Налимов В. И., кандидат экономических наук, атаман войскового казачьего
общества «Центральное казачье войско»


Без Русской Православной Церкви казак не живет ни одной секунды и ни одного дня. И спасибо большое владыке Кириллу за то, что он проявил инициативу и вместе со своими помощниками принял решение провести эту первую международную научно-практическую конференцию по казачеству.

Я не могу не напомнить вам, что было в сентябре 2009 года. Мы живем тем днем, когда Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл взял казачество под свое особое духовное водительство. Не случайно мы в Донском монастыре — это место наших постоянных встреч, чтобы заниматься не только экономикой, но и культурой, и подрастающим поколением. И чтобы казаки сюда приезжали, и паломничество, и службу несли, и безропотно выполняли то, что им говорят руководители Донского монастыря. Вы, конечно, знаете игумена Луку, здесь ему отведена важная роль. Все хозяйство Донского монастыря держится на нем, поэтому он является одним из руководителей нашей секции, ему это все близко. Основа основ для казака — это наше окормление, то есть служба у Господа. Мы глубоко верим в Господа Бога, конечно же, мы любим нашу Православную Церковь и никогда ей не изменим. Не случайно Александр Иванович Нотин основал здесь свою «Переправу». Вы знаете его, это достойнейший наш товарищ, православный человек, он расскажет о своей компании «Переправа» и о том, как сделать так, чтобы наша казачья экономика заработала. Он имеет большой опыт и по финансам, и по экономике, и в духовно-нравственной сфере.

Здесь я вижу много прекрасных наших экономистов, казаков-организаторов, ученых, которые по желанию выскажут свое мнение, как дальше жить и развиваться казачеству.

Сегодня у нас есть базовый закон о государственной службе российского казачества, есть закон об общественных организациях. Конечно же, все наши стремления и решения должны быть направляемы, чтобы все мы служили по общему закону о казачестве. И тогда, я не сомневаюсь, будут лучше осуществляться наши добрые намерения, направленные на сохранение устоев в нашем государстве, на воспитание подрастающего поколения и казачью экономику. Иногда у нас не хватает элементарной грамотности, навыков, иногда не хватает культуры и уважительного отношения друг к другу. Почему-то иногда складываются ревностные отношения между некоторыми атаманами. Мы — казаки, мы — братья. Пришла пора, чтобы мы больше косо друг на друга не посматривали, не говорили: «Не любо!», а радовались отношениям между собой.

Меня вчера не было по уважительной причине. Дело в том, что ежегодно проходит сбор воспитанников кадетских школ и корпусов в Москве. Вчера и позавчера в этом сборе приняли участие 650 казаков-кадет из 31 региона РФ. Кроме нас, там были еще хлопцы из Чечни и Кабардино-Балкарии. Были соревнования по 4-м видам спорта, подтягивались ребята до 28 раз, отжимались до 200 раз, автомат разбирали-собирали за 8 секунд. На Поклонной горе прошел строевой смотр, возложили венки, на Соборной площади также был строевой смотр, в Успенском соборе мы молились, ребята-мусульмане тоже зашли с нами, причем не хмурились, а внимательно смотрели, что мы там делаем.

А вчера в Государственном университете управления мы подвели итоги, наградили победителей. Но они все победители. Там порядок, дисциплина, уважение друг к другу.

Мы, казаки, — воины православные, спецназ во все века. Неразрывно связаны с землей-матушкой, традиционно работали на ней, не забывая о новых технологиях. Так было и три века назад — почему казаки и были зажиточными. А сегодня мы поговорим о том, как не отстать от времени. Кто заплатит за модернизацию — гражданин, казак, государство, казачье общество, частный бизнес? И что есть казачье хозяйство на земле? Как ответим на эти вопросы, так и будем жить в ближайшие годы. Как приспособиться к сегодняшней экономической ситуации, какие у нас возможности для того, чтобы развивать казачью экономику? Как поднять и развивать хозяйство на земле?

Нам, казакам, необходимо прежде всего задуматься о самом значении модернизации в России и ответить на вопрос: разве модернизация означает что-то кроме повышения эффективности? Мы говорим об инновациях и модернизации экономики, а инновации и модернизация должны сокращать издержки. И вот тут скрыт источник финансирования. Возьмем любимую отрасль — энергетику: совокупная удельная энергоемкость в нашей экономике превышает среднегодовой уровень в 2,3 раза. Потенциал энергосбережения в российской экономике оценивается на сегодня от 36 до 40%. Один из основных видов топлива в стране — это газ, 71,5% используется у нас дома и 28% поставляется на экспорт. Экономя хотя бы 25% здесь,у нас, в России (а вы знаете, как мы используем газ — ну просто безобразным образом), мы бы экономили порядка 25–28 млрд долларов. При соответствующем развитии экономики выручка бы могла составлять 32–35 млрд долларов. В такой ситуации, я думаю, было бы разумно российским и иностранным компаниям инвестировать в развитие энергоемкости в обмен права экспорта сэкономленного газа и мазута на 10–15 лет. И мы бы получали новую энергетику, используя не бюджетные средства, а частный капитал. Да, это радикально, но государство может сейчас при участии частных инвесторов создавать специальный фонд, который размещал бы бюджетные средства или средства фонда национального благосостояния в такие проекты, а прибыль возвращали бы в бюджет. На мой взгляд, единственным реальным способом модернизации страны является ее финансирование за счет частных инвесторов, как это делается в других странах. А у нас государство является главным источником средств на инвестиционные программы, и мы с этим продолжаем соглашаться и требуем в регионах и от федеральных органов власти: дайте денег! Вместо того чтобы делать интересные проекты и идти к успешным предпринимателям. И мы не увидим денег от государства до тех пор, пока инвесторы не ощутят, что их ждут в российской промышленности, что налоговый режим в отношении индустриальных компаний стал более избирательным, что государство и бизнес стали равноправными партнерами в модернизации страны. В одиночку же государство не сможет модернизировать экономику, какие бы налоги ни брались с предпринимателей, хозяйственников, в том числе и с нас — казаков.

А какова же ситуация с экономикой казачьих обществ? Скажу прямо: пока малоперспективна. Это говорю я, один из активистов казачества, критикуя сам себя. Однако с учетом двухлетней работы Совета при Президенте РФ по делам казачества и Комитета по взаимодействию с казачеством у нас есть уверенность в стабилизации казачьей экономики. Для этого нам нужны кадры. Вот сегодня в зале 40 человек. А где среди нас молодежь? Нет у нас кадров. Вы обратите внимание на казаков наших первичных казачьих обществ, посмотрите на наше обмундирование. Кто, если не мы, должен заниматься кадрами? Тем более что сейчас у нас в руках все возможности — есть наш Университет управления технологиями, Валентина Николаевна Иванова говорит: «Хлопцы, давайте будем работать вместе!» Уже пора.

Мы ждем от Министерства регионального развития и Министерства сельского хозяйства — это два наших базовых министерства — первоначального финансирования. Я высоко ставлю целевые федеральные программы, которые обобщает Министерство регионального развития. Помимо тех целевых программ, которые есть у девяти федеральных министерств, нам нужно подготовить непочатый край документов. Нужно выиграть конкурсы, гранты, а на сегодняшний день мы не готовы заниматься огромным бумаготворчеством. Знаю по себе, по своим казакам, по войсковым атаманам. С нашим казачьим духом, с нашей православной верой сложно выигрывать конкурсы, куда ни посмотри — везде взятка, и как же с нашим духом и честью выигрывать эти конкурсы? Конечно же, большое спасибо президенту, председателю Совета по делам казачества, что создано 16 комиссий президентского Совета, 10 из них отраслевые, а остальные — федеральных округов. Глядя на опыт работы наших комиссий, надо отметить, что основа для работы есть. Но казакам хотелось бы больше конкретики.

Что нужно, чтобы все заработало? Я считаю, что основа основ — это федеральная целевая программа поддержки казачества. Как-то на встрече со всеми 11 войсковыми атаманами президент спросил меня о делах, я сказал: «Дмитрий Анатольевич, нужна федеральная целевая программа». Он сказал, чтобы я ее подготовил с А. Бегловым и положил ему на стол — если она понравится, то утвердят. А мы тогда, 2 года назад, ему ничего и не смогли подготовить. Только теперь начинаем готовить в комиссии президентского Совета по экономике — чего-то добились. 20 декабря 2010 года и замминистра сельского хозяйства Петриков, и Иванова, и я — все мы приняли решение и начали работать над концепцией федеральной целевой программы. А 16 февраля на президентском Совете, когда мы с Водолацким и Острягиным о ней говорили, а остальные атаманы молчали, А. Беглов сначала только слушал. Но проникнувшись, он все же сказал, что мы действительно подошли к этапу подготовки и принятия федеральной целевой программы поддержки казачества.

Девиз казаков: «Кто, если не мы?» Мы должны подготовить канву — что нам нужно. Потом отдать в Минрегион, Минсельхоз, вместе с ними идти в Минэкономики, а потом в Правительство РФ. И основу мы сейчас уже сделали.

Окружные казачьи общества — им и работать с региональной и муниципальной властью. Мы на базе Московской области уже подготовили такую программу. Нужно идти к губернаторам, к главам районов с документом «Целевая программа поддержки казачества» (будь то в Липецкой, Воронежской, Тульской области или в других регионах, так как везде есть казаки) — на стол губернатору, на стол председателю Законодательного собрания этот документ, и сражаться за эту программу. Нужно заключать соглашения с исполнительными органами власти на местах, чтобы они осознали и ощутили, что они просто обязаны с нами работать. Потому что те же полномочные представители президента в федеральных округах на нас должны получать деньги по Указу президента. Так же и губернаторы, и главные федеральные инспекторы. Есть Закон о госслужбе казачества, есть концепция государственной политики в отношении казачества, есть за последнее время 5–6 Указов Президента РФ о казачестве. Дерзайте.

Конечно, мы должны добиться поддержки и от регионов, и от правительства. Чтобы председатель правительства дал нам гарантии под наши проекты. И гарантии должны быть не только на бумаге.

У каждого казачьего общества, у каждого округа и отдела должны быть свои проекты и свои активы, чтобы они могли их использовать и развиваться. Но вы прекрасно знаете казачий земельный фонд. Конечно, его необходимо поднимать. Без земли — никуда. У нас есть 3–4 прекрасных проекта. Мы под наши земельные активы должны получать деньги, поднимать нашу землю, выращивать то, что нужно и что реализуется. Также необходимо озаботиться проблемами кадров и первичного профессионального образования: трактористов, комбайнеров, печников нет. Иначе, даже пробив наши идеи до этапа финансирования, мы в ближайшие годы так ничего и не сможем делать. Это все болевые точки нашего экономического развития.

То, о чем я вам рассказал, — федеральная целевая программа, региональные программы нужно продвигать комплексно и объединенными усилиями. Если мы не будем стучаться, если будем только критиковать власть, а не работать с ней, то ничего не получится. Мы гражданское общество, а значит, мы все можем. Мы должны объединиться. Мы должны брать пример с Русской Православной Церкви — она возродилась. Нам надо идти вперед под ее покровительством.

Источник: Церковь и казачество: соработничество на благо Отечества: Материалы Первой Международной научно-практической конференции в г. Москва 24-25 марта 2011 г. Под общей редакцией Преосвященного Кирилла, епископа Ставропольского и Невинномысского, председателя синодального комитета русской православной Церкви по взаимодействию с казачеством. — Ставрополь: Графа, 2011.