Климушин И.А.
Лукаш С.Н.
(г.Армавир)


22 мая 2010 года исполнилось бы 90 лет Навротскому Николаю Ивановичу видному кубанскому краеведу, ученому-археологу, педагогу, воспитавшему сотни армавирских мальчишек. Имя этого человека знакомо старшему и среднему поколению жителей Армавира. Знают его, прежде всего, как бессменного руководителя историко-краеведческого кружка и археологического музея при бывшем Дворце пионеров. Высокий, седовласый мужчина с крупными чертами лица, размеренной речью и низким тембром голоса, обладал несомненным даром притягивать к себе людей разных возрастов. Через краеведческий кружок Николая Ивановича в 60-х – 80-х годах XX столетия прошли сотни армавирских мальчишек и девчонок, для многих из которых история, археология, краеведение и смежные с ними отрасли знания стали любимым делом, а воспоминания о детстве и юности, проведенных в походах, археологических экспедициях у ночного костра с песнями под гитару, оставили впечатления на всю жизнь. В наш прагматичный и довольно циничный век человека, к сожалению, стали мерить по степени богатства, власти, влияния, забывая о библейской истине, что все эти «ценности» бренны и тленны, а вот память людская, воля, мысль, чувства, заложенные в сердца и души людей, могут жить вечно. Именно этими категориями и следует мерить личность Николая Ивановича. В его уникальный кружок приходили разные дети: здесь были и примерные отличники и отпетые уличные хулиганы, пятиклассники и студенты армавирских вузов и техникумов. В этом разновозрастном коллективе, спаянном единой целью постижения далекой и близкой истории своих предков, как в плавильном котле закалялись мальчишеские характеры, воспитывались достойные граждане своей страны. Н. И. Навротский был, что называется, Учитель от Бога. Он нес не только знания – это были еще и смыслы, чувства, оценки прошлого, это было, в конечном счете, то уникальное мировоззрение, которое и отличало всех кружковцев.

События его жизни были таковы. Николай Иванович Навротский родился в городе Новочеркасске в 1920 году в семье ветеринарного врача. Воспоминания о своем детстве, Николай Иванович рассказывал, как ребенком наблюдал гигантские костры, которые устраивали красноармейцы и комсомольцы на Соборной площади у стен Войскового собора, в Новочеркасске, сжигая церковную утварь и иконы из разграбленных храмов. По окончании средней школы в 1938 году он поступил в Таганрогский государственный учительский институт на исторический факультет. Перед самой войной был направлен на работу в Дагестан в далекий горный аул. Работал завучем в неполной средней школе. Как часто случалось в те времена, по ложному обвинению, был репрессирован и направлен в НОРИЛЬЛАГ.

Учитель неохотно рассказывал о том времени. Следовать по этапу в норильские лагеря, его, осужденного по политической 58 статье, определили с уголовниками, от ножей которых Николая Ивановича спасло природное чувство юмора и коммуникабельность. Он вольно пересказывал безграмотным уголовным авторитетам любимые с детства рассказы Майн Рида, Фенимора Купера, Дикенса. Выдумывал истории о знаменитом сыщике Пинкертоне, когда заканчивался запас прочитанного. За это ему было предоставлено место у маленького окошечка, размером с книжку, в переполненном вагоне. Каждую остановку из состава выносили умерших от удушья и болезней людей. Находясь в лагере и работая в порту Дудинка, Николай Иванович встретился и подружился с профессорами археологии, востоковедения. Некоторые из них состоялись как ученные еще в царской России. Позже, когда мы все вместе обсуждали «Архипелаг Гулаг» А.И.Солженицына, Николай Иванович готов был подписаться почти под каждой страницей этого труда. Уже будучи на поселении Николай Иванович встречался с женой маршала Тухачевского и родственниками других крупных репрессированных военачальников.

Но нет худа без добра. Жизнь продолжалась. В Норильске Н.И. Навротский встретил свою любовь и будущую жену Людмилу Митрофановну. Вскоре, освободившись в 1952 году из заключения, он переезжает к жене в Армавир. Здесь продолжается, как и у миллионов других реабилитированных и восстановленных в правах советских людей, выживших в сталинских лагерях, его трудовая жизнь. Николай Иванович преподает историю в школах города. С 1960 года начинается его активная деятельность в Армавирском Дворце пионеров и школьников. Вначале это выходы со школьниками за город в рамках экскурсий выходного дня, затем это полномасштабные археологические экспедиции по предгорьям Северного Кавказа, степной части Краснодарского, Ставропольского краев, Крыма. Открыты десятки древних поселений, городищ, стоянок человека древнекаменного века. Собран уникальный археологический материал, который становится основой народного историко-археологического музея при Дворце пионеров. На одном направлении научной деятельности Николая Ивановича хотелось бы остановиться подробней. Это уникальные киммерийские, скифские и половецкие изваяния воинов, так называемые «каменные бабы», которые сегодня представлены в экспозиции Армавирского краеведческого музея. По своей полноте коллекция каменных изваяний, собранная Н.И.Навротским является наиболее значимой у нас в стране после знаменитого Эрмитажа.

С начала 70-х годов Н.И.Навротский регулярно получает от Академии наук так называемый «открытый лист», дающий право проводить раскопки древних памятников истории и культуры. Сотни ребят из историко-краеведческого кружка участвуют в раскопках древних курганов у станицы Бесскорбной, у хутора Ковалевского, в Горькой Балке и Камышевахе, Форштате, на Тамани и других местах нашего края. Уникальные находки , обнаруженные в древних захоронениях эпохи бронзы, скифского времени, средневековья являются сегодня подлинными украшениями коллекции древностей Армавирского краеведческого музея. В это время Николай Иванович активно работает со светилами археологической науки того времени, в частности, с академиком П.Н.Шульцем, с доктором исторических наук С.А. Плетневой и др. Регулярно печатает свои статьи в журнале «Советская археология»

Перестройка и гласность, снявшие в конце 80-х годов занавес с гуманитарной мысли в стране, позволили по-новому раскрыться личности Николая Ивановича. Именно в это время Н.И.Навротский поведал нам, его ученикам, о своих замечательных казачьих предках, которые происходили из старых казачьих родов. Еще в 1960-х годах в семье Навротских хранились серебряная медаль за Полтавскую баталию и грамота 1720 года за подписью Императора Петра I. Этой медалью был награжден запорожский казак, войсковой старшина Наврод Бабешко. Со слов самого Николая Ивановича от имени Наврод и пошел род Навротских. Один из потомков Николай Иванович в 1860-х годах, будучи генералом, был назначен наказным атаманом Сибирского казачьего войска. В семейном альбоме Николая Ивановича фото выпускников Новочеркасского казачьего кадетского корпуса, Новочеркасского юнкерского казачьего училища и выпускников Ставропольской офицерской школы.

Один из родственников Николая Ивановича в Первую Мировую войну 1914 года командовал Волжским казачьим полком на Западном фронте. Будучи природным казаком, он был сторонником казачьего государства в конфедерации «Дон-Кубань-Терек», поэтому не присягнул ни белым ни красным и трагически погиб в Новочеркасской тюрьме в 1918 году. Другой дядя Николая Ивановича казачий сотник, выпускник одного из лучших кавалерийских училищ – Санкт-Петербургского Николаевского. На своих фото с Кавказского фронта, дядя подписывался «Ваш Наврод Бабешко», в память о своем славном предке. В 1920 году он покинул Крым, вместе с белогвардейскими войсками Юга России. Со слов Николая Ивановича его дядя оставил интереснейшие воспоминания о Персии и войне с Турцией, но все это было уничтожено его сестрой в 1930 годы.

Весной 1989 года в лаборатории – подвальчике при Армавирском краеведческом музее прошло первое заседание клуба по изучению истории и культуры кубанского казачества. Это была «тайная вечеря», где центральной фигурой был наш учитель, завещавший своим повзрослевшим ученикам возродить и сберечь казачество и его уникальную культуру. По праву Н.И.Навротского вместе с первым городским атаманом Т.А. Заводновым можно с уверенностью назвать духовными Предтечами возрождения казачества в Армавире и Лабинском отделе ККВ. До конца своих дней Учитель нес свет и добро окружавшим его людям. Память о Николае Ивановиче Навротском всегда сохранится в наших сердцах.


Опубликовано в сборнике "Из истории и культуры линейного казачества Северного Кавказа": материалы седьмой международной Кубанско-Терской научно практической конференции /под ред. Н.Н.Великой, С.Н.Лукаша. Армавир,2010