Морозов В.В., генеральный директор ООО «Игл Энерджи»


Я представляю ту часть казаков, которые стали бизнесменами, участвуют в жизни казачьих обществ и оказывают всяческое содействие, чтобы казачество возродилось, приобрело настоящую силу, должное для него место. Хорошо, что под крылом Русской Православной Церкви казаки получили возможность собираться в кружок братьев-единоверцев и обсуждать главные проблемы выживания, становления, развития казачества.

Многие в выступлениях говорили о том, что приток молодежи в казачьи общества сокращается. Это большая проблема не только для казачьих обществ и казачьей экономики, но и для России в целом, потому что наша смена теряется еще на стадии детского сада. Поэтому всем нам необходимо обратить внимание на детей, начиная с детсадовского возраста. Анализ показал, что даже мультфильмы, которые импортируются из Голливуда, являются мощным фактором воздействия на психику и на главные устои нашей молодежи: это разрушение семьи, разрушение чувства дружбы, взаимодействия и нашей соборности. Я раздам диски, которые содержат видеоролик, расшифровывающий механику воздействия на подсознание ребенка через мультфильмы Голливуда. Вы понимаете, что без казачьей смены нечего говорить и о казачьей экономике.

Хочу сказать теперь по проблематике нашей экономической секции. Казачьей экономики как таковой в природе не существует — она часть той экономики, которая имеется в нашей стране. И делается казаками, которые в живут в реалиях XXI века и трудятся в сложившихся условиях. Мне очень понравился опыт самарцев и челябинцев, который говорит о конкретных делах и о поисках механизмов создания современной структуры экономики казачьих обществ. Для того чтобы нам иметь мощную силу, экономическую силу — фактор, который будет учитываться и государственными, и экономическими структурами, считаю необходимым создать для начала хотя бы казачий кооперативный инвестиционный фонд. Его создателями будут все желающие, разделяющие наши взгляды. Есть условия для того, чтобы инвестиционный фонд работал очень эффективно и смог привлекать ресурсы, активы и капиталы не только внутри России, но и с участием наших братьев за рубежом. Есть залоговые активы, огромные активы земельные, огромная потенциальная мощь сельхозпроизводителей, а также казаков во власти и бизнесе.

Инвестиционный фонд рассматривал бы все возможные предложения, давал экспертизу инвестиционных проектов, аккумулировал бы инвестиционные средства и избирательно, «точечно» распределял бы их, имея акционерами самих казаков, казачьи общества.

Более того, я считаю, что можно и полезно было бы создать кооперативный казачий банк, который привлекал бы средства бизнеса и из-за рубежа, «длинные деньги» под низкий процент, для того чтобы на таких же условиях финансировать развитие казачьих инициатив на местах. Для этого мы созрели, просто необходимо взяться и сделать это. Что касается казачьей государственной службы, то уже многое сделано: есть советы атаманов, есть Совет при Президенте Российской Федерации по делам казачества, и там вопросы решаются. Но, поскольку мы находимся в капитализированном обществе, только частная инициатива нас выручит. Сколько сил уходит порой на то, чтобы выбить деньги у губернатора, которые федеральное правительство выделило для целей казаков! А если в Москве будет мощный банк, мощный инвестиционный фонд, обладающий серьезными финансовыми возможностями, то более мощного лоббистского органа мы не придумаем. Тогда не надо будет уповать только на представителей власти — многое будет делать за нас мощная, организованная и самодостаточная структура. Если мы это сделаем, то у нас появится возможность дойти до каждого казака, создать вертикально интегрированные холдинги, структуры, которые будут производить, собирать сельхозпродукцию, обрабатывать ее на месте и сбывать через сеть казачьих маркетинговых структур. В этом случае это будет действительно современная экономическая казачья структура. Речь не идет о создании государства в государстве. Речь идет о создании экономической основы для того, чтобы сохранить казачью идентичность, поддержать культуру и православную веру, которая недостаточно еще укоренена среди казаков. Если воцерковятся все казаки, думаю, количество прихожан в приходах увеличится многократно. И это тоже очень важная задача.

Когда мы будем сильны экономически, мы приобретем и мощную политическую составляющую, тогда мы будем полезны и государству, и народу, и всем казакам. В рамках собственного мощного экономического блока казаки могут реализовывать всевозможные программы. Думаю, они могли бы начать работать с братьями-казаками за рубежом, получать от них и технологии, и поддержку, и финансирование. При наличии казаков в депутатском корпусе казачество может получать государственные гарантии под деятельность кооперативного казачьего банка и «длинные деньги» под соответствующие проценты. В Попечительском совете этой организации будут и представители Русской Православной Церкви, и атаманство. В таком случае мы сможем обеспечить стабильное развитие казачества России.


Источник: Церковь и казачество: соработничество на благо Отечества: Материалы Первой Международной научно-практической конференции в г. Москва 24-25 марта 2011 г. Под общей редакцией Преосвященного Кирилла, епископа Ставропольского и Невинномысского, председателя синодального комитета русской православной Церкви по взаимодействию с казачеством. — Ставрополь: Графа, 2011.