В.Я. Онищенко,
доцент Академии маркетинга и социально-информационных технологий – ИМСИТ.

Нынешнее возрождение казачества сопровождается активным поиском ранее неизвестных или забытых страниц его истории. Исследователи неизбежно обращаются к историческому наследию Ф.А. Щербины. Его фундаментальная работа «История Кубанского казачьего войска» в полной мере отображает и процессы зарождения казачества, и его трансформацию в Запорожское – Черноморское – Кубанское, и образование Кубанской области, составившей основу Краснодарского края.

Систематизация этих процессов в свете современных научных представлений позволила нам составить сокращённый вариант исторической ретроспективы Кубанского казачества как основы предыстории нашего края.

Начнём с того, что понятие «казак» всегда ассоциировалось с волей, независимостью, способностью выживать в любых условиях. Обычно казаками становились смелые, отважные мужчины, лихие наездники, которых влекла вольная жизнь. Борьба за выживание побуждала их создавать ватаги, боевые общины – курени, как правило, из односельчан с выборным лидером – атаманом. Традиции братства и взаимовыручки находили отклик в христианской вере, и казаки-славяне приняли православие – вероятно, задолго до официального крещения Руси.

Распространение казачества на славянских землях во многом обусловлено монголо-татарским нашествием в XIII–XV вв. Казаковать в те годы означало – ловить и бить агрессоров, нападать на их кочевья, устраивать засады на путях движения караванов. Селились казаки на степных окраинах государства, строили там казармы-курени, дома, селения, станицы.

Заметных успехов на этом поприще добились казаки в низовьях Дона, Волги, Яика (Урала). В 1380 г. казачьи отряды сражались на Куликовом поле в составе войска Дмитрия Донского. В 1582 г атаман Ермак со своими казаками начал покорение Сибири. В 1667–1671 гг. донские казаки во главе с атаманом Степаном Разиным полностью контролировали низовья Волги.

Смелые люди из украинских и польских поселений казаковали в Причерноморских степях между Бугом, Днестром, Днепром... В середине XVI в. в Киеве начали создавать казачьи отряды специально для борьбы с татарами. Позже такие отряды объединили в полки, а полки – в Украинское казачье войско (УКВ). Оно стало и военной силой, и объектом политики – ни один гетман не мог удержаться у власти, не заручившись его поддержкой.

В тот же исторический период возникли Запорожские (низовые) казаки. То были беглые крепостные и прочие смелые люди – они самовольно и стихийно казаковали в низовьях Днепра, за его порогами – отсюда название. Первыми запорожцами стали около 300 казаков, которых в 1553 г. собрал под своё начало волынский князь Дмитрий Вишневецкий. Они построили укрепления на острове Хортица и успешно противостояли войску Крымского хана. В 1558 г. князь попал в турецкий плен и был казнён. На своей родине он воспет под именем казака-героя Байды, а созданные им укрепления положили начало Запорожской Сечи с её куренями и особым управлением.

Запорожская Сечь вошла в историю как организация православных, вольных казаков и сыграла существенную роль в борьбе за независимость Украины в XVI–XVIII вв. В войсковом отношении она делилась на 38 куреней, каждый из которых имел своё название, выборного атамана, до четырёхсот казаков, проживавших в отдельной казарме, – её тоже называли куренём. Все курени располагались внутри основного укрепления, обнесённого земляным валом со сторожевыми вышками и средствами обороны. За пределами укрепления располагались общинные земли запорожцев, разделённые на паланки (районы), где проживали семьи казаков. Они занимались хлебопашеством, ловили рыбу, охотились.

Запорожцы не получали жалования из казны, а всё необходимое для жизни производили сами на своих землях или же добывали в боях. Они сражались с «басурманами», делали лихие набеги на их территории, совершали рейды-«поиски» в прибрежных водах. Своими действиями запорожцы в течение многих лет противостояли и Крымскому ханству, и Османской Порте – далеко не мирным соседям.

Практически все исследователи Запорожской Сечи сходятся во мнении, что названия её куреней происходят либо от названий тех мест, где проживали казаки до прибытия в Сечь, либо от фамилии первого куренного атамана или казаков-однофамильцев, впервые составивших курень. Заметим, кстати: названия некоторых куреней совпадают с названиями полков УКВ, что нередко вносит путаницу в описании истории украинских и запорожских казаков.

Дошедшие до нас источники – архивные документы, церковные синодики, народные сказания, надписи на могильных камнях – упоминают следующие исторические названия запорожских куреней: Батуринский, Брюховецкий, Васюринский, Величковский, Вышестеблиевский, Деревянковский, Джерелиевский, Динский (Донской), Дядьковский, Ивановский, Ирклиевский, Калниболотский, Каневский, Кисляковский, Конеловский, Кореновский, Корсунский, Крыловский, Кущёвский, Леушковский, Медвёдовский, Минский (Менский), Мышастовский, Незамаевский, Нижестеблиевский, Пашковский, Переяславский, Пластуновский, Платнировский, Полтавский, Поповичевский, Роговский, Сергиевский, Тимошевский, Титаровский, Уманский, Шкуринский, Щербиновский. (Заметим, кстати: названия всех куреней, кроме Поповичевского и Уманского, есть на современной карте нашего края.)

Верховным органом управления у запорожцев была Рада, избиравшая кошевого атамана и войсковых старшин. Власть атамана была неограниченной, но с ежегодными отчётами перед Радой. Атаман и Рада решали вопросы войны, мира, внутреннего самоуправления.

Главные укрепления Запорожской Сечи в разное время находились на днепровских островах Хортица, Монастырский, Токмаковка, а также в долинах рек Чертомлык, Базавлук, Подпильной. Наибольшего могущества Сечь достигала, когда её кошевыми атаманами были князь Богдан Ружинский (1575−1576), Григорий Лобода (1595−1596), Пётр Сагайдачный (1600−1621), Богдан Хмельницкий (1648−1649), Иван Сирко (1660−1679).

Запорожские быт и нравы каждый может ощутить, прочитав знаменитого «Тараса Бульбу». В этом произведении Н.В. Гоголь описывает события первой половины ХVII в., когда Украина входила в состав Речи Посполитой (Польши). На это указывают столкновения Тараса Бульбы – литературного героя, с исторической личностью – гетманом Николаем Потоцким. Гетманом его назначил польский король в 1646 г., а в 1648-м он оказался в плену у запорожцев. Кошевым атаманом у них в то время был Богдан Хмельницкий – будущий гетман, инициатор объединения Украины с Россией на Переяславской Раде 8 января 1654 г. С тех пор запорожцы присягали на верность российским царям.

У Петра Великого отношения с запорожцами не сложились из-за перехода части из них на сторону изменившего царю гетмана Мазепы: в 1709 г. Сечь разрушили. Многие казаки погибли, другие были сосланы в Сибирь, третьи с согласия татарского хана поселились в Крыму.

В 1734 г. Запорожское войско было возрождено под названием Новой Сечи. Её цитадель – урочище Красный Кут, в излучине реки Подпильной – правого притока Днепра. Ныне эти места – окрестности г. Никополя Днепропетровской области, частично поглощены Каховским водохранилищем.

В 1756 г., с целью обоснования потребностей в земле, был составлен реестр Запорожского войска. В нём – поимённые списки строевых казаков 38 куреней – всего 13 тысяч. Ещё 15 тысяч казаков и членов их семей проживали на пяти паланках «войсковых вольностей» – вели хозяйство.

Екатерина II считала ненормальным существование в своей единой империи своеобразной «казачьей республики» с её бесшабашной вольницей, постоянными неурядицами с соседями. Особое недовольство вызвала поддержка запорожцами восстания под предводительством Емельяна Пугачёва.

Поэтому царица санкционировала действия генерал-губернатора Таврической губернии (обычно, её называли Новороссией) Григория Потёмкина по ликвидации Сечи. Исполнивший его приказ генерал-поручик П.А. Текели с вверенным ему корпусом регулярной армии в ночь на 5 (17) июня 1775 г. окружил запорожцев и принудил их к капитуляции. Два месяца спустя фактическая ликвидация Сечи была узаконена манифестом царицы, который был обнародован 4 (16) августа 1775 г. и содержал анализ причин, побудивших власть к такому шагу.
После этих событий большинство з
апорожцев разбрелось по домам. Однако около 5 тысяч казаков обиделись и с согласия султана поселились за Дунаем, стали турецкими подданными – их назвали неверными казаками.
В 1787 г. началась война с Турцией, и снова потребовалось казачье войско. Екатерина II согласилась с доводами Потёмкина о необходимости его восстановления и 22 января 1788 г. подписала соответствующий указ. Новое войско стали формировать из верных – не покинувших страну казаков. Пешие отряды собирал Сидор Белый, конные – Захарий Чепега. Кошевым атаманом избрали Белого, но он вскоре погиб в бою, и атаманом стал Чепега.

Вновь созданное войско назвали Черноморским войском верных казаков, а его казаков – черноморцами. Как и Запорожское, оно возглавлялось кошевым атаманом, делилось на те же 38 куреней во главе с куренными атаманами. Курени получили свои прежние названия. В них вошли как уцелевшие запорожцы, так и примкнувшие к ним вольные люди. Для поселения войску отвели Очаковские степи – между северным побережьем Чёрного моря, Южным Бугом и Днестром – современные Одесская и Николаевская области Украины.

В течение двух лет на новом месте собралось более 2000 казачьих семей, общим числом до 10 тысяч человек. Черноморские казаки – активные участники боевых действий на турецком фронте, ими командовал А.В. Суворов. Они отличились в сражениях у острова Березань, при штурме крепостей Бендеры, Очаков, Измаил.

Победное окончание войны в 1791 г. отодвинуло границы России на юго-запад. Однако в Приднестровье земли казакам не хватало – их считали пришлыми, нежелательными соседями. Князь Потёмкин к тому времени умер, а его прошение об отводе земель казакам не было утверждено царицей. Она же планировала переселить казаков на Керченский полуостров. Но казаки сомневались, что и там для них земли будет достаточно, и направили в столицу депутацию во главе с войсковым судьёй Антоном Головатым: просили отвести для поселения Прикубанскую долину.

Миссия оказалась успешной, и 30 июня 1792 г. царица выдала Высочайшую грамоту на имя Черноморского казачьего войска о дарении ему в вечно-потомственное владение «…Таврический остров Фанагорию со всею землёю, лежащею на правой стороне реки Кубани, от её устья к Усть-Лабинскому редуту».

Пожалованные земли казаки назвали Черноморией. История этих земель, начиная с древнейших времён, хорошо изучена и подробно изложена в научных трудах и учебниках. В 1783 г. при посредничестве А.В. Суворова кочевые племена Приазовских степей добровольно вошли в состав России, и Кубань стала пограничной рекой. На всём её протяжении – от устья до левого притока Лабы – была обустроена кордонная линия с редутами и сторожевыми укреплениями. Первые годы границу охраняли русские солдаты, затем их сменили черноморские казаки, прибывшие сюда организованным порядком.

Из Приднестровья до Черномории казаки добирались несколькими отрядами морским и сухопутным путями. Отряд полковника Саввы Белого, обогнув Крым на лодках и других судах, высадился у Тамани 25 августа 1792 г. Кошевой атаман Чепега в конце октября привёл свой отряд к Ейской Косе в обход Азовского моря. Тогда же к Темрюку – через Крым привёл свой отряд полковник К. Кордовский. Этим же путём пришли отряды А. Головатого – к лету, есаула Черненко – к осени 1793 г. Всего в Черноморию прибыло около 25 тысяч первопроходцев, в том числе – до 17 тысяч строевых казаков.

По мере прибытия казаки включались в несение службы по охране границы. Её протяжённость – до 250 вёрст. Казаки заняли 24 укрепления, построенные русскими солдатами, строили новые кордоны, батареи, сторожевые посты, пикеты, определили места для войсковой флотилии. В сентябре 1793 г. в урочище Карасунский Кут начали строить войсковой град-крепость Екатеринодар, назвав его в честь императрицы Екатерины Великой.

Размежевание земель было завершено к началу 1794 г. Тогда же состоялось первое общее собрание руководства войска и куренных атаманов. На нём был принят своеобразный законодательный документ – «Порядок общей пользы». Он определял структуру управления войском в новых условиях. В состав первого войскового правительства были избраны З.А. Чепега – кошевой атаман, А.А. Головатый – войсковой судья, Т.Т. Котляревский – писарь. Сохранялся запорожский порядок избрания куренных атаманов. За военную службу казакам полагались земельный надел (пай), жалованье, различные льготы.

Черноморию разделили на пять округов, а те – на куренные земли (юрты). Решено было строить 40 куренных селений; одно из них назвали Екатерининским – в честь царицы, другое Березанским – в честь победы над турками у острова Березань, остальные 38 получили исторические названия запорожских куреней (они перечислены выше). По старому запорожскому обычаю места для куренных селений распределили по жребию. Большинство из них расположились на Таманском полуострове и вдоль правого берега Кубани. Их связывала общевойсковая дорога Екатеринодар – Темрюк. Позже многие селения были перенесены на новые места: одни – из-за близости войны, другие – по хозяйственным причинам (плохие земли, отсутствие пресной воды и т.д.). Поэтому годы основания этих селений варьируются от 1794 до 1810 годов. С 1842 г. все они – станицы.

По левобережью Кубани жили турецкие подданные. Их называли тогда горцами, черкесами, абреками. Это был народ, состоявший из многих племён. Одни из них устанавливали со своими новыми соседями дружеские отношения, другие были настроены враждебно. Фактически именно здесь, на берегах Кубани, начиналась Кавказская война, длившаяся до 1864 г.

Состояние войны, болезни, эпидемии, недостаточная численность женского населения отрицательно сказывались на демографической ситуации в Черномории. Для её улучшения Войсковое правительство приняло решение об организации новых переселений людей на войсковые земли. С целью сохранения однородности этнического состава населения на жительство приглашали только представителей казачьего сословия – в основном сельских жителей Полтавской и Черниговской губерний. Подавляющее большинство запорожских и черноморских казаков – выходцы из тех мест. Плотность населения в те годы там была одна из самых высоких в Российской империи.

В первой половине XIX в. состоялось несколько организованных переселений на Кубань. В историю Кубанского казачества они вошли как переселенцы второй, третьей и четвёртой волны. Первая волна – первопроходцы.

Новые переселенцы добирались до Черномории небольшими партиями, включавшими по 20–30 семей – обычно жителей двух, трёх соседних сёл, деревень. Каждую партию сопровождал старейшина – строевой казак. Каждая семья, распродав имущество, дом, отправлялась в путь на одной-двух повозках, запряжённых парой быков или лошадей, а то и одной лошадью. Домашний скот – коровы, молодняк, овцы – гнали общим для каждой партии стадом. Движение начинали осенью, шли от селения к селению, находили броды, переправы через реки, выпасы для скота. На территории Бахмутского и Мариупольского уездов (современная Донецкая область) останавливались на зимовку. По весне продолжали путь в обход Азовского моря, переправлялись через Дон, двигались в направлении Екатеринодара. К концу лета, преодолев в общей сложности 800–1000 вёрст, партии добирались до куренных селений ЧКВ, в которых им предстояло жить.

Переселенцы второй волны – общим числом 36 847 – прибыли в Черноморию в 1809–1811 гг. и влились в казачье сословие всё тех же 40 куреней, основанных первопроходцами. Переселенцы третьей волны прибыли в 1821−1822 гг. Из их общего числа – 48 392 – одна часть была распределена по старым куреням, другая основала 18 новых куренных селений, названных: Ахтанизовский, Елизаветинский, Марьянский, Нововеличковский, Нововышестеблиевский, Новодеревянковский, Новоджерелиевский, Новокорсунский, Новолеушковский, Новоминской, Новомышастовский, Новонижестеблиевский, Новотитаровский, Новощербиновский, Павловский, Петровский, Таманский, Темрюкский. В 1842 г. все эти селения стали станицами. В 2007 г. им исполнилось по 185 лет.

Переселенцы четвертой волны – общим числом около 20 тысяч человек – прибыли в Черноморию в 1842–1843 гг. Они основали новые станицы и хутора вблизи театра военных действий, который к тому времени отодвинулся на левый берег Кубани, в предгорья, к побережью Чёрного моря. Не только новые переселенцы, но и старожилы Черномории по специальным разнарядкам перемещались на юго-восток, строили там новые укрепления, станицы, хутора.

Состоявшиеся миграционные процессы сформировали в Черномории однородную, объединённую православием социальную среду, которая обрела на многие десятилетия устойчивую динамику развития.

В 1860 г. посредством слияния Черноморского казачьего войска и Кавказского линейного войска было образовано Кубанское казачье войско (ККВ). По старшинству вошедшего в его состав Хопёрского полка – участника штурма крепости Азов под командованием Петра I – годом образования ККВ законодательно закрепили 1696 год. Вследствие создания ККВ было изменено административно-территориальное деление Прикубанской долины: вместо Черномории появились Черноморская губерния и Кубанская область.

Новое административное деление Кубанской области введено 21 марта 1888 г.; в ней образовано 7 отделов: Баталпашинский, Ейский, Екатеринодарский, Кавказский, Лабинский, Майкопский и Темрюкский. Каждый отдел делился на полковые округа со своими станицами и хуторами. Такой порядок сохранялся вплоть до 1920 г., т.е. до конца существования ККВ.

Первая мировая война породила в России две революции и большевистский переворот 1917 г., переросший в Гражданскую войну (1917–1922), смену общественно-политического строя в стране. За этим последовали события, радикально изменившие казачий край. Среди них – массовые политические репрессии, тотальная национализация частной собственности, насильственная коллективизация сельского хозяйства, голодомор, гонения на духовенство, разрушение храмов... А после них – Великая Отечественная война 1941−1945 гг., фашистская оккупация…

Многие факты дореволюционного и довоенного периодов кубанской истории, судьбы и дела видных деятелей той поры на протяжении десятилетий замалчивались. В наши дни этот пробел успешно восполняется, однако правдивая информация о революционных преобразованиях всё ещё недоступна ни широкому читателю, ни исследователям. До сих пор не обнародованы людские потери кубанских станиц, обусловленные установлением советской власти в 1918–1920 гг., репрессиями, насильственной коллективизацией, голодомором 1933 г. В целом по стране такие потери оцениваются миллионами загубленных жизней.

Ф.А. Щербина оставил потомкам подробное описание предыстории, процессов образования и развития Кубанского казачества – настало время и нашим современникам создать не менее скрупулёзное и правдивое описание современных нам десятилетий его жизни. Любые искажения здесь не только подрывают доверие к исторической науке, но и оскорбляют память предыдущих поколений.

В этой связи трудно переоценить усилия новой плеяды кубанских политиков, общественных деятелей, писателей, учёных, направленные на восстановление исторической справедливости в отношении Кубанского казачества.

Возвращены из многолетней эмиграции регалии Кубанского казачьего войска. Восстановлен Войсковой казачий собор Святого князя Александра Невского в Краснодаре. На очереди – решение вопроса о возвращении кубанской столице её исторического имени, исторических названий станицам и хуторам, улицам, площадям, объектам культуры. Такие действия необходимы – они и дань уважения к памяти предыдущих поколений наших земляков, и урок всем посягателям на чужие имена и постаменты.

Конференция «Ф.А.Щербина, казачество и народы Юга России», 2007 год, февраль, г. Краснодар