сведения о городах и уездах Кубанской области за 1880 г. памятная книжка Куб. обл. 1881.
44. Статистические сведения о Кубанском казачьем войске. Екатеринодар. 1883.
45. Военно-историческая карта северо-западного Кавказа, с обозначением существующих ныне крепостей, укреплений, редутов, фельдшанцев, постов и главнейших кордонных линий, устроенных русскими войсками с 1778 г. по 1864 г..
Издание военно-исторического отдела штаба Кавказского военного округа. Тифлис, 1898.
46. Археологическая карта Кубанской обл.. Москва, 1892. Изд. Имп. Моск. археологического общества.
47. Некоторые сведения о средневековых генуэзских поселениях в Крыму и Кубанской обл.. Куб. сборник, т. V, 1899.
48. Конный состав льготных полков Кубанского казачьего войска. Куб. вед. 1892, №43.
49. Списки населенных мест по сведениям 1882 г. Сборник сведений о Кавказе, т. VIII. 1885.
50. Коневодство в Кубанской обл. Куб. вед. 1889, № 51.
51. Хлебопашество в Кубанской области. Из всеподданейшего отчета за 1881 г. Куб. вер. 1882, №№ 30, 42-45, 48, 49.
52. О рыболовстве в Кубанском войске. Из всеподданейшего отчета. Куб. вед. 1882, №№ 33, 35, 36.
53. Скотоводство в Кубанском войске. Из всеподданейшего отчета за 1881 год. Куб. вед. 1882 г. № 50.
54. О доставлении насекомых, вредящих хлебам, для исследования проф. Линдеману. Куб. вед. 1882, № 20.
55. Цензура в провинции. Газ. "Кубань", 1882. № 1.
56. О сборе пожертвований в Кубанской обл. на сооружение памятника Лермонтову. Куб. вед. 1880, №№ 29, 27, 29,30; 1881, №22.
57. Карты (географическая) Кубанской обл., составленные по сведениям 1882 г., 1893 и 1902 г.г. (В последнем издании фамилия автора зачеркнута).
58. Некоторые сведения о грязевых вулканах Таманского полуострова. "Известия общества любителей изучения Кубанской обл.", вып. III. 1902.
59. Сборник тамг и фамильных знаков западно-кавказских горцев и племени Кибертой адыгского народа. "Записки Имп. Одесского общества истории и древностей", т. VIII, отд. 2, с. 504, Одесса, 1889.
60. К вопросу о сословиях у горских племен Кубанской обл. "Куб. вед. 1987, №№ 20, 22, 26-29, 32, 33.
61. Материалы для истории Кубанской обл. Переписка по вопросу о покорении горцев.
62. Программа сведений о каменных бабах, собираемых для Имп. археологического общества. Куб. вед. 1882, № 13.
63. Кошевые, войсковые и наказные атаманы бывших черноморского, кавказского, линейного и кубанского казачьих войск 1788-1888 г.г. Краткие биографические сведения с портретами атаманов Екатеринодар, 1888.
64. Материалы для истории Кубанской обл. Екатеринодар. Ожидание конца мира Закубанскими племенами горцев в 1830 г. Куб. вед. 1901, №241.
65. Князь Сефер-бей Зан (политический деятель и поборник независимости черкесского народа) Куб. вед. 1901, №№ 48, 53, 54, 60-63, 66, 70, 77-79, 81, 85, 94, 95, 98, 114; Куб. сборник, т. X, 1904.
66. Геройская оборона абинского укрепления 26 мая 1840, Куб. вед. 1901, №№ 111, 123, 125, 127.
67. Троицкая ярмарка в Екатеринодаре 55 лет назад. (Из дел войскового архива). Куб. вед. 1900, № 123.
69. Как черноморцы наблюдали солнечное затмение, происходившее 15 июля 1881 г. Куб. вед. 1990. №№ 127, 128, 130.
70. (и Г.М. Шкиль). Таблица метеорологических наблюдений в г. Майкопе с 1 марта 1875 г. по 1 марта 1876 г. Памятная книжка Куб. обл. 1876.
71. Две военные исторические карты Северо-Западного и Северо-Восточного Кавказа. Приложение к соч. В. Толстого "История хоперского полка Кубанского казачьего войска". Тифлис. 1890.
72. Бюллетень весны. Куб. вед. 1901. № 55.
73. (и B.C. Шамрай) Библиографический указатель литературы о Кубанской обл., кубанском казачьем войске и Черноморской губернии. Куб., сборник т. VIII-X. Еактеринодар.
74. По поводу столетия со дня основания г. Екатеринодара. Куб. вед. 1893. №79.
75. По поводу ст. А. Экзархопуло о хумаринских месторождениях каменного угля. Куб. вед. 1893, № 68.
76. Из ст. Северской. Корр. о заболеваемости в станице, о полицейском надзоре на железнодорожной станции за подозрительными личностями, об открытии на станции приема телеграмм. Куб. вед. 1893. №69.
77. Ст. Северская. Корр, Новый бюллетень весны. Куб. вед. 1896. № 28.
78. Краткие сведения о Кавказском конном полке Кубанского казачьего войска в доермоловское время (1803-1806 г.г.) Куб. вед. 1892, №№ 18-22, 25.
79. По поводу предлагаемого издания И.И. Дмитренко указателя статей в Кубанских обл. ведомостях и изготовленном уже указателе литературы Кубанской обл. Куб. вед. 1895, №11.
80. Опыт посева Египетской пшеницы в Екатеринодаре в 1795 г. По архивным документам. Куб. вед. 1896. № 34.
81. Сады и виноградники в Тамани в 1793 г. По архивным документам. Куб. вед. 1896, № 43.
82. Н.Н. Кармалин. (Извлечение из книги "Кубанское казачье войско"). Куб. вед. 1990, № 79.
83. Планы города Екатеринодара. 1888 и 1903.
84. Материалы для истории Кубанского казачьего войска. Куб. вед.1896. № 186, 188, 190, 196, 202, 218, 224, 231, 155-257, 661, 266.
85. Картографический материал для истории Северного Кавказа и Кубанской обл., собранный Е.Д. Фелицыным (125 названий, начиная с 1818 г. до 1865 г.), предлагавшийся им желающим пользоваться. Куб. вед., 1896. № 275.
86. Описание раскопок, произведенных Е.Д. Фелицыным в Кургане Карагодеуашх. 9 таблиц снимков вещей, найденных в Кургане. "Материалы по археологии России, изд. Имп. Археологической комиссией". № 13. "Древности Южной России". Гл. I, с. 5-13.
87. План города Новороссийска в масштабе 100 саж. в дюйме. Екатеринодар, 1890.
88. Документальные сведения об основании г. Екатеринодара. Куб. вед. 1888. №№ 19-21,23.
89. Программа статистико-этнографического описания населенных мест Кубанской обл. Екатеринодар. 1879.
90. Западно-Кавказские дольмены. Кожорская группа дольменов. Дольмены Баговской станицы. Дегуакская группа дольменов. Дольмены богатырской дороги близ ст. Царской. "Материалы по археологии Кавказа, собранные экспедициями Имп. Моск.
археологического общества", выпуск IX. Москва. 1904.

Музыкальные произведения Е.Д. Фелицына

1. "Шутка". Полька.
2. "Ласточка". Полька. Посвящается Софье Васильевне Лысенко.
3. "Кубанская мазурка".
4. "Кубанский войсковой марш". К 100-летнему юбилею всемилостивейшего пожалования Черноморскому (Кубанскому) войску Высочайшей грамоты о даровании земли на Кубани 1792 года.
5. "Привет с берегов Кубани". Вальс. Посвящается Евдокии Борисовне Шереметевой.
6. "Вдохновение". Вальс.

Литература о Е.Д. Фелицыне

1. Б.М. Городецкий. Литературные и общественные деятели Северного Кавказа. Биобиблиографические очерки. Екатеринодар. 1913.
2. Б.М. Городецкий. Краткие биографические сведения. "Северо-Кавказский календарь" на 1908-1909 гг.
3. Б.М. Городецкий. Статистические учреждения на Северном Кавказе. Екатеринодар. 1911.
4. В.М. Сысоев. Материалы по археологии Кавказа. Вып. IX, Москва, 1904.
5. "Кубанские областные ведомости". 1903. 15 декабря.
6. Ф.А. Щербина. История Кубанского казачьего войска. Т. 1. Екатеринодар. 1910.
7. Екатеринодар - Краснодар. Два века города в датах, событиях, воспоминаниях. Материалы к Летописи. Краснодар. 1993.
8. Энциклопедический словарь по истории Кубани. С древнейших времен до октября 1917 года. Краснодар. 1997.
9. В.П. Бардадым. Радетели земли Кубанской. Краснодар. 1998.
10. Г.Г. Машкова. Е.Д. Фелицын - человек и ученый (1848-1903). Археологические и этнографические исследования Северного Кавказа. Краснодар. 1994.
11. Ачкасова А.Ф, Корсакова Н.А. Из жизни и деятельности известного историка, общественного деятеля, основателя Кубанского войскового музея Е.Д. Фелицына. Музейный вестник. Вып. 1. Краснодар. 1993.
12. Н.А. Корсакова. Материалы о деятельности Кубанского историка Е.Д. Фелицына (1848-1903) в Коллекции Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника. Древности Кубани. Краснодар. 1991.
13. Н.А. Корсакова. Этнографические коллекции КГИАМЗ имени Е.Д. Фелицына. К истории создания и использования. Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Кубани за 1994 год. Материалы научно-практической конференции. Белореченск. 1995.
14. Н.А. Корсакова. Кубанский Войсковой музей в конце XIX - начала XX века. Кубанское казачество: три века исторического пути. Материалы международной научно-практической конференции. Краснодар. 1996.
15. Н.А. Корсакова. Живая летопись Кавказа. Ж. "Кубань: проблемы культуры и информатизации". № 1 (10). 1998.
16. Н.А. Корсакова. Памятники и памятные места города Екатеринодара, связанные с пребыванием русских императоров в XIX - начале XX века. Тезисы научно-практической конференции, посвященной 150-летию со дня рождения Е.Д. Фелицына. Краснодар. 1998.
17. Н.А. Корсакова. Пребывание российских императоров в Екатеринодаре. 300 лет Кубанскому казачьему войску. Сборник тезисов. Нью-Джерси. США. 1996.
18. О. Матвеев. Слово о кубанском казачестве. Краснодар. 1995. Очерки истории Кубани. С древнейших времен по 1920 год. Краснодар. 1996.

Источники

1. Б.М. Городецкий. Литературные и общественные деятели Северного Кавказа. Биобиблиографические очерки. Екатеринодар. 1913, с. 17-18.
2. Энциклопедический словарь по истории Кубани. С древнейших времен до октября 1917 года. Краснодар. 1997, - с.419.
3. В.П. Бардадым. Радетели земли Кубанской. Краснодар. 1998, -с. 150.
4. Ф.А. Щербина. История Кубанского казачьего войска. Т. 1. Екатеринодар. 1910.,-с.5.
5. Ф.А. Щербина. Факты казачьей идеологии и творчества. Казачество. Мысли современников о прошлом, пастоящем и будущем казачества. Париж, 1928, с. 301-302.
6. Н.А. Корсакова. Пребывание российских императоров в Екатеринодаре. 300 лет Кубанскому казачьему войску. Сборник тезисов. Нью-Джерси. США, 1996, - с. 16-17.
7. Н.А. Корсакова. Живая летопись Кавказа. Ж. "Кубань: проблемы культуры и информатизации". № 1 (10). 1998 с.36.
8. Фонды Краснодарского государственного историко-археологического музея-заповедника (КГИАМЗ), КМ. - 3084, КМ. - 5805/2.
9. Екатеринодар - Краснодар. Два века города в датах, событиях, воспоминаниях. Материалы к Летописи. Краснодар. 1993, -с. 154-155.
10. ГАКК, ф. 460, оп. 1, д. 116, л.л. 3-4.
11. Кубанский сборник, т. 1, Екатеринодар, 1883, -с. 831-1114.
12. Энциклопедический словарь по истории Кубани. Краснодар., 1997,-с. 492.
13. В. Захаров. Где жил М.Ю. Лермонтов в Тамани. Сборник. 20 лет музею М.Ю. Лермонтова в Тамани. Ст. Тамань., 1996, -с. 19-21.
14. Труды V археологического съезда в Тифлисе. М., 1887.
15. ГАКК. Газета "Кубанские областные ведомости", 18 мая 1879 г.
16. Фонды КГИАМЗ. КМ.- 2109.
17. ГАКК, газ. "Кубанские областные ведомости", 2 июня 1879 г.
18. Материалы по археологии Кавказа. М., 1904, вып. IX. -с. 37.
19. О. Матвеев. Слово о кубанском казачестве. Краснодар., 1995.,- с.200-201.
20. Сборник сведений о Кавказе, т.1Х. Тифлис, 1885.
21. Кубанский сборник. Т. X., 1904.
22. ГАКК. Газета "Кубанские областные ведомости", 1882 г., № 13-44.
23. Н.А. Корсакова. Памятники и памятные места города Екатеринодара, связанные с пребыванием русских императоров в XIX - начале XX века. Тезисы научно-практической конференции, посвященной 150-летию со дня рождения Е.Д. Фелицына. Краснодар., 1998.
24. С.Н. Якаев. Одиссея казачьих регалий. Краснодар, 1992.
25. Н.В. Назаренко. Пути, дороги кубанских регалий. Блаувельт, США, 1998.
26. Фонды КГИ АМЗ. Отчет о деятельности Кубанского войскового музея. 1879-1911 гг. КМ -426.
27. Н.А. Корсакова. Кубанский Войсковой музей в конце XIX - начале XX века. Кубанское казачество: три века исторического пути. Материалы международной научно-практической конференции. Краснодар. 1996, - с. 119-121.
28. Энциклопедический словарь по истории Кубани. Краснодар, 1997., -с.491.
29. Очерки истории Кубани. С древнейших времен по 1920 г. Краснодар. 1996., -с. 576.
30. Краткий указатель археологических, естественно-исторических и этнографически-промышленных вещей и предметов, имеющихся при Кубанском областном статистическом Комитете. Екатеринодар, 1897.
31. Фонды КГИАМЗ. Отчет о работе Войскового музея. 1879-1901 гг.
32. Фонды КГИАМЗ. КМ-9650; КМ-9104, КМ-8094/2, КМ-3084; КМ-5075, КМ-5184, КМ-5215.
33. Фонды КГИАМЗ. Отчеты Войскового музея. 1911-1917 гг.
34.. Сохранение памятников старины. Приказы начальника Кубанской области наказного атамана Кубанского казачьего войска. Екатеринодар, 1916.
35. Фонды КГИАМЗ. Устав Кубанского общества любителей изучения казачества на Кубани. КМ-8475/7.
36. ГАКК, газ. "Кубанские областные ведомости". 23 декабря, 1903 г.
37. Материалы по археологии Кавказа, Вып. IX. М. 1904., -с. 7.
38. Екатеринодар - Краснодар. Два века города в датах, событиях, воспоминаниях. Материалы к Летописи. Краснодар. 1993., с- 246-247.



Корсакова Н.А., Науменко В.В. Е.Д. Фелицын - летописец земли Кубанской/ Краснодарский государственный университет культуры и искусств. Кафедра теории и истории культуры. - Краснодар, 1999.


Краснодарский государственный университет культуры и искусств
Армавирский государственный педагогический институт

Российские исследователи Кавказа. Серия истории, археологии, этнографии. Выпуск 19.
Краснодар -1999
Под редакцией академика В.Б. Виноградова.

УДК 930.1(471.62) (09) ББК 63.1 (2Рос-4) К-69